'Вопросы к интервью

Т. Троянская Добрый день! Действительно, программа «Волшебная гора», я – Татьяна Троянская. Я представляю наших гостей. Рядом со мной актриса, Даша Михайлова, простите, Даша Румянцева. Хорошее начало. Даша Румянцева.

Д. Румянцева Здравствуйте!

Т. Троянская Вот и начался абсурд. Какое-то время назад, я бы сказала, актриса Малого Драматического театра, но нет, теперь актриса театра «Велесо»… или как, свободная актриса?

Д. Румянцева: Я свободная актриса.

Т. Троянская Хорошо.

Д. Румянцева И, поэтому, я – актриса театра «Велесо» в том числе.

Т. Троянская Дальше, представляю, артист театра «Велесо» Андрей Кондратьев. Андрей, добрый день! Который, тоже успел поработать у Льва Абрамовича Додина.

А. Кондратьев Да, добрый день!

Т. Троянская И тоже свободный артист театра «Велесо».

А. Кондратьев Свободный артист театра «Велесо».

Т. Троянская А вот и художественный руководитель театра «Велесо», Евгений ТКАЧУК. Тоже свободный художественный руководитель, который позволяет артистам оставаться свободными, несмотря на то, что
они служат в конно-драматическом театре. Все верно?

Е. Ткачук Ну, да, все верно. Тут сложно говорить вообще о служении, но, в целом, конечно, это такой путь, который мы выбрали. Он нов и мы сами ищем способы, возможности этой формы. Поэт ому, действительно, служим мы искусству, а в театре мы пытаемся найти возможность выражения своего «я», своих каких-то идей, своих потенций…

А. Кондратьев Фантазий.

Е. Ткачук Фантазий.

Т. Троянская Ну, давайте сначала поясним нашим радиослушателям, что же такое конно-драматический театр «Велесо». Это театр, где служат не только актеры, но и кони.

Е. Ткачук Лошади.

Т. Троянская Лошади или кони, как правильно?

Е. Ткачук Жеребцы.

Т. Троянская У вас мальчики только?

Е. Ткачук У нас только мальчики.

Т. Троянская Мужской театр. Как в Шекспировские времена.

Е. Ткачук Да, если ввести туда одну, хотя бы, кобылу, то работа прекратится, и, может быть, вообще сломается.

Т. Троянская А если будут только девочки служить?

Е. Ткачук Такое возможно, да.

Т. Троянская А, то есть, либо – либо. Нужно выбрать.

Е. Ткачук Да. Но именно ставка на жеребцов, потому что это больше творческой потенции у жеребцов.

Д. Румянцева Просто в драматургии больше мужских ролей, насколько мы все знаем. Женских меньше, поэтому…

Здесь мы работаем со свободной лошадью, жеребцом и даем ему право выбирать мизансцену, в которой сейчас комфортно.

Т. Троянская В общем, тут сексизм наблюдается.

Д. Румянцева В некотором роде.

Е. Ткачук Ну, тут вынужденный. Если бы у нас была территория не в четыре гектара, а в двадцать пять, чтобы можно было кобыл подальше куда-нибудь, в лес загнать, то, конечно, у нас бы были… И мы планируем присутствие кобыл, потому что работа с женской энергией лошадей – это тоже интересно, это опробовано и это тоже очень мощно. Но в рамках нашего сейчас места, дислокации, мы не можем себе этого позволить просто.

Т. Троянская Я хочу нашим слушателям напомнить, что у нас на YouTube ведется трансляция, видео. Здесь есть чат, можно общаться друг с другом, можно задавать вопросы нам. «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге». Женя, с чего все началось? Вот популярный, известный артист театра, кино. Вот наше молодое поколение: «Ой, это тот самый парень, который в «Витьке Чесноке» снимался!» — «Да, да, да!». И кто-то видел «Тихий Дон», кто-то видел «Зимний путь». Понятно, у всех свой Евгений ТКАЧУК. Кто-то с Неёловой видел спектакль. А вот как так случилось, что взяли и театр с … То есть переехали в Петербург, во-первых…

Е. Ткачук Да, да.

Т. Троянская Откуда это все взялось?

Е. Ткачук Откуда? Ну, в общем, началось это в 2002 году с покупки… Нет, не в 2002. А, нет, в 2002 не с покупки, а именно со знакомства с лошадьми. И с понимания, что это очень выразительное и очень чувственное животное, которое на сцене может очень здорово работать и нести больше энергии, чем, даже, обыкновенный артист. При включении туда, к этому большому сильному красивому животному еще и актерской энергии. И завод это все в игру, которую они совместно начинают творить – это потенциал, которого я нигде не наблюдал в театрах. Только, наверное, в конных театрах того же Бартабаса, театра «Зингаро», французский. Где я был ошеломлен энергией и включенностью во весь этот процесс. И, конечно, влюбился в это дело, и захотелось мне тоже что-то пробовать в эту сторону. Вот, собственно, с этого все и началось. А дальше, по чуть-чуть, полегонечку, потихонечку. Появлялись лошади, появлялись люди, появлялись артисты. И, сейчас, мы уже готовим вторую постановку.

Т. Троянская Да, о спектаклях мы поговорим. Ну, просто, вам захотелось сделать русский вариант «Зингаро» или нет? Или, вот, в начале вы говорили, что идете по непротеренному пути.

Е. Ткачук Да, тут, как бы сказать. Русский вариант «Зингаро» не получится, потому что там изначально другая схема работы. Потому что то, как он делает и выстраивает спектакли – это все-таки драматический цирк, наверное, в котором сделаны, непосредственно, какое-то количество трюков, какое-то количество точных, выверенных мизансцен. Здесь мы работаем со свободной лошадью и даем ей право, ему, жеребцу, в данном случае, в нашем положении. Самому выбирать мизансцену, в которой ему сейчас комфортно и он так чувствует, грубо говоря. Наша задача как артиста: оформить это в мысль, которая двигается внутри спектакля. И не пропустить ничего от коня – тогда завяжется новая, именно вот эта вот форма, которая на спонтанности, на импровизации, на внимании к лошади, на внимании к пространству, от которого работает конь. Весь этот клубок вниманий нужно связать и подать. Этим не занимается «Театр Зингаро». У него выверенные, точные вещи, которые в совокупе дают…

Т. Троянская То есть, скорее всего, это дрессировка?

Е. Ткачук Да, да, конечно. У нас это более свободно. То есть, вообще, у нас работа со свободными лошадьми. Это другое понимание и другая связь. Тут важен контакт. Если контакт с лошадью найден и держится во время спектакля, то оно и работается. Если нет, то ты ничего не сможешь сделать.

Т. Троянская То есть, таким образом, артисты должны быть такими, которые могут найти контакт?

Е. Ткачук Да. В этом и штука.

Женя меня спросил, нет ли у меня каких-либо штанов. Я сказала: «Какие штаны, Женя! Через двадцать минут уезжаю». И он оставил меня рядом с Гротеском и ушел. И вот с этого момента началось…

Т. Троянская А как вы нашли друг друга? Как Даша появилась, как Андрей появился?

Д. Румянцева Наша встреча с Женей была очень давно. Я, по-моему, рассказывала об этом много уже кому. Это, правда, было очень смешно. Мы встретились с ним в каком-то коридоре московской какой-то кинокомпании. Я вышла с кастинга, а Женя там находился. И пока я чего-то ждала, у меня было очень хорошее настроение, я спросила у Жени, в каком театре он служит. И Женя сказал: «В своем». Почему-то этот момент оказался каким-то ключевым. И мы почему-то поняли, что мы в какой-то одной волне творческой находимся. Мы еще пошутили немножко совсем. Женя не улыбнулся ни разу за нашу первую встречу. Но, а потом мне соседка сказала, что Женя взял мой телефон. Видимо, чтобы я тоже служила в его театре. И, оказалось, что у нас много очень общих знакомых: режиссер Максим Диденко, артист Илья Дель. И мы тогда все занимались таким, авангардными какими-то экспериментами театральными. И вот, мы все с Женей, все эти долгие 8-10 лет пытались встретиться для того, чтобы совершить какую-то акцию или, опять же, поработать над ОБЭРИУтами. Но, все не складывалось как-то. И потом я увидела, что Женя, значит, создает конно-драматический театр. Я и тогда, после первой встречи считала, что Женя очень интересно мыслящий художник. Подумала, что конно-драматический театр под Всеволожском, хм. И написала, мол, «хей, с Богом!». И я следила очень внимательно за всем, что происходит. Но, так как я была очень занята, у меня не получалось туда никак съездить, посмотреть. Я даже не думала о том, что я как-то могу принимать там участие, хотя я очень хотела, очень сильно. Но как-то все не складывалось. И еще был такой момент, что где-то пять лет до создания конно-драматического театра мне приснился Женя в косоворотке, на фоне каких-то берез, вдруг. И я даже написала Женя, мол, все ли с ним в порядке, в косоворотке, березы – очень странно. Даже не косоворотке, в исподнем. Думала, жив ли он вообще, как поживает. Женя написал, что у него все хорошо и думаю, что ну ладно. И случилось так, что я приехала на спектакль… А, нет, до этого Женя меня пригласил, написал, не хочу ли я сыграть английскую королеву, вдруг, спустя пять лет мне Женя написал. Я сказала, что я бы с удовольствием, но я занята. «Ну и ладно тогда, — говорит Женя, — будешь посвободнее, приезжай!». Я приехала на спектакль и смотрю: Женя в исподнем на фоне берез, представляете? Вот такие дела.

Т. Троянская Сон стал явью.

Д. Румянцева Да. Я очень была удивлена. Потому что снег уже намечался, а Женя в исподнем на фоне берез. И, вот, я познакомилась тогда с Мартой, увидела это чудесное место. Написала огромный пост, что вот, ребята, восхитительный театр у нас появился. И уехала на гастроли, в Минск. Туда мне позвонил Женя и сказал, что нужно встретиться обязательно по какому-то поводу. Сказал мне приезжать в Велесо. Я говорю, что у меня нет времени, никак у меня не получится, давай в городе – он говорит «Давай». Потом мы созвонились, и он сказал, что мы не можем, надо приехать обязательно туда. У меня не получается – мы тебя встретим, у меня будет всего полчаса. Женя говорит, что этого достаточно. Я приехала и рассказывала Жене про то, как я занята, никак не могу принимать участие у них в постановках, в тренировках, ни в чем. В это время Женя водил меня в голубятню, показывал мне базу всю. И подвел к коню, Гротеску. Я с лошадьми не то что бы… Ну, я видела на съемках лошадей.

Т. Троянская В седле не сидела?

Д. Румянцева Никогда не сидела. Женя спросил, что у меня через полторы недели. Я сказала, что у меня этот день свободен, но все остальное время я очень занята. И Женя меня, пока я все это рассказывала, спросил, нет ли у меня каких-либо штанов. Я сказала: «Какие штаны, Женя! Через двадцать минут уезжаю». И он оставил меня рядом с Гротеском и ушел. И вот с этого момента началось, так сказать, мой путь в конно-драматическом театре, потому что я встретилась просто с космосом. И тону в глазах моего будущего партнера Гротеска. Женя вернулся и говорит: «Ну садись». « Я не знаю как и седла нету, в общем, ничего». Говорит, что ничего страшного. И я села верхом, почувствовала себя как кентавра. И в это время заходил, видимо, наш тренер и Женя просил меня не отвлекаться. Потом заходили костюмеры, тоже Женя просил меня на них не отвлекаться. И, оказалось, что в общем, я играю спектакль двадцать шестого.

Т. Троянская А день был свободен?

Д. Румянцева Этот день был свободен. Женя сбросил меня с Гротеска, посмотрел, как я приземляюсь. В общем, ничего не сломала, нормально. Я говорю: «Женя, я не могу!». И ко мне подходят какие-то люди, говорят, что мы только ради вас приехали, померьте костюмы, пожалуйста. У меня нет выбора, да? Женя говорит: «Ну я же тебе здесь приснился, все, у тебя нет выбора». И, в общем, все померила и думаю, что сейчас я доеду до города, позвоню Жене и твердо скажу «Нет, я не могу». Надо понимать свой жизненный путь, я не могу, у меня нет возможности. Пока я ехала, меня это ощущение кентавра не покидало, я приехала на репетицию и, вот, все это ощущение меня не покидало от встречи с Гротеском. И Женя мне позвонил, спрашивает «Ну, что?», и я говорю – «Да, хорошо. 26-го я сыграю». Ничего страшнее, по-моему, в моей жизни не было, чем день двадцать шестого, потому что мне нужно было галопом скакать в дамском седле, в длинном платье с … Как эта штука называется?

Е. Ткачук В мантии.

Д. Румянцева Да, в мантии. У меня было четыре тренировки до этого. С Гротеском, который оказался, он невероятно красивый конь. Кажется, если можно влюбиться в коня, то я влюблена в него до сих пор. Самый строптивый, мне кажется, у нас. Он, вообще, один.

Е. Ткачук Альфа-самец.

Д. Румянцева Да. Он один, ни с кем не может подружиться.

С конем нужно быть лидером. Он и не слушается, и не делает то, что я хочу. Но на спектакле он делает все идеально. Идеально!

Т. Троянская А что значит один, он просто содержится как-то отдельно?

Е. Ткачук Если все остальные лошади стабунены и это основное, главное условие работы со свободными лошадями. То он допускает только маленького Капучино к себе, потому что претензий к нему у него нет.

Т.Троянская Не конкурент.

Е. Ткачук Да. Не конкурент совершенно. А вот только появляется любой другой жеребец, буквально там, в 15 метрах, да еще никто тебе не контролирует – это все. Это уши в пол и попытка в любом
случае уничтожить конкурента. Поэтому он содержится один.

Д. Румянцева Да. И вот, что касается Гротеска как артиста. У нас с ним не очень получается пока что взаимодействовать вне спектакля, он меня и кусал, и сбрасывал. Но я не могу, я, конечно, млею перед ним.

Т. Троянская Может он воспитывает?

Д. Румянцева Конечно, он со мной разговаривает, общается как с женщиной, я думаю, в какой-то степени. И не может мне позволить быть веселым, добрым лидером над ним, как должен быть артист с конем – взаимодействовать. И это все происходит на репетициях, он меня давит, я не знаю, как объяснить. Не дает мне быть лидером.

Т. Троянская Не дает перетянуть одеяло на себя.

Д. Румянцева Нет, сложно, тут, оказаться под ним одеялом с конем в этой ситуации. Я пытаюсь объяснить, что он не позволяет мне быть главной, скажем так во взаимодействии с ним, а это необходимо для того, чтобы работать. Все равно с конем нужно быть лидером. Но на спектакле… Он и не слушается, и не делает то, что я хочу. Но на спектакле он делает все идеально. Идеально! Потом только, разве что, ему в ноги нужно упасть, потому что и страшно мне часто бывает, может быть нервничаю излишне, что можно скрыть от любого человека, от зрителя. Но никогда ты не скроешь этого от коня. Никогда. Ты будешь стоять, улыбаться или смеяться, или петь, быть расслабленным и лежать, но конь знает, что ты не в себе и ты очень сильно нервничаешь. Они, к сожалению, на это очень… Они начинают также себя вести. Но Гротеск это все терпит во время спектакля.

Т. Троянская Это называется «конский профессионализм».

Д. Румянцева Даже не знаю. Мне кажется, это верх этики и такой джентельменский акт с его стороны. Но на репетициях, к сожалению, пока, у нас с ним контакт никак не налаживается. Потому что, видимо, всему виной моя невероятная любовь к нему, и я не могу быть с ним строгой. Вот такая история моего прихода в конно-драматический театр.

Я  благодарна своему учителю и моему мастеру – Льва Абрамовичу Додину. Расставаясь, он меня отпустил свободно, чтобы я проходила свой собственный путь.

Т. Троянская А Андрей появился позднее Даши?

А. Кондратьев Чуть позднее.

Т. Троянская Но это, как я понимаю, Дашино тлетворное влияние?

А. Кондратьев Да.

Д. Румянцева Тлетворное! Вы знаете, многие бы вам сейчас поаплодировали, Татьяна.

Т. Троянская Я помечу кавычки.

А. Кондратьев Мне кажется, что я появился там случайно и понял, что это судьба. И сразу понял, что от судьбы не уйдешь. Мне кажется, может быть, что это связано с нашим желанием уйти от какой-то классической формы театра, коробки черной.

Т. Троянская От авторитаризма.

Д. Румянцева Нет, в Малом драматическом театре уже нет. Мне кажется, что такого авторитаризма, которым принято считать Малый драматический театр, во всяком случае, по отношению ко мне и, наверное, к моему поколению, мы этого не застали. Мне кажется, что это больше раздутый какой-то миф. Просто, я очень благодарна своему учителю и моему мастеру – Льву Абрамовичу Додину, моим педагогам. Потому что они, действительно, обучили меня профессии. Просто у каждого свой путь. И расставаясь со Львом Абрамовичем, он меня отпустил свободно, свободную, чтобы я проходила свой собственный путь. Потому что когда-то, когда мы учились, он сказал, что я бы хотел, чтобы каждый из вас был, по меньшей мере, Михаилом Чеховым. Вот, просто, мне исполнилось какое-то количество лет. Все, что я хотела, что, мне кажется, могла в Малом драматическом театре изучить – я изучила. И он меня отпустил дальше, на свободу, проходить свой собственный путь. Это я как ученица говорю. У Андрея другие совсем поиски, о которых он сейчас расскажет.

Т. Троянская Да, Андрей.

А. Кондратьев Ну, как я сказал, уход от формы, какой-то классической, требовало время. Мне кажется, наше сознание рвалось уже из этих рамок на свободу как раз. И, с другой стороны, это, конечно, возможность узнавать себя и узнавать свои возможности уже на природе. Именно сталкиваясь впрямую с природой, с новой формой, где нет, абсолютно, никаких рамок. Где требуется другая энергия, отличная от репертуарного, допустим , какого-то социального театра. Уже какая-то земная, более приближенная к земле, энергия. Мне кажется, на репетициях мы и занимаемся, как раз, доставанием из себя этой энергии.

Мы делаем то, чего никто сейчас не делает. Это абсолютное исследование новой формы, не только театральной.

Т. Троянская Скажите, а коллеги крутили у виска пальцем, когда вы уходили из МДТ?

А. Кондратьев Мне кажется, мы сами у своих висков крутили.

Д. Румянцева Покручиваем до сих пор немножечко. Это наш путь. Это наша жизнь. Что мы можем знать о мыслях наших коллег. Тем более об их истинных мыслях и так далее. Мне кажется, что мы ушли бесконфликтно, слава Богу, без каких-либо проблем. И, как сказать, камней за пазухой и с одной, и с другой стороны. Мне кажется, что с большим пониманием отнеслись к нам. Потому что очень большой… МДТ – это 16 лет моей жизни, в общем-то, половина жизни. Мне кажется, что она пройдена очень достойно и я благодарна и не то, чтобы не жалею, а очень-очень рада, что это в моей жизни было. Просто вот дальше новый путь познания, сознания, познания себя, каких-то новых своих граней. Даже как это сказать, проверка себя «на вшивость». Это хорошо, особенно если учесть, что у нас очень много животных в театре, помимо коней. Мы действительно делаем, как мне кажется, то, чего никто сейчас не делает. Это абсолютное исследование какой-то новой формы, не только театральной. Даже вообще называть «Велесо» театром, это, ну как сказать, даже больше для какой-то социализации.

Т. Троянская Чтобы людям было понятно.

Д. Румянцева Да, что мы делаем, что это не секта какая-то.

Е. Ткачук Движение.

Д. Румянцева Да, вообще, это движение, потому что там никто не попадает в это место просто так. Все переходят на какой-то новый уровень развития, попав в природу, попав к коням, голубям, собакам, березам и солнцу.

Т. Троянская Да, сейчас мы плавно перейдем к коням, поговорим об этих артистах. Но сначала сделаем паузу на «Московские новости».

НОВОСТИ

Т. Троянская Мы продолжаем наш разговор. У нас в центре внимания театр «Велесо». Даша Румянцева, Андрей Кондратьев и Евгений Ткачук у нас в студии. Мы остановились на конях. Сколько актеров, артистов?

Е. Ткачук Сейчас, честно сказать, полноценных артистов – 4. Все остальные на подступах.

Д. Румянцева Стажеры.

Е. Ткачук Да. Их пока нельзя особо использовать, потому что они немного не понимают – «Что, прямо все можно?». И начинают, просто… Это очень тонкий момент перехода…

Т. Троянская А вот как этот воспитательный момент происходит, как вы их воспитываете? Как стажеры становятся артистами?

Е. Ткачук Во-первых, то, о чем говорила Даша: очень важно, чтобы конь понимал свое место и не двигал человека, а работал от человека. Тогда в этом можно дальше двигаться. Пока он не готов, являет свои какие-то желания: «Побегу и разломаю». Это невозможно, это, грубо говоря, просто опасно. И из этого ничего хорошего не выйдет. Поэтому у нас сейчас, которые были, это Гротеск, Медовый, Валдай и Капучино – наш маленький, но самый …

Т. Троянская Травести.

Е. Ткачук Ну да, можно и так сказать.

Д. Румянцева Самый толстенький теперь.

Е. Ткачук То количество предложений, которые делает он, не делает, на самом деле, ни один конь. Потому что, во-первых, он самый маленький. Больше всего ему на тренировках, везде больше свободы. И он экспериментирует со всеми и всегда.

Т. Троянская Это любимчик, я так понимаю?

А. Кондратьев Всех местных собак, местных голубей.

Д. Румянцева Он самый свободный у нас, получается. Потому что он жеребенком попал.

Е. Ткачук Да, год ему. Ему год и, в общем, уже через три месяца он выступал.

Д. Румянцева Самый избалованный, конечно.

Е. Ткачук Ну, самый избалованный, но при этом он, когда с ним начинаешь работать, он, на самом деле, он очень четко работает. Но при этом, действительно, ни одна левада ему никаких преград не доставляет. Он просто находится, ну потому что…

Т. Троянская Левада – это что?

Е. Ткачук Левада – это место, где они гуляют. То, где они отдыхают. В общем, он в любой момент может из любой левады выйти, потому что он маленький. Нырк-нырк и пошел по своим делам. У него это не доставляет никаких проблем.

Каждого коня можно научить свободной работе. Также можно и испортить какими-то неправильными действиями всю работу.


Т. Троянская А сколько стажерами остаются?

Е. Ткачук Это по-разному. Вообще, если говорить о работе с лошадьми, то тренировка может закончиться только на хорошем, а когда это будет хорошее? Когда выполниться то задание, ради которого собралась тренировка – это неизвестно. Поэтому сколько лошадь будет… У каждого свой путь. У нас владимирский тяжеловоз, он, вроде бы, думали, что он уже готов, а оказалось, что не готов совсем. И сейчас мы очень переучиваем, вообще, по новой ведем всю работу, потому что конь он очень большой. Самый большой из всех. И чуть-чуть неправильное движение или просто даже невнимание к своим габаритам несет за собой какие-то сложности вообще. И декорации не выдерживают.

Д. Румянцева Самое главное, что он вдруг понял, что он большой. До этого он как маленький самый был и это было очень смешно. А сейчас, он понял, что он большой, что у него есть сила.

Т. Троянская Значит процесс идет?

Д. Румянцева Не в ту сторону.

Е. Ткачук Он начинает именно подавлять. И подавлять людей рядом с собой. Это, вообще, опасная тенденция и ее нужно очень точно, очень корректно менять. Если все это не получиться, может так статься, что и вообще придется менять жеребца. К сожалению, но это данность. Мы на такой открытой энергии существуем, что не можем позволить себе какие-то огрехи у коня, тем более такого большого как наш тяжеловоз.

Т. Троянская Как появляются кони? Они какой-то конкурс проходят? То есть, вы понимаете, что вот это – будущий артист. Или, в принципе, каждого коня. Либо сделаешь, либо не сделаешь.

Е. Ткачук В принципе, при правильной работе каждого коня, возможно, научить свободной работе и он это очень может полюбить. Также можно и испортить какими-то неправильными действиями всю работу, которая была произведена до. И в этом сложность. Если выстраивается одна логика у коня и, вдруг, какая-то помеха. И эта помеха вызвала за собой какое-то движение, которое не пресеклось, а наоборот, даже вроде и хвалили. И вот любой этот огрех ведет за собой большую череду сложностей, которую надо решать сразу. И на корню их убирать.

Т. Троянская Сколько сейчас спектаклей в театре?

Е. Ткачук Сейчас, полноценный спектакль «Осторожно, Гулливер», он, по сути, один. У нас есть спектакль «Квест», но это больше театральное уличное безобразие, в котором участвуют зрители как испытуемые, которые бегают по лесу. Во-первых, потому что холодно, мы придумали такую концепцию.

Т. Троянская Чтобы люди двигали.

Е. Ткачук Да, чтобы не замерзали. Плюс, это некий тренинг, вход в наше пространство. «Кругом, возможно, Бог» — это материал, который уже больше 5 лет растет и развивается у меня в голове. Вход в него очень сложный. Но, на самом деле, и «Осторожно, Гулливер» — это тоже некое движение в сторону «Кругом, возможно, Бог». «Приключения в знаменитом лесу» — это тоже, практически, цитаты с «Кругом, возможно, Бог». И вот сейчас мы приходим к тому, что мы начинаем череду открытых репетиций. Вот каждую неделю у нас будет открытая репетиция по «Кругом, возможно, Бог».

Т. Троянская Что это за история? Поясните.

Е. Ткачук На определенную тему. То есть, углубляясь в исследования и поиски ОБЭРИУтов, поле реального искусства, в котором, как я уже говорил, заключена все искусство, вся драматургия, вся беллетристика, все музыкальные какие-то вещи. Которые, действительно, трогают и заставляют человека двигаться, расти в поисках своих и развивать при этом все вокруг себя. И людей, которые приходят на это посмотреть и послушать. И вот реальное искусство… Мы сейчас пытаемся, то, чем мы будем заниматься на открытых репетициях и в Social Club…

Т. Троянская Когда это будет?

Е. Ткачук 24 февраля. Это будет, как раз, углубление в эти темы, которые ОБЭРИУтов очень держали и над которыми они работали. В первую очередь, Александр Введенский как авторитет бессмыслицы, который пришел в какой-то момент к тому, что все, что возможно было уже опробовано. И сейчас говорить или пробовать что-то новое – это, в некотором смысле, смешно и невозможно. Потому что так или иначе – это будет вторично и немного измененное. И что говорить даже о том же конном театре, который тоже был, но просто, очень долгое время вообще балет не обходился без животных, без лошадей, без коз и так далее. Потом это стало сложно и начали как-то менять концепцию. Но, в целом, я понимаю почему. Потому что четкая, практически чуть ли не выстеганная форма балета, она предполагает какой-то выдох зрителя хоть на чем-то свободном. Я понимаю, что это тоже было и то, что мы сейчас пробуем и в это погружаемся, это дает очень большую энергию именно в поиске этого, и возвращению к этим истокам, и пробам работы с животным как с партнером в чистом виде. И они очень, в этом смысле, очень интересные как партнеры.

Т. Троянская Этот вот этап, который можно будет 24-го наблюдать в Social Club, потом будут вводиться кони, да? То есть этот спектакль все-таки…

Е. Ткачук Сейчас, данный этап, февраль-март, мы будем сейчас работать над персонажами этого спектакля нашего, который мы для себя определили. Определили даже то, что мы не собираемся заявлять этих персонажей, а просто для нашего понимания, что мы делаем – мы будем пробовать именно линии этих персонажей, совершенствовать их в разных формах. И основная, главная задача – найти способ импровизации внутри этих персонажей на совершенно разные темы. Потому что, вообще, весь спектакль и идея к полному сотворчеству, в котором и зрители по итогу, нашему такому желанию, очень хочется, чтобы и зритель в момент начали вместе с нами сотворить это пространство, в котором мы будем вместе находиться.

Т. Троянская Очень важно, что познакомиться с театром сейчас можно в городе, да? Непосредственно, в Social Club. Поскольку театр во Всеволожском районе, вы расскажите, как до вас добираться.

Е. Ткачук Ну, в общем, по Дороге Жизни несколько километров.

А. Кондратьев Пару десятков.

Д. Румянцева Я просто в Яндекс.Такси… Ой, какой Яндекс.Такси. В Яндекс навигаторе, если есть автомобиль, можно забить «Конно-драматический театр Велесо» и за час доехать.

Т. Троянская То есть час, в принципе, средняя дорога. Ну, я знаю на сайте театра «Велесо», если в Google задать в поиск, то можно найти ваш сайт. И там есть и как на машине добраться, и как на электричке.

Д. Румянцева И у нас есть трансфер на какие-то спектакли, на «Гулливер», например.

Е. Ткачук Есть даже у нас самолет. Наш директор, директор «Спутника», на базе которого мы находимся, он летает на самолете. Если кто-то захочет, то за отдельную плату его доставят на самолете.

Т. Троянская Ну, вот Вера, кстати, спрашивает, у нас как раз минута до конца. «Содержать конюшню – это же дорого очень. Спонсоры?»

Е. Ткачук Да, конечно, спонсоры. Но, к сожалению, пока наша страна не дает такое большое количество спонсоров, которые готовы содержать.

Т. Троянская Женя сам спонсор?

Е. Ткачук Пока, пока да. Есть частные вливания, которые не очень хотят быть названными. Но, конечно, не та возможность. Говорить о конном театре, это как симфонический оркестр, который без дотаций сам жить не может. Пока это дотации, который приносит кинематограф.

Т. Троянская То есть Женя зарабатывает и тратит. Просто вот так.

Е. Ткачук Идея, мне кажется, достойна того, чтобы, хотя бы, несколько лет продержаться на финансировании одного сумасшедшего.

Т. Троянская Давайте надеяться на лучшее. И, может быть, люди, от которых это сейчас зависит, нас сейчас слушают. Евгений Ткачук, художественный руководитель театра «Велесо» и артисты театра – Андрей Кондратьев, Дарья Румянцева. Спасибо и удачи!



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире