26 сентября 2003
Z Интервью Все выпуски

величие России величие её народов


Время выхода в эфир: 26 сентября 2003, 16:08

26 сентября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Абдул-Вахед Ниязов председатель политсовета Евразийской партии «Союз патриотов России»

Эфир ведет Александр Климов

А. КЛИМОВ 16.08. «Эхо Москвы» представляет председателя политсовета Евразийской партии «Союз патриотов России» Ниязова Абдул-Вахеда Валидовича. Здравствуйте. Будем говорить о предвыборной ситуации глазами вашей партии, только сначала напомним слушателям, идет ли эта партия самостоятельно на выборы, с кем в блоке и кто лицо партии, ее первая тройка.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Спасибо, Александр. Сегодня знаковое событие мы отметили, уже блок наш зарегистрирован Центризбиркомом под названием «Великая Россия — Евразийский союз». Утвержден ее символ, это золотой орел над бескрайними евразийскими просторами РФ на фоне нашего российского триколора. И федеральный список, у нас 159 кандидатов и по одномандатникам 81 кандидат. То есть можно сказать, что первый этап мы прошли, прошли успешно и полны решимости идти дальше по этой полосе препятствий, которая называется избирательная кампания. В первой тройке у нас Павел Бородин, госсекретарь союзного государства Россия-Беларусь. Человек, широко известный в России почти со стопроцентной узнаваемостью в нашей стране Руслан Султанович Аушев. Первый президент республики Ингушетии, герой Советского Союза и очень известный авторитетный политик, общественный деятель, бывший одним из первых руководителей Генштаба РФ генерал-полковник Леонид Ивашов.
А. КЛИМОВ «Евразийская партия» довольно необычное название для нашего политического климата. В чем идеология, программные цели?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Для политического климата скажем так, прошлой эпохи, потому что ранее евразийство было одной из идеологий, которая объединяла многих мыслителей нашей страны, таких, если говорить о первой волне, как князь Трубецкой, Савицкий, вторая волна, наверное, Лев Гумилев, самая яркая звезда идеологии. И третья волна, скажем так, постсоветские мыслители, самые яркие наши члены наблюдательного совета Чингиз Айтматов из Кыргызстана, из Казахстана Олжас Сулейменов. Ну и надо сказать, что соседняя крупнейшая наша южная страна Казахстан, для нее евразийство сегодня, в общем, и государственная идеология. И мы, считая себя четвертой политической волной евразийцев, считаем, что в России евразийство не только востребовано, оно актуально, оно спасительно, если хотите для нашей страны. И только на базе евразийства можно возродить Союз, Евразийский Союз и что для нашей страны это вообще должно стать основой нашей национальной идеологии, нашей государственной деятельности.
А. КЛИМОВ А что такое Евразийский Союз в вашем понимании, это возврат к империи?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Нет, это не возврат к империи, это даже не реставрация Советского Союза. «Евразийский союз» это восстановление единства евразийских народов, это Центральная Азия, Россия, Восточная Европа, это регионы Черного и Каспийского моря. Вот на базе евразийства, когда мы все говорим о единстве нашей исторической судьбы, и наших традиций, нашей ментальности, нашей культуры, о том, что нас объединяет единый русский язык, если хотите, о том, что нас объединяют наши общие традиции. Прежде всего, православие, восточное христианство и ислам. И то, что Евразийский Союз должен быть таким объединяющим эту ойкумену, соединяясь и гранича с Европейским Союзом на Западе, с мусульманским миром на Юге и с восточно-азиатскими «тиграми», прежде всего с Китаем. И мы видели бы в идеале, что Евразийский союз должен своего рода адаптировать в эти высокие социальные и экономические и даже правовые стандарты Евросоюза на наших евразийских просторах с учетом наших традиций, нашей ментальности и с учетом нашей многовековой истории. И если хотите, то Советский Союз, те государства, которые в него входили, если они и объединятся, (уверен, что это рано или поздно произойдет и союз России и Белоруссии это только начало и Ялтинское подписание договора о четырех), то именно это объединение будет звучать как Евразийский союз именно на тех основах, о которых я сказал.
А. КЛИМОВ — Евразийский союз и СНГ — это две вещи несовместные?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — СНГ это аморфное образование, которое практически умерло и живет только де-юре, де-факто его не существует. И я думаю, что, наверное, его и не существовало. А Евразийский союз это полноценный союз с теми лучшими моментами, которые мы должны еще раз, обращаясь в историю, взять из Советского Союза. И сегодня, не выдумывая велосипед и из Евросоюза. Это должно быть действительно реальное межгосударственное образование, построенное на экономике и на общности традиций.
А. КЛИМОВ — Опыт Евросоюза изучался вами?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Безусловно, изучался. Европейцы же очень много взяли из Советского Союза. Единственное, там сохраняется автономность культуры, моменты, связанные с местным самоуправлением, с некими традициями. Экономика объединяется, единые экономические центры формируются. Мы знаем, что это Франкфурт. И сейчас формируются, активно идет процесс становления уже общеевропейских институтов власти, это не только Европарламент, это Еврокомиссия, это и еще какие-то органы, которые сделают многое для интеграции Европы уже не только экономического и культурного, но и политического. И мы здесь должны идти по этому пути, не изобретая велосипед.
А. КЛИМОВ — Мы сейчас послушаем новости и потом продолжим беседу.
НОВОСТИ
А. КЛИМОВ Слушателей, которые присылают свои вопросы, немного смущает узнаваемость Пал Палыча, о которой вы говорили в первой части.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Она практически абсолютная. Мы проводили исследования в 37 регионах России, она равняется 98%.
А. КЛИМОВ — Узнаваемость да, а популярность?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Что касается популярности, по тем же исследованиям 40% относятся к Пал Палычу в разной степени положительно, 30% в разной степени отрицательно, 30% скорее положительно, чем отрицательно. Я считаю, это очень высокий положительный рейтинг. Но антирейтинг если высокий, 30%, то он не тотальный и получается, что большинство россиян все равно относятся к Пал Палычу по-доброму. Да, есть такие позиции, как барин, но добрый барин, свой, он детей любит, он американцам показал, не сломился. Понятно, что пытались на него наехать не за свои грехи, а понятно за какие и он никого не сдал. Такой свой, в Сибири проработал, может и крепкое слово сказать. И про корову с голубыми рогами вспомнить. То есть он не просто великий, он свой, он близкий, наш. И поэтому когда я с ним проехал, 38 регионов, то было видно — популярен. Я со многим ездил. В прошлую кампанию я был одним из тех, кто создавал блок «Единство», ездили с Шойгу, с рядом губернаторов, я могу сказать, наверное, только Владимир Путин, если будет ездить по стране, на него будет реакция больше, чем на Пал Палыча. И это не только народ, но и элита, региональная элита. Пал Палыч популярнейший человек, уважаемый человек. Он многим действительно сделал доброе и его конек — это его безграничная любовь к детям, которая находит отзывы среди населения.
А. КЛИМОВ — А представители крупного бизнеса есть в ваших списках?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Мы же изначально позиционируем себя не как партия или общественная сила, которая отвечает интересам крупного бизнеса и как лоббисты олигархических структур. Да, у нас есть люди, которые занимаются нефтяным, газовым бизнесом, металлургией, в других сферах. Но это, наверное, как в любом блоке, организации, мы не какая-то секта, естественно, мы имеем сторонников и среди людей, занимающихся бизнесом, экономикой. Но я бы здесь хотел сказать о том, что наша партия выступает за смену формации власти. Объясню. В середине 90-х годов в России фактически к управлению страной пришли лоббисты, которые, прежде всего, представляли корпоративные интересы той или иной олигархической группы. Некоторые из них даже были представителями руководства той или иной олигархической группы. Можно назвать того же Александра Стальевича и господ Чубайса, Суркова, список можно продолжать достаточно долго. Но какой бы ни был талантливый господин Сурков, или каким бы просто царедворцем от бога ни оказался господин Волошин, но они лоббисты по определению. Они все-таки, прежде всего, отстаивали интересы тех групп, корпоративных сообществ, благодаря которым они пришли во власть. И сейчас должна эта ситуация поменяться и мы видим, она плавно меняется. Мы бы хотели динамики, потому что во власти должны присутствовать государственники. Мы видим сегодня несколько государственников во власти, это и силовики, это Сечин и Виктор Петрович Иванов в Кремле. Да, их сегодня переигрывают по многим вопросам лоббисты. У них сегодня еще по многим вопросам нет опыта, но это люди, которые пришли во власть и для них основа защита государственных интересов. И мы должны добиться того, чтобы в государстве на высших должностных постах были государственники, для которых основа основ именно интересы государства. Да, конечно же, эти люди должны получить опыт, эта группа должна сформироваться, должна быть подготовлена смена, но мы должны заняться и наша партия и наш блок об этом говорит, что в управлении страной должны быть государственники.
А. КЛИМОВ — А что делать с теми олигархами, которые были в прошлом политическом периоде?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Здесь возможны три варианта. Те, которые совсем идут на рожон и, наверное, есть примеры, может быть, не очень хорошие — эмиграция а ля Гусинский, а ля Березовский и так далее. Есть вариант, когда люди смогут перестроиться и смогут занять позицию государственников и смогут переломить в себе ситуацию. Таких примеров пока немного, но мы видим, как некоторые министры, которые пришли, представляя некие олигархические структуры или будучи ставленниками кого-то, потихоньку видим их эволюцию в сторону государственников. Кстати, и министр Лесин один из примеров того. И есть группа людей, которая в новых условиях вынуждена будет уйти из госслужбы, заниматься цивилизованным лоббизмом, либо просто заниматься серьезным бизнесом.
А. КЛИМОВ — Когда вы называли некоторые территории, не входящие в состав РФ, как потенциальных составляющих Евразийского союза, вы упомянули Белоруссию. Если не упомянули, то одно участие в партии Павла Бородина на это указывает. Но, тем не менее, с этим союзом что-то не идет.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Здесь много субъективного и личностного. Я всегда был сторонником, это позиция нашего блока, что личности приходят и уходят. Даже самые великие, даже сегодня занимающие посты президентов. Но два братских народа всегда жили вместе, русские и белорусы, народы России и Белоруссии на протяжении веков жили вместе, это одна культура, одна ментальность. Это по большому счету один единый народ. И восстановить единство этого народа мы просто обязаны, несмотря на какие-то персоналии, на какие-то сиюминутные трудности, субъективные моменты. Они всегда есть. Даже брак мужчины и женщины, даже если по любви брак, все равно притирка, какие-то скандалы
А. КЛИМОВ — Но братья одно, а экономика другое.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Подождите. А экономка России и Белоруссии интегрирована на 80%, сегодня уже. О чем вы говорите?
А. КЛИМОВ — Почему нет тогда единой валюты?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Это дело будущего. Причем недалекого. И субъективные причины, они отойдут, а единство народов останется.
А. КЛИМОВ Путин не исключает, что наша страна в какой-то момент вступит в Исламскую конференцию, это соответственно наложит на нас определенные обязательства. Россия в основном страна православная, но мусульмане тоже есть. Как будут строиться отношения с исламской конференцией?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Россия — это христиано-мусульманская страна, где мусульмане составляют по разным данным около 20 млн. населения, это 15-17% населения нашей страны. И то, о чем сегодня говорит президент, об этом уже давно говорило и российско-мусульманское духовенство, и ученые-востоковеды. И мы об этом неоднократно говорили в течение лет семи как минимум. Президенту здесь надо отдать должное, он очень здорово уловил ситуацию. Сегодня мусульманский мир во многом влияет не только на геополитику, но и на развитие вообще ситуации в мировой политике. Мусульманский мир сегодня практически является основным ньюсмейкером, очень влияет и на экономику по разным субъективным и объективным данным. И та страна, которая будет иметь влияние на мусульманский мир, она, безусловно, получает огромные дивиденды в мировой политике. Сегодня ни США, ни Китай, ни даже объединенная Европа не имеют таких возможностей, как Россия. У России половина союзников по СНГ мусульманские страны, большая часть ее соседей мусульманские страны и в самой стране вторая религиозная община — мусульмане, это миллионы наших сограждан. И поэтому Россия априори имеет большие возможности для влияния. И президент уже в этом направлении серьезно работает и даны задания и Министерству иностранных дел и другим соответствующим службам, если действительно Россия войдет в состав Организации Исламской конференции даже в качестве наблюдателя по своему формату, она естественно станет номером один среди участников. Сегодня в мусульманском мире нет лидера. Есть 7-9 стран, которые более-менее по своему потенциалу сильные, крупные. Но формата России там нет, и поэтому в этой связи Россия может очень серьезно повлиять конструктивно на ситуацию в мусульманском мире и, безусловно, благодаря своему влиянию на мусульманский мир приобрести очень серьезнейшие аргументы и дивиденды в мировой политике. Кроме того, участвуя уже внутри мусульманской мировой политики, Россия, безусловно, стабилизирует ситуацию внутри своих мусульманских регионов. Это, прежде всего Чечня, наша головная боль в последние 10-12 лет.
А. КЛИМОВ — Кроме мусульман в нашей стране есть еще и буддисты, а  президент занял не очень ясную позицию по поводу возможного визита Далай-ламы.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Я считаю это позор для нашей страны. Да, Китай сегодня крупный наш экономический партнер, это крупнейший сосед, это супердержава будущего, но у нас приоритетом должно быть уважение к собственным гражданам. Почти миллион российских граждан буддисты. Это 5 субъектов Федерации. Это 3 титульные нации российские: тувинцы, калмыки, буряты. Это, прежде всего, неуважение к ним, потому что Далай Лама является их духовным наставником, и здесь нет никаких натяжек. Мы всегда выступали и будем выступать, что мы во главу угла должны ставить интересы собственных граждан. И миллион российских граждан заставляет считаться с их духовными и культурными ценностями и уважать Далай Ламу, несмотря на все те противоречия и трудности, которые есть у лидера Тибета с сегодняшним руководством Китая.
А. КЛИМОВ — Тогда могут испортиться наши отношения с Китаем.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Американцы, европейцы не просто чтят Далай-ламу, он у них один из культурных лидеров, это один из постоянных людей который приезжает в Европу и в США, это лауреат Нобелевской премии, это духовный наставник многих звезд и выдающихся незаурядных людей в различных областях, будь то бизнес, культура, шоу-бизнес или кино. Вспомним того же Ричарда Гира. И это не мешает Китаю вести с ними ни политические, ни экономические дела, более того, США крупнейший экономический партнер Китая и именно США постоянно ставят вопрос по поводу статуса и роли Далай Ламы.
А. КЛИМОВ — Последний вопрос. Ваши виды на пятипроцентный барьер. Перешагнете?
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Мы говорили на съезде, что для нашей партии, теперь того блока, который объединил уже 7 общественных крупных организаций и партий и ставит во главу гула патриотизм, интернационализм, у которого есть корни, евразийская идеология и есть такая тройка как Бородин. Аушев, Ивашов, просто задача пятипроцентного барьера, это признание некой политической несостоятельности. Конечно, мы говорим о том, что мы должны получить не просто фракцию, а одну из крупнейших фракций в Госдуме. Вот наша задача.
А. КЛИМОВ — Ну что же, удачи. Напоминаю в прямом эфире «Эха Москвы» был председатель политического совета Евразийской партии «Союз патриотов России» Абдул-Вахед Ниязов. Спасибо.
АБДУЛ-ВАХЕД НИЯЗОВ — Всем успеха, спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире