Время выхода в эфир: 08 сентября 2003, 16:08

8 сентября 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Андрей Звягинцев — режиссер фильма «Возвращение», лауреата Венецианского кинофестиваля.
Эфир ведут Марина Королева и Вита Рамм.

М. КОРОЛЕВА Мне нужно сказать, что у нас есть еще один участник этой беседы. Это «Золотой лев» Венецианского кинофестиваля. Он, конечно, безмолвствует, и очень жаль, что у нас в данный момент радиоэфир, а не телеэфир, потому что вы бы тоже могли видеть, как этот «Лев» стоит у нас на столе и олицетворяет собой победу фильма «Возвращение».
В. РАММ В руках режиссера на сцене он выглядит чуть-чуть по-другому, нежели стоит просто на столе, такой грустный, скромный.
М. КОРОЛЕВА Я думаю, что было бы жестоко заставлять Андрея держать «Льва» весь эфир, тем более что он делал это уже не раз за эти дни. Мы Вас поздравляем, Андрей! Мы действительно очень за Вас переживали, очень радовались, когда узнали о том, что фильм победил. Я представляю, что творилось с Вами в этот момент. Рады за Вас, правда. Привыкаете к славе потихоньку?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Вообще говоря, с трудом начинаю привыкать к этому. Смотря что Вы называете славой. Если обилие ощущения с прессой…
М. КОРОЛЕВА Интервью, общение с прессой.
А. ЗВЯГИНЦЕВ Если это и есть слава, это очень трудно. Невероятно трудно.
М. КОРОЛЕВА То есть мы уже успели надоесть Вам за это время?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Я никогда в жизни так не трудился, даже на съемках я так не трудился. Приехал и на следующий же день я по 10 часов кряду разговаривал с журналистами. Там обустроено все очень интересно, там большой зал. Это даже не зал, это крытая площадка перед гостиницей «Эксельсиор», где операторы расставили свои камеры, каждый знает свое место. И человек, который обуславливает регламент общения с журналистами, Массимо его зовут, абсолютно гениальный человек, в смысле профессионализма потрясающий человек. Он меня водил к одному, к другому. Я уже садился в то место, которое оператором было выставлено, композиция кадра и все такое. На это не уходило ни малейшего времени. И постоянно говорил. И так было 8-10 часов. Я не обедал первые два дня. У меня была одна радость, это рано утром завтрак. Так что если это и есть слава, то это тяжело, это бремя.
М. КОРОЛЕВА Так получилось, что я не смогла посмотреть церемония награждения победителей. И знаю, что многие мои коллеги и просто знакомые действительно ее, к сожалению, не видели. Как это происходило? В нескольких словах.
А. ЗВЯГИНЦЕВ Церемония награждения была достаточно скучна, в особенности для нас. Не то чтобы я со знаком «минус» это говорил, просто люди общались на итальянском языке. Это длилось часа два. Мы не понимали ровным счетом ничего, ни единого слова, только догадывались, когда на экране высвечивалась номинация, мы понимали, кто получает и за что.
М. КОРОЛЕВА Фестиваль не обеспечил вас переводчиками? Я знаю, что на Московском фестивале каждого иностранного гостя организаторы обеспечивают переводчиками.
А. ЗВЯГИНЦЕВ Здесь как-то странно вышло, что с нами рядом не было переводчика. Сидел Массимо неподалеку и говорил некоторые важные, существенные моменты на английском. А Раиса Клементьевна переводила нам на русский. Это было достаточно дозировано, очень лаконично. В общем, не было нужды переводить этого конферансье, который просто потрясающе вел это шоу, потому что было даже смешно нам всем.
М. КОРОЛЕВА Но Вы смотрели на это, наверное, еще как режиссер, как это все происходит, как это отрежиссировано?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Просто суперпрофессиональный человек был на сцене. Он шутил как-то, и я прочел в статье Валерия Кичина, сейчас ехал в машине, читал его статью. Он сказал, что они с директором Морицем де Хадельном составили парный конферанс. Были смешные гэги, причем импровизированные, это была чистая импровизация. Это было легко, забавно, но совершенно непонятно, о чем шла речь. Это было очень смешно, но непонятно, о чем.
М. КОРОЛЕВА Вообще, Вам понравилось ездить по фестивалям?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Это первый фестиваль, на который я съездил.
М. КОРОЛЕВА Но я просто знаю, что Вам предстоят теперь фестивали. Вы едете в Канаду, да?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Я теперь понимаю, что это такое. Если тебя вызывает фестиваль на 3 дня, это регламент такой, а канал REN-TV, Дима решил, что мы должны быть там больше, 5 дней…
М. КОРОЛЕВА Я напомню, что это Дмитрий Лесневский, продюсер фильма.
А. ЗВЯГИНЦЕВ И мы там были 5 дней. Если вызывает фестиваль на 3 дня, ты знаешь, что ты с утра до вечера не принадлежишь себе. Это сильно утомляет. Потому что ты говоришь практически, в общем-то, одно и то же. Хотя, я заметил, иностранные журналисты шире смотрят на вещи, предлагают свои интерпретации. Они очень глубокие, очень тонкие, удивительные. Я такие вещи услышал о своем фильме и много других вещей, параллели какие-то. И, вообще, они как-то подготовлены, что ли. У них, наверное, работа…
М. КОРОЛЕВА Возможно, проблема в том, что они видели Ваш фильм, а мы нет. Например, Вита Рамм, наш кинообозреватель. Ей повезло, и она увидела. Но это только специализированные журналисты смогли. А наши слушатели, кстати, спрашивают. Большое желание увидеть фильм в России. Я бы тоже хотела посмотреть. Где посмотреть?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Будет официальная премьера, несколько закрытая, я не знаю точно, это решать продюсеру Дмитрию Лесневскому. Она будет в третьей декаде сентября.
М. КОРОЛЕВА В Москве?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Да, наверное, это будет Киноцентр. Я бы очень хотел, чтобы это был Большой зал Киноцентра, потому что это лучший экран в стране, на правах рекламы. Я это точно знаю, знаю человека, который занимается там звуком. Этот экран — один из лучших в Европе и лучший в стране.
М. КОРОЛЕВА Но это только эпизод, согласитесь. А широкий прокат?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Широкий прокат будет в октябре или в ноябре. Пока это неизвестно точно. Но широкий прокат будет.
М. КОРОЛЕВА Это уже решено?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Это то, чего я жду с надеждой. Фильм этот снят для русского зрителя, и там много пищи для него. Для его ума, сердца, религиозного сознания. Он обращен к этим адресатам.
В. РАММ Андрей, Вы новый человек в кинематографическом мире. И сейчас, действительно, Марина права, Вы целый год сможете ничем другим не заниматься, только ездить по фестивалям. Такую судьбу уже прожила в свое время Лариса Садилова, когда сняла свой фильм «С днем рождения». Она говорит, что приходит какой-то момент, когда ты себе говоришь «стоп». Ничего не интересно: ты страну не видишь, в музеи не ходишь, все это однообразная рутина, нужно сесть и писать сценарий. Вы как рассчитываете свое время? Или все-таки попользоваться славой чуть-чуть, собрать все свои аплодисменты и призы, или уже думаете с Дмитрием Лесневским о новой работе?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Мы думаем о новой работе. И, пожалуй, Садилова абсолютно права. Я это сам предчувствую, это ощущение, что нужно заниматься делом, нужно работать. А все эти аплодисменты это все замечательно. Меня волнуют только одни аплодисменты: те, которые будут или нет, и какими они будут, я не знаю, здесь, в России. Меня интересует реакция русского зрителя. То впечатление, которое я получил от конкурсного показа в Венеции, сравнить ни с чем нельзя. Это небывалое впечатление. Я никогда в жизни этого не забуду.
М. КОРОЛЕВА То есть те аплодисменты, о которых Вы рассказывали, эта реакция зала?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Люди стояли 15 минут, тысячный зал развернулся и аплодировал. Мы стояли, не знали, что нам делать. Потому что там есть какой-то регламент, нужно спускаться по лестнице к ним. В момент, когда ты спускаешься, возрастают аплодисменты, потом некоторое время ты стоишь перед этим парапетом, таким металлическим, золотого цвета, зрители продолжают тебе аплодировать, ты видишь их глаза. Это такой восторг!.. Это нереально.
М. КОРОЛЕВА То есть все-таки понравилось?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Это нереально передать. Это просто нужно почувствовать, это надо услышать.
М. КОРОЛЕВА Андрей, Вы говорите, что Вы разговаривали с журналистами, и они просто Вас поразили подготовленностью и реакцией. Вы у них пытались спросить, что их поразило в этом фильме? Что людей на такую реакцию подвигло, на эти 15-минутные аплодисменты?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Я не задавал им этого вопроса. Ответ на этот вопрос вытекал из тех вопросов, которые они задавали. Они задавали вопросы, я полагаю, исходя из собственной интерпретации, из собственного понимания и ощущения. Слова «белиссимо», «конгратулейшенс» и «комплименти» это слова, которые все 5 дней на улице, где бы ты ни был, в ресторане…
В. РАММ То есть Вас узнавали уже в лицо, как актера, допустим, Шона Пена?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Да, подбегали к Ване и просили автограф, Косте. Актеров узнавали, естественно, и меня узнавали, поскольку телевидение, публикации прессы, все это было известно. И подходили и говорили такие теплые слова!
В. РАММ Андрей, еще на предварительной пресс-конференции Венецианского фестиваля директор фестиваля Мориц де Хадельн попросил обратить особое внимание именно на Вашу картину. Он Вам после того как Вы держали «Льва» или во время вручения «Льва» что-то такое сказал? Он порадовался, что он не ошибся в своем выборе?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Нет, он ничего такого не сказал. По крайней мере, мой английский настолько плох, что я бы не смог перевести этого. Но когда мы получали первую премию за лучший дебют, то есть «Оперу примо», первое произведение в переводе с итальянского, он сказал какую-то фразу мне, и Дима Лесневский мне потом, в зале уже перевел: «Мне кажется, он тебе сказал, что мы еще скоро увидимся». Видимо, он говорил о финальном призе. Очень много всяких слухов, разговоров, какой-то информации, которая не является официальной. В том числе была такая, что у Морица де Хадельна был контракт с Венецианским фестивалем, и он, может быть, боялся, что этот контракт прервут, если приз (это, в общем, уже известно, я никаких тайн не открываю) уедет из Италии. И он дистанцировался как-то, мне кажется. Раиса Клементьева сказала, что он подписал контракт с Венецианским фестивалем, и у него все в порядке.
В. РАММ Наш зам главного редактора Сергей Бунтман читал газеты, «Реппублика» и остальные. Говорят, что итальянская пресса очень правильно оценила именно получение Вами «Золотого льва», потому что все-таки признают, что тот итальянский фильм, который очень любят в Италии, это внутренняя радость Италии, а Ваш фильм для всего мира. Поэтому итальянцы тоже в этом отношении приветствуют. Раиса Клементьевна Фомина (мы постоянно ее упоминаем, это директор «Интер Синема Арт»), с легкой ее руки, с ее связями, которые наработаны 11 лет, этот фильм попал за рубеж. Я думаю, что если бы он начинал бы свою судьбу с России, вряд ли это была бы такая счастливая судьба, как сейчас из-за границы нам возвращается. Она Вам говорила что-нибудь уже о предстоящих контрактах, о продаже? Какая зарубежная судьба этого фильма?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Я знаю, что «Эсиан Филмз» купил картину. В восторге президент, он так говорит, что я влюблен в этот фильм, я сделаю все, чтобы во Франции он заслужил широкую аудиторию. Мало того, он сказал, что он участвует в следующей картине этого режиссера. Надо сказать, что «Эсиан Филмз» это компания, которая продюсировала и на деньги которой был снят фильм «Любовное настроение» Вонга Карвая.
В. РАММ То есть у Вас поклонник высочайший.
А. ЗВЯГИНЦЕВ Просто высшей категории. Мало того, ди Лаурентис то же самое сказал: «Я хочу вложить деньги в следующую картину этого режиссера». Ди Лаурентис сказал: «У меня есть деньги, но у меня нет качества».
В. РАММ Можно теперь вернуться к Дмитрию Лесневскому. Начало продюсерской и режиссерской истории. Как это все было? Давайте вспомним.
М. КОРОЛЕВА Можно, я просто вернусь еще раньше? Потому что у нас очень много вопросов, Андрей, к Вам, связанных, вообще, с тем, кто Вы такой. Я сегодня у Виты Рамм утром выясняла, откуда взялся этот человек, который почти в 40 лет объявился на Венецианском кинофестивале, взял множество «Золотых львов».
В. РАММ Два.
М. КОРОЛЕВА И первый раз мы услышали о Вас, только когда Вы поехали на Венецианский фестиваль и тоже были в студии «Эха Москвы». То есть мы знаем о Вас всего лишь несколько недель. Например, наша слушательница Валентина спрашивает: «Попросите, пожалуйста, режиссера рассказать что-нибудь о себе. Сколько лет, чем занимался, какое высшее учебное заведение окончил» и т.д. Где Вы были, Андрей?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Мне 39 лет, я родился в Новосибирске, учился в ГИТИСе, государственном институте театрального искусства, после армии. До армии я учился на актерском факультете театрального училища в Новосибирске. Сразу после 9 класса (я в 10 класс не пошел) я поступил на курс Льва Белова. Это мой первый мастер, человек, который привил мне вкус к чтению той литературы, которую следует и которую не следует читать. После его уроков, после того, что я получил от него, я с отвращением смотрел на любую книжонку, в которой нет настоящего. Это общие слова. Я думаю, поймут, о чем идет речь. Это мое первое образование. Я работал в Новосибирском театре параллельно. То есть со второго курса, с 17 лет, это был 81 год, я был занят уже в театральных постановках Льва Белова и 3 года, параллельно учась в театральном училище, работал на сцене. Так что театр я знал хорошо изнутри, у меня было 4 или 5 главных ролей к окончанию театрального училища.
М. КОРОЛЕВА То есть Вы на самом деле актер?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Да, я актер. Я ушел потом в армию, посчитал, что актерского образования мне недостаточно. И поехал, сразу после армии поступил в ГИТИС. Опять на актерский факультет. Мои университеты длинные.
М. КОРОЛЕВА И что, даже мыслей о режиссуре не было?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Не было. Я полагал, что нескромно мне заниматься режиссурой, потому что я не понимал, как это устроено, этих механизмов: как владеть ситуацией, как нужно общаться с людьми, что им нужно такое говорить, чтобы они осуществляли твой замысел. Из этих соображений я полагал, что я непригоден для этого. И мечтал о сцене. Я очень любил это дело, по-прежнему люблю сцену, это ощущение сцены. Играл в двух спектаклях после окончания ГИТИСа. То есть с 90 года по 2002 год, за 12 лет я играл в двух спектаклях. Это была антреприза, то есть независимые спектакли, не государственного театра.
В. РАММ Разве этого достаточно за 12 лет?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Этого очень мало.
М. КОРОЛЕВА Что делали еще?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Параллельно я мечтал о том, чтобы делать в кино. А ходил в Музей кино на все ретроспективы, смотрел кино Годара, Бюссона, Трюффо, Антониони и т.д. Там есть такой человек, директор этого Музея кино, Наум Клейман. Я никогда не слышал более удивительной речи. Когда он выходил перед экраном и говорил, это были какие-то особые показы… я никогда не слышал подобного. Человек, который говорит так, как будто читает книгу. Изумительный человек.
М. КОРОЛЕВА И все-таки, Андрей, хорошо, ходили в Музей кино, но мечтали… Как произошел тот скачок от хождения в Музей кино к съемкам своего фильма?
А. ЗВЯГИНЦЕВ У меня были голодные, я думаю, что у всей страны это были голодные годы. Это был 92-93 гг. Смутные времена, которые очень долго длились, отголоски которых до сих пор присутствуют, вообще говоря, в кино, и во всей среде киношной, потому что люди, принужденные делать коммерческое кино. Пока они принуждены так поступать, мне кажется. Но это отдельный разговор. Что касается того, как это все произошло. Это произошло именно из того, что мне нужно было как-то зарабатывать на жизнь. Мой армейский друг, оператор, который окончил ВГИК, Игорь Рукавишников к тому времени был уже заметной фигурой. Он снимал музыкальное видео и рекламу. Я позвонил ему однажды, в 93 году это было, и сказал: «Игорь, у меня просто нет денег в метро войти, как-то надо что-то делать. Если ты можешь мне помочь с работой, я бы с удовольствием что-нибудь снял». Так сложилось счастливо, что я нашел заказчика через радио. Мой друг Михаил Галич, тоже мой однокурсник по ГИТИСу, только он ушел из театра…
М. КОРОЛЕВА В общем, вот так «не имей сто рублей, а имей сто друзей»?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Да. И вот, он нашел заказ у себя на радио, кажется, на «Радио 7», и мы предложили этим заказчикам несколько сценариев, написанных буквально за полчаса. Они согласились, я снял этот ролик. И так в течение 8 лет, наверное.
М. КОРОЛЕВА Потом все дошло до REN-TV, до Дмитрия Лесневского?
А. ЗВЯГИНЦЕВ Именно так.
М. КОРОЛЕВА Андрей, ужасно не хочется Вас прерывать, Вы не представляете себе как, потому что хочется услышать всегда хорошие истории, хочется слушать долго. Но я думаю, что мы просто будем это делать почаще, и Вы будете приходить.
В. РАММ Еще премьера у нас, еще будет информационный повод.
М. КОРОЛЕВА Так что приходите, на радио «Эхо Москвы» Вас всегда ждут.
А. ЗВЯГИНЦЕВ Я извиняюсь, что я очень долго… у меня есть такая особенность, я «уплываю» куда-то.
М. КОРОЛЕВА Давайте представим себе, что это сериал. Была просто вторая серия. Вы были у нас несколько недель назад, еще до Венеции. Теперь это вторая серия, потом будет третья и четвертая. Увидимся обязательно. И удачи Вам, еще раз поздравляем!
А. ЗВЯГИНЦЕВ Спасибо вам большое.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Андрей Звягинцев — режиссер фильма «Возвращение», лауреата Венецианского кинофестиваля.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире