А. Петровская Добрый день, 11:08 на часах в студии «Эха», у микрофона Александра Петровская. Напротив меня главный редактор «Новой газеты в Петербурге» Диана Качалова. Диана, здравствуйте!

Д. Качалова Добрый день!

А. Петровская Я напомню средства связи. Для того чтобы вы могли оставлять свои вопросы и сообщения. +79312915800. Также у нас работает видео-трансляция на канале «Эхо Москвы СПб» в YouTube, где можно писать вопросы, комментарии, общаться между собой, передавать нам приветы. Также смотреть и слушать. Начнем мы сегодня, Диана, с таких, как мне кажется, срочных и неожиданных новостей. Появилась публикация в Telegram канале «Ротонда», который ведут петербургские журналисты Ксения Клочкова и Мария Карпенко о том, что Марию Карпенко, соавтора «Ротонды» и до сегодняшнего дня, я цитирую по Telegram каналам: «Корреспондента газеты «КоммерсантЪ» уволили. Причиной стали недовольство Кремля и Смольного тем, что Маша пишет в «Ротонде», собственно, в этом Telegram канале и тем, как «КоммерсантЪ» освещает избирательную кампанию Александра Беглова». Полный текст этого заявления можно прочитать в Telegram канале. Я хочу вас спросить: вот эта вот, очередная, в какой-то мере… Ну, может быть, не точка в точку повторяющаяся, но попытка каким-то образом повлиять на то, что появляется в Telegram, в СМИ и так далее… Это все попытка создать интернет-пространство, пространство сообщений новостных, СМИ, которое будет всех устраивать? Или что это?

Д. КАЧАЛОВА: У нас в городе, и, в общем-то, за пределами нашего маленького болотистого городка, не было вот таких прямых увольнений за публикации. Я, честно говоря, такого вот не припомню. По крайней мере, в Петербурге. У нас всегда находили какие-то интересные интеллигентные, или не очень интеллигентные способы.

Д. Качалова Ну, во-первых, мне кажется, что сегодняшняя эта новость, которая, буквально, пришла несколько минут назад – она достаточно знаковая. Не потому, что это «КоммерсантЪ» или конкретно Маша Карпенко, а потому что до этого, вы меня поправьте, может быть, я что-то пропустила, и у нас в городе, и, в общем-то, за пределами нашего маленького болотистого городка, не было вот таких прямых увольнений за публикации. Я, честно говоря, такого вот не припомню. По крайней мере, в Петербурге. У нас всегда находили какие-то интересные интеллигентные, или не очень интеллигентные способы. Если это касалось переформатирования целого СМИ, то оно просто по финансовым причинам меняло владельца. Или там происходили еще какие-то вещи. И вот так, чтобы сказать, что нам не нравится этот журналист, потому что он неправильно пишет про власть, мне кажется, что это, пока что, первый случай.

А. Петровская Я понимаю, что тут упоминаний и недовольства, скажем, что Маша пишет в Telegram канал. То есть некое сочетание, не знаю… Вопрос этики, вопрос чего-то другого.

Д. Качалова Знаете, я могу вам сказать, что много лет назад, когда мы только начинали газету «Мой район», мы старались соответствовать западным стандартам, и это было очень много лет назад. И там, я помню, что мы разбирали разные всякие кейсы, и был один вопрос: если ваш журналист идет на какую-то акцию, но идет не как журналист, а как человек и так далее. Насколько участие в каких-то протестах и так далее соответствует статусу журналиста? Я помню, что с точки зрения чистых западных стандартов, это было нарушение. Я довольно долго придерживалась этой же точки зрения. К сожалению, не все у нас так хорошо как на Западе. И последнее время начинаешь понимать, что в сегодняшних условиях журналист не может… Ну, может быть просто журналистом, но если он находит какие-то еще дырочки, так сказать, места, где бы он мог выразить свою позицию и создает другие платформы, в частности «Ротонда», о которой речь идет. С Ксюшей Клочковой вместе создали эту платформу, Telegram канал «Ротонда». Что, по-моему, это, к сожалению, опять-таки, к сожалению, это даже здорово. И мне очень нравится этот Telegram канал «Ротонда», и я знаю, что он был номинирован на «Золотое перо».

А. Петровская Здесь противоречие.

Д. Качалова И я вам больше скажу, не разглашая никаких конкретных… А почему, номинировать могут или они сами, предложить себя в участники конкурса, и дальше уже будет вопрос в том, что решит рабочая группа. Я знаю, что, вот… Я сама член жюри.

А. Петровская То есть у вас есть инсайты?

Д. КАЧАЛОВА: У рабочей группы были некоторые вопросы по поводу того, можно или нельзя рассматривать канал «Ротонда» на конкурсе, потому что он, якобы, расположен на платформе Telegram, запрещенной Роскомнадзором, но вроде бы, этот странный нюанс преодолели.

Д. Качалова У рабочей группы были некоторые вопросы по поводу того, можно или нельзя рассматривать канал «Ротонда» на конкурсе, потому что он, якобы, расположен на платформе Telegram, запрещенной Роскомнадзором, но вроде бы, этот странный нюанс преодолели. И они вышли в номинанты. И я, не знаю, я не занимаюсь здесь агитацией и пропагандой, но я была готова за девчонок голосовать. Потому что они, действительно, делают классную работу. Поэтому жюри, профессиональное жюри, в общем-то, согласилось с тем, что эти люди, Маша и Ксюша, Карпенко и Клочкова, делают хороший продукт, который пользуется большим успехом.

А. Петровская И здесь как раз вопрос, возвращаясь к этике. На самом деле много случаев, когда говорят, что официальное лицо… Даже не касаясь журналистики. Официальное лицо, какой-то компании, высказало, например, позицию, которая не совпадает с позицией этой компании, после чего человека увольняют. Ну, были такие случаи, помните, особенно это в бизнес и коммерческих историях. Но можно ли рассматривать и проводить параллели в данном случае? По тому, как это Telegram канал, он же никак с «Коммерсантом» не связан.

Д. Качалова Ну, насколько я поняла, при обсуждении ухода Маши из «Коммерсанта», речь шла не только о Telegram канале «Ротонда», но и о публикациях, которые появлялись в самом «Коммерсанте». Поэтому, мне кажется, довольно странной эта ситуация. Ну, во-первых, давайте честно скажем, подобный кейс никак не красит сегодняшнюю власть.

А. Петровская А «КоммерсантЪ»?

Д. КАЧАЛОВА: То, о чем писал и «КоммерсантЪ», и то, о чем писала Маша и ее напарница Ксения в « Ротонде», это о том, насколько закрыто ведет себя сегодняшняя власть.

Д. Качалова Про «КоммерсантЪ» мы сейчас поговорим отдельно. Просто по той простой причине, что насколько я знаю и то, что я читала – никаких материалов, которые просто были вопиющими, чтобы все возмутились, нарушил все законы, нынешние, про фейковые новости, про неуважение к власти… Ничего такого «КоммерсантЪ» никогда в жизни себе позволить не мог, это уважаемое издание. А то, о чем писал и «КоммерсантЪ», и то, о чем писала Маша и ее напарница Ксения в « Ротонде», это о том, насколько закрыто ведет себя сегодняшняя власть. Это, в общем-то, констатация факта. Потому что, цитирую, недавно как раз видела одно из их сообщений о том, что Смольный рассылает десятки пресс-релизов, рассказывает то, что они хотят, но когда журналисты хотят оказаться на каких-то важных для города заседаниях, чтобы рассказать городу о том, что происходит – то туда приглашают исключительно провластные телеканалы, издания. Информацию получить журналист не может. Я не вижу в том, что журналист обнародовал информацию о том, что он не может получить информацию, лично я не вижу в этом нарушения никакого закона. А если человек не нарушил закон, то дальше это уже какая-то вкусовщина.

А. Петровская Что касается самого «Коммерсанта». Издание, вы сказали только что, да, это издание уважаемое, действительно. Ну, и опять же, этот вопрос можно было как-то внутри решить. Понятно, что есть некоторая редакционная политика.

Д. Качалова Если человек уходит, то решить этот вопрос внутри нельзя, потому что этот вопрос выйдет в любом случае наружу. Я не знаю, я не присутствовала при общении Маши с ее руководством, поэтому я ничего не могу по этому поводу сказать. Возможно, были какие-то увещевания, может быть, увещеваний не было. Может быть, она с этими увещеваниями не согласилась, я не могу об этом ничего сказать. Про позицию «Коммерсанта», мне, конечно, жаль, что так произошло. Потому что Маша за последние годы, именно работая на политической тематике, выросла в очень классного журналиста. Я надеюсь, что у нее не будет сложностей. Хотя, вы знаете, в сегодняшней ситуации, найти ей место, особенно в нашем городе, где можно применить свои таланты, именно политического журналиста, это не совсем просто.

А. Петровская За этой историей мы будем сегодня, в течение дня следить. Я думаю, что и с Машей мы тоже свяжемся. Еще хотела сюда один последний вопрос задать. Вообще, вот вся эта история, которая произошла, то, что вы сказали, что это не красит власть – это все происходит почему? Потому что какие-то шаткие позиции у представителей власти в Петербурге или потому что просто не надо. А зачем, какую-то лишнюю информацию. То есть это от какого-то страха и каких-то позиций, невысоких рейтингов… Или просто, не надо.

Д. КАЧАЛОВА: Если бы я была на месте Беглова, то я бы сказала, что ребята, приходите все, давайте вместе работать над тем, что…

Д. Качалова Я не знаю, понимаете. Вот вы меня спрашиваете о том, что находится в голове у власти. Я не нахожусь в голове у власти. Поэтому я могу только предположить. Я могу сказать, что если бы я была на месте Беглова, то я бы сказала, что ребята, приходите все, давайте вместе работать над тем, что… И тут бы у «Коммерсанта» пропали бы все…

А. Петровская Вопросы.

Д. Качалова И не только у «Коммерсанта», у изданий пропали бы все вопросы и они бы сказали: «Спасибо Беглову за то, что вы так сделали. Мы можем теперь вместе работать и освещать проблемы города». Зачем загоняют людей вот в эти, какие-то крысиные норы – мне, совершенно, непонятно. И мне, к сожалению, этот кейс даже среди журналистов, у нас не так уж солидаризировано сообщество журналистское в Петербурге, чтобы это имело какой-то безумный эффект. Ну, через три дня будет награждение лауреатов «Золотого пера», посмотрим, как все будут выходить, пожимать Маше руки, говорить «Маша, мы с тобой». Какой будет из этого реальный выхлоп, чтобы показать, что мы не рабы, рабы не мы – я не уверена, что он будет вообще.

А. Петровская А какой может, Диана, быть? Ну, как могут солидализироваться здесь журналисты, в каком формате? Ну, у нас против какого-нибудь бизнеса объединяются. Говорят, не ходите в этот магазин, не покупайте эти продукты. А как здесь?

Д. Качалова Ну, здесь, конечно, достаточно сложно, учитывая, что у нас предвыборный год и игнорировать фамилию Беглова, как временного губернатора… Мне понравилось, как сократили. Все время говорили «временно исполняющий обязанности», а где-то я недавно прочитала «временный губернатор». И эта формулировка мне нравится еще больше, чем предыдущая. Так вот. Временного губернатора игнорировать достаточно сложно. Потому что вольно или невольно все вынуждены об этом писать. Может быть они поэтому и выбрали такое прекрасное время, что все равно будут писать. Подавимся, но будем.

А. Петровская Может быть не Александр Дмитриевич напрямую это решение принимал? Там же команда большая.

Д. Качалова Я думаю, что там ныл кто-то вокруг него.

А. Петровская То есть он может быть здесь и не причем.

Д. Качалова Донылись до самого верху, оттуда пришла отмашка сюда.

А. Петровская Кстати, вот вообще про интересы страны, Москвы. Помните, не так давно были эти закрытые совещания с представителями Администрации президента. Приезжали они по поводу выборов.

Д. Качалова Меня еще почему-то спрашивали, что, вот , такие великие персоны приезжают обсуждать наши муниципальные выборы. Как раз здесь, у вас в эфире. Я помню, что я тогда недоумевала. Какие там великие персоны, замглава Администрации президента. В общем-то, Санкт-Петербург – второй город России. Не такой уж это «дауншифтинг» для них, я бы сказала.

А. Петровская Ну, то есть, нормально, что приехали и нормально, что интересуются.

Д. Качалова Нормально, у нас выборы впереди. Пусть разбираются. У них своя свадьба, у нас своя свадьба. Им нужно регулировать процесс – пусть регулируют. Мы же не можем им это запретить, это их право.

А. Петровская Да, просто если есть дополнительный интерес, причем, интересно, что, мне кажется, внимание депутатов…

Д. Качалова Дополнительный интерес, не догоню, но хоть согреюсь. Извините. Про курицу анекдот.

А. Петровская Так вот. Внимание депутатов, в частности, Бориса Вишневского, который очень возмущался и писал гневные письма на этот счет, вызвало то, что совещания эти были закрытыми. Опять же. Пустили бы всех, так может быть, действительно, а что плохого. Приехали…

Д. Качалова А вдруг там плели какую-то страшную нить? Зачем Вишневского туда звать-то? Если нет никакой гадости, не планируется каку сделать, то всех бы пустили. А так начинаются предположения, гадания на кофейной гуще, вот, напридумывали того-то и того-то. Я помню мы, опять-таки, говорили про предыдущие выборы и беда заключается в том, что оппозиция всегда готовится, у нас так складывается… Почему мы, собственно, не только поэтому, но и отчасти проигрываем. Оппозиция всегда готовится ко вчерашнему бою. Нам говорят, что в прошлый раз были такие нарушения. В прошлый раз власть того-то напридумывала, в прошлый раз нас так-то надурили. То были всякие карусели, то были… Ну, массу всяких придумывают нарушений разных. То досрочные голосования, то еще что-то. И мы всегда говорим, что сейчас мы этого не допустим. А понятно, что большие люди из Москвы приезжали не обсуждать карусели, которые уже не модно, такое уже не носят нигде, наверное, даже в каком-нибудь самом дальнем Урюпинске. А они приехали что-то новое придумывать. Туда-то как раз понятно, почему не позвали. Хорошо это или плохо – это другой разговор. А вот почему на заседания Правительства, которое должно заниматься всем городом, не конкретными махинациями на выборах. Почему не приглашают журналистов – это уже совсем другой вопрос.

А. Петровская Ну, хорошо. Что касается выборов, давайте еще пару слов скажем.

Д. Качалова Вот тут мы не нарушаем никакие законы, нет? А то сейчас напринимали, буквально, за два дня…

А. Петровская Не страшно, не знаю.

Д. Качалова Путин подписал все, что можно.

А. Петровская Про законы, кстати, тоже я хотела вас спросить.

Д. Качалова Вдруг, вот мы сидим и все нарушаем, нарушаем и уже пора уходить.

А. Петровская Очень хочется верить, что мы ничего не нарушаем. В этом еще надо разобраться. Законы были подписаны только вчера.

Д. Качалова В день Парижской коммуны.

А. Петровская Да. И еще в деталях никто не разобрался. Это такой самый опасный момент: пока еще не все знают, и нет конкретной практики. Давайте про выборы еще. Мы не фейк-ньюс распространяем, а просто мнения. У нас на то и программа называется «Особое мнение». К выборам, которые пройдут у нас в сентябре. Как вам кажется, в связи с этими новостями, которые мы только что обсудили, в связи с тем, что некие замеры рейтингов происходят, они не очень понятны и прозрачны. Кстати, сколько я не пыталась разобраться, что там с этими рейтингами, какие-то закрыли, какие-то открыли, в общем, непонятно. Могу только ссылаться на рейтинг, который мы проводим по вторникам каждую неделю с Виталием Наумовичем. У нас на 8% рейтинг готовности проголосовать при определенных условиях за Александра Дмитриевича Беглова. И вот пока не двигается. Как вам кажется, вот эта история. Вы только что рассказывали, что карусели не модные, что-то новое придумывают. Вообще, можно что-то новое придумать? И сам по себе, все-таки, Беглов новый человек. Так все ждали, что поменяется губернатор. А может ему удастся понравиться. Ну, со снегом не повезло. Ну, к сентябрю растает.

Д. Качалова Я надеюсь, что, все-таки, к июню растает.

А. Петровская Может и раньше повезет, действительно.

Д. Качалова Ну, по поводу рейтингов, у вас-то понятно. У вас вообще неправильная аудитория, поэтому ваши 8% — это не показатель.

А. Петровская Неправильная, хорошо.

Д. Качалова Я вам больше скажу. Я несколько дней назад разговаривала с человеком, который вообще не знает, что губернатор уже давно не Полтавченко. И таких тоже много есть. И поэтому если они, вдруг, дойдут до выборов…

А. Петровская Удивятся, что там нет Полтавченко.

Д. Качалова Они удивятся. Придут голосовать за Полтавченко или, не дай бог, Матвиенко и тут, вдруг. Я не знаю, что касается технологий. Будут следить, будут мерить с этим термометром, вставлять его подмышку или еще куда-то, смотреть, ужасаться. Я не знаю, что должен сейчас… Хотя, смотрите, какие-то такие точечные добрые дела Беглов пытается делать. Например, со Смоленкой решили. С другой стороны, это называется, хотели как лучше, а получили как всегда. Хотели сделать с музеем Блокады, давайте все будет обратно в Соляной переулок. Типа когда-то хотели. А получается, сейчас, говорят о том, что достаточно прогрессивная группа ученых, которая должна была работать… Мы сейчас не говорим о том, как относиться к этому перспективному зданию, которое хотели построить на Смольной набережной, мне оно самой не нравилось. Но группа там сформировалась интересная и сильная, которая хотела заниматься научными исследованиями, работать над темой Блокады и так далее. А они оказались, вроде бы, бездомными. Им пишут в Смольный запрос, а что делать с учеными, что делать с разработками. А им говорят… Шишкиной по-моему так ответили. Что у нас, по-моему, 22 места, где изучают Блокаду. Нафига нам еще какие-то. И получается, хотели как лучше, а получилось как всегда. Поэтому я не знаю, какое будет продолжение истории, условно говоря, той же Смоленки. Дальше, у нас есть еще прекрасный Исаакиевский собор. Который будут тыкать постоянно…

А. Петровская Это, такой, барометр измерения.

Д. Качалова Да-да. Это такой термометр, который подмышкой и, когда надо будет, у нас бах и Исаакиевский собор подмышку засунули и он показал температуру, там, ниже плинтуса или выше плинтуса. А, вообще, по идее… Я понимаю, что, наверное, из меня плохой политтехнолог, но если будет рейтинг. Я думаю, что он выше, чем у вас показывает радиостанция ваших слушателей. Ну, будет этот рейтинг рыпаться, но не идти вверх, ну, можно найти какую-то симпатичную фигуру, которая была бы не отвратительна петербуржцам и за два месяца ее показать.

А. Петровская Ввести нового человека.

Д. Качалова Да, ввести нового человека. Но незадолго. Чтобы не успели раскочегарить и опять обгадить.

А. Петровская Опять все испортить. Но, на самом деле, в любом случае, кто бы это не был, этот человек пойдет не один. В бюллетене будет, как минимум, несколько имен. И вот, вопрос про эти несколько имен. Уже достаточно много людей сказали, что мы готовы. От оппозиции, в частности, Борис Вишневский и Оксана Дмитриева, которая вроде как готова, вроде как говорит, что не пройдет фильтр и так далее. И все задаются только одним вопросом: а вообще нужен один кандидат от оппозиции? Нет ли проблем, что, на самом деле, дело не только в каких-то технологиях, в хорошем исполняющим обязанности губернатора, плохом… А в том, что и конкуренция не очень понятна как сформирована, что не договориться, не решить.

Д. КАЧАЛОВА: Я не очень представляю, что условно говоря, Оксана Дмитриева придет и скажет: Борис Лазаревич, вот я не пройду муниципальный фильтр, давайте я вам отдам свои голоса.

Д. Качалова Мы можем здесь заниматься Маниловскими мечтами, как угодно, о том, что нужен один сильный мощный кандидат от оппозиции, который выйдет и снимет шапку, протянет руку и все накидают туда свои голоса. Но, к сожалению, мы знаем, что у нас наша оппозиция не сильно договорноспособна. И бывают очень редкие случаи, когда, даже при том, что взгляды одинаковые, идеи одинаковые и ценности одинаковые – каждый продолжает тянуть одеяло на себя. И при том, что есть, достаточно… С точки зрения оппозиции, давайте так сформулируем, с точки зрения оппозиции есть сильные кандидаты. Даже предположим, Оксана Дмитриева, тут же, предположим, Борис Вишневский. Но объединиться… Я не очень представляю, что условно говоря, Оксана Дмитриева придет и скажет: Борис Лазаревич, вот я не пройду муниципальный фильтр, давайте я вам отдам свои голоса. Что-то я пока что не вижу такой возможности.

А. Петровская Хорошо, от выборов давайте. У нас остается полторы минуты до «Московских новостей» и я хочу вас вернуть к теме, как раз, фейк-ньюс и прочих законов, которые вчера были подписаны президентом.

Д. Качалова Всего полторы минуты. На такую красоту.

А. Петровская Ну, мы после «Московских новостей» еще продолжим, но начнем сейчас. Я хочу вас спросить, как блоггера, как человека, который присутствует в социальных сетях – вы как-то будете менять свою политику того, что вы там пишете? Для того, чтобы фейк-ньюс не распространять, например.

Д. Качалова Вы меня прямо застали, в общем, мне придется признаться в некрасивом почти.

А. Петровская Сейчас страшно стало.

Д. Качалова Просто страшно. Просто сейчас фейк-ньюс будет. Единственная социальная сеть, где я как-то присутствую, раз вы меня про меня спрашиваете, и я про себя отвечаю, единственная социальная сеть, в которой я как-то присутствую – это Facebook. Во всех остальных… В вКонтакте у  меня был аккаунт, но я потеряла от него пароль. Два раза пыталась в него зайти, мне сказали «уйдите прочь» и я ушла. Больше меня нигде… Можно рассказать, успею? У меня была прекрасная история с Twitter. Я завела аккаунт в Twitter и тоже потеряла пароль. И потом каким-то образом, спустя год или полтора, я туда долбилась, долбилась и, наконец, зашла в свой аккаунт. И я обнаружила, что он захвачен. Там какие-то тысячи сообщений. Он захвачен людьми, которые пишут арабской вязью.

А. Петровская Ого!

Д. Качалова Я скопировала кусочек арабской вязи, вставила в Google-переводчик, прочитала «Аллах акбар», испугалась, закрыла эту дверцу и ушла, тихо придавив дверь…

А. Петровская Продолжение истории после «Московских новостей».

НОВОСТИ

А. Петровская 11 часов и 35 минут на часах в студии «Эха». Диана Качалова, главный редактор «Новой газеты в Петербурге» напротив меня. Мы продолжаем.

Д. Качалова Страшную историю.

А. Петровская Страшную историю про Telegram.

Д. Качалова Нет, про Twitter.

А. Петровская Да, про Twitter, простите. Все на буку «Т».

Д. Качалова Которую захватили то ли какие-то террористы, то ли какие-то непонятные люди. Я не знаю, кто все эти люди, я не знаю, как они туда попали. Я не знаю, о чем они пишут. Потому что читать арабской вязью я не умею. Я тихо притворила дверь. И вот, если вы и спросили, что вдруг привлекут за что-то, вот оттуда если прилетит… Надо, наверное, купить шапочку из фольги и надеть на себя. А что касается Facebook, я не знаю, я как-то… Наверное, это плохо, наверное, у меня не активная жизненная позиция. Я как-то для себя решила, что там у меня будет достаточно меньше политики и больше каких-то…

А. Петровская Фейк-ньюс могут быть везде.

Д. Качалова Можно ли красиво сказать об общечеловеческих ценностях. Какие фейк-ньюс?

А. Петровская Везде могут быть.

Д. Качалова Про котов что ли?

А. Петровская И про котов тоже.

Д. Качалова Фейк-ньюс про котов или еще про что-то. Вряд ли судьба моих котов или собак сильно волнует, или даже каких-то моих личных дел. Оттуда, я думаю, не прилетит.

А. Петровская Хорошо.

Д. Качалова Хотя, если вывести из себя, сейчас пойду, порву тузика как грелку, то, наверное, можно написать какую-либо гадость.

А. Петровская Гадость тоже нельзя, не надо. Вот гадость не надо.

Д. Качалова Почему гадость нельзя?

А. Петровская Гадость нельзя, потому что нельзя…

Д. Качалова Гадость нельзя, а фейк можно?

А. Петровская Нет, фейк нельзя и гадость нельзя.

Д. Качалова Слушайте, а меня, знаете что, в этой истории с фейком и гадостью больше всего понравилось? Что вот эти вот люди, которые напринимали кучу всего и уже подписали, они же сами над этим, простите, ржут. Видели видео, где Валентина Ивановна Матвиенко говорит про удивительное чувство юмора с такой прекрасной доброй человеческой улыбкой. Удивительное чувство юмора у русского народа, которые не успели принять вот эти законы, уже шутят по поводу того, что можно попасть под закон или так, или иначе. Если ты пишешь… Как там?

А. Петровская Если оскорбляешь.

Д. Качалова Если пишешь гадости, то попадаешь под оскорбление власти. А если пишешь хорошее про власть, то попадаешь под фейк-ньюс. И вот, Валентина Ивановна, по-моему, на Совете Федерации это дело кто-то процитировал. И весь Совет Федерации над этим ржет и аплодирует, «ха-ха», здорово.

А. Петровская Так вот, а почему подписали-то? Более того, там Совет по правам человека при президенте просил как-то пересмотреть.

Д. Качалова Ну, мало ли чего просил Совет по правам человека? У нас много чего Совет по правам человека просит.

А. Петровская То есть, и не важно. Попросил и пускай.

Д. Качалова Если зайти на Совет по правам человека и посмотреть, что они там просили, и увидеть, сколько их услышали, и сколько удовлетворили их просьбы, я думаю, что будет такое соотношение, стремящиеся, если не к нулю, то мало к чему.

А. Петровская То есть совет на то и совет, что просить и советовать.

Д. Качалова Просить, советовать, так сказать, возносить свой голос в защиту чего-то или кого-то. А, я не знаю, смотрите. Вот в первый раз эта бредовая идея появилась где-то в середине декабря. Если выкинуть новогодние праздники, то, вообще, к 24-ому января, я могу ошибаться сейчас с датами, но приблизительно. К 24-ому, где-то ко второй половине января, его уже первый раз проголосовали. Ну, понятно. Дальше он уже как снежный ком катится, и все устраивают…

А. Петровская Подождите. Но это же не снежный ком, это закон.

Д. Качалова А у нас все законы… Другое дело, что беда, как всегда, я вот каждый раз, наверное, как дятел долблю в одно дупло, но всегда получается одно и то же. У нас закон приняли, а когда начинаешь его внимательно… Это не важно, что про фейк-ньюс, что про гадости про власть. У нас закон приняли, а когда начинаешь его читать, в нем ничегошеньки непонятно. Не понятен ни механизм его исполнения, ни про применение, ни что конкретно считается оскорблением, ни что такое общественные интересы. До фига всего прекрасно. Давайте добавим. Наше питерское Законодательное собрание, у  них же тоже лапы чешутся, они же тоже хотят быть знаменитыми. И вот, Денис Четырбок, это депутат.

А. Петровская Известный депутат.

Д. Качалова Известный депутат, который, по-моему, он вносил или просто носил он с собой этот законопроект. О том, что нельзя котам жить в подвалах. Помните, была эта история.

А. Петровская А лапами стучать, что это такое?

Д. Качалова Нет, лапами стучать – это какой-то другой. Что топот котов, это был какой-то другой. А то, что котам нельзя жить в подвалах, это он носил, по крайней мере, этот законопроект он. Так вот он заявил о том, что нужно написать законопроект, что теперь нужно от людей неадекватных, но мы не можем их назвать сумасшедшими, нужно защищать не только близких и окружающих, но и государство. А дальше… Это вот мы только что опубликовали интервью с прекрасным нашим городским психиатром, смотрите в «Новой газете». Извините, что я саморекламой занимаюсь с Александром Коцубенским. Где он разъясняет, к чему может привести вот этот возврат, если еще пока не к карательной психиатрии, но к тому, что, кто будет определять, насколько человек (даже если он не совсем адекватен)… А у нас к неадекватностью могут привлечь, притащить за уши, что угодно. Насколько он опасен для государства.

А. Петровская Уже же защищают. Оскорблять не будут, фейки не будут распространять. Уже некое поле защиты-то.

Д. Качалова А потом еще и будут психами признавать, извините, за такой сленг, но это короче всего. Вот предложил такое Денис Четырбок. Читайте, ждите.

А. Петровская Может и не проголосуют. Сколько там лежит этих законов в Государственной думе?

Д. Качалова Нет, это он предложил в нашем Законодательном собрании, чтобы Государственная дума выпустила федеральный закон.

А. Петровская Ох, ладно, об этом страшно думать.

Д. Качалова Короче говоря, кто не оскорбляет – те психи. Кто не псих – то те вруны. Вот электорат, а?

А. Петровская Как-то стало страшно. Давайте еще ко вчерашним новостям. У нас с вами почти не остается времени. Новость важная. Вчера пришла из Чечни. Суд признал виновным главу Чеченского «Мемориала» Титиева по делу о хранении наркотиков. Титиев приговорен к четырем годам колонии поселения. Для вас это вполне ожидаемый итог этого следствия?

Д. Качалова Здесь, наверное, надо сказать так: и да, и нет. Потому что если судить с точки зрения здравого смысла, гуманности и правосудия – то нет. Если говорить о том, что можно было ожидать от суда и того, что требовала прокуратора, и той атмосферы, которая сейчас сложилась как в Чечне по отношению к правозащитникам – то, к сожалению, да. Потому что у нас… И беда ведь заключается… Нет! Ужасно, что вынесли этот приговор. Ужасно, что, по-моему, я, может быть путаю что-то, но мне почему-то казалось, что прокурор меньше просил.

А. Петровская Не могу сказать.

Д. Качалова Может быть, прокурор просил три с половиной года…

А. Петровская Но другой режим.

Д. Качалова Да, наверное, три с половиной год, но другой режим заключения. А здесь форма поселения. Здесь я могу ошибаться. Но беда заключается в том, что у нас параллельно две правды и идут. Вынес суд решение и по идее, в любом здоровом обществе, эта та инстанция, которой мы должны верить. И мы должны сказать, что, да. Там Кадыровский режим, что-то мухлевал, его пытались в чем-то обвинить, но суд решил. У нас суд решил и люди, которые мало-мальски в курсе всей этой истории, они этому не верят и не поверят никогда. И, получается, что у нас вот эти вот две правды, косая и кривая, и еще какая-то, они идут параллельно. Это две непересекающиеся прямые.

А. Петровская Многие правозащитники говорят о том, что это, конечно, политически мотивированная история.

Д. Качалова Естественно.

А. Петровская Вопрос: почему «Мемориал»? Ну, «Мемориал» – это общество, которое не занимается прямой политикой здесь и сейчас. Это не про это.

Д. Качалова Я думаю, что здесь дело было не только в «Мемориале», но и в самой персоне Титиева. Потому что он был человеком активным, человеком энергичным и очень много делал. Не во всех ячейках, если так можно выразиться, «Мемориала» происходит какая-то, действительно, активная работа, как этим занимался Оюг Титиев в Чечне. Это раз. А во-вторых, я думаю, что здесь сработала и репутация «Мемориала», в том числе. Потому что очень многие правозащитные организации, вот вы назовите, не сразу люди вспомнят. «Мемориал» это, в общем-то, бренд. И прижучить, и прищучить представителя раскрученного, в хорошем смысле, бренда – это особое достоинство и особое упоение.

А. Петровская Нам пишет Марк Соловьев в YouTube-трансляции: «Евросоюз потребовал безоговорочно и немедленно освободить Оюба Титиева». Это к вопросу о прижучить-прищучить.

Д. Качалова Это к вопросу о Совете по правам человека, который направил заявление с требованием пересмотреть.

А. Петровская Все-таки Совет находится внутри страны, в юрисдикции наших законов. Евросоюз отдельно от нас. Хотя, по-моему, там не совсем Евросоюз.

Д. Качалова Эффект, я думаю, будет примерно одинаковый.

А. Петровская Вопрос даже не в эффекте. Вопрос в том, что, а зачем тогда эта показательная история.

Д. Качалова Да у нас до фига таких показательных историй.

А. Петровская Больше будет конфликтов.

Д. Качалова По-моему то, что мы вступаем в конфликт по ту сторону, не хочется пока говорить «железного занавеса», но он уже так подкрадывается, потихоньку подзвякивает. То, что мы вступаем в конфликт с какими-то дикими, совершенно, историями – мне кажется, что это уже не новость, и никого не смущает. Я понимаю, что где Оюг Титиев и где дело Скрипалей, но оно, по-моему, показало, я имею ввиду дело Скрипалей, показало, что нам вообще глубоко положить на какое-то общественное мнение за пределами Российской Федерации.

А. Петровская Еще у меня к вам вопрос. У нас остается чуть больше, чем полторы минутки. Эта история, на мой взгляд, совершенно ужасная. В Псковской области, которая произошла с Атасией Перчиковой, 12-ти летняя девочка, которая написала письмо президенту Путину. Она пожаловалась на то, что единственную школу у них закрыли, маме тяжело, попросила маленький трактор подарить им. И, в итоге, собрали для семьи по всей стране денег, компьютер подарили. Как-то откликнулись люди на эту историю. И, в итоге, односельчане устроили травлю этой 12-ти летней девочке и ее маме.

Д. Качалова Ну, во-первых, давайте сформулируем так. Девочке устроили травлю не после того, как она написала письмо Путину, а после того, когда Путин, ну или кто-то там, ничего предпринимал, и об этом рассказало радио «Свобода». И вот, после этого, когда люди узнали, и стали им помогать, началась вот эта травля. А то, что она началась, меня это вообще никак не поражает. Потому что, понятно, что здесь маленькая девочка и ее безумно жалко. Я вспомнила историю Ильи Фарбера. Помните, был учитель, который приехал в какую-то глухую деревню и пытался там нести умное, доброе, вечное. Я понимаю, что это немножко другая история. Чем закончилось? Сел, посадили. Спасибо, что здесь еще девочки не посадили 12-летнюю. Потому что просто людям это не надо.

А. Петровская Их же и не касается. Она же для себя просила, а не за всю деревню.

Д. Качалова Не высовывайся! Не высовывайся, не будь другим. В нашей конкретной деревне, все живут бедно и все должны жить одинаково. Также как и все.

А. Петровская На это ноте мы сегодня вынужденно заканчиваем. Диана Качалова, главный редактор «Новой газеты в Петербурге», спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире