'Вопросы к интервью

А. Веснин 13 часов 8 минут в Петербурге. Добрый день. Меня зовут Арсений Веснин. Это программа «Магистрат», и уже не в первый раз за эту зиму, она так, если глядеть за окно, все еще продолжается, мы возвращаемся к теме снега. Недавно прошли общественные слушания о том, как убирать снег в Петербурге, и вот сегодня как раз-таки беседуем с участниками этих слушаний. Представляю Гульнару Борисову, президента Петербургской ассоциации собственников жилья и их объединений. Гульнара, здравствуйте!

Г. Борисова Здравствуйте!

А. Веснин Также у нас в гостях Евгений Пургин, председатель Совета ассоциации частных управляющих компаний. Приветствую вас!

Е. Пургин Добрый день!

А. Веснин И депутат Законодательного собрания Михаил Амосов. Михаил Иванович, здравствуйте!

М. Амосов Здравствуйте!

А. Веснин Вообще, в чем смысл был этих общественных слушаний, для начала? Решений же никаких не принимаете?

М. Амосов Да, но обычно и в слушаниях, которые проводятся в Законодательном собрании, тоже обычно собирается информация, собирается какое-то мнение, представление. И так же и на общественных слушаниях. Вот ваш покорный слуга предлагал провести слушания в Законодательном собрании. Мне мои коллеги на сайте фракций отказали. Меня кое-кто поддержал, конечно, но большинство собрания, прежде всего представители «Единой России» выступили против проведения таких слушаний, сказали, что «мы их проведем когда-нибудь там в мае».

А. Веснин Правильно. Готовь сани летом.

М. Амосов Ну, хорошо, посмотрим, что будут собой представлять эти слушания, но, не дожидаясь этого, я и мои товарищи по организации, которая называется «Движение демократического обновления» решили организовать эти слушания. Для этого мы позвали специалистов, позвали специалиста-климатолога, чтобы обсудить, насколько наша зима аномальная или нет. Выяснили, что не аномальная, что да, снега много, но таких зим бывает тоже много, и будет еще. Мы позвали представителей двух ассоциаций товариществ собственников жилья. Вот Гульнара – представитель одной из этих ассоциаций. Мы позвали тех, кто занимается обслуживанием жилого фонда. Вот Евгений Львович Пургин представляет этот сектор. Было у нас сообщение юридическое большое о том, как в разных городах нашей страны отрегулированы эти вопросы, какие существуют документы и так далее. И, наконец, был доклад представителя движения, с которым мы ездили в город Тарту, и по любезному согласию властей города Тарту, мы изучали, как снег убирают там, в этом городе, и как распределены обязанности, какова там ответственность и так далее. Вот круг основных докладов. Плюс еще были свободные выступления, и на базе этого составлен некий документ, если хотите, меморандум, рекомендации, которые были обнародованы. И мы обязательно отправим в правительство, в соответствующую комиссию Законодательного собрания, и мы будем стремиться к тому, чтобы те идеи, которые там изложены, чтобы они были, в конце концов, когда-то воплощены в нашем городе. Думаю, что это будет не очень быстро, но с чего-то надо начинать. И это тот год, когда мы должны осмыслить происходящее и понять, куда двигаться дальше.

А. Веснин Ну, вот слушания назывались «Как убирать снег в Петербурге»…

М. Амосов С улиц Петербурга. Мы крышами не занимались. Там более-менее понятно, кому они принадлежат эти крыши, кому принадлежит ответственность, а вот с улиц Петербурга – это актуально. Улицы, дворы – то, что у нас под ногами.

А. Веснин Ответ-то в итоге есть?

М. Амосов Я считаю, что да. Для меня самое главное, что в ходе этих слушаний, и юридический анализ показывает, и наши коллеги, которые работают в практическом секторе – управляют домами, занимаются управлением больший групп домов, как, скажем, управляющие компании, говорят, что можно внедрить ту схему, которая действует в большинстве стран Западной Европы, в Финляндии, в Эстонии. Это схема очень четкого разделения ответственности и, я бы сказал, правильного нахождения места государственных структур и муниципальных структур. Вот две идеи. Первое, что нам сказали в Комитете коммунального обслуживания, коммунальщики города Тарту «мы тут бездельники (видимо, так их  называют жители Тарту), потому что сами мы ничего не убираем, мы в Тарту выполняем функцию организаторов и функцию заказчиков». Все остальное делают либо домовладельцы – это аналоги наших ТСЖ, либо частные организации, которые они нанимают. Вот мне кажется, это правильная позиция с точки зрения того, что должно делать государство. А вторая вещь – это очень четкое распределение обязанностей.

А. Веснин Вот давайте про распределение обязанностей поговорим, потому что, когда я беседовал с разными чиновниками, начинаешь задавать вопросы, также запросы мы писали главам района, особенно по каким-то случаям, когда там что-то падало кому-то на голову или кто-то поскальзывался и травмировался серьезно, и так далее. Часто говорили «ой, это не к нам совсем, это к муниципальным образованиям либо к управляющим компаниям». Вот по поводу управляющих компаний – чем конкретно занимаются в сфере уборки снега, льда и так далее управляющие компании?

Е. Пургин Управляющие организации отвечают за уборку внутридворовых территорий, но в пределах того земельного участка, который относится к дому, принадлежит дому. Есть разные ситуации. Когда дому не принадлежит практически ничего, то есть, земля, выделенная под дом, домовладение, она обрезана по относке фундамента. А есть территории, где выделена какая-то часть двора и так далее. Но в основном в большинстве домов это территории, за которые отвечают управляющие компании, это пешеходные дорожки от подъезда до ближайшего тротуара, и всё, и относка фундамента. То есть, практически ничего. Что касается внутридворовых территорий, которые не относятся к управляющим организациям, они у нас разделены на два заказчика – между муниципальными образованиями и между администрациями районов. Пополам поделено, в зависимости от района разная схема. И администрация района, и муниципальная организация нанимают подрядчика. Но, как правило, этими подрядчиками оказываются управляющие организации, жилкомсервисы, принадлежащие городу.

А. Веснин То есть, управляющая компания, просто государственная?

Е. Пургин Да, да. И они уже нанимают субподрядчиков по своему усмотрению.

Г. Борисова Или не нанимают.

Е. Пургин Или не нанимают.

А. Веснин А что, вообще, могут делать жильцы в такой ситуации, те же ТСЖ и так далее?

Г. Борисова Ну, в моем варианте, у нас двор немаленький, и когда мы решили организовать ТСЖ 16 лет назад, одним из поводов организации ТСЖ было то, что двор у нас не убирался. После того как мы организовались, мы приняли решение о том, что дворовую территорию мы будем убирать и благоустраивать сами. Естественно, мы включили статью в квитанцию на это дело. Но потом, позже, я узнала, что за уборку нашей дворовой территории, которая является собственностью города, из бюджета выделяются средства, и я попыталась эти средства каким-то образом получить. Заключить договор с администрацией района. У меня большая переписка, вот я ее принесла. В том числе, ответы от прокуратуры есть. Что мне ответили? Что да, ваш двор не является общим имуществом собственников, это городская земля. Да, эту землю убирает город. Да, средства выделяются из бюджета. Ваш двор убирают, ответили мне. Более того, у нас есть акты выполненных работ, всё здорово и хорошо. Но за 15 лет мы никого ни разу не видели, чтобы кто-то наш двор убирал.

А. Веснин Соответственно, исходя из того, что есть подписанные бумажки, что вроде бы убирали, чиновники говорят «да, все в порядке», в прокуратуре тоже говорят «всё у вас убрано»?

Г. Борисова Деньги освоены.

А. Веснин И как-то вам удалось повлиять на эту ситуацию?

Г. Борисова Когда я запросила эти акты выполненных работ и предложила включать подпись председателя ТСЖ в эти акты выполненных работ, хотя бы чтобы это было хоть немножко легально, мне отказали. Вот есть ответ, в котором написано, что никакие третьи лица в данных отношениях не предусмотрены. Третьи лица – имеется в виду ТСЖ, которое непосредственно видит, убирают или не убирают. На эти восемь лет я закрыла вопрос – в 2011 году переписка была – потому что посвящать жизнь поиску и подведению людей, которые имеют договорные отношения с городом и получают за это деньги, ну, я считаю, что это несерьезно. Мы убираем сами.

М. Амосов Арсений, можно я скажу, как у них, и, как мне кажется, должно быть у нас?

А. Веснин Давайте.

М. Амосов Смотрите, вот в Эстонии, как, кстати, было в Петербурге до революции, и как есть в Финляндии, в других странах, близких от нас, практически все дворы, конечно, принадлежат домам. Практически это неразрывный имущественный комплекс. Как правило, это так. И, соответственно, уборка этих дворов, в том числе от снега, это задача тех, кто владеет домами. Ну, скажем, в том же Тарту все дома жилые – это либо частные коттеджи, либо аналоги наших товариществ собственников жилья. Других вариантов практически нет. Кстати говоря, какие-т другие организации, например, Тартуский университет, у него тоже есть земельный участок, или железная дорога – у нее тоже есть земельный участок. Они не относятся к властям города Тарту. Это какие-то государственные центральные учреждения, созданные властью общегосударственной, и они тоже занимаются своими земельными участками. То есть, это даже не обсуждается, это естественно. Дальше там встает вопрос, существует ли какая-то помощь от муниципалитета. Да, финансовая или, скажем, материальная – она существует, но это детали. Самое главное, что четко сказано, что вы за это отвечаете, это ваша ответственность. Но и это еще не все, и это очень интересный юридический вопрос, который мы обсуждали. И здесь, я должен сказать, что в течение многих десятилетий в нашем городе проводится политика, чтобы землю людям не давать, чтобы были земельные участки, будь то обрез фундамента или по отмостке и так далее.

А. Веснин Вообще, с чем это связано?

М. Амосов А это связано с тем, что хочется получать те самые бюджетные деньги, пилить их. Понимаете? Значит, так или иначе осваивают эти деньги, как в случае, о котором Гульнара рассказывала, осваивает кто? Близкие к власти жилищные организации, друзья, приятели, не знаю, кто-то, кто связан с теми, кто дает этот заказ. Конкурсы в этом случае, конечно, чисто формальные. И самое главное, что здесь устранены полностью из контроля за этими процессами жители, потому что вот, если Гульнара руководит домом, то, конечно, сосед может прийти и сказать «а почему не убрано? Что вы делаете?» А пойти в некий непонятный ЖКС, который где-то находится и который получил заказ не от вас, это совершенно бессмысленное занятие. Собственно говоря, к чему и пришли жители дома, о котором рассказывали. Но и это еще не все. Очень интересный опыт, который, как мне кажется, для нас интересен должен быть в Петербурге, тем более что он полностью повторяет ту схему, которая работала в дореволюционном Петербурге, это следующий….

А. Веснин Дворников?

М. Амосов Я вам сейчас кажу. Вице-губернатор Бондаренко в Законодательном собрании всерьез обсуждает, сколько должно быть дворников в Санкт-Петербурге, которых наймет город через аффилированные структуры. В Тарту этот вопрос не обсуждается, потому что владельцы домов отвечают также за уборку прилегающих тротуаров. То есть, эти тротуары городские, они не принадлежат им, но они отвечают за уборку. В этом есть своя логика, потому что, если, например, если вы где-нибудь на линиях Васильевского острова сбрасываете снег с крыши, а это делают, понятно, те, кто за дом отвечает, владельцы дома, он попадает на городской тротуар, где, по идее, этот снег убирает кто-то другой. Тут возникает целая проблема, как взаимодействовать жилищникам, дорожникам и так далее. Так вот, 90% тротуаров в Тарту убирают дома. Они просто сметают это к поребрику, и там образуется такой вал, за уборку которого отвечает город. Но сам тротуар очищают владельцы домов. Есть исключения – это автобусные остановки, это тротуары вдоль парков, каких-то других общественных территорий, за которые отвечает город. Очень большое внимание уделяется к подходам к пешеходным переходам. То есть, вот этот вал должен обязательно быть расчищен, и за это тоже отвечает город. Его создали там дворники дома конкретного, и вот уже на перекрестке включился город. И все это работает, все это выстроено, поскольку понятно, кто за что отвечает, и площадь, которую убирает город, она небольшая. За что же отвечает город? он отвечает, помимо вот этих исключений 10% тротуаров, за уборку проезжей части, откуда он тоже сметает к поребрику, и дальше этот вал постепенно вывозится. Мне сказали, что бывает, когда вал и два метра бывает. Не все идеально, но, по крайней мере, отстроено. Но там работают только частные компании. Вот на самом деле подрядчиками, теми, кто реально выполняет эту работу, являются частные компании, и это тоже очень интересно, потому что, мне кажется, это помогает правильно выстроить финансовое взаимоотношение между городскими властями и подрядными организациями. Потому что, когда она не частная, а своя, ей можно и денег не додать, и заплатить за невыполненную работу. В общем, тут, понимаете, рука руку моет.

Е. Пургин Своя – в смысле, государственная.

М. Амосов Да, своя – в смысле государственная. И тут рука руку моет у чиновников и у подрядчиков, которые являются их друзьями, вместе создавали предприятие, и так далее.

Е. Пургин У нас чиновники часто говорят «я в свою организацию заберу и наведу какой-нибудь ГУП».

М. Амосов Да, они так это и рассматривают.

А. Веснин Я просто рассматриваю такие контраргументы, что чиновники скажут, вот, мы передадим все эти полномочия, условно говоря, жителям, по сути, владельцам этих домов и так далее. Кто-то откажется платить и скажет «лучше я буду ходить по неубранному и никого нанимать не будет». Это раз момент. А второй момент, насколько я знаю, город сейчас выделяет субсидии какие-то на эту уборку. Соответственно, город перестанет выделять эти деньги, и плата за уборку довольно существенно вырастет. Жителям это тоже не понравится.

Е. Пургин Понимаете, субсидии, то, что вы сказали, они сейчас выделяются в виде вот этих конкурсов, которые проводят муниципальные советы и администрации. Это не субсидии, это затраты бюджета на конкретное мероприятие. При этом мы говорим о том, что в качестве подрядчика заказчики в лице администрации и муниципальных организаций выбирают государственные предприятия. Они их просто назначают. Конкурсы, которые проводятся, это откровенная липа, скажем так. И что получается? Что у нас этой темой занимается монополия государственная. Присутствие монополии, в монополистическом рынке, цена на услуги монополистов вдвое выше его предельных затрат. То есть, мы заранее делаем так, систему строим, что затраты на эту уборку снега – они завышены, как минимум, вдвое. Механизм конкуренции, механизм привлечения частного бизнеса у нас не применяется. Всё это формально, потому что те же жилкомсервисы, хотя про них говорят, что это частные компании, они ООО, на самом деле они 100% государственные либо с участием государства. И 70% жилищного фонда они обслуживают, и все территории практически. Вы посмотрите на конкурсы, которые провела администрация любого района. Кто победил?

А. Веснин А у нас есть вообще частные компании, которые готовы убирать снег?

Е. Пургин Конечно. Они есть и были. К сожалению, их стало меньше, потому что, когда в 2009-2010 году произошла аномальная зима, тогда город принял решение закупить массу снегоуборочной техники. Потратили, я не знаю, сколько миллиардов было потрачено. Был создан ГУДП-центр, были созданы ГУДП практически в каждом районе. Потом каким-то чудесным образом все это объединилось в один ГУДП. И появилось государственное предприятие – монополист, которому бюджет выделял деньги. Частники – например, набережные убирало семь предприятий частных, которые были на подряде у «Мостотреста», которому было поручено техническое обслуживание набережных. Они убирали тротуары набережных, у них была маленькая техника. Как только ввели эту монополию, часть частных предприятий ушли с рынка и вынуждены были продать всю технику, их не стало. У них остались единицы техники. Сегодня, когда была зима, вот выпал снег, показалось всем аномальной. Техники не хватило. Почему? тот же ГУДП-центр, в который была закуплена техника. 10 лет техника была закуплена, стояла, постепенно ушла на запчасти и то, что осталось… финансирование падало, уменьшалось, потому что зимы теплые были. И мы пришли к тому, что вот он, единственный уборщик, подрядчик, а у него техники не хватает. Частников, которых те же жилкомсервисы наняли на субподряд на уборку внутридворовых территорий, у них тоже техники ограничено, потому что сейчас дефицит этих подрядчиков. Просто….

А. Веснин Что нужно в итоге делать? Нужно передавать землю и обязанности жильцам? Или нужно проводить честные конкурсы? Или нужно отказываться от государственных компаний? Я просто пытаюсь понять, что надо делать.

Е. Пургин Нужно создавать условия, чтобы в этой сфере работал частный бизнес и была конкуренция, потому что только частник готов рисковать собственными деньгами, вкладывать свои собственные деньги, чтобы брать в лизинг технику и прочее. Что сегодня планируется? Недавно прозвучала информация, что город готов выделить миллиард рублей на закупку 100 единиц техники. Первая мысль, которая бросается в глаза, 100 единиц техники – один миллиард рублей. То есть, каждая единица техники по 10 миллионов. То есть, часть уже запланирована на то, чтобы кот-то себе купил виллу в офшорной зоне, а часть – на то, чтобы опять пополнить бюджет монополиста. Просто потратить миллиард из бюджета. Вместо того чтобы этот миллиард выделить, допустим, Фонду поддержки предпринимательства, на то, чтобы он субсидировал процентную ставку по лизингу. Привлечь частные компании, чтобы они участвовали в конкурсе и убирали территории и рисковали своими деньгами, не бюджетными, не миллиардом города, а именно своими средствами – вот это инвестиции. А то, что город называет, что он инвестирует миллиард, это просто трата, просто выбрасывание денег из бюджета. Наших денег, которые налогоплательщики платят.

А. Веснин Давайте мы сейчас прервемся на московские новости и продолжим про уборку снега через несколько минут.

НОВОСТИ

А. Веснин Возвращаемся в эфир «Петербургского эха». Меня зовут Арсений Веснин. У нас в гостях Гульнара Борисова, президент Петербургской ассоциации собственников жилья, Евгений Пургин, председатель Совета ассоциации частных управляющих компаний, и депутат Михаил Амосов. Гульнара, хотел у вас спросить. Зашла речь в предыдущие полчаса о том, что вот, жители должны сами заниматься уборкой, это должно относиться к домам и так далее. А жители-то вообще готовы?

Г. Борисова Вы имеете в виду уборку тротуара?

А. Веснин Да, уборку рядом с домом.

Г. Борисова Это два варианта рядом – это может быть внутридворовая территория, а может быть та, по которой ходят люди зимой.

А. Веснин Ну, вот Михаил Иванович сказал, что это тротуар.

Г. Борисова Земли общего пользования, да, я поняла. Опыт Тарту нам интересен, и я не вижу здесь ничего невозможного, потому что еще 15 лет назад, до смены формата уборки города, у нас дворники убирали вручную лопатами. Помните, мы в шесть утра просыпались от скрежета лопаты? Убирали тротуары, и тогда такого безобразия, как сейчас, не было. В каком-то, не помню, 2004 году сменили схему, и тротуары стали убирать только механизированным способом. Но, однако же, в центре тротуар тротуару рознь, и очень много тротуаров, на которые технике просто не заехать.

Е. Пургин Действовали правила содержания территории. Там пятиметровая зона тротуара до прилотковой зоны относилась к зоне ответственности дома.

Г. Борисова Я этот Тарту так на себя переломила и подумала, готовы мы на это или нет. Поскольку тротуары являются землями общего пользования, городской землей, теоретически платить опять же должен город. И если нам город выдаст кусочек субсидий на уборку тротуара, я думаю, что я с радостью дворнику своему увеличу зарплату, и мы совершенно спокойно, без напряга, будем убирать еще и эту часть плюс к той дворовой территории, которую мы убираем все эти годы.

А. Веснин Тут же еще нужно договариваться, чтобы разные ТСЖ договорились друг с другом, если дома стояк встык, будет странно – перед одним домом убрано, перед другим домом не очень.

М. Амосов Должно быть убрано перед всеми домами.

Г. Борисова Это уже вопрос координации. Этим должна заниматься как раз районная администрация муниципальной власти.

М. Амосов Да, и как раз мы, во-первых, примерно такая схема существует по документам, например, в Казани, в Тюмени. То есть, вообще говоря, российские города тоже создают такие правовые конструкции. Дальше из общения с теми же коллегами в Тарту мы знаем, что существуют санкции за неубранные тротуары, есть штрафы. Другое дело, что они фактически не применяются. Убирают, и если есть какие-то нарекания, то делают замечания, внушения, имея в виду, что когда-то может наступить санкция. И все понимают, что зачем же нарываться на такого рода санкции. Поэтому все это работает. А вот как у нас это работает? Я получил недавно как депутат Законодательного собрания официальный ответ из Комитета по здравоохранению, где я спросил, сколько людей пострадало от гололеда, от падения снега с крыш в городе за эту зиму. Вот с 1 декабря по 20 февраля официальные данные – количество случаев травм по причине падения людей из-за гололеда или обрушения наледи с крыш – 4075 человек в городе. Причем доставлены в стационар – то есть, была вызвана скорая, их повезли в стационар, там осматривали, оказывали помощь – 3734 человека. Вы понимаете, это просто… некоторые муниципальные образования в нашем городе столько людей не имеют.

А. Веснин Тут можно еще подумать, сколько людей упали, ударились и не стали обращаться.

М. Амосов Это то, когда люди уже настолько им было тяжело, что люди вызывали скорую помощь, фиксировали как-то, обращались в медицинские учреждения. Поэтому ситуация на самом деле неудовлетворительная, мы все это видим. И проблема-то не в технических всяких приспособлениях, а именно в организации, как организовано дело. А дело организовано так, чтобы побольше воровать денег и поменьше делать. Вот я бы так сказал. А та система, о которой мы говорим, она предполагает, в общем-то, ответственность, и она предполагает гораздо более хороший результат.

Е. Пургин Да, но надо сказать, что в условиях монополии всегда легче украсть.

М. Амосов Конечно.

А. Веснин И все-таки давайте, я до конца не понял, какую конкретно схему вы предлагаете? Вот если по пунктам, чтобы разобраться.

Е. Пургин Во-первых, должно быть много заказчиков и много подрядчиков. И должны быть ограничения по объёмам.

А. Веснин Подождите, много заказчиков – что значит? Кто должны быть заказчики?

Е. Пургин Заказчики должны быть муниципальные советы, потому что, я считаю, что администрация района не должна заниматься хозяйственной деятельностью. То есть, быть субъектом вот этой хозяйственной деятельностью — то есть, тратить деньги, нанимать деньги и так далее. Деньги должны быть у муниципальных образований, и они должны направлять конкурсы. То есть, их много у нас, муниципальных образований, уже выполняем вот этот пункт – много заказчиков. Подрядчики должны быть только частные, и должны быть искусственные ограничения, которые этот подрядчик возьмет на себя, чтобы не образовались искусственные монополии.

А. Веснин А мы сейчас говорим только про тротуары или про дороги тоже?

Е. Пургин Мы говорим про всё. Естественно, дроги – это должны быть более крупные лоты и это должны быть более крупные компании. Но так же, как и тротуары, и дворы…. Тротуары должны быть отделены от проезжей части, потому что это другая техника, это ручной труд. Внутридворовые территории тоже это отдельные лоты. То есть, вся земля Санкт-Петербурга, на мой взгляд, должна быть поделена на категории уборки. И муниципальные образования должны проводить соответствующие конкурсы. Если это проезжая часть, это Комитет по благоустройству может быть в качестве заказчика. Если это тротуары и дворы – то муниципальные. И заказчики должны быть предприятия малого и среднего бизнеса.

М. Амосов На мой взгляд, то, что по тротуарам и дворам, это должны делать те, кто владеет домами в качестве заказчиков.

А. Веснин То есть, подождите, здесь расхождение.

Е. Пургин Мы же говорим про бюджетные деньги. Соответственно, здесь можно по-разному подойти. Есть территории, которые не относятся к домам. Их  бы назвали «брошенные территории».

М. Амосов Там, кстати, муниципалитеты должны убирать.

Е. Пургин Да. Есть территории, которые прилегают к домам. Во-первых, надо поменять правила содержания территорий. Вот то, что мы говорили про ответственность за тротуары и придворовую территорию, здесь нужно внести изменения в действующие правила. Почему их тогда внесли, наоборот, убрали эту пятиметровую зону? Прокуратура выступила с протестом, что здесь нарушаются права собственников, но это же можно изменить и в федеральных нормах, чтобы…

М. Амосов Вот как раз юридический анализ, который нам давали на этих слушаниях, показывает, что на уровне городского законодательства можно это сделать. Один из важных моментов, о которых надо сказать, это то, что сегодня правила уборки так, как они есть, они приняты городским правительством. На наш взгляд, это должно быть поднято на более высокий уровень, на уровень городского закона, и Движение демократического обновления будет такой городской закон готовить. А еще вот я хотел сказать относительно уборки улиц. Смотрите, как в том же Тарту сделано. Все организации подрядные – это частные организации, но город заключает с ними договор на таких условиях, что они в состоянии купить технику. Договор заключается на пять лет. Это срок амортизации уборочной техники. Кстати, вот только что было сказано, что техника, которая у нас была куплена, у нас десять лет ее никто не обновлял. Если был бы частник, он бы, просто выиграв следующий конкурс, он бы обновлял технику достаточно регулярно и закладывал бы это в стоимость договора с городом. Это обновление было бы заложено на достаточно понятных и ритмичных условиях финансирования. При этом интересный факт – город влияет на то, какая техника, как это все происходит, как это происходит, через очень подробный договор. Договор с частной организацией, который заключают городские власти Тарту, это 80 страниц, где многие детали за годы отработаны. Но главный принцип такой, что покупается состояние дороги. То есть, дорога должна быть очищена. Вот за это платят. А дальше уже там нюансы. Скажем, если вы вывезли больше снега, то в конце года вам доплатят. Если вы вывезли меньше, просто из-за того, что меньше снегопад был, значит, вы какие-то деньги вернете в бюджет. То есть, вот эти вещи во взаимоотношениях городских властей и частников – они предусмотрены. Я не вижу никаких причин, почему бы в нашей правовой системе это не работало. Собственно, доклад, который у нас делал абсолютно независимый от нашего движения человек, Илья Леонидович Курикалов, человек, который известен как опытный юрист в этой сфере, он показывает, что это можно сделать в Санкт-Петербурге на уровне городского закона.

А. Веснин У меня вопрос. А деньги-то откуда брать? Вот чиновники сейчас говорят, что денег катастрофически не хватает, что нужно гораздо больше денег, чтобы выделялось на благоустройство и так далее.

Е. Пургин А это неизвестно, понимаете? Они говорят, что денег не хватает, в условиях монополии. В то же время Артемьев заявил, что мы переплачиваем вдвое. На чем он основывался? На обычном простом законе экономическом, который знают все студенты-экономисты.

А. Веснин И уж тем более руководители Федеральной антимонопольной службы.

Е. Пургин Да. Есть закон, который я уже озвучивал. Цены на услуги монополистов всегда вдвое выше его предельных затрат. То есть, мы в этих условиях, которые создал город, мы платим в два раза больше. То есть, если бы была конкуренция, то тех же денег хватило на объем работ, который бы выполнялся на условиях конкуренции бизнесом, вдвое больший объем работ. Поэтому, понимаете, здесь это заявление, что денег катастрофически не хватает, оно спорное. Это итог работы администрации, итог построения монополии.

Г. Борисова И я хочу добавить еще один путь уменьшения затрат – это отдать собственникам ту землю, которая им по факту должна принадлежать, но была отчуждена совершенно незаконным способом. То есть, уйдет земля, она уйдет тем, кто должен ее обслуживать и убирать. И затраты на эти площади – они уйдут.

А. Веснин Но вы же тогда хотите, чтобы вам как-то компенсировали затраты на уборку.

Г. Борисова Вы не путайте дворовые территории и тротуары. Дворовые территории – это априори общее имущество.

А. Веснин Но тогда возрастет нагрузка на жильцов финансовая.

Г. Борисова Как показывает мой опыт, мы все равно эту территорию убираем. Но кто-то получает за это деньги, кто-то выделяет эти деньги и потом говорит, что их не хватает. И еще такой момент хотела бы добавить по поводу уборки.

А. Веснин Пять секунд у нас остается. Успеем?

Г. Борисова Не успеем.

Е. Пургин Если мы перейдем на те условия, о которых говорит Гульнара, то у нас да, затраты где-то, может быть, возрастут расходы собственников. Но собственники у нас защищены. Малоимущие – они получат компенсации. Это только в исключительных случаях, если это произойдет.

А. Веснин Спасибо. Будем надеяться, что к чему-то прислушаются. Закончилось время. Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире