05 марта 2019
Z Интервью Все выпуски

Свободный формат: Каким должно быть законодательство в сфере публичных акций?


Время выхода в эфир: 05 марта 2019, 15:17

А. Петровская Добрый день! У микрофона Александра Петровская. Это программа «Свободный формат». Напротив меня – Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге. Александр Владимирович, здравствуйте!

А. Шишлов Добрый день!

А. Петровская Я напомню наши средства связи. У нас работает sms-портал: +7(931)291-58-00, а также у нас работает видеотрансляция в YouTube на канале «Эхо Москвы в СПб». Мы очень надеемся, что сейчас YouTube позволит нам в полной мере эту трансляцию провести. Уже вопросы можно туда отправлять, а также свои комментарии. Ну что, у нас тема «Каким должно быть законодательство в сфере публичных акций», потому как первое, на чем мы сосредоточимся, как раз касается ваших поправок в Закон о митингах, публичных шествиях, пикетах и так далее. Эти поправки сегодня в «Особом мнении» Борис Вишневский сказал, что фракция «Яблоко» внесла на обсуждение. Скорее всего, в следующую среду будет проходить второе чтение. Надеюсь, с учетом ваших поправок. На самом деле история с поправками – это история не новая, потому как, вы меня поправьте, если я ошибаюсь, но еще в ноябре-месяце, когда Александр Дмитриевич Беглов пришел на пост временно исполняющего обязанности губернатора и сказал, что у него есть такое желание – либерализовать, изменить, так скажем, законодательство в сфере публичных акций, уже тогда были и ваши рекомендации, которые касались всех тех аспектов, которые сейчас входят в поправки – это и количество, и месторасположения этих гайд-парков, и количество участников, и так далее. Мы об этом сейчас подробно скажем. Далее, рабочая группа в парламенте разрабатывала этот законопроект, и ваши рекомендации туда не вошли. Правильно ли я историю восстановила?

А. Шишлов Да, но на самом деле история еще дальше, глубже идет, потому что у нас уже в течение нескольких лет и федеральное, и региональное законодательство о митингах становится все более таким, недружелюбным, к людям, которые хотят публично выразить свою позицию. И если по-крупному говорить, нынешнее законодательство не отвечает конституционным гарантиям 31-й статьи Конституции о том, что каждый имеет право на участие в мирных собраниях. К сожалению, законодательство наше такое, что участвовать в мирных собраниях, организовать их очень сложно. И практика, и петербургская практика здесь, к сожалению, хороших примеров не дает в последние годы. Она такова, что очень сложно согласовать митинг, очень сложно провести публичное мероприятие. Много мероприятий публичных проводится в результате такой вот позиции исполнительной власти, которая не согласовывает публичные мероприятия, много проходит в несогласованном формате. А это приводит к неудобствам и для тех, кто проводит эти мероприятия, и для горожан, и для полиции, которая должна отвлекать дополнительные силы. И приводит это все потом еще к задержаниям многочисленным, незаслуженным и несправедливым зачастую. В общем, ситуация давно назрела. Любому честному политику, любому честному человеку, по-моему, ясно уже давно, что надо менять и законодательство, и практику применения правовых норм и в Петербурге, и в целом в России. Но мы говорим о Петербурге сейчас. Как раз вы напомнили, у нас в октябре состоялось выездное заседание Президентского совета, совета при президенте России по правам человека и развитии, еще в старом составе. Но там в новом составе многие перешли, больше половины осталось прежних. В декабре было обновление, состав немножко обновился. Кстати, из Петербурга теперь у нас в состав Совета по правам человека входит Александр Сокуров. Я это считаю ценным приобретением совета.

А. Петровская И Наталья Евдокимова.

А. Шишлов Наталья Евдокимова и были. Так вот, у нас в ноябре было выездное заседание вот этого Совета по правам человека, и там много было разных вопросов, которые обсуждались. Но в том числе, одним из основных было как раз то, что нужно сделать, чтобы люди могли публично выразить свою позицию. Было очень острое заседание, оно в Смольном проходило. И тогда Александр Дмитриевич Беглов совершенно однозначно высказал свою поддержку такой позиции, что надо менять и законодательство, и практику право применения. Поэтому то, что в результате, как вы сказали, в подготовке законопроекта, согласованного с администрацией, был принят проект, который через неделю будет во втором чтении рассматриваться. В принципе, можно сказать, что это шаг в правильном направлении, потому что какие-то подвижки в том, чтобы ситуация улучшилась, они есть. Параллельно еще увеличилось количество этих так называемых гайд-парков, четыре новых добавлено.

А. Петровская До восьми.

А. Шишлов Правда, три из них находятся в городских садах и не в центре, и они удобны для обсуждения таких локальных проблем, которые есть у тех, кто живет там неподалеку. Но одно такое место – это площадь Ленина новая. Это, я считаю, правильное, это удобное место, оно востребованное, там часто подаются туда заявки на проведение митингов. Но, прежде чем говорить о поправках, которые явные и которые, я считаю, необходимо, по крайней мере, предметно обсуждать, если не принимать сразу, хотя я считаю, что их надо принимать. Давайте сначала немножко напомним. Мы говорим «гайд-парк, гайд-парк». А что это такое? Потому что, вообще, по законодательству публичные мероприятия можно проводить в самых разных местах, и они могут иметь самую разную форму. Это может быть митинг, демонстрация, шествие, собрание, пикет групповой, одиночный. Но для того чтобы проводить такое, в крупном формате мероприятие, там очень сложные процедуры нашим законодательством установлены. Нужно согласование получать. А гайд-парк – это в нашем законодательстве российском предусмотренная такая форма, называется «специально отведённое место для проведения публичных мероприятий». Вот там можно проводить публичные мероприятия в упрощенном порядке. Не нужно получать согласование, нужно просто отправить информацию.

А.ШИШЛОВ: У нас в течение нескольких лет законодательство о митингах становится все более недружелюбным к людям, которые хотят публично выразить свою позицию.

А. Петровская Но есть ограничение по количеству людей.

А. Шишлов Вот, как раз суть кроется в деталях, потому что сегодняшнее петербургское законодательство и то, что касается гайд-парков, практически все можно урегулировать не на федеральном уровне, а на уровне города. Поэтому вот эти поправки как раз относятся главным образом к гайд-паркам. Так вот, сегодня у нас всего 200 человек может участвовать в таких мероприятиях. Вот в том, что поддержал и поддерживает администрация, то, что внесли депутаты – увеличить это число до 500. Это, конечно, хорошо. 500 лучше, чем 200. Но в любом случае, для пятимиллионного города это мало, и, конечно, множество бывает тем, событий, когда хочет собраться гораздо большее количество людей, чем 500. Поэтому вот первое из моих предложений, которое я вносил, оно как раз касается увеличения предельной численности участвующих в таких мероприятиях, у упрощенном порядке. Я полагаю, что оно будет не 500, а, как минимум, 1000. Хотя бы одно место в городе, причем желательно в центре города, должно быть такое, чтобы там можно было и 5000 человек собрать. Места-то такие в городе есть.

А. Петровская Какие, например?

А. Шишлов Ну вот что далеко ходить? В прошлом году у нас был Чемпионат по футболу, и, помните, наверное, была фан-зона на Конюшенной площади. Там численность, так, чтобы не толкаться, 15 000 человек. И в день там более 70 000 человек участвовало в тех мероприятиях, которые были на этой площади. Так что вот, одно, например, место. А есть Пионерская площадь недалеко от ТЮЗа, где раньше тоже проходили часто публичные мероприятия.

А.ШИШЛОВ: Законодательство наше такое, что участвовать в мирных собраниях, организовать их очень сложно.

А. Петровская Сегодня эти площади не вошли в число Гайд-парков тех восьми, которые ныне утверждены.

А. Шишлов Я не стал говорить, есть еще такой юридический, правовой момент. В свое время рассматривался федеральный закон о митингах в Конституционном суде на предмет соответствия Конституции, и в том, что касалось правового регулирования гайд-парков, Конституционный суд совершенно однозначно высказался, что такие места, специально отведенные, должны быть в каждом муниципальном образовании. У нас Петербург имеет особенности в организации местного самоуправления муниципалитетов, поэтому для Петербурга такими образованиями являются районы. Если следовать решению Конституционного суда, то, по крайней мере, одно такое место должно быть в каждом из наших районов городских. Я предлагал, чтобы законодательно было утверждено, что хотя бы одно из таких мест должно быть в центре города. Потому что это очень важно, ведь люди хотят не просто прийти там и самовыразиться, друг с другом поговорить. Они хотят, чтобы их услышали, они хотят, чтобы их увидели. Они хотят, чтобы их услышали, чтобы проблемы, которые их волнуют, которые должны решаться по-другому, чем они решаются сейчас, с их точки зрения, чтобы другие люди тоже об этом узнали. Поэтому это совершенно естественное желание, и те аргументы, которые приходится порой слышать, что в центре города неудобно, это гостям города не понравится, у нас туристы – это люди либо лукавят, либо они вообще нигде не были за пределами Петербурга или России, потому что во всем мире это принято, это возможно и это нормально. Люди собираются в центре города в любом крупном европейском, да и не только европейском городе. Люди имеют возможность собраться в центре. И, кстати говоря, для туристов это бывает интересно. Я сам неоднократно видел такие, очень крупные, и митинги, и демонстрации в центре самых разных городов.

А. Петровская Ну, Александр Владимирович, что тут далеко ходить! В центре Петербурга, на Марсовом поле до 2017 года это было.

А. Шишлов Да, но к Марсову полю были возражения, что все-таки это еще и мемориальное кладбище, и не очень удобное место для того, чтобы там собираться. Хотя, думаю, это тоже можно еще обсуждать как возможность вернуть это место. Но, если кто-то считает, что это неудобно именно потому, что там есть могилы, то есть и другие места в Петербурге.

А. Петровская Например, Михаил Амосов предлагал сделать местом для таких митингов и демонстраций Дворцовую площадь. Где-то я на одном из сайтов это прочитала. Вот с Дворцовой площадью как вам кажется?

А. Шишлов Ну, на Дворцовой площади проходили митинги неоднократно. Наверное, самый крупный митинг был в августовские дни 1991 года, когда более сотни тысяч, я точное число не назову. Но она вся была запружена, занята людьми, которые пришли выразить свой протест против ГКЧП. Так что на Дворцовой площади митинги проходили, но в качестве гайд-парка, чтобы там постоянно что-то устраивалось, не думаю, что это хорошая идея. Но сейчас на Дворцовой площади вообще запрещены, вообще она исключена. У нас есть перечень мест, где нельзя проводить митинги, Дворцовая площадь исключена, и не только она. Вот к этому вопросу, я думаю, можно было бы вернуться.

А. Петровская И еще вопрос, что касается истинных причин. Почему пытаются спрятать митинги, любые акции, пикеты подальше от глаз? Поскольку вы сказали о том, что одна из целей – обратить внимание, некий общественный резонанс. Если относиться к тем комментариям, которые есть у наших интуристов, и прочее, прочее, как к неким, я не знаю, маскировочным схемам, что лежит в основе мотивации власти Смольного?

А. Шишлов Такие вопросы лучше задавать, конечно, тем, кто отказывает в согласовании, кто принимает решение. Но, на мой взгляд, просто это признак какого-то, я бы сказал, неуважительного отношения к горожанам, к нам с вами, к людям. Люди разные, у людей есть разные позиции. И если позиция находится сегодня в меньшинстве, это не значит, что она неправильная. Меньшинство далеко не всегда бывает неправым, большинство тоже имеет склонность ошибаться. История дает этому множество причин. Когда-то большинство считало, что Земля плоская. А то, что она круглая, считали единицы. Но история-то оказалась такая, что меньшинство было правым. Да и в ХХ веке очень часто большинство ошибалось. Поэтому вот такое бытующее желание оградить меньшинство, куда-то его отодвинуть, не слышать его, это близорукая и, еще раз скажу, неуважительная к жителям города позиция.

А. Петровская Насколько показывает история нескольких митингов несогласованных, это приводит к тому, о чем вы сказали – к абсолютно обратным последствиям, к еще большему резонансу в силу большого количества задержаний, сообщениям в СМИ и так далее.

А. Шишлов Ну, может быть, кому-то кажется, что это хорошо, когда Петербург оказывается в центре таких вот скандалов, когда сотни людей задерживаются за то, что они просто хотели выразить свою позицию, за то, что у них другое мнение, чем мнение тех, кто принимает решения, кто находится сегодня в большинстве. А потом они получают штрафы, когда, к сожалению, судебный процесс идет по конвейеру, без рассмотрения конкретных деталей и зачастую без доступа защитников. А потом они находятся в совершенно антисанитарных условиях, когда они поступают, когда их задерживают, и они проводят сутки, а то и двое, в отделах полиции. Вот это все грустная история. Если мы хотим друг к другу относиться с уважением, если мы хотим жить в стране, где конституционные гарантии существуют в реальной жизни, то, конечно, надо менять и практику, и законодательство надо менять. И вот, возвращаясь к началу, к тем предложениям, которые я внес, а у нас в Петербурге уполномоченный по правам человека – он не обладает правом законодательной инициативы. Я от своего имени не могу внести поправку в Петербургское законодательное собрание так, чтобы ее голосовали. Ее должен внести кто-то, кто имеет такое право, депутаты, конечно, прежде всего. Поэтому я сформулировал поправки к принятому в первом чтении законопроекту и направил их руководителям всех шести парламентских петербургских фракций. И я думаю, что они должны каким-то образом выразить свою позицию, потому что я знаю, что кто-то уже выразил такую позицию и будет вносить такие поправки. Потому что они написаны в результате нашей серьезной работы аналитической и опыта применения петербургского законодательства. Ну вот я уже сказал, что я предлагаю увеличить предельную численность, установить, в каждом районе должен быть такой гайд-парк. Но есть еще такой существенный момент. Даже те существующие сегодня гайд-парки, где публичные акции проводятся в упрощенном порядке, даже там зачастую возникают у людей проблемы, потому что, когда кто-то приносит информацию о том, что он хочет провести такое публичное мероприятие в упрощенном порядке, в соответствии с нынешними жесткими ограничениями до 200 человек, ему говорят «извини, здесь будет какая-то ярмарка или культурно-массовое мероприятие, что-то такое». Очень часто бывает, что потом выясняется, что ничего там не происходит, но как предлог для отказа это используется. Поэтому я считаю, что надо ограничить. Если уж это гайд-парк для проведения публичных мероприятий, то там они и должны проводиться, а другие не надо. Другие использовать по прямому назначению. И это должно быть в законе установлено. Еще я предлагаю расширить возможности для проведения публичных мероприятий. Не только гайд-парков, потому что сегодняшнее законодательство имеет такие территориальные ограничения. Ну, например, в Петербурге петербургский закон не разрешает проводить публичные мероприятия ближе 50 метров от образовательных учреждений, от органов власти. А люди ведь именно там хотят зачастую выразить свою позицию. Например, вот я помню историю, когда студенты большого нашего университета хотели выразить свое отношение к некоторым изменениям, которые там происходили. Они хотели собраться на площади Сахарова возле университета. А им сказали, что нельзя – 50 метров. А где же им собираться, как не возле университета, если они хотят обсуждать вопрос университета? Поэтому я думаю, что 50 метров – это совершенно завышенная норма. Вполне можно сделать и 25, и 15 для органов власти, например.

А.ШИШЛОВ: Любому честному политику, ясно уже давно, что надо менять и законодательство, и практику применения правовых норм и в Петербурге, и в России.


А. Петровская А откуда вообще это требование в 50 метров появилось?

А. Шишлов Спросите у тех, кто принимал этот закон. Я считаю, что, может быть, там и было какое-то обоснование… да так вот, знаете, «как бы чего не вышло». Еще есть такая форма как одиночный пикет. Она вообще не требует никакого уведомления. Просто человек может без всякого уведомления прийти с плакатом, с транспарантом, стоять и выражать свое мнение.

А. Петровская Как-то не выходят, кстати.

А. Шишлов Можно об этом тоже поговорить, что сейчас у нас изменилась некоторым образом практика проведения пикетов, но я хотел о другом сказать. Сегодняшнее законодательство петербургское позволяет проводить одиночные пикеты так, чтобы от одного до другого было 50 метров. 50 метров есть – пожалуйста. А если 20 метров – нельзя, уже могут задержать. А смотрите, вот если человек хочет прийти и выразить свое отношение в форме одиночного пикета к каким-то коммунальным проблемам, жилищным, природоохранным, любым. Он хочет это донести до органов власти, например, до депутатов у Мариинского дворца или до правительства города у Смольного или у Невской ратуши. Вот человек придет, встанет у входа. А если еще кто-то захочет? Н не сможет, потому что ему нужно на 50 метров отойти, а его там просто не увидят. Ну откуда такая норма взялась? Зачем 50? Надо уменьшить. Вот я предложил 15, посмотрим, как проголосуют депутаты. И еще одна важная вещь. Мы живем в XXI веке, веке информационных технологий, когда у всех есть интернет, когда все открыто. Так почему те заявки на публичные мероприятия, которые поступают в администрацию, они где-то там спрятаны? Почему их нельзя разместить в интернете? Если бы они размещались в интернете публично в онлайн-режиме – вот человек подал заявку, всё, вот мы видим. Но без персональных данных, конечно, без адресов, без паспортных данных. И это, если бы было реализовано, в Москве, кстати, такая практика есть, а в Петербурге почему-то нет. Из-за того, что нет такой практики, возникают конфликты, возникают какие-то фейковые мероприятия, которые вот человек за полчаса пришел и подал до вас, и вы уже не можете, потому что место занято. Вот такие мероприятия, которые вызывают подозрения, что они специально создавались, чтобы препятствуют проведению других, они очень часто у нас бывают. Просто наблюдения, которые мои сотрудники ведут, показывают, что часто предлоги, под которыми отказывают в согласовании мероприятий, они оказываются придуманными. Прозрачность – как раз тот инструмент, который может с этим бороться.

А. Петровская Еще, Александр Владимирович, хочу вернуться к проекту закона, который в первом чтении был принят в начале февраля. Вы уже сказали, что это шаг в правильном направлении, но у меня как раз вопрос. С одной стороны, вроде бы действительно легализация заявленная… ой, простите, либерализация заявленная – всё вроде хорошо. С другой стороны, те условия, которые предлагают депутаты, тот проект, который был предложен Александром Бегловым, возникает вопрос – а это все действительно движение в нужном направлении или это некий такой фасадная история, которая связана с выборами, со стремлением пойти навстречу, но не слишком далеко. Почему этот вопрос возникает? Потому что сразу после первого чтения возникает вопрос согласования митинга памяти Бориса Немцова, и заявители вначале получают отказ. Где же вот эта история про либерализацию, про упрощение? Понятно, что закон не принят, но, тем не менее, вроде как есть движение в этом направлении, оно должно идти. И только со второго раза удалось согласовать митинг. Насколько эта история действительно за права?

А. Шишлов Вы правы, совершенно правы. Действительно, пока трудно оценить, насколько эти заявления, которые были сделаны, насколько это движение в правильно направлении пойдет далеко, как это все будет происходить, пока однозначно сказать нельзя. Потому что есть действительно какие-то маленькие шаги. А с другой стороны, эта история с митингом памяти Бориса Немцова – она как раз очень показательная, потому что в прошлом году тоже были сложности с его проведением. Мы тогда обсуждали это, с Георгием Сергеевичем Полтавченко митинг был согласован. А в этом году первоначально организаторы получили отказ. Я тогда публично выразил свое недоумение, потому что Александр Дмитриевич Беглов делал заявление о том, что нужно менять практику применения и либерализовать эту сферу нашей жизни, а на практике получился отказ. И я напомню, что в прошлом году на площади Ленина прошел митинг, и все было нормально. Об этом же, кстати, напомнил Михаил Федотов, председатель Совета по правам человека. И в результате администрация свою позицию изменила. Это можно только приветствовать, хотя лучше бы сразу позиция была более доброжелательная и конструктивная.

А.ШИШЛОВ: Мы живем в XXI веке, у всех есть интернет. Так почему заявки на публичные мероприятия, которые поступают в администрацию, они где-то там спрятаны?


А. Петровская Ну вот эта апелляция, обращение губернатора – она ли сыграла свою роль, как вы считаете? Здесь именно губернатор все решает в конечном итоге?

А. Шишлов Ну, это же исполнительная власть. Формально, конечно, решение принимает Комитет по вопросам законности. Но я думаю, что они консультируются и с более высоко стоящими руководителями.

А. Петровская Мы прервемся сейчас на московские новости и продолжим.

НОВОСТИ

А. Петровская: 1334 на часах студии «Эха». Мы продолжаем. Напомню, что напротив меня Александр Шишлов, уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге. Александр Владимирович, мы с вами поговорили о поправках, о том, как, собственно, нужно либерализовать не фасадно, а так наверняка и до конца, законодательство о митингах. Посмотрим….

А. Шишлов Да, поговорили о свободе собрания, теперь, как я понимаю, вы хотите поговорить о свободе прессы?

А.ШИШЛОВ: К Марсову полю были возражения, что это еще и мемориальное кладбище, и не очень удобное место для того, чтобы там собираться.

А. Петровская О свободе прессы, да. Это тоже важный момент, потому как разобрались с митингами и пикетами, теперь давайте с Законодательным собранием определимся, что там происходит. Я напомню, это история про недопуск, отсутствие для нашего журналиста Сергея Кегермазова. В общем, все бы ничего, казалось бы – не пустили один раз, мест много. Но мы видим, коллеги-журналисты, кто присутствует, что мест достаточное количество, зал практически пустой для аккредитованных по этой аккредитации журналистов. Простите за этот каламбур. И эта ситуация повторяется из раза в раз, и так далее. Плюс мы видим комментарии спикера Законодательного собрания Вячеслава Макарова на этот счет. Сегодня Борис Вишневский сказал, что эта история с депутатами не связана. Вот есть пресс-служба, вопросы, значит, к ней. Но это все-таки про пресс-службу? Или, с учетом всех комментариев, это политический какой-то момент? Как разобраться?

А. Шишлов Вообще, я думаю, что эти все истории, связанные с аккредитациями, с допуском журналистов, вообще, с отношениями журналистов и органов власти – это история, в общем-то, про всех, про нас с вами. Не про вас как про журналиста, а про вас как гражданина. Потому что роль журналистов очень важна. Без журналистов, без заинтересованных профессиональных въедливых журналистов мы меньше будем знать, что на самом деле происходит в органах власти и вообще в мире. Роль журналистов очень большая. И, конечно, меня очень огорчает, что у нас сейчас в Петербургском парламенте такая ситуация сложилась, что кто-то может получить аккредитацию, кто-то не может. Я, кстати, допускаю, что там возможны какие-то личные мотивы. Может, кто-то из журналистов когда-то нелестно о ком-то высказался, кого-то обидел.

А. Петровская Там даже конкретная история.

А. Шишлов Слова и их образы выражения своих мыслей – их, конечно, лучше выбирать и не опускаться до оскорблений, до непрофессионализма. Бывает, к сожалению, бывает часто, вы согласитесь со мной, что журналист, в общем-то, и не в теме, а делает заключения такие категоричные, которые не соответствуют реальности. Естественно, это кого-то может обидеть. Но это никоим образом не может быть основанием для того, чтобы не пускать, лишать аккредитации. Вот это совершенно неправильно. Журналист должен иметь право выполнят свою работу. Я помню, у меня довольно богатый парламентский опыт. Я начинал свою работу как депутат еще в Ленсовете, в 1990 году. В те времена вообще не было проблем с аккредитацией, с доступом. Тогда там вообще даже мы убрали даже пункт контроля. Но тогда, может быть, были не такие сложные времена, не было таких угроз терроризма. Но любой, не только журналист, любой житель города мог прийти в Мариинский дворец и наблюдать за тем, как работают депутаты. Но сегодня другие времена. Конечно, журналисты должны иметь возможность присутствовать и смотреть за дискуссией, следить за дискуссией, делать свои публикации. Это, на мой взгляд, просто азбучная истина.

А. Петровская Да, но там же ситуация вполне конкретная. Не просто какой-то журналист, и каких-то журналистов то этого не пускают, то этого. Не пускают конкретного журналиста Сергея Кегермазова, нашего журналиста. И мы видим конкретные комментарии от спикера Законодательного собрания. То есть, здесь все выглядит вполне конкретно, и от этого становится еще страшнее, если честно.

А. Шишлов Я думаю, что надо уходить от конкретных комментариев, выражения своих эмоциональных оценок, потому что политик все-таки отличается от простого человека. Он несет большую ответственность, и он должен понимать, что любое его слово может отозваться не так, как он предполагает. Поэтому я очень надеюсь, что эта история разрешится благополучно, и Сергей Кегермазов сможет работать в Законодательном собрании, и вот этот накал эмоций спадет. Потому что в этом заинтересованы на самом деле не только и не столько журналисты и депутаты, сколько все мы, жители города.

А. Петровская Да, будем надеяться, что нам удастся возобновить постоянное сообщение из Законодательного собрания Петербурга, потому как там много важного и интересного происходит. В частности, вот мы с чего начали, в следующую среду предположительно будет обсуждаться второе чтение Закона о митингах. Надеемся, что нашим журналистам тоже удастся передавать информацию с Законодательного собрания.

А. Шишлов Я тоже на это надеюсь.

А. Петровская Давайте пойдем дальше. Еще вопрос в отношении грядущих выборов. Эта история тоже очень важная, потому как недавно состоялось в Смольном закрытое совещание. Представители администраций президента и представители администраций и муниципалитетов. И насколько я знаю, Борис Вишневский обратился к вам с письмом по этой ситуации, потому как посчитал ее совершенно неприемлемой. Вы в свою очередь тоже обратились к Элле Панфиловой, к Александр Беглову, Виктору Миненко. Есть ли у вас какие-то письменные ответы от высшего (неразборчиво)

А. Шишлов Ну, я об этой ситуации узнал раньше, чем депутаты ко мне обратились, как раз благодаря журналистам. Была публикация в газете «Коммерсантъ» о том, что такие мероприятия готовятся. Меня это очень обеспокоило по нескольким обстоятельствам. Во-первых, у нас в сентябре будут не только губернаторские выборы, но и муниципальные выборы. А муниципальные выборы, муниципальные депутаты – это все вопросы, которые относятся к местному самоуправлению. А я хочу напомнить, что в соответствии с Российской Конституцией местное самоуправление от государственной власти отделено. Это самостоятельная структура, самостоятельный институт, созданный для того, чтобы люди на уровне наиболее близком к ним могли решать вопросы, которые называются вопросами местного значения, не оглядываясь на государственную власть, на органы государственной власти. И когда проводятся какие-то совещания, где руководители муниципалитетов должны представлять какие-то электоральные стратегии, отчитываться, какая у депутатов политическая позиция, кого они готовы поддержать на выборах, отчитываться перед органами государственной власти – это у меня вызывает большие вопросы, соответствует ли это Конституции. И я эти вопросы поставил тоже, в том числе. Я надеюсь, что Прокуратура тоже проведет проверку и проинформирует о своих выводах. Но суть здесь в том, что, если мы действительно хотим, чтобы у нас выборы были честными, чтобы мы могли им доверять, чтобы не было манипуляций, то они должны и готовиться честно и открыто.

А.ШИШЛОВ: Может быть, кому-то кажется, что это хорошо, когда Петербург оказывается в центре скандалов, когда сотни людей задерживаются за то, что хотели выразить свою позицию.

А. Петровская А мы хотим?

А. Шишлов Ну вот я хочу. Вы хотите, Александра?

А. Петровская Я хочу. Все хотят.

А. Шишлов Я думаю, что многие слушатели тоже этого хотят.

А. Петровская В Центризбиркоме тоже, мне кажется, хотят.

А. Шишлов Элла Панфилова совершенно однозначно об этом говорит. Ее действия и ее заявления об этом говорят. Она совсем недавно была в Петербурге. Была встреча, на которой я тоже участвовал. Все говорят, но все ли делают? Если говорить о таких закрытых совещаниях, где собирается очень разный состав, в том числе, и муниципальные деятели, и деятели администрации, то, учитывая предысторию, неизбежно возникает вопрос – о чем они там договариваются? О том, как организовать избирательную кампанию политически? Как организовать агитацию? А это не их обязанность. Конституция, законодательство не дает им таких оснований организовывать выборы. Участвовать в кампании, организовывать кампанию – это вопрос политических партий, кандидатов. Организация выборов – это вопрос избирательных комиссий. А органы власти государственной и органы местного самоуправления – они должны содействовать избирательным комиссиям в предоставлении помещений, оборудования, но уж конечно не в вопросах избирательных стратегий, паспорта округа политического или кого там… степени лояльности депутатов. Это совсем другие вопросы. Если такие совещания будут проводиться закрыто, то можно, что угодно могут говорить участники этих совещаний. Но любой человек, который видит, что происходит, я думаю, не поверит. Поэтому это первое условие – давайте, если такие совещания нужны, если есть желание помочь в организации выборов, тогда надо на них приглашать представителей политических партий, представителей возможных кандидатов. Я готов своих представителей направлять. Давайте разговаривать открыто. А другой сюжет, который параллельно с этим, его просто нельзя о нем не сказать, это муниципальный фильтр так называемый. Для того чтобы участвовать…

А. Петровская Александр Владимирович, простите, я вас перебью. До муниципального фильтра еще маленький вопрос. Те обращения по конкретно этому сюжету, которые вы отправили и Элле Александровне, и Александру Дмитриевичу Беглову, вы ответов пока не получили?

А. Шишлов Ну, конечно. Прошло всего три дня. Они должны все-таки сами еще разобраться в ситуации. Но свою оценку я высказал и свою озабоченность я высказал.

А. Петровская То есть, вы ждете, что ситуация будет разрешена, и подобных больше историй не будет?

А. Шишлов Посмотрим, посмотрим. Если будут продолжаться закрытые совещания, это значит, одна тактика выбрана. Если она будет трансформирована в открытость, мы тогда будем это приветствовать с вами вместе, и, думаю, любой житель города будет рад видеть, что к выборам готовятся честно, не имея никаких задних мыслей.

А. Петровская Тогда вот этот случай с закрытым совещанием можно будет рассмотреть как некую ошибку, которую исправили?

А. Шишлов Я думаю, что мы вернемся к этому через какое-то время.

А. Петровская Про муниципальный фильтр, с которым тоже нововведение планируется. Непонятно, правда, успеют ли к петербургским выборам, потому что сейчас речь идет о том, чтобы снизить порог, который сейчас на максимуме.

А. Шишлов Я лично вообще считаю, что это под вопросом, соответствует ли муниципальный фильтр Конституции, потому что муниципальные депутаты тем самым оказываются вовлеченными в организацию государственной власти, а это системы, которые по Конституции разделены. Но даже сегодня, даже при нынешнем законодательстве, который, кстати, в Петербурге был принят по самому жесткому варианту – 10%, хотя можно было сделать 5%. Но даже в этом варианте он позволяет поддержать 10 разных кандидатов. И вот лично для меня как для уполномоченного по правам человека это такая лакмусовая бумажка будет. Просто первый вопрос, первый тест – можно ли будет называть губернаторские выборы честными, свободными, демократическими? У нас в Петербурге в Законодательном собрании есть шесть фракций, шесть партий имеют свои фракции. Если эти партии захотят выдвинуть своих кандидатов…

А. Петровская Многие уже объявили об этом.

А. Шишлов Вот я считаю, что они должны иметь такое право. И для меня это будет первым ответом, можно ли считать выборы демократическими и честными. Если эти кандидаты от парламентских партий пройдут этот фильтр, будут зарегистрированы, тогда можно будет говорить о том, что созданы предпосылки для честных выборов. Если нет, это будет совсем другая история.

А. Петровская Спасибо большое. Александр Владимирович Шишлов был у нас в прямом эфире. Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире