14 октября 2003
Z Интервью Все выпуски

возможный отказ центральных телеканалов от проведения теледебатов в прямом эфире


Время выхода в эфир: 14 октября 2003, 15:08

14 октября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» А. Пржездомский исполнительный директор «Российского фонда свободных выборов»
Эфир ведет Ксения Ларина

К. ЛАРИНА Наш сегодняшний гость Андрей Станиславович Пржездомский, сопредседатель наблюдательного совета по контролю выполнения общественного договора «Выборы 2003». Мы сейчас с вами вместе слушали новости, слышали комментарий Владимира Познера. Связано это с сегодняшней публикацией в газете «Газета» о том, что руководство «Российского телеканала» приняло решение показывать предвыборные дебаты в записи. Первый канал пока еще официально решения не принял, но как Владимир Познер сказал, он категорически против такого решения и сделает все возможное, чтобы в его программе «Времена» все было в прямом эфире. У меня к вам первый вопрос, насколько принципиально важно прямой или непрямой эфир?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Думаю, что сама интрига встречи участников выборов, сама интрига состязательности интеллектов, если можно так сказать, а дебаты должны как раз это подчеркнуть, она и заключается в том, чтобы это было в прямом эфире, когда человек действительно должен реагировать на вопросы, уметь парировать вдумчивыми серьезными ответами. И мне кажется, гораздо интереснее слышать любую форму общения такого рода именно в прямом эфире.
К. ЛАРИНА Как вы думаете, чего боится руководство федеральных каналов? Или те, кто принимает эти решения, кто еще в раздумьях?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Я думаю, что в какой-то степени тот психоз, я могу это назвать так, который сейчас развился на почве ожидания мощных правонарушающих технологий, особенно с использованием СМИ, он заставил несколько осторожничать руководителей СМИ, руководителей телеканалов и они хотят перестраховаться, боясь каких-то жестких санкций в отношении собственных компаний.
К. ЛАРИНА Мы живем сейчас все под гнетом этих вешняковских поправок, извините за выражение, хотя я вспоминала, что в одной из записанных передач, политических ток-шоу как раз Александр Альбертович Вешняков тоже удивлялся: «Почему мы идем в записи?», — спрашивал он, — разве ЦИК давал такое распоряжение?" «Нет, это ваше личное решение». Вот здесь какое-то лукавство есть, кто принимает это решение? Это действительно по закону о выборах, что мы не имеем право говорить в прямом эфире.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Да нет, это была бы абракадабра, если бы закон запрещал и это не дело того закона, о котором мы говорим. Мне кажется, здесь очень много спекуляций на почве рассуждений, в том числе и ущемления интересов СМИ. Мне кажется даже тот закон, наверное, не безупречный. И со временем положения любого закона могут быть пересмотрены, даже тот закон, который мы сегодня имеем, он дает достаточно широкий простор, для того чтобы в СМИ, в прямом эфире на телевидении выступали представители выборов, говорили о себе, демонстрировали себя, показывали свои преимущества, или слушатели и зрители могли увидеть их недостатки.
К. ЛАРИНА У нас сегодня в гостях была Джил Доэрти, шеф московского бюро Си-Эн-Эн и когда я ей об этом сказала что, возможно, будут дебаты в записи, она просто была в шоке. Если это будет, то это действительно станет российским ноу-хау, впервые в мире такое произойдет, потому что смысл в абсолютной открытости. Другое дело, что у любого участника есть право отказаться, сказать, что я не хочу. Такое право должно быть, если человек просто не умеет публично дискутировать, он же имеет право отказаться.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Безусловно. Для Си-Эн-Эн, который имеет большой опыт показа в прямом эфире всех самых жестких эпохальных событий в России, конечно, это может выглядеть очень странно. А мне кажется, что правильно закон предоставляет каждому участнику — не хочешь участвовать, не участвуй. Ты получишь оставшийся кусок твоего бесплатного эфирного времени, для того чтобы в эфире звучала голова, или крутился какой-то ролик, может быть интересный и талантливый, а может быть бесталанный и не достигающий глаз и ушей избирателя, за которого каждый ратует.
К. ЛАРИНА А кто будет решать насколько корректные действия участников дискуссии? Наблюдательный совет?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Я думаю, что Наблюдательный совет ограничится тем, чем он занимается сейчас. Дело в том, что был подписан общественный договор между многими политическими партиями не всеми, правда, но абсолютным большинством, был создан Наблюдательный совет, который в рамках общественного контроля смотрит, насколько партии оказываются адекватны своим обещаниям. И откровенно говоря, скучать Наблюдательному совету не приходится, по мере приближения заветной даты я думаю, работы будет все больше и больше. Так вот телеканалы обратились в Наблюдательный совет с просьбой использовать его возможности, ресурсы влияния, чтобы привлечь партии к какому-то системному созданию, проведению теледебатов. Для того чтобы извините, не тупая жеребьевка привела к состязательности иногда, может быть, неинтересному сочетанию партнеров, а чтобы это было зрелищно, интересно для самих участников, а главное, чтобы это было интересно для людей, чтобы они действительно сидели за телевизором, наблюдали, как состязаются харизматические фигуры или какие-то неизвестные для них люди. И тогда они могут делать, мне кажется, более объективный выбор. Поэтому Наблюдательный совет сегодня, прежде всего, ведет очень тонкую дипломатическую работу с каждой политической партией на предмет того, чтобы выстроить эти пары, группы дебатов.
К. ЛАРИНА А как это происходит? Они присылают вам свои предложения по темам, по участникам, по возможным соперникам?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Я рассажу. Первый канал, телеканал «Россия» и канал ТВЦ предложил каждый свою модель проведения дебатов. Они вправе, они это и должны делать. В частности, Первый канал предложил две получасовки, в 18.30 и 23.30, в которых встретятся пары, в одну пара и в другую пара. Канала «Россия» предложил другой вариант, чтобы час или 45 минут было отведено представителям 4-х политических партий. То есть 4 человека встретились бы в прямом поединке. Канал ТВЦ предложил аналогичную с Первым каналом модель, где тоже разбиты на две получасовки, по 20 минут теледебаты. Немножко в другое время, утренний час и вечерний. Таким образом, при этой модели каждая политическая партия 12 раз может выйти в день. А за весь агитационный период перед выборами до 13 раз появиться в телеэфире, именно в дебатах, в состязательности идей, программ, позиций.
К. ЛАРИНА Я хочу напомнить, что речь идет, как я понимаю о бесплатном эфирном времени.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Безусловно, так как по закону не менее половины выделяемого бесплатного эфирного времени должно быть отведено дебатам, поэтому мы и взялись за это благородное, но очень неблагодарное дело.
К. ЛАРИНА У нас сейчас небольшая пауза на новости. А затем продолжим разговор.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА Продолжаем разговор о предвыборных дебатах, которые когда должны начаться? 7 ноября?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — По календарю 7 ноября, поскольку в нерабочие и непраздничные дни, то 10 числа начнутся.
К. ЛАРИНА Когда руководство различных каналов решает в записи или в прямом эфире проводить дебаты, я смотрю, Наблюдательный совет уже нам даже пары распределил. На все предвыборное пространство?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Это предварительная наша попытка и послезавтра на Наблюдательном совете мы будем с партиями говорить, с участниками предстоящих теледебатов на предмет насколько удовлетворены их интересы и амбиции.
К. ЛАРИНА Мне интересно, какие темы наиболее популярны, если говорить о предпочтениях партий.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Диапазон самый широкий, все зависит, может быть, от каких-то идеологических постулатов, которых придерживается партия, может быть, от тех интересов, которые преследуют отдельные представители этих партий и как смотрят на это дело лидеры партий. Основной самый мощный блок это экономическая политика, 23 темы сегодня заявлено партиями. Это не означает, что все они будут в дебатах, мы, видимо, путем согласительных процедур выберем те, которые наиболее интересны. Но практически они все ориентированы на такие вопросы, например, блок «Родина» предлагает такой вопрос — почему мы живем бедно в богатой стране, очень много вопросов по земельной ренте. Зачем России ВТО? Как победить в России бедность, качество жизни в России: реальность и перспективы. Вот многие партии формулируют так темы. Второй по мощности блок или даже два блок социальной политики, национальной безопасности и борьбы с преступностью. То есть то, что волнует и беспокоит людей и здесь мне кажется, партии нащупали эти болевые точки и предлагают на них остановиться. В том числе и чеченский вопрос беспокоит, события, которые происходят в Чечне, экстремизм, и проявление националистических моментов. Вопросы государственного строительства, как должна идти административная реформа, как должна быть устроена власть. Такие вопросы тоже предлагаются. Вопрос, связанный с деятельностью гражданского общества, и о лоббизме и о гражданской идее в России вообще, народ и власть, и так далее.
К. ЛАРИНА Все, что обсуждается в нашем эфире.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — По существу, да. Мы сейчас пытаемся идти по пути удовлетворения всех амбиций и интересов участников, для того чтобы эти дебаты были интересными, мы пытаемся из этого конгломерата тем найти наиболее острые, наиболее интересные и на которые было бы интересно услышать высказывания представителей политических партий. Кстати, нам дают и предложения по конкретным участникам. Как правило, это и первые руководители, лидеры политических партий, их заместители, крупные эксперты. В большинстве своем люди довольно известные, уважаемые, занимающие определенные позиции и знания и эрудиции в этом вопросе.
К. ЛАРИНА Если все-таки участник дискуссии нарушает закон о выборах, кто несет за это ответственность? СМИ или носитель?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — А в какой форме он может нарушить, он может нарушить дискуссию, нарушив морально-этические нормы обычного разговора между людьми, употребив грубость, нецензурную брань. Но мне кажется, у нас должны быть достаточно зрелые политические силы и до этого не должно дойти. Очень важно, какие кандидаты будут выделены телеканалами для ведения этих дебатов, то есть ведущие. Насколько они смогут держать штурвал дискуссии, насколько они смогут, своевременно ощущая напряженность, снимать ее.
К. ЛАРИНА А какие права у ведущего?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Это же законом никак не прописано.
К. ЛАРИНА Наверное, равномерно распределять время.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Конечно, но это не столько права ведущего, сколько правила проведения этих дебатов, которые нам еще предстоит вместе с каналами обсудить и закрепить каким-то документом. Безусловно, дебаты будут из себя представлять какое-то общее время, когда будет представляться каждая партия и это будет предтече самих собственно дебатов. Потом будет, по-видимому, вводиться какая-то тема, может быть сформулированный достаточно острый вопрос, и предоставляться каждому участнику определенное время, допустим 3-5 минут, чтобы высказаться относительно этой темы. А дальше и реплики возможны, и конечно, очень важно и ведущему, и организаторам следить за уравновешенностью этих реплик, чтобы они не превышали допустимые пределы, чтобы не были нарушены интересы каждого участника. Мне кажется, это все возможно сделать, опыт проведения межпартийных дискуссий на общественно-политическом форуме показывает, что вполне возможно с помощью колокольчика остановить неудержимый поток высказываний одного участника, словами стимулировать активность другого. Я думаю, что все это реально.
К. ЛАРИНА У нас достаточно давно уже эта форма господствует в телеэфире, начиная, наверное, с конца 80-х годов, когда мы наблюдали выборы в первый съезд народных депутатов. Но сегодня вы сами видите, что практически все передачи идут в записи. Я опять возвращаюсь к этому дурацкому вопросу насколько это принципиально важно? Казалось бы, ничего не случилось, то же самое голосование мы видим в эфире у Владимира Соловьева в его программе «К барьеру», либо у Савика Шустера, либо в «Основном инстинкте», но я так понимаю, что для людей это все же имеет значение. Почему, как вы думаете?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Я думаю, что здесь больше вопрос психологический. Ведь участники предстоящих дебатов тоже обеспокоены тем, а что же будет вырезаться, может быть не только резкие суждения, а может быть и какие-то принципиальные позиции, поэтому уже принято решение Наблюдательным Советом рекомендовать телеканалам и каждому участнику теледебатов выделить своего представителя для определения аутентичности записей, если дебаты будут проходить в записи. Мне представляется, что это нормальная мера, и она не ограничивает ничьи интересы.
К. ЛАРИНА Я искала прямую речь из газеты «Газета» от Сергея Курохтина, представителя ВГТРК, он как раз говорит о том, что резать будет нещадно. «Мы оставляем за собой право и об этом открыто предупреждаем представителей партии, что будем беспощадно вырезать из дебатов антизаконные высказывания. Бросание жвачек как на питерских выборах мы не допустим». Напомню, что он ссылается на дебаты Анны Марковой и Валентины Матвиенко, где Анна Маркова бросила жвачку ведущему и сказала, что иногда лучше жевать, чем говорить. А он эту жвачку спихнул на пол. Как вы прокомментируете дкларацию о намерениях Сергея Курохтина?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — С Сергеем Курохтиным мы работаем и по подготовке этих дебатов. Я думаю, под этим и мы с вами подпишемся, что если будут противозаконные высказывания, которые запрещает закон
К. ЛАРИНА Ну, например.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Я не знаю, призывы к свержению существующего строя, националистические, шовинистические высказывания. Я считаю, это надо пресекать.
К. ЛАРИНА А как в прямом эфире пресекать?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Для этого есть ведущий, всегда можно остановить высказывание того или иного участника. Я еще раз говорю, мне кажется, очень сильно преувеличиваем опасность скатывания дебатов на, извините, мордобой. Мне кажется, этого не должно быть, культура она медленно, но развивается в обществе, и постепенном выходим в нормальный процесс диалога.
К. ЛАРИНА Я все-таки хотела бы, хоть вы меня предупредили, что не хотели бы комментировать это, но это событие номер один сейчас. Дело, которое рассматривает Конституционный суд. Напомню, что рассматривает он обращение 104 депутатов на неконституционность закона о выборах, а также жалобы трех журналистов. И там очень много абсурдных примеров, оторопь берет. Например, в Тульской газете «Молодой коммунист» суд вынес предупреждение за упоминание, что Коржаков генерал, а Елена Драпеко актриса. В одной из Калининградских газет было упомянуто, что Алексей Юшенков, баллотирующийся в Госдуму по одномандатному округу сын убитого депутата Сергея Юшенкова. Суд решил, что эти сведения создают положительное отношение к кандидату.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Конечно, это абракадабра, мы это прекрасно понимаем. И беда наша российская извечная не столько в том, что законы у нас плохие, а в том, что ретивые исполнители этих законов на местах могут извратить их до такой степени, что уже и узнать эту норму будет нельзя. Для этого, кстати, и Центральная избирательная комиссия сделала соответствующие разъяснения, напрямую работает по всем ситуациям, которые возникают на местах. Я знаю позицию Вешнякова, она достаточно взвешена. На встрече со Светланой Сорокиной тогда он совершенно внятно сказал, что никто же не ограничивает нормальное освещение избирательной кампании. Но давайте смотреть хотя бы за элементарной равномерностью этого освещения. Ведь у нас мелькают только несколько политических партий, давайте об остальных немножко расскажут. Мы говорим, что не появляются новые лица, давайте о новых лицах поговорим, может быть, они не такие, как хотелось бы, но других нет. Давайте говорить об этом, о новых лидерах, новых партиях. Может быть это будущее России.
К. ЛАРИНА Если уж такая тревожная ситуация на федеральных каналах и в Москве, то что говорить тогда о региональных СМИ, которые всегда впереди паровоза бегут. Проходит ли работа вашего Наблюдательного Совета с региональными СМИ и в чем она выражается? Встречаетесь с руководителями местных телекомпаний?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Да, интересно, этот процесс подписания общественного договора на федеральном уровне вызвал движение в субъектах РФ, то есть в целом ряде регионов пошли инициативы. Мы их не подстегивали никоим образом, уже в целом ряде регионов подписаны общественные договоры, созданы такие же советы, там участвуют СМИ. Завтра я выезжаю рано с утра в Ярославль, там будет подписан общественный договор между основными игроками, участниками предстоящих выборов. И мне кажется, очень много зависит от общественного тонуса, от влияния институтов гражданского общества на этот процесс. Если все это сходит на уровень бюрократической лестницы, то тогда это может действительно превратиться в систему прессинга. Но если общество подает свой голос, если пытается на это влиять, я думаю, что можно провести выборы нормально, цивилизованно и не стыдиться этого.
К. ЛАРИНА Мне это тоже интересно то, что мы называем общественным мнением. Я, когда готовилась к программе, пыталась найти статистику. Насколько вообще велико влияние на выбор избирателя телевидение, ролики, монологи, новости, либо теледебаты предвыборные. Сильно ли это влияет на выбор человека или может быть ему вообще все равно, в прямом это эфире или в записи, потому что он для себя уже все решил. Но никакой статистики я не нашла, хотя понимаю, что в цивилизованном Западе, на который мы любим ссылаться, там это имеет решающее значение. Там 40 минут могут идти дебаты, но зритель запомнит одну фразу и она перевесит все голоса в сторону человека, за которого бы он вчера еще не проголосовал. Вы уже упомянули термин «культура проведения дебатов», тогда должна быть и культура восприятия этих теледебатов. Я думаю, что мы на эту тему поговорим после новостей.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА Открыт наш «Рикошет». Считаете ли вы, что предвыборные дебаты должны идти только в прямом эфире? Если да, для вас это важно, то позвоните 995-81-21, если же вам все равно, то позвоните 995-81-22. Понятно, что нам очень интересно ваше мнение, я знаю, как бы я ответила на этот вопрос, но это, видимо, обусловлено местом моей работы. Я сейчас включу телефон 203-19-22, для того чтобы вы смогли мотивировать свой выбор. Алло.
АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ Я хочу сказать, что я дозвонился по телефону 783. Я считаю, что такие вещи должны быть только в прямом эфире. Это просто аналогия, представьте, что идет футбольный матч, и нам вырезали все нарушения правил. Вот 11-метровый удар показывают, а из-за чего не показывают.
К. ЛАРИНА Спасибо. Андрей Станиславович вам очень благодарен за этот образ, он его обязательно использует в разговоре. Алло.
АЛЕКСАНДР Обязательно только в прямом эфире.
К. ЛАРИНА Зачем?
АЛЕКСАНДР — А потому что в тех условиях, когда все СМИ контролируются Кремлем, значит, будет сидеть дядя из Кремля и резать то, что не надо.
К. ЛАРИНА Александр, а что не надо, по мнению дяди из Кремля?
АЛЕКСАНДР — То, что может помешать «Единой России», естественно.
К. ЛАРИНА То есть, вам кажется, что если это будет в записи, то это будет абсолютно необъективная предвыборная кампания?
АЛЕКСАНДР — Конечно, это будет художественный фильм.
К. ЛАРИНА Спасибо. Алло, здравствуйте.
БОРИС Только в прямом эфире. Чтобы дурь каждого видна была.
К. ЛАРИНА А вам так важно, вы будете все смотреть, все дебаты всех партий?
БОРИС — Конечно.
К. ЛАРИНА Вам это интересно чисто зоологически или вы просто такой человек активный гражданин, обязательно пойдете на выборы, и на вас какое-то влияние окажет эта программа?
БОРИС — Нет, я убежденный коммунист, я знаю за кого голосовать.
К. ЛАРИНА Тогда зачем вам это нужно?
БОРИС — Все равно посмотреть, как будут оправдываться демократы.
К. ЛАРИНА То есть вам важно посмотреть на победу вашей партии.
БОРИС — Несомненно.
К. ЛАРИНА Спасибо, очень приятно, что коммунисты к нам дозвонились и самое главное, очень отрадно, что защитник Коммунистической партии тоже считает, что надо вести дебаты в прямом эфире. Алло, здравствуйте.
ЛЮДМИЛА — Хотела бы только в прямом эфире.
К. ЛАРИНА Спасибо. Почему?
ЛЮДМИЛА — Будут лидеры партий, скоро у нас президентские выборы и это будет и мое голосование на президентских выборах.
К. ЛАРИНА А тот же вопрос задам, что и Борису, на вас это сильное влияние оказывает все эти политические споры в прямом эфире?
ЛЮДМИЛА — У меня выбор давно определен, но все равно интересно посмотреть, изменился ли тот лидер, за кого я голосую или нет.
К. ЛАРИНА Спасибо вам большое. Алло, здравствуйте.
НАТАЛЬЯ Я тоже также считаю, что должны быть в прямом эфире, хотя не смотрю телевизор, но считаю, что люди имеют право посмотреть и составить свое мнение.
К. ЛАРИНА А вы сейчас смотрите программы «Основной инстинкт», «Свобода слова» или «К барьеру»?
НАТАЛЬЯ — У меня нет телевизора, я больше радио слушаю «Эхо Москвы».
К. ЛАРИНА Слава богу, что по радио у нас круглосуточный прямой эфир.
НАТАЛЬЯ — Слушаю с большим удовольствием. Но люди имеют право посмотреть и составить свое мнение.
К. ЛАРИНА Спасибо. Алло, здравствуйте.
АНДРЕЙ Знаете, просто очень противно, все время говорят, за кого нас принимают, и все время — давайте мультики будем рисовать, и смотреть мультики. А депутаты уже все решили. Американцы сняли фильм, когда все заранее известно, пусть нам этот фильм покажут. А мы уже знаем, кто будет президентом, кто будет депутатом и все проценты. И будем смотреть художественный фильм. Конечно, надо в прямом эфире, но остается только вздыхать, потому что, что бы мы ни говорили, все равно они сделают свое дело планомерно, тщательно.
К. ЛАРИНА Скажите, а это что-то изменит, если в прямом эфире?
АНДРЕЙ — Я думаю, что возмущение, которое в народе зреет, эти прямые выборы они на это повлияют в любом случае. Если это будут непрямые, или прямые, все равно скажется на общем поведении народа. На самом деле просто противно.
К. ЛАРИНА Я склонна скорее, с вами согласиться, потому что результаты нашего интерактивного опроса впечатляют. У нас зарегистрировано 3567 звонков за несколько минут интерактивного опроса, 95% считают для себя это принципиально важным, только в прямом эфире и лишь 5% сознались, что им все равно, но все равно позвонили. Спасибо.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА Мы комментируем результаты нашего интерактивного опроса. Андрей Станиславович, пожалуйста, ваш комментарий. Впечатляет разброс?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Меня очень впечатляют эти цифры, и я бы даже употребил такое слово «вдохновляют», они повышают уверенность в будущем. Значит, люди не безразличны к выборам. Они хотят делать свой выбор, они хотят, чтобы им не навязывалось что-то, чтобы какие-то теневые силы решали, кто будет управлять рычагами власти. Чтобы были те люди действительно, кого они видят, за кого они голосуют, и их голос был услышан. И мне кажется, лишний раз говорит о том, что люди следят за политикой, им интересно это, они достаточно активны. И я просто обязуюсь послезавтра на заседании Наблюдательного совета, где будут присутствовать представители всех политических партий совершенно внятно и четко передать это отношение людей, голосование, которое проходило на «Эхе Москвы», мне кажется, это очень важно.
К. ЛАРИНА Мне тоже кажется, что это важно, тем более что сейчас существует такая устойчивая мифология, что якобы наш народ настолько устал от политики, что ему абсолютно все равно, в прямом эфире, не в прямом, уже все знают результаты выборов и люди устали от политики. Это миф, даже судя по этому интерактивному голосованию. Нам звонят не только москвичи, а очень много слушателей из других городов, для людей это имеет принципиально важное значение. Поэтому пока еще не началась предвыборная кампания официальная на экранах наших телевизоров, я вас очень прошу сделать все возможное, чтобы учесть мнение электората. Это же электорат?
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Да, это избиратели, это люди, которые хотят видеть эффективную власть. И для того чтобы сделать свой правильный выбор, они хотят иметь возможность сравнивать.
К. ЛАРИНА Как жаль, что такое голосование сейчас нельзя провести в политических ток-шоу «Основной инстинкт», либо «Свобода слова», потому что там голосование проводится только среди местной публики, телефонный опрос отсутствует в силу того, что эти программы идут в записи. Не дай бог, чтобы такая участь постигла предвыборные политические теледебаты. Спасибо вам большое, Андрей Станиславович. Я думаю, что важную мы беседу сегодня провели.
А. ПРЖЕЗДОМСКИЙ — Да, мне было очень интересно.
К. ЛАРИНА Польза будет. Я на вас надеюсь. Обязательно доложите о результатах. Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире