30 января 2019
Z Интервью Все выпуски

О встрече российской делегации во время памятных мероприятий в Освенциме.


Время выхода в эфир: 30 января 2019, 23:06

А. Гербер Наша делегация, в числе которой были члены Совет Федерации, Резник адвокат, Марк Розовский, проректор МГИМО, Лукин Владимир Петрович наш любимый и уважаемый. Была такая достойная делегация по приглашению музея Аушвиц. Мы приехали в Польшу, были в Аушвице. Я сейчас не буду говорить о своих впечатлениях, о том, что мы все там пережили. Сейчас важно сказать, что произошло на самом деле с этой дурацкой посадкой. Я так это называю только потому, что так ее представила Ева Меркачева.

Сама мемориальная акция была в зале, в этой гигантской комнате – бывшей газовой камере. И там были поставлены скамейки. И на этих скамьях впереди сидели либо бывшие узники, либо родные, которые приехали, погибших там, удушенных. И они приехали со всех концов мира и сидели там. И дальше шли скамьи, на которых сидели разные делегации, и в том числе одна из скамей была нашей. Всё! Мы сели на эту скамейку. Мы не думали о том, где мы сидим, какой это ряд – последний, первый, 25-й. Это не играло никакой роли.

Кто в эту минуту думал о том, что мы сидим не в том ряду?! Тем более, что действительно в этом не было никакого оскорбления. Там рядом сидели другие страны и другие делегации. Как она могла из этого раздуть чуть ли не международный скандал, что нас принципиально не туда посадили, что это было неуважение к российской делегации?!

Нас всюду и везде встречали прекрасно. Руководство музея отнеслось к нам сверхуважительно. Ни одного слова какого-то оскорбительного. Говорили именно об освобождении советской армией Аушвица. Я не могу понять, зачем ей нужно было это написать. Только ради дешевой и вредной сенсации. И действительно, смотрите, какой шум она подняла. Еще благодаря тому, что другая очень «умная» журналистка все это повторила и тоже это разнесла по всему миру. Это безответственное безобразие.

Я как журналист с очень большим стажем, журналист даже уже не знаю сколько лет – с 70-х, я считаю, что это аморально и антиэтично. Это просто безобразие! Это оскорбление нашей профессии.

К. Таранов Алла Ефремовна, позвольте, я уточню. Потому что, мне кажется, в данном случае это важно.

А. Гербер Да, давайте.

К. Таранов Я правильно вас понял, что вас там просто не рассаживали? То есть вы сидели, потому что…

А. Гербер Нет, там были написаны – «Делегации, делегации, делегация России». И мы сели на скамейку. Она была отнюдь не последняя. Там сначала, все первые ряды – это были узники и родные там погибших. Потому что, как мы знаем, евреи там не остались, евреев-узников там нету. Потому что они-то все были сожжены и удушены в этих газовых камерах – 1 миллион. Я же сейчас на стала подробно обо всем говорить и даже о собственных переживаниях и мыслях (я об этом в Фейсбуке написала).

Но этот скандал дурацкий, притом что, действительно, с точки зрения этики все было безукоризненно. Мы тоже волновались, что что-то не так скажут, что-то нас может как-то обидеть (особенно, может быть, членов Совета Федерации). Но этого не было абсолютно. И так сложные отношения, и так трудные отношения. Так, наоборот, надо делать все, чтобы как-то примирить их, как-то их смягчить. Она взяла и такое подняла.

Посол, который очень нам помог, очень в этой поездке, очень, он был просто… Я его когда встретила – 28-го был вечер памяти – он был просто белый. Так ему было это обидно и больно, потому что это несправедливо.

К. Таранов Алла Ефремовна, спасибо большое, что связались. Мне кажется, это важное уточнение.

А. Гербер Да, это очень важно, потому что все говорят, пишут. Я написала, естественно, в Фейсбуке уже не один пост. Но вот то, что я сейчас слышала – это же по «Эхо». А «Эхо» – это самое главное. Слышат-то все «Эхо». Ну, кто-то – читает Фейсбук, кто-то – не читает. Неважно. Важно, чтобы у меня… Слава богу, меня «Эхо»… Я не знаю, миллион раз я на «Эхо» выступала. И достаточно уважительное мое имя. Поэтому это бред какой-то! И, главное, она там не была! А то, что той пришло в голову – это я вообще понять не могу.

Никто из нас даже не подумал, где мы сидим. Какая нам была разница, где мы сидим? Мы были погружены в эти жуткие мысли, что мы сидим… Вы знаете, казалось, вот сейчас кто-то кран повернет – и все. Вот такое было ощущение. Она считала, в каком ряду мы сидим. Просто идиотство! Знаете, это вот какая-то новая такая… Я не люблю говорить, что вот тогда…бла-бла-бла. Но все-таки какая-то бесшабашность такая. Вот сенсация – плохо отнеслись к российской делегация. Ну, чушь собачья!

Нам журналистам надо делать все, чтобы как-то смягчать ситуацию (умным журналистам), а не обострять ее. Она и так черти что! И так мы уже одни, как на необитаемом острове. Это серьезная политическая глупость была с ее стороны. Очень серьезная. Потому что я говорила с послом, и я ему говорю, что ничего подобного. Он говорит: «Ну вот вы видите…». И «РИА Новости» повторили, и «ТАСС» повторили…в первый день же все повторили именно это. Потом стали комментарии появляться. Спасибо Лукину – он сделал очень такое подробное заявление.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире