'Вопросы к интервью
26 февраля 2019
Z Интервью Все выпуски

Почему президент предложил смягчить отношение к религиозным меньшинствам


Время выхода в эфир: 26 февраля 2019, 13:17

Л. Гулько 13 часов 15 минут, Лев Гулько, добрый день. У нас в студии адвокаты Александр Мелешко, и Евгений Смирнов, здравствуйте, добрый день.

А. Мелешко Добрый день.

Е. Смирнов Здравствуйте.

Л. Гулько А мы продолжаем наш большой разговор не первый уже эфир, и сего дня как бы красной линией пройдет тема, почему президент предложил смягчить отношение к религиозным меньшинствам. Но я бы сначала может быть спросил вас, что сейчас происходит с вашими подопечными саентологами? Потому, что в общем тоже религиозные меньшинства, и не зря президент так все это сказал.

А. Мелешко Лев, напомню, что мы с Евгением защищаем двух членов Санкт-Петербургского саентологического сообщества, по обвинению в экстремизме и незаконном предпринимательстве. Дело расследуется с 2016 года, наши подзащитные задержаны были 6 июня 2017 года, и вот до сих пор в отношении них действует мера пресечения различной степени тяжести, с позволения сказать. И вот буквально недавно в отношении подзащитного Евгения была проведена мера пресечения в виде заключения под стражу, в отношении моей подзащитной был продлен домашний арест, практически уже до двух лет. И вот такие события, конечно для нас, адвокатов вроде бы и не являются в нашей реальности совсем необычными. Потому, что по статистике Верховного суда, 97% ходатайств следователя о продлении меры пресечения, они удовлетворяются. И вроде бы, ну что же тут такого, вот в очередной раз продлили. Нужно подумать о тех обвинениях, по которым наши подзащитные вот уже два почти года, находятся в условиях изоляции от нормальной человеческой деятельности. Эти обвинения совершенно абсурдны, это обвинения в ненасильственных преступлениях. Наши подзащитные ничего не украли, никого не убили, никому не причинили никакого вреда, и тем не менее, они находятся под стражей. Почему? Потому, что ту религию, которую они исповедуют, она в общем-то не устраивает с точки зрения своих (неразборчиво), с точки зрения своих внутренних посылов кого-то вот из правоохранителей. Они считают, что саентология, такая вредная религия, которая может привести видимо к каким-то деструктивным последствиям, в виде возбуждения ненависти и вражды.

Л. Гулько Насколько я помню вы рассказывали, что в общем их проступок, с точки зрения правоохранительных органов, он вообще не выходит за пределы саентологов, он как-то внутри этого сообщества, да? Это вот еще один абсурд такой, он внутри сообщества.

А. Мелешко Конечно. Каждая религия, и каждая религиозная группа, вправе вырабатывать определенные правила, которым следовать. Если эти правила не распространяются вовне, если эти правила не затрагивают права других людей… Колхоз, дело добровольное.

Л. Гулько Да.

А. Мелешко Никакого насилия внутри этой группы не было. В чем существо обвинения? В том, что они определенным образом называли этические проступки, этическими проступками.

Л. Гулько Это внутри себя?

А. Мелешко Внутри себя. Вот это, с точки зрения саентологии, этический проступок, говорили они. Точно так же, как православные говорят, что вот это грех. Но никто не догадался еще обвинять православных в том, что они вводят понятие греза для того, чтобы унижать людей. Почему же саентологов обвиняют в том, что они ввели понятие этический проступок для того, чтобы обижать своих единоверцев, вот это не понятно. И конечно, такая ситуация, она не могла не… В общем-то, возбудить общественность, не могла не отразиться и в каких-то позициях высших руководящих лиц, которые посчитали, что это все недостойно нашей страны, вот так относиться к религиозным меньшинствам. Евгений.

Е. Смирнов Да, Александр. У нас обвинение по сути вот в том, что издавались этические приказы, напрямую относятся к одному человеку, только к руководителю религиозной группы. Вот моего подзащитного Сахибалиева держат под страже на протяжении двух лет… Вот просто вдумайтесь в формулировку, за то, что он согласовал выделение денежных средств на покупку бумаги, на которой в последующем напечатались некие экстремистские тексты, по мнению следствия. Вот только за это, человека держат под стражей в СИЗО, на протяжении двух лет.

Л. Гулько Он согласовал (неразборчиво).

Е. Смирнов Он, просто как будучи бухгалтером религиозной группы, согласовал выделение денежных средств…

Л. Гулько С руководителем.

Е. Смирнов С руководителем, сообществом…

Л. Гулько Внутри опять же?

Е. Смирнов Внутри организации.

Л. Гулько Внутри организации, да. Как вообще вот этот абсурд мог вылиться наружу? Кто-то должен был на кого-то я не знаю, что как подать, куда? Вот как вообще, вот я себе могу… Не могу в смысле себе представить, как из внутри сообщества, вдруг все это…

Е. Смирнов Ну вообще, оперативная разработка всего этого дела, началась не в момент возбуждения уголовного дела, она началась за два года до 2016 года. В религиозной организации была проставлена скрытая прослушка, какую в последующем мы узнали…

Л. Гулько Внутри был внедрен кто-то, нет?

Е. Смирнов Ну не внедрен, видимо приходили ночью, и просто устанавливали оборудование. Вели прослушку, никаких потерпевших по делу как не было, так и нет до настоящего момента, никаких таких явных свидетелей обвинения тоже нет. По-сути, сами сотрудники спецслужб, инициировали это дело. Они его придумали, высосали из пальца и возбудили, и расследуют его.

А. Мелешко А никаких доказательств, вот с точки зрения следователей не нужно. Потому, что сами материалы, которыми руководствуются наши подзащитные, считает следствие, носят на себе характер преступных. И следование этим материалам, считают органы, и есть преступление. Поэтому, не надо никого допрашивать, не надо ничего устанавливать. Забери материалы, отдай экспертам, и так называемые эксперты, заранее подобранные оперативно-розыскным путем, то есть тем путем, которое следствие устраивает, это специально подобранные люди, они скажут что да, вот это экстремизм. Поэтому, ничего доказывать не нужно. Но я бы хотел обратить внимание, и на более широкий контекст. Вот посмотрите, вот у нас не только ведь с религиозными меньшинствами такая проблема, на которую обратил внимание президент, говоря о том, что нужно смягчить уголовно-правовую риторику, и смягчить вот эти меру уголовно-правового воздействия. Вот недавно глава инвестиционного фонда был арестован, да?

Л. Гулько Да.

А. Мелешко В сфере предпринимательства, да? Совершенно такие наезды на бизнес осуществляются. Посмотрим на журналистику, на сферу-журналистику, вот мы защищаем в Петербурге такого журналиста Шевченко, который писал про кризис в банковской деятельности, и банк вышел на него с предложением рекламного контракта, а потом обвинил в вымогательстве, да? В сфере журналистики точно такие же истории, в сфере даже наших коллег-адвокатов. Вот мы защищаем двух адвокатов, отца и сына Злоновых, в отношении которых возбуждено дело по оскорблению представителей власти. Кстати, следователя УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в связи с тем, что якобы он публично, а именно в помещении изолятора временного содержания, вот оскорбили этого следователя. Вот эти все сферы не криминальные, все сферы общественной деятельности, они почему-то оказываются зарегулированными уголовно-правовыми нормами. И вот так происходить не должно, возможно мы становимся свидетелями той ситуации, когда властные силовые элиты, они просто не могут по-другому с обществом общаться, да? Вот в сфере религии пожалуйста, вот 282-я, в сфере бизнеса, 159-я статья, да? Которые носят резиновый характер, и являются неким универсальным способом урегулирования отношений. Это говорит о кризисе власти, нет нормальных способов управления в обществе. Вот мы моем управлять теми или иными областями общественной жизни с помощью уголовного кодекса, и вот мы это делаем. Правильно ли это? Нет. И не случайно президент Путин и в сфере бизнеса сказал, что не надо кошмарить бизнес. Много раз говорил, да, Евгений? Вот я знаю, что недавно в послании был Федерального собрания, что он там поднимал эту тему.

Е. Смирнов Да, он поднимал эту тему. Тему поднимал не только в ходе послания, ну просто куда уже все катится? Инвестиции в российскую экономику, за прошлый год ну самое минимальное, за все новое время. Уже никто не хочет инвестировать в нашу страну, денег просто не хватает, предприниматели бегут за рубеж.

Л. Гулько Давайте посмотрим, что нам пишут. Потому, что народ реагирует на наш с вами разговор. «Я исповедую саентологию», — пишет Громова Геолина из города Санкт-Петербурга, кстати говоря, — «более 20 лет, она избавила меня от скуки и хандры, саентология сделала меня активным членом общества. Когда же наконец выпустят ребят из СИЗО», спрашивает Геолина Громова. И еще один, сейчас я найду, сейчас еще один тут… Есть у нас сообщение: «Я знаком со многими саентологами, это адекватные, порядочные люди, они поддерживают семейное отношение, помогают городу». Опять же, из Санкт-Петербурга: «Почему их пытаются оболгать, и навязывают ложь с экранов телевизора? Какая ваша точка зрения на это»? Татьяна Геннадьевна, из города Санкт-Петербурга. И третье, давайте сразу три прочту: «Зачем такое многообразие…» Из Санкт-Петербурга: «Зачем такое многообразие религий, а то чиновники разобраться не могут».

А. Мелешко Ну, давайте по порядку пойдем.

Л. Гулько Давайте.

А. Мелешко Когда выпустят? Выпустить должны давно, а точнее, не должны были их задерживать. Потому, что в цивилизованной стране, которая признает в соответствии со статьей 28-й конституции религиозные многообразия, граждане не могут сидеть за религию. Поэтому, здесь вопрос для нас как для адвокатов, совершенно даже не стоит, их не должны были задерживать. Значит, что касается вопроса о том, что чиновники могут запутаться. Вы знаете, они для начала должны постараться разобраться. Вот в Санкт-Петербурге саентологи с 90-х годов пытались зарегистрироваться в качестве религиозной организации. Подали более шести заявлений, и везде был отказ. Я знаю, что они много раз пытались найти того ответственного человека в Санкт-Петербурге, который ведает религиозными делами, чтобы он им рассказал, как нужно построить их организацию чтобы ни у правоохранительных органов, ни у органов юстиции не было…

Л. Гулько Есть просто какие-то критерии, да?

А. Мелешко Да, есть определенные критерии, и есть формальные критерии, есть критерии значит заключающиеся в том, что нужно провести экспертизу, и ответить на вопросы, религия это, или нет. Но до экспертизы это дело даже не дошло. По формальным причинам возвращали бумаги саентологам, в итоге они не стерпели там на пятый-шестой раз, пошли в Европейский суд по правам человека, Европейский суд сказал, что все отказы РФ не основаны на статье 10-й и 11-й Европейской конвенции. Так же статьи 9-й, гарантирующей право на коллективное вероисповедание, право на свободу собраний. И тем не менее, это решение не исполнено до сих пор. Не надо ни в чем разбираться, нужно исполнять российские законы. Если решение Европейского суда по правам человека (неразборчиво) 46-й статьи Европейской конвенции обязательно, нужно просто взять его, и выполнить, не надо ни в чем разбираться.

Л. Гулько Тут ведь понимаете, какая история мне кажется, что может быть они… Я имею в виду тех, кто обвиняет, да? Со стороны обвинения. Может они и рады пойти на попятную, но надо как-то и лицо сохранять, чтобы были и овцы целы, и волки сыты…

А. Мелешко Да, вот мы на второй вопрос не ответили, относительно того, почему эти преследования-то развиваются. У нас видение такое, что есть определенное желание у правоохранительных структур, получить свои бюджеты, обосновать свою значимость, показать, что они несут важную социальную функцию для общества, расследуя серьезные экстремистские преступления в преддверии чемпионата мира по футболу, и вот сейчас. И поэтому, это дело наверное и зародилось для того, чтобы обосновать вот эту вот якобы имеющуюся социальную значимость. Но теперь уже президент, вроде бы как бы дал оклик, что хватит.

Л. Гулько Вот сказал уже, да

А. Мелешко И получается, что два года расследовали не понятно что, сейчас надо как бы сворачиваться.

Л. Гулько Да.

А. Мелешко Значит свернуться тоже, вроде бы амбиции какие-то наверное генеральские там, или полковничьи, я уж не знаю какие, не позволяют. Нужно искать выход, выход в том же самом, соблюдать российские законы по ноне действующей редакции 282-й статьи. Если преступление значит в виде возбуждения ненависти и вражды совершено впервые, никакой уголовной ответственности. Это вообще не преступление, это административная ответственность. Вот на эту административную ответственность и надо переходить, я считаю. И тогда будут и волки сыты, и овцы целы.

Л. Гулько Это в смысле компромисс, да?

А. Мелешко Это ну, в известной степени компромисс, хотя для меня как для юриста, здесь не может быть компромисса потому, что я считаю, что они вообще ничего не нарушали. Но с точки зрения какого-то политического разрешения этой ситуации, это был бы компромисс.

Е. Смирнов Ну есть и другой компромисс, у нас обвиняют не только в экстремистских статьях, но в незаконном предпринимательстве. Прекратите преследование за экстремизм, и давайте спокойно разбираться, было незаконное предпринимательство, или не было. Это тоже компромисс, который ну, позволит придти наверное к тому, чтобы и овцы были целы, и волки сыты.

Л. Гулько Ну, надо надеяться, что после вот выступления президента, наверное может быть что-то сдвинется, с какой-то вот с этой вот так сказать точке, на которой сейчас зависла вся эта история.

Е. Смирнов Ну, определенные подвижки мы уже чувствуем, поскольку у нас все-таки следствие… Формально уже следственные действия окончены, то мы видим отношение суда. При последнем продлении меры пресечения, суд частично удовлетворил ходатайство следователя, и существенно на треть снизил срок содержания под стражей, который просил следователь. То есть, продлили меру пресечения не на три месяца, а уже на два.

Л. Гулько Ага, то есть, дальше будет на один, а потом будет что?

А. Мелешко Ну, вашими бы устами, но мы…

Л. Гулько 20 секунд у нас.

А. Мелешко Да, мы знаем, что президент очень много говорит правильных вещей. Много раз говорилось о том, что не надо кошмарить бизнес. Что с бизнесом сейчас, вы и сами знаете.

Л. Гулько Премьер говорил.

А. Мелешко Да, будем надеяться, что все-таки эти слова, они реализуются в реальную уголовно-правовую политику, что они будут восприняты правоприменителями, и наши доверители, вот сидящие практически ни за что, они будут с нами.

Л. Гулько Ну, давайте мы сделаем небольшой перерыв на новости, затем вернемся в студию, продолжим разговор. Я напомню, у нас в гостях адвокаты Александр Мелешко, и Евгений Смирнов.

НОВОСТИ.

Л. Гулько Я напомню, что у нас в студии адвокаты Александр Мелешко и Евгений Смирнов. Поговорим сейчас о том, почему именно сейчас президент предложил смягчить так сказать, в наше это время отношение к религиозным меньшинствам, но перед этим напомню, что телефон для ваших СМС сообщений +7-985-970-45-45. Разные приходят, например с Пензенской области: «Можно сразу и в лагеря отправлять». Ну такая, ирония такая у человека, это понятно же, да? Потому, что как он пишет: «Дела на всех более-менее заметных людей уже должны сами давно пройти все судебные инстанции, автоматически».

А. Мелешко Понимаете…

Л. Гулько Евгений из Пензы.

А. Мелешко Ирония здесь в чем? В том, что саентологи, они даже политической деятельностью не занимаются.

Л. Гулько (Неразборчиво), все там внутри себя…

А. Мелешко Да, в этом-то и опасность, что криминальными объявляются не политические сферы жизни: религиозная, профессиональная, журналистская, религиозная, да?

Л. Гулько Да.

А. Мелешко Если бы дело касалось политиков, борьбы за власть и так далее, мы бы могли найти хоть какое-то разумное логическое объяснение, но не в этой ситуации. Потому, что сейчас люди, которые никак не борются за политику, и всегда говорили… А саентологи всегда говорили о том, что мы поддерживаем действующее правительство, вот эти люди оказываются в общем-то потенциальным лекторатом действующей власти, и они же претерпевают страдание от этой власти. Вот это парадоксально даже с какой-то политологической точки зрения. Что касается президента? Вот опять у нас президент должен заниматься ручным управлением. Лампочка не горит – вопросы к Путину. Значит, уголовное дело не правильно расследуется, вопросы к Путину. Вот мы только что слышали, да, по главе инвестиционного фонда.

Л. Гулько (Неразборчиво), да.

А. Мелешко Опять что-то Путин сказал или не сказал, и все там вот думают, как…

Л. Гулько На закрытой встрече.

А. Мелешко Как интерпретировать, как истолковать. Вы знаете, уже такая прямо секта толкователей Путина, что он сказал по тому или иному делу, понимаете? Такого конечно в правовом государстве быть не должно. Но это есть, и мы должны с этим работать, вот как есть. Почему Путин? Я все-таки уверен, что это ответственный глава серьезной внешнеполити… серьезной державы, и он вынужден выстраивать отношение, в том числе с западом, с нашими партнерами, в том числе с державами, другими супердержавами. И было бы совершенно непотребно, если бы он вдруг вот стал не рукопожатным человеком, среди развитых демократических лидеров. Поэтому, он естественно вынужден говорить о том, что в России не будет никакого притеснения в отношении свободы религий, и вот этот вот вынужденный характер, я не могу сказать, он внутренне согласен с этим, не согласен, даже не берусь судить. Но тем не менее, такие заявления он делает, и мы должны их уважать, и поддерживать, и принимать.

Л. Гулько Понимаете, он может быть согласен, и может быть выступить, но мы же много раз видели, что вот президент говорит, премьер говорит, и все, и как в пустоту. А дальше люди, которые так сказать все это исполняют, или скорее не исполняют, в этом еще вот какая-то странная вещь, да?

А. Мелешко Здесь два объяснения…

Л. Гулько Вот механизм, который дает… Да…

А. Мелешко Вот в этом парадоксе два объяснения, либо мы на внешнеполитической арене один спектакль играем, а внутри страны другой спектакль играем, это первое объяснение. Очень бы не хотелось в этот спектакль верить, и в то, что это так происходит. И второе объяснение в том, что первое лицо не до конца контролирует ситуацию, которая происходит на местах. Его мессенджи поему-то не слышат. Не то, не другое объяснения я думаю, нас не устраивает.

Л. Гулько Нет, конечно. Потому, что вторая ситуация говорит о параличе исполнительной власти, значит а первая ситуация говорит о том, что ну, нас считают с вами за болванов как в фильме «17 мгновений весны», в старом польском преферансе. Я думаю, нас такое положение так же не устраивает. Вот, поэтому какой выход из этой ситуации?

А. Мелешко Выход еще раз, следование закону. Вот если мы все будем исполнять российские законы, которые не так плохи, которые в принципе позволяют сбалансировать различные правоотношения, мы все устаканим. Мы не будем иметь проблем с религиозными меньшинствами, мы выстроим отношение с значит иными какими-то преследуемыми, угнетаемыми меньшинствами, и все будет нормально. Вот мне видится вопрос в этом.

Л. Гулько Пришло сообщение от Марины, которая вот она пишет о том, что на тоже так сказать, вот была саентологом, попала туда внутрь этого сообщества, заплатив, как она пишет, внушительные деньги за вступление. Когда поняла что и кто заинтересован в ней, ну там в наивных как она пишет но не в заблудших душах рвануло. Но стоило все это стоических усилий вернуть деньги, и главное отстоять свою свободу, и на принятие решений. На это ушел день, меня просто не выпускали, и там лгали, лгали и запугивали, это было в Москве, в одном из бывших офисов саентологов… Дальше она пишет, я за не преследование людей по вероисповеданиям, но вот как-то все это внушает ей понимаете, это вот… Она считает, что как-то все это… Оправданно их преследовать. Такие люди есть тоже.

А. Мелешко Вы знаете, здесь ответ на этот вопрос нужно таким образом построить. Саентолог или не саентолог, православный или не православный, это не значит, что человек хороший или плохой. Мы знаем, вот буквально были недавно публикации, что и в католической церкви, там священники…

Л. Гулько Это скандал на весь мир.

А. Мелешко Да, занимались растлением детей.

Л. Гулько Причем давно это происходит.

А. Мелешко То есть религиозная принадлежность, она не говорит о том, что человек совершает, или не совершает преступление.

Л. Гулько Он же не святой, он человек, понимаете?

А. Мелешко Да, и если мы отстранимся от обвинении в преступности догматических верований, и сосредоточимся на преследовании конкретных преступлений, которые совершались или не совершались. Вот в этой ситуации мы будем с вами на правильном направлении.

Е. Смирнов Даже посмотрите, что написала радиослушатель. Ей потребовался всего лишь день на то, чтобы вернуть все деньги, которые она вложила в саентологию. Никаких от нее сверхъестественных не знаю, действий не потребовали, она спокойно вышла оттуда. Она вышла без какого-либо ущерба из саентологии. Так ну, о каком здесь даже можно говорить…

А. Мелешко У нас Лев Толстой, он тоже был православным, потом перестал быть православным, разочаровался. То есть, есть разочарованные люди, ничего в этом страшного, это естественно.

Л. Гулько Конечно. Смотрите, еще одна СМС-ка, тоже довольно любопытная, как бы немножко с другой стороны. А ну так говорить – это одно, а делать… Кстати, к поддержке этой власти. То есть, саентологов человек из Москвы, как бы ставит им в укор о том, что они сами власть поддерживают, ну вот сами себе выбрали это, как он пишет.

Е. Смирнов У нас многие религии в принципе, ставят одну из целей – поддержку действующей власти. Это в том числе и православная власть, и православная религия, и католическая.

Л. Гулько Кстати, и в советской (неразборчиво) что как-то вот… Да.

Е. Смирнов Да, это всегда было, это не особенность саентологии, это скорее особенность вообще любой религии.

А. Мелешко Богу — богово, а Кесарю – кесарево.

Л. Гулько Ну, то есть вы занимаетесь своими делами, а мы будем заниматься своими делами.

Е. Смирнов Да.

Л. Гулько Мы не вступаем не в какие (неразборчиво).

А. Мелешко Это вопрос опять же не саентологам, почему выбрали эту власть, это вопрос всем нам, почему мы все выбрали эту власть. Этот вопрос наверное за рамками нашей передачи находится.

Л. Гулько Ну конечно, я тоже так себе представляю это, и вообще как-то никогда не осуждал людей, которые там что-то кого-то поддерживают, не поддерживают если. Мне кажется так же, как артисты, понимаете?

А. Мелешко Потом вот посмотрите, а что, президент все говорит правильно.

Л. Гулько Да.

А. Мелешко Почему его не поддерживать? Он говорит, что не надо преследовать религиозные меньшинства. Ну, не нужно их всех причислять к деструктивным сектам, не нужно их всех объявлять террористами. Он говорит-то правильно. Как такие вещи не поддержать, и я такие вещи поддерживаю, и эти фразы я поддерживаю.

Л. Гулько Да, вот дальше, дальше интересно, что.

А. Мелешко А дальше плохие бояре. Понимаете, голосуем-то мы не за плохих бояр.

Л. Гулько Ну, плохие бояре-то тоже по чьей вине?

А. Мелешко Вот по чьей вине, давайте разбираться.

Л. Гулько Это же тоже история понимаете, отдельная. Плохие бояре по чьей вине? Может быть, президенты… Так, не оправдываю преследование, даже пишет отнюдь. Ну, это Марина, она опять же пишет, я не спокойно вышла, не искажайте написанной мной. Меня не выпускали в течение всего дня, и угрожали, пишет Марина.

А. Мелешко Вот хорошо, Марин, если вам угрожали, если вас не выпускали, это означает, что насильственным образом ограничивали вашу свободу. Есть такое преступление, незаконное лишение свободы. Обратитесь в органы, органы дадут вам с удовольствием я думаю, уголовно-правовую оценку этой ситуации. Вот и все.

Л. Гулько Ну, просто Марине надо наверное напомнить, что в данном случае саентологов обвиняют совсем в другом.

А. Мелешко Конечно, совсем в другом. Если есть конкретное преступление, совершенное саентологами, не саентологами, сотрудниками правоохранительных органов, ФСБ… Эти конкретные преступления, не мысли преступления, а конкретные деяния, вот их нужно расследовать, самым тщательным образом.

Л. Гулько Есть еще один аспект, о котором вы несколько раз упоминали. Это как вы говорите, так называемые эксперты, да? Специально подобранные. Это тоже такая история, которая в общем достаточно сильно повлияла на то что происходит, да? Есть ли возможность скажем, пригласить других экспертов? Вообще, в принципе это как делается?

А. Мелешко Процессуально это действие делается так, что защита может пригласить своих специалистов, то есть сведущих людей в той или иной сфере науки, ремесла и искусства для того, чтобы они дали свое заключение, или выступили…, дали пояснение, но… Между вот этим правом и реальностью, большая пропасть, дистанция огромного размера. Потому, что реальная состязательность научных познаний, и специальных познаний в уголовном процессе, сейчас нет. Вот есть некий государственный эксперт, который и судом, и следователем принимается за некоего такого гуру…

Л. Гулько За истину.

А. Мелешко Да, за истину в последней инстанции. А ваше заключение специалистов – ну это так, постольку — поскольку. Поэтому получается, что де-юре мы можем представить свою альтернативную картину, научную картину ситуации, а де-факто все равно скажут скорее всего, что ну посмотрите даже эксперт, он же был предупрежден аж следователем об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Е. Смирнов Какое-то сообщество этих экспертов, вот у меня по одному делу об экстремизме, против директора библиотеки украинской литературы Натальи Шариновой участвовал эксперт, который давал экспертизу. Он ведет свою деятельность с 50-х годов. И я у него спросил, а много ли у вас было таких экспертиз за всю свою жизнь, об экстремизме? Ну, вроде дела штучные, он сказал, больше пятидесяти. Я говорю, а вы хоть раз не нашли экстремизм? Он говорит нет, каждый раз я находил экстремизм. У него это стоит на потоке, каждый год 10-15 заключений он выдает.

Л. Гулько Спасибо вам огромное, время наше к сожалению заканчивается, я бы закончил вот чем, СМС-кой от Ивана: «Давайте все же отличать религию от саентологии. Последнее – это лженаука», хорошо, «и с ней нужно бороться», вот мне кажется Иван главное говорит, «методами разъяснения, и убеждения».

А. Мелешко В том, что за этими методами будущее, никто не сомневается. Дай Бог, чтобы этими методами воспользовалось и следствие по нашему делу.

Л. Гулько Александр Мелешко и Евгений Смирнов, адвокаты были у нас в гостях, вел передачу Лев Гулько, до свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире