'Вопросы к интервью
31 января 2019
Z Интервью Все выпуски

Зачем Сбербанку свой акселератор?


Время выхода в эфир: 31 января 2019, 12:05

Л.Гулько 12.08, добрый день, Лев Гулько в студии и я представляю нашего сегодняшнего гостя – вице-президент, директор по развитию экосистемы Сбербанка, Марк Завадский. Добрый день.

М.Завадский Добрый день, дорогие слушатели и зрители.

Л.Гулько Тема наша сегодняшняя «Зачем Сбербанку свой акселератор» — звучит как песня.

М.Завадский Прекрасная тема.

Л.Гулько Замечательная. На самом деле, о чем пойдет речь — Сбербанк 5 февраля проведет демо-день первого российско-американского акселератора, инвест-сообщество в этот день представит успехи 30 команд, два месяца работавших в акселераторе, который запустил Сбербанк совместно с компанией «500 Startups», проект был запущен в 2018 году, в конце определились 30 лучших стартапов из более чем 840, заявившихся на конкурс. Отбором занимались представители ПАО Сбербанк и 25 партнёров проекта, крупных компаний и инвестфондов, а также эксперты крупного американского акселератора, компании «500 Startups».

«Проект акселерации курирует Сбер-Х, новое подразделение, отвечающее за развитие экосистемы Сбербанка и формирование инновационной среды, внешнюю и внутреннюю акселерацию, развитие стартапов, выявление наиболее перспективных технологий и проектов в тех направлениях, которые признаны ключевыми для экосистемы Сбербанка». Красиво все написано.

М.Завадский Практически вы все уже рассказали.

Л.Гулько Можем уходить?

М.Завадский Еще пара деталей, и мы свободны.

Л.Гулько Давайте. Во-первых, надо понять, что такое, собственно, акселератор?

М.Завадский Да, мы обсуждали это в кулуарах — есть разные мнения, и в зависимости от бекграунда люди могут по-разному это слово воспринимать. Акселератор бизнес-мысли это фактически программа для прокачки определенных навыков у молодых компаний, иначе называемых стартапами.

Стартапы приходят в мир с какой-то идеей, как правило, им не хватает двух вещей: им не хватает денег и не хватает определенных компетенций для того, чтобы свои идеи реализовать и сделать огромными, большими, и завоевать весь мир.

Л.Гулько А вы им помогаете?

М.Завадский И мы им помогаем. В целом акселерация это очень распространенное явление. В Америке есть много акселераторов, которые на разных условиях этим стартапам помогают, в целом задача в том, чтобы, с одной стороны, за короткое время прокачать те компетенции, которые у стартапа отсутствуют, а с другой стороны, у акселераторов, как правило, есть очень большой «network», это большие связи в инвестиционном сообществе и хороший акселератор с большим, звонким именем, это определенная гарантия для инвестора – что стартап может взлететь.

Понятно, что это венчур, и никто ничего никому не гарантирует, но в целом это определенная торговая марка. Поэтому стартап приходит в акселератор, говорит: у меня есть такая гениальная идея. Акселератор говорит: О,кей, вроде бы нормально – заходи к нам, — на каких-то условиях. Как правило, это либо конвертируемый займ, либо покупка доли в компании.

Дальше компания работает — бывает по— разному — месяц, два, три — в рамках акселератора. Прокачивает маркетинговые скилы, какие-то другие, параллельно компания знакомится с инвесторами, которые могут быть заинтересованы в этой технологии. И все заканчивается демо-днем, на котором стартап спичит свои идеи инвесторам, и дальше, — справедливости ради — 90% заканчивают свою жизнь, так или иначе подобным образом, но 10% стартапов выстреливают и становятся новыми Фейсбуками, Гуглами, Apple.

Л.Гулько 10% в год?

М.Завадский Нет, скорее, 10% из всех тех, кто заходит в акселераторы. Это венчурная история и понятно, что там риски очень высоки, и никто никогда не знает, что выстрелит, а что нет. В этом смысле, в принципе, наверное, основное отличие венчурных инвестиций от стратегических инвестиций. Когда компания инвестирует стратегически, она верит, что инвестирует именно в то, что обязательно будет работать.

Венчур работает по-другому — инвестиции идут в новые идеи, в новые проекты. И, как правило, венчурные фонды инвестируют в десятки компаний в надежде, что одна из них выстрелит и окупит все те инвестиции, которые окажутся неудачными. Так работает эта индустрия по всему миру.

Л.Гулько Собственно, Сбербанку это и нужно для того, что люди «выстрелили»? И Сбербанк окажется, как сейчас модно говорить, в хайпе?

М.Завадский Сбербанк всегда в хайпе.

Л.Гулько В еще большем хайпе.

М.Завадский Хайпа мало не бывает, согласен. Для нас, мне кажется, здесь две истории, для меня лично важные. Одна история про то, что мы действительно нащупываем новые границы нашей экосистемы, смотрим на какие-то вещи, которые мы не знаем, получится, или нет. Номы как бы делим риски того, что не получится, с этими молодыми командами.

Они верят в эту идею, и мы ставим на людей. Мы ставим на то, что если человек горит чем-то, то, скорее всего, у него это получится лучше, чем у менеджера, который сидит на зарплате и делает прорывную технологию за 100 рублей — скорее всего, у него не получится.

А когда человек приходит сам, он каким-то образом сам дошел до этой истории, потом поучился, прокачался, понял, как ее правильно продавать, как ее правильно упаковывать, и потом пошел в рынок – это намного более с большей вероятностью выстрелит.

Ну и вторая, мне кажется, наша миссия как банка – это поддерживать инновации внутри России – это очень важная история. Среди тех команд, которых мы отобрали, действительно очень много ребят с хорошими разработками, много ученых настоящих, которые ищут возможность для коммерциализации своих разработок. Поэтому, мне кажется, здесь есть и очень важная бизнес-составляющая для нас. С другой стороны, мы таким образом поддерживаем в целом инновационную среду в России.

Л.Гулько Вы можете работать как тренер в футболе — команда выращивает классного футболиста, а потом его перепродает за хорошие деньги. Такое возможно со стартапами?

М.Завадский Наверное, акселератор в целом можно сравнить с юношеской футбольной школой, которые работают с совсем молодыми ребятами. И дальше, если кто-то из них выстреливает, то они получают какую-то часть будущих доходов.

Эта аллегория, мне кажется, справедлива, но здесь все-таки не совсем перепродажа, потому что мы не владеем этим стартапом. Мы владеем небольшой долей в этом стартапе, скорее всего. И мы заинтересованы в том, чтобы он вырос, чтобы появились другие инвесторы – не только мы, которые дадут больше, чем дали для него мы в самом начале.

Поэтому здесь речь идет не о перепродаже – юношеские школы не продают футболистов. Они их воспитывают в расчете на то, что потом они не забудут о старом тренере. Просто в случае со стартапами это прописано в документах, поэтому это не добрая воля футболиста, который может построить новую футбольную школу в своем дворе, а это прописано уже в документах, что ранний инвестор, разумеется, в случае успеха, получает большой апсайд.

Л.Гулько Но вырастить достаточно сложно. Может, легче купить какую-то готовую компанию?

М.Завадский Мне кажется, это не альтернатива. Большие корпорации, и мы в том числе, идем двумя путями – один путь покупка компаний, и у нас есть пример, как у Сбербанка, — это «Док-док» — наш проект в области электронной медицины, это «Яндекс-Маркет», наше СП с «Яндексом» в области электронной торговли, это «Фудплекс», наше СП с «Рамблером» в области фудтеха и здесь мы верим в то, что это будут большие истории, мы инвестируем в это большие деньги и развиваем это как стратегическую инвестицию.

С другой стороны, есть масса идей, масса компаний, которые пока не проверены в деле. Мы не уверены в том, что они будут успешны, что они выстрелят. И как раз корпоративный акселератор это возможность проверить эти идеи, а потом уже решить, стоит ли вкладывать в них сотни миллионов рублей и стоит ли делать на них ставку.

Поэтому для нас это такой тестовый полигон. Мы активно связываем эти стартапы с нашими бизнес-подразделениями, чтобы они пробовали и тестировали свои разработки у нас в банке, и потом, думаю, лучшие из них, возможно, получат, в том числе от нас, больше инвестиций, станут важной частью нашей экосистемы – такое тоже вполне возможно.

Л.Гулько Если нас слушают люди, которые этим занимаются, молодые ребята — я так понимаю, вы их приглашаете?

М.Завадский Мы их приглашаем. Правда, поскольку мы уже первый раунд фактически завершаем, о втором пока мы не объявляли. Поэтому я прошу всех молодых ребят следить за новостями. Когда мы решим запустить новый раунд акселератора, мы об этом расскажем в СМИ и везде – просто следите за новостями от Сбербанка. И в какой-то момент вы узнаете о том, что мы набираем новые команды в акселератор.

Л.Гулько Это называется никогда не поздно?

М.Завадский Никогда не поздно. И нет ограничений по возрасту, — нет ограничений вообще никаких, кроме прорывной идеи, что может с человеком произойти в любом возрасте.

Л.Гулько Согласен. А вообще в России акселераторы достаточно распространённая история сегодня?

М.Завадский Я бы не сказал, что очень распространенная. Есть несколько акселераторов, которые работают. Но в целом в России, безусловно, есть проблема с инвестиционной средой, проблема с доступом к капиталу. Если брать венчурные рынки России, сравнивать их с Китаем и с США, это просто слезы, это копейки.

И поэтому, наверное, в России роль крупных корпораций больше, чем в других странах. У нас в целом, наверное, доля государственного участия в экономике чуть выше, чем у других стран. Именно поэтому большие корпорации, в том числе, с госучастием, они активно идут в эту историю. Мне кажется, это – с одной стороны, в этом есть бизнес-необходимость, потому что необходима новая кровь все время, свежие силы для развития этих компаний.

С другой стороны, мне кажется, это важная миссия – поддерживать и развивать инновационную среду в России.

Л.Гулько Почему вы выбрали партерном американский «500 Startups»?

М.Завадский «500 Startups» это один из самых известных акселераторов Америки, он входит постоянно в топ рейтингов акселераторов по всему миру. И самое главное, что в его портфолио есть компании. Которых называют «единорогами», которые достигли оценки в миллиард долларов и выше — это такие компании, как онлайн-банк «Simple», «Credit Karma», разработчик веб-телефонии «Поквилио» и другие. То есть, это компания, которая знает и умеет, как делать из маленьких компаний большие.

Также хочу отметить, что это первый случай работы «500 Startups» в России, это первый такой акселератор. Сейчас, как раз сегодня заканчивается акселерация в России, 5 февраля будет демо-день, а после этого 7 команд с наибольшими шансами получить зарубежные инвестиции, полетят на акселерацию в Калифорнию, где месяц будут уже обучаться уже внутри акселератора «500 Startups» и в конце выйдут на демо-день, на котором представят свои идеи, свои проекты уже иностранным инвесторам.

Поэтому это очень важный для нас партнёр и уникальный шанс, мне кажется, для российских компаний.

Л.Гулько Тогда следующий вопрос – а у них какой интерес? Хочется всегда знать – почему?

М.Завадский Для них важно выходить на новые рынки.

Л.Гулько А Россия это действительно большой новый рынок?

М.Завадский Это новый рынок, это потенциально большой рынок, безусловно. У них хороший attraction в Азии, у них есть тоже хорошие примеры совместных акселераторов в других странах, по итогам которых на рынки выходили очень большие компании с миллионными оборотами. Поэтому для них это возможность расширения своей географии, для того, чтобы их бренд, в том числе, узнавали в других странах.

Л.Гулько Как проходила акселерация?

М.Завадский Акселерация приходила больше двух месяцев, мы выделили под это один этаж в нашей школе П-21, это наш тоже новый инновационный образовательный проект. Фактически команды два месяца работали там в режиме нон-стоп, некоторые круглосуточно. Все это время в Москве находились менторы стартап, которые как раз смотрели на каждую из команд и индивидуально определяли, чего им не хватает для успеха.

Это может быть какие-то маркетинговые скилы, может быть изменения бизнес-модели, может быть уточнение финансовых прогнозов. В каждом случае это были отдельные рекомендации и главное, что была возможность последовательно смотреть за прогрессом команд по тому или иному направлению.

Кроме того, менторы готовили стартапы к спичам, потому что за две минуты быстро и четко объяснить идею инвесторам…

Л.Гулько Одна-две минуты?

М.Завадский Да. Спич длится две минуты. Есть даже такое понятие, как «спич в лифте» — это классическая ситуация, когда стартапер оказывается с миллиардером в лифте, они сжаты в кабинке и другой возможности у него нет. Есть 30 секунд, пока они едут с 1 на 5 этаж

Л.Гулько Как в кино.

М.Завадский Безусловно. Ну, жизнь вообще часто похожа на кино.

Л.Гулько Только сложнее.

М.Завадский И если говорить о стартапах, то изначально у нас было больше 800 заявок, мы отобрали 30 стартапов, — это очень разные компании. Есть компании. Которые работают в сфере искусственного интеллекта, есть компании, которые развивают различные площадки, — мы сознательно не ограничивали в этот раз спектр, хотели собрать самых талантливых ребят и команды в России, которые действительно делают что-то прорывное и инновационное, и постараться им помочь выйти на новый уровень.

Посмотрим. Пока от «500 Startups» очень позитивный идет feedback по качеству команд, которые они видят. Понятно, что пока сложно говорить о том, сколько денег каждая из команд сможет привлечь, насколько они будут успешны — будем следить за каждой из команд в течение всей жизни проекта, делать отметки каждые 6-9 месяцев, и надеюсь, обязательно поделимся презентациями, в том числе, с вашими слушателями.

Л.Гулько Было бы интересно. А если вдруг заинтересуются проектом зарубежные ребята, они могут принять участие в конкурсе?

М.Завадский Пока это только Россия. У зарубежных ребят есть возможность…

Л.Гулько У самих себя.

М.Завадский Да. Пока основной фокус это российские компании, или, по крайней мере, на российских фаундеров – это может быть компания, которая работает и развивается за рубежом, но нам важно, чтобы это был founder, или основатель из России, или какая-то российская идея. Но в целом фокус у нас, конечно, на российские команды и на российские изобретения.

Л.Гулько Насколько я понимаю, искусственный интеллект идет впереди, это основное?

М.Завадский Это модная история, и мы тоже активно работаем в этом направлении. Понятно, что искусственный интеллект никогда не заменит человека, но он может серьёзно облегчить его жизнь, облегчить его работу и сделать так, чтобы люди занимались каким-то креативным, полезным и интересным трудом, а какие-то вещи, менее интересные и более простые, оставить искусственному интеллекту.

Л.Гулько Я вспомнил сегодняшние новости — «Российская газета» нам сообщает, что в Шереметьево сейчас тестируют робота, который будет вас пропускать за границу вместо пограничника – он работает сейчас в тестовом режиме.

М.Завадский У нас, кстати, есть компания, в нашей экосистеме, называется «VisionLabs», — эта компания работает в индустрии био-индификации, она как раз делает решения, в том числе, для аэропортов, которые позволяют пропускать людей по биометрическим данным. То есть, при подобной системе тебе не нужен билет, не нужен даже паспорт – тебя сразу опознают по зрачку и пропускают.

У нас такие системы стоят в офисе в Сбербанке — то есть, мы уже заходим не по карточке, а подходим к турникету, система тебя опознает, и дальше сотрудник проходит туда, куда тебе нужно.

И мне кажется, что естественное развитие технологий как раз, это как раз пример того, как технология изначально была придумана в кабинетах ученых, а сейчас находит очень понятное практическое применение и действительно экономит ресурсы, время, деньги — причем, для всех.

Л.Гулько Насколько я читал, эта технология будет распространяться и на клиентов Сбербанка, или это немножко фантастика?

М.Завадский Мы думаем всегда об удобстве клиента. Поэтому если клиенту будет удобнее таким образом, то разумеется, мы технологию распространим и на клиентов.

Л.Гулько 5 февраля – первый демо-день российско-американского акселератора для инвестиционного сообщества. Какие ожидания от этого?

М.Завадский Ожидания простые – мы позвали на демо-день, наверное, всех венчурных инвесторов России, или лучших из них, — порядка 300-400 человек. Ожидания, что наши стартапы им понравятся, они захотят в них инвестировать, захотят стать частью этой большой истории, и по итогам – не каждая 10-я из тех команд, которые есть сейчас, а может быть, каждая пятая, каждая вторая, а может быть и каждая первая – действительно станет успешной и достигнет какого-то уровня.

Л.Гулько Спасибо вам огромное. Я еще раз представлю нашего гостя — вице-президент, директор по развитию системы Сбербанка, Марк Завадский был у нас сегодня в эфире. Пожелаю ни пуха – ни пера.

М.Завадский Спасибо. К черту.

На правах рекламы



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире