22 октября 2003 года
В прямом эфире «Эхо Москвы» Игорь Яковенко, генеральный секретарь Российского союза журналистов, Андрей Пржездомский, исполнительный директор Фонда свободных выборов, и Гералина Любарская, адвокат.
Эфир ведет Ольга Бычкова

О.БЫЧКОВА: Сегодня в Госдуме проводился «круглый стол», посвященный теме «Противодействие распространению негативной и недостоверной информации в российских СМИ», — проще говоря, тому, что называется «черным пиаром». Один из наших гостей в студии, И.Яковенко, назвал «черный пиар» одной из самых больших угроз национальной безопасности России. А адвокат Гералина Любарская утверждает, что создано целое новое направление судебной деятельности, связанное с искоренением «черного» пиара. И прежде, чем мы перейдем к вопросам, которые возникают на эту тему, а их, конечно же, много, я бы попросила И.Яковенко рассказать о том, что сегодня обсуждали в Госдуме. Что сподвигло участников «круглого стола» вдруг сейчас поднять вопрос о «черном» пиаре?
И.ЯКОВЕНКО: Я думаю, причина понятна — действительно «черный» пиар является одной из серьезных угроз национальной безопасности, потому что он действительно разрушает некоторые основы нашего общества он разрушает институт репутации, который должен, для того, чтобы общество нормально функционировало, пронизывать и бизнес, и политическую, и социальную жизнь. Условно говоря должна быть очень жесткая устойчивая связь между репутацией и жизненным успехом. Вот «черный» пиар эту связь разрушает. Он разрушает механизм социальных лифтов, которые работают от кнопки «трудолюбие», «талант», «добродетель» — в широком смысле слова
О.БЫЧКОВА: Т.е., если перевести на более простые слова, вы хотите сказать, что как только человек чего-то достиг и куда-то пробился, он обязательно становится мишенью для неких заказных публикаций.
И.ЯКОВЕНКО: И это тоже. А самое главное, что это вносит определенный хаос в социальное устройство, когда действительно любого талантливого, трудолюбивого, яркого и честного человека можно.. ну, в бизнесе это называется «недобросовестная конкуренция», когда сшибают с дистанции. В спорте ставят подножки бегуну, и так далее. Вот «черный» пиар в этом чрезвычайно опасен. Но еще более он опасен в другом в том, что он может спровоцировать, и провоцирует и общество, и власть на то, чтобы вместе с водой выплеснуть и ребенка. И борьба с «черным» пиаром, если она ведется дурацкими методами а у нас она, к сожалению, зачастую ведется очень неадекватными методами она может убить самого ребенка, убить свободу слова вот это, на мой взгляд, еще более серьезная опасность, и здесь можно говорить подлинно о национальной угрозе номер один. Потому что «черный» пиар раздражает общество, власть, и позволяет из благих побуждений, по сути дела, замахиваться на свободу массовой информации, что на самом деле и произошло — с последними поправками в закон о СМИ, в выборное законодательство, которое, по сути дела, любого журналиста, который пытается хоть что-то сказать в период выборов о кандидатах в депутаты, делает его правонарушителем. По сути дела, лишает права на профессию любого журналиста в период выборов, делая невозможной демократию вот это серьезнейшая угроза.
О.БЫЧКОВА: Авторы этих законодательных решений говорили о том, что они пытаются противостоять черному пиару, чтобы не было такого, как было в предыдущую предвыборную кампанию
И.ЯКОВЕНКО: Великий классик современности, В.Черномырдин, уже на все эти вопросы ответил «хотели как лучше, получилось как всегда», — благими намерениями.. Поэтому что они хотели, я не знаю, но получилось ужасно практически различить пропаганду, агитацию предвыборную от информирования совершенно невозможно в этом законе. Думаю, что это уже все понимают, и именно поэтому сейчас КС, надеюсь, что очень плодотворно поработает, и отменит эти совершенно безумные поправки к закону о СМИ, и об избирательном законодательстве.
О.БЫЧКОВА: Но не только перед выборами возникает вопрос о черном пиаре. В Союзе журналистов насколько часто и серьезно обсуждается эта проблема, и кто чаще становится объектами нападок — политики или бизнесмены?
И.ЯКОВЕНКО: В Союзе журналистов действует такая корпоративная организация, называется Большое жюри. Его возглавляет один из авторов закона о СМИ Михаил Федотов и один из наиболее авторитетных людей в медийном сообществе Михаил Ненашев. Это действительно авторитетная организация, она очень интенсивно работает, сейчас мы создаем региональные отделения Большого жюри, но проблема, которую вы обозначили, называется так — с ликвидацией цензуры Главлита, цензуры КПСС у нас возникло огромное количество цензур, и в частности, так называемая судебная цензура потому что, что такое нашим суды мы знаем, особенно в регионах, — чрезвычайно зависимые органы и организации, и свыше 90% всех исков по защите чести и достоинства подают чиновники главы администраций, прокуроры и т.д. И журналисты проигрывают. Проигрывают далеко не всегда потому, что действительно виноваты, а просто потому, что административный ресурс действует, особенно в регионах, очень мощно. И здесь это как раз тот механизм, когда, по сути дела, «черный» пиар, действительно существующий, провоцирует власть на борьбу с журналистами, и широким фронтом провоцирует на установление цензуры. Потому что, в общем, журналистам становится ясно, что власть вообще не только критиковать, а вообще комментировать невозможно. Мы знаем, что сейчас объявляются предупреждения СМИ, которые генерала просто назвали генералом, артистку — артисткой, — ничего другого не сказали, ни холодного, ни горячего.
О.БЫЧКОВА: А в чем проблема с артисткой и генералом?
И.ЯКОВЕНКО: Проблема в том, что кому-то показалось, что это предвыборная агитация за или против. То, что я сейчас говорю это факты, я просто не хочу, чтобы «Эхо Москвы» получило предупреждение от Минпечати, поэтому я фамилии не называю. Но одного из кандидатов в депутаты, действующего политика, который просто по факту генерал — ничего с этим не сделаешь, и его назвали генералом. Все, за это СМИ получили предупреждение. Другого человека, кандидата в депутаты ГД, назвали артисткой она и правда артистка слова нельзя сказать. Вот эти совершенно безумные поправки к закону о СМИ, конечно, должны быть отменены. И главный тезис это борьба с этим злом не должна стать большим злом, а так бывает. Мы с вами прекрасно знаем, что борьба с несправедливостью социальной в истории человечества обернулась коммунистическим тоталитарным режимом. Фашизм тоже поначалу преследовал более или менее благородные цели в результате стал чумой ХХ века. И борьба с этим кошмаром, с «черным» пиаром, не должна превратиться в инквизицию.
О.БЫЧКОВА: Т.е. добросовестных СМИ может стать меньше, а недобросовестных совсем не обязательно, чтобы стало меньше.
И.ЯКОВЕНКО: В том-то и дело. Проблема и заключается в том, что весь мир научился давно работать и искоренять это зло. Совсем уничтожить его невозможно, но загнать его в подполье можно двумя способами во-первых, государство должно минимизировать свое участие в этом, максимально должны включиться механизмы корпоративного саморегулирования и самоуправления. А второе, самое главное — врать, клеветать и заниматься «черным» пиаром должно стать невыгодным просто коммерчески невыгодным. СМИ должны бежать от этого, потому что должны разоряться в результате занятия подобного рода вещами.
О.БЫЧКОВА: Несколько вопросов от слушателей Марина спрашивает, в чем конкретно проявляется «черный», Дана считает, что проблема надумана, и если человека оклеветали, он может искать защиты в суде. «Если негативная информация правдива при чем тут «черный» пиар. Это такое распространенное мнение что нет дыма без огня». Слушатели активно присоединились к обсуждению проблемы.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Право на доброе имя, право на защиту чести и достоинства деловой репутации является неотъемлемым, неимущественным правом каждого, которое гарантируется Конституцией, защищается в судебном порядке — это очень значимое право. И если о добропорядочном человеке или гражданине, о предпринимателе, распространены через СМИ, т.е. большим тиражом, сведения, которые содержат заведомо недостоверную информацию, которая порочит честь, достоинство или деловую репутацию конкретных лиц, то естественно, необходимо обращаться за судебной защитой. О черном пиаре мы говорим тогда, когда очевиден заказной характер статьи. Ведь сейчас «черный» пиар настолько приспособился к нынешним заказчикам, что он, используя языковые средства, манипуляцию мнением читателей, может любое белое сделать «черным», взорвать деловую репутацию конкретных юридических или физических лиц. И ужасны последствия, которые имеют место не только в отношении конкретных юридических и физических лиц, страдает общество. И люди уже в большинстве своем не верят печатному слову. Но остаются и те, которые говорят нет дыма без огня. Я адвокат-цивилист, веду много дел разных категорий, но среди них очень значительное количество дел, которые я веду в защиту чести и достоинства, или деловой репутации как физических, так и юридических лиц. Теперь эти дела стали предметом рассмотрения Арбитражных судов, они подведомственны в большинстве своем, когда речь идет о деловой репутации и по спорам из экономических отношений, где затронута деловая репутация физических или юридических лиц, дела эти рассматривают Арбитражные суды. И я могу сказать ответственно, что я, как адвокат, защищающий интересы и СМИ, когда они являются моими клиентами, и лиц, которые считают, что СМИ распространило о них не соответствующие действительности сведения я могу сказать ответственно отделить «черный» пиар от обычной ошибки. Или неправильного, некорректного выражения журналистом своих мыслей или своей оценки в отношении конкретных лиц, конечно, можно. Но дело в том, что всегда суд, независимо от того, «черный» ли это пиар, отсутствует ли вообще вина СМИ, журналист ошибся при изложении материалов и в том, и в другом случае суды применяли слишком мягкие меры, как я бы сказала воздействия на такие СМИ и журналиста.
О.БЫЧКОВА: И.Яковенко только что сказал, что это палка о двух концах, и разумеется, таким образом можно просто свести счеты со СМИ, которое, может быть, и не является недобросовестным.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Надо учитывать конкретные обстоятельства дела. Во-первых, надо исходить из того, что мы имеем дело с объективным, независимым и добросовестным судьей. В нашей жизни есть все. Я, когда вела дела и Гусинского, и других лиц, неоднократно сталкивалась с тем, что на суд оказывалось давление и принималось решение, явно подсказанное, не отвечающее материалам дела. Но ведь мы не можем говорить, что это система, что это явление так же распространено, как «черный» пиар, который, на мой взгляд, стал сейчас просто повсеместным. Это, по-существу, киллеры, которые убивают словом. Причем убивают так же по заказу, и убивают за плату. Поэтому надо учитывать конкретные обстоятельства дела. Там, где из обстоятельств дела кричат и вопиют факты заказного характера статьи, заведомой недобросовестности журналиста, злоупотребление своими руками там, безусловно, надо применять серьезные имущественные санкции или меры воздействия, удар большим рублем по СМИ и журналисту. Мне представляется это правильным. Я вела дело в защиту интересов деловой репутации Авена, Фридмана, «Альфа-банка» и «Альфа-ЭКО»..
И.ЯКОВЕНКО: Хочу сказать только одно никто не возражает против того, чтобы действительно лжецов, продажных журналистов и СМИ, которые публикуют заказные статьи, наказывали, и серьезно, вплоть до доведения до разорения — это нормальная цивилизованная мера, которая существует во всех странах мира, и конечно же, она должна существовать и у нас. Тут нет никаких возражений. Но абсолютно неверным является утверждение, что на сегодняшний момент суды слишком мягки по отношению к СМИ это просто по факту не так. Суды чрезвычайно избирательны, и поскольку они зависимы, — а вот зависимые суды это такая же система.. — вот здесь я с вами категорически не согласен — зависимость судов от местных администраций, и вообще от администраций это такая же система, столь же широко распространенная, как и «черный» пиар. Именно потому, что суды зависимы, зависят от местных администраций, то огромное количество исков.. вот у нас есть статистика свыше 90% всех исков по защите своей чести и достоинства подают чиновники главы администраций, мэры, главы администраций местных субъектов самоуправления, и они, как правило, их выигрывают. Не потому что они правы, или не только потому, что правы. А главным образом потому, что суды зависимы. Раньше висело то ржавое ружье на стене — закон о клевете, — фактически не действовало. Сейчас начало действовать, и очень активно. И вице-губернаторы подали в суд на соответствующую публикацию вот в Челябинской области. Сейчас сидит журналист. Это мягкость? Не знаю. Целый ряд СМИ доведен до разорения, причем, независимых СМИ. Вот классическая ситуация, когда негосударственное СМИ элементарным образом доводится до разорения — это мягкость судов? У нас в Союзе журналистов России работают тоже достаточно высококвалифицированные юристы, одного из них я назвал это М.Федотов, и мы анализировали ситуацию. Действительно, — как с одной стороны идут заказные материалы, — такое бывает, и это, к сожалению, система, — а с другой стороны идет заказное уничтожение СМИ, — с этим мы сталкиваемся. И в данном случае я возьму на себя смелость сказать, что да, вне всякого сомнения, «черный» пиар это очень большое зло, но еще большее зло это попытки под маркой борьбы с «черным» пиаром уничтожения свободы СМИ, потому что вот тогда наступит один сплошной «черный» пиар, потому что мы помним с вами, как в течение 74 лет существования советской власти «черный» пиар существовал тотально когда можно было Солженицына, Сахарова черной краской замазать. Знаете, при всем омерзении, которое мы испытываем к сегодняшнему черному пиару, все-таки, это лучше если о зле можно говорить лучше-хуже это меньшее зло, чем тот «черный» пиар, который был раньше — когда даже негде возразить. Здесь-то хоть ладно — в одних СМИ пишут заказные материалы на Березовского, в других на Гусинского, — ладно, при каком-то определенном бинокулярном зрении читатель еще может что-то понять. А в условиях, когда единственным источником и белого и «черного» пиара выступает государство это самое ужасное. А, к сожалению, такая тенденция есть. Поэтому я полностью разделяю ваш пафос в необходимости ожесточенной борьбы с «черным» пиаром, но адекватными методами, чтобы с водой не выкинуть ребенка, не ликвидировать вместе с «черным» пиаром и свободу СМИ
О.БЫЧКОВА: Поговорим о конкретных примерах.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Только я бы тоже хотела сделать ремарку. Я хочу обратить внимание на то, что журналисты имеют такое мощное сообщество и свои общественные органы управления, которые могут собирать воедино и должны все решения судов, которые они считают неправильными вынесенными в результате давления администрации на суд, и эти решения собирать и направлять в высшие судебные органы для того, чтобы всерьез общественность, причем элитная, журналистская, поставила вопрос о противоправности действий судов, неправильности подхода к разрешению дел в нарушение принципа независимости судей. Вот если вы такой информацией располагаете, то вы должны немедленно ее реализовывать. Когда я говорю о том, что суды общей юрисдикции, которые практически раньше решали эти вопросы, не применяли серьезных мер материального воздействия к СМИ и журналистам, то я говорила вовсе не о мягкости наказания. Я говорила только том, что эти взыскания проводились в ничтожном размере. Сегодня, когда дела переданы Арбитражным судам, впервые эти суды подошли к проблеме обсуждения вопроса о том, как должна осуществляться борьба вот с этими заказными публикациями.
О.БЫЧКОВА: Вы считаете, что Арбитражные суды будут более объективными?
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Нет, не только более объективными. Они вырабатывают новое направление. Вот сейчас с требованием о взыскании материального ущерба, компенсации материального вреда, причиненного распространением такой информации, для них они являются новыми — отсюда и новый подход, и новое видение. Кроме того, общество устало от «черного» пиара. Поэтому когда Арбитражный суд по конкретному делу взыскивает в порядке компенсации морального вреда с учредителя СМИ, ЗАО «МАПТ-Медиа», которое является учредителем газеты «Версия», и журналиста Лурье значительные, крупные денежные суммы, то мы должны говорить о том, что общество такое решение, на мой взгляд, должно приветствовать. Потому что мы должны учитывать конкретные обстоятельства именно этого дела. Здесь конкретные обстоятельства таковы, что характер публикации, степень распространения сведений, аудитория, на которую эти сведения рассчитаны, тяжесть обвинений, которые были дважды распространены большим тиражом об этих известных предпринимателях и созданных ими компаниях, и самое главное, реакция, которая последовала на это в международном сообществе, — о которых распространены публичные сведения о совершении ими тяжких преступлений, осуждаемых всем миром. В занятиях наркобизнесом. А ведь известно, что борьба с наркобизнесом у нас ведется путем заключения конвенций практически всем цивилизованным миром. И в этих публикациях ставился вопрос о том, что через «Альфа-банк» отмываются эти деньги, которые нажиты этим бизнесом.
О.БЫЧКОВА: И «Альфа-банк» доказал в суде, что все это неправда.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: И «Альфа-банк», и Авен, и Фридман защитили свою деловую репутацию, для них это очень принципиально. Они имеют прямое отношение к банку, а банк оперирует деньгами клиентов. Какой клиент понесет свои деньги в банк, о котором распространены сведения, что он занимается отмыванием грязных денег. И причем, каких… А то, что заявлено, что эти компании составляют угрозу национальной безопасности России разве это не «черный» пиар? И вот конкретные обстоятельства, что чрезвычайно важно, учитывались судом и прямо указывались в решении. Более того, было учтено и то, что СМИ, которое распространило эти публикации, причем дважды, с перерывом во времени, но не проверив ни первый раз, ни второй достоверность этих сведений это СМИ является успешным, его учредители располагают большими возможностями, и сразу же заявили — вот реакция на «черный» пиар, на результат, который заложен в решении суда они заявили — если нас не простят истцы, — а они публично попросили прощения, мы тут же организуем банкротство и создадим другую газету в своем же холдинге с похожим названием. А между тем, ложное банкротство или намеренное банкротство уголовно наказуемо. Так что мы видим, что даже вот такой, на мой взгляд, очень реальный путь борьбы с «черным» пиаром, который сейчас является, на мой взгляд, новым направлением в судебной практике, через взыскание по решению суда значительных сумм с виновных СМИ или учредителей СМИ, или журналистов, и то может обернуться ничем все деньги спрячут, ничего не отдадут, объявят себя банкротом, а потом будут снова распространять такую информацию. Мне представляется, что «круглый стол», который прошел сегодня, имеет очень важное значение для всех нас в его резолюции прямо указано, что свобода слова в России является огромным достижением демократии, нельзя погубить это право, мы будем лишены этого права, если не остановим «черный» пиар в российских СМИ. И в поисках средств борьбы с «черным» пиаром было указано на то, что, прежде всего, корпоративное воздействие необходимо и решения судов.
О.БЫЧКОВА: Я бы задала вопрос нашим слушателям по ходу нашей беседы. Как вы думаете, можно ли добиться в суде защиты чести, достоинства и деловой репутации. Если вы считаете, что да, это реально — 995-81-21, если вы считаете, что нет — 995-81-22. Но все не сводится к суду. Мы уже говорили о том, что журналистская корпорация должна сама также выработать свой внутренний кодекс поведение. Но надо сказать, что такие попытки предпринимались не раз, и тем не мене, сегодня мы говорим опять о черном пиаре.
А.ПРЖЕЗДОМСКИЙ: Несмотря на так ярко живописуемые ужасы Игорем Александровичем, связанным с несовершенством законодательства, или с теми жесткими нормами, которые сегодня введены в действе, и которые вроде как бы возвращают нас к мрачным временам Главлита и цензуры, тем не мене я могу согласиться «черный» пиар или использование СМИ для введения в заблуждение граждан это страшное средство, которое, в конечном счете, отвращает людей от веры в будущее, от веры в то, что возможна нормальная, эффективная, не коррумпированная власть, что возможны честные, непродажные СМИ, и, безусловно, от этой безысходности..
О.БЫЧКОВА: И что можно вообще что бы то ни было узнать из прессы.
А.ПРЖЕЗДОМСКИЙ: Тем не менее я не могу согласиться с тем, что наиболее важным или эффективным средством является правовое оспаривание или рассмотрение тех случаев, в которых затронута репутация граждан в результате публикации в СМИ. Гералина Владимировна говорит, что можно наказать большим рублем.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Не большим, а очень большим рублем.
И.ЯКОВЕНКО: Очень сомневаюсь. Мы все взрослые люди и понимаем, что те самые заказные публикации, которые являются способом манипулирования сознанием избирателя в данном случае, проплачиваются гигантскими финансовыми ресурсами.
О.БЫЧКОВА: Еще большим рублем, вы хотите сказать.
А.ПРЖЕЗДОМСКИЙ: В которые заложены все судебные издержки, связанные с ответом на поставленные судом вопросы. Мне, например, известен реальный факт, когда в одной из уважаемых газет представитель одного кандидата разместил за 40 тыс. долларов статью, порочащую другого кандидата, но через два дня приехали гонцы от оппонента, и предложили 50 тыс. долларов, и эта статья была снята. Идет закулисная теневая борьба, о которой все знают, но не все предпочитают о ней говорить. Боюсь, что здесь методами закона, методами права, которые, безусловно, нужно использовать, но мне кажется, вопросы профессионального регулирования самим журналистским цехом являются наиболее эффективными и наиболее действенными. Должны являться. Вот возьмем Кодекс профессиональной этики российского журналиста , принятый в 94 г. Конгрессом журналистов России ведь он действует. Хартия телерадиовещателей, которую подписали все радио— и телевизионные каналы сегодняшние говорят о том, что обнародование информации не должно ставиться в зависимость от политических интересов, и так далее и все это действует. Где же журналистский цех, где регуляторы в корпоративном сообществе, которые должны остановить того самого зарвавшегося журналиста, который позорит честь..
О.БЫЧКОВА: У нас закончилось наше интерактивное голосование. И несколько реплик с пейджера, Николай пишет: «Прежде, чем взыскивать с журналистов и СМИ, сначала нужно государство поставить ан место и государственных чиновников», Приводят нам известную цитату: «Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам, — В.Путин, конец июня 2002 г.». «Дело в суде выиграть можно, — пишут Ольга и Валерий, — но главное не судиться с государством, бесполезно». Слушательница Полякова «В судах можно добиться защиты, только имея большие связи и деньги», кстати говоря, слушатели вспоминают об уничтожении любимого телеканала, Александр пишет: «В судах существует свобода вынесения решения был хотя бы раз осужден какой-то судья за неправомерные судебные действия?» И Ирина: ««Черный» пиар вызывает недоверие к прессе, то, что творится сегодня вызывает недоверие к государству. Может быть государство устраивает, чтобы мы ни во что не вмешивались?»
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Интересный вопрос.
О.БЫЧКОВА: Риторический. И результаты нашего голосования — на вопрос, можно ли добиться в суде защиты чести, достоинства и репутации 86% из позвонивших нам ответили отрицательно.
Г.ЛЮБАРСКАЯ: Они не верят. Значит, не верят в правосудие, и это ужасно. Потому что судебная власть, это власть, которая должна быть независимой, которая должна обеспечивать защиту прав человека и , прежде всего, конечно, в противостоянии государству, для которой обе стороны равны. Но я вам скажу, что я адвокат уже очень многие годы, и там, где есть основания для защиты прав, там, где нет чрезвычайного давления власти, там можно и должно добиться результата. Иначе я бы, порядочный человек, никогда бы не работала в этой системе, и не была бы причастна к правосудию. Я считаю, что адвокаты все-таки обязаны обеспечивать возможность защиты интересов в судебном порядке каждого лица, которое за помощью к адвокату, а через него в суд, обращаются. Вот дело, о котором я говорила, на мой взгляд, является знаковым, потому что защищая свой частный интерес, Авен и Фридман выполнили важную общественную функцию они способствовали созданию нового направления судебной практики, которая проявляется жесткость к СМИ, их учредителям и журналистам, распространяющим заказные, ни на чем не основанные публикации это правильный путь с «черным» пиаром. И «круглый стол» как раз одобрил, признал это способом противодействия черному пиару. Признал этот способ эффективным, и что очень важное создал общественную комиссию при Комитете по информационной политике Госдумы, из участников «круглого стола» по противодействию распространению негативной и недостоверной информации в российских СМИ вот наряду с корпоративной борьбой, которую журналисты и их сообщество должны осуществлять, теперь общественная комиссия будет тоже заниматься этими проблемами.
И.ЯКОВЕНКО: Радиослушатели абсолютно правы судебная защита возможна, но только в двух случаях первый случай пример Гералины Любарской, — истец должен быть очень-очень богат, потому что услуги хорошего адвоката дорого стоят. И второе истец не должен задевать интересы государства. Потому что можно включить любые, — можно быть абсолютно правым. Как абсолютно право было НТВ, — абсолютно право, можно быть абсолютно правым, как были правы сотни журналистов, но в то же время, если против тебя государство проиграешь. Это практически гарантия. Это первое. А второе путь совершенно очевиден это саморегулирование. Нужно сделать так, чтобы «черный» пиар был смертелен но не потому, что тебе голову отрубают, а потому, что ты потеряешь рекламодателей, читателей нужно создавать институт репутации, в том числе для журналистов и СМИ. Вот для меня очень важно — если Доренко не сможет никуда долгое время устроиться — значит, у нас потихонечку начал создаваться институт репутации.
О.БЫЧКОВА: А я благодарю наших гостей, в студии у нас сегодня были — Игорь Яковенко, генеральный секретарь Российского союза журналистов, исполнительный директор Фонда свободных выборов Андрей Пржездомский, Гералина Любарская, адвокат.







Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире