Время выхода в эфир: 04 декабря 2018, 15:49

А.ГусаровЗдравствуйте! Вы слушаете «Эхо Москвы». У микрофона — Алексей Гусаров. И сегодня на наши вопросы любезно согласился ответить министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. Я рад вас приветствовать.

Э.РинкевичДобрый день.

А.ГусаровГосподин министр, спасибо большое, что нашли время с нами встретится, ответить на наши вопросы. Давайте начнем сразу с главного: Россия — это сейчас для Латвии партнер или угроза?

Э.РинкевичВсегда на этот вопрос отвечаю, что Россия, во-первых, наш сосед, потому что у нас граница с Российской Федерации, у нас есть общие вопросы, которые мы должны решать. Ну да, у нас есть очень-очень серьезные разногласия, особенно после 2014 года, особенно после того, что мы считаем противозаконной аннексией Крыма, после того, что случилось. И, в принципе, эта ситуация еще продолжается тоже на востоке Украины.

Но вместе с тем мы тоже видим, что подход, который сейчас реализуется и Евросоюзом, а также и странами НАТО, что там, где у нас есть разногласия и там, где мы считаем, что Россия, в принципе, не выполняет международные договора, нарушает международное право, то там мы должны реагировать жестко, — но там есть вопросы, где мы можем проводить диалог, можем говорить, решать вопросы. Так что я не буду отвечать в категориях партнер — враг, я буду отвечать — сосед, но довольно с большими проблемами.

А.ГусаровЭто обнадеживающее определение. Давайте остановимся подробней на том, по каким вопросам сегодня Латвия спорит с Москвой, по каким вопросам есть разногласия.

Э.РинкевичВ принципе, я уже сказал. Это вопрос, который касается безопасности в Европе, это вопросы попрания международного права. С нашей точки зрения то, что случилось в 2014 году с Крымом, то, что, в принципе, происходит сейчас тоже в Украине, то, что только что случилось на Азовском море, этот инцидент, — это всё же вопросы номер один для нас.

И мы тоже, конечно, помним наши истории, мы помним, что случилось с государствами Балтии в 1940 году, когда советские танки тоже прибыли в наши столицы и когда мы на 50 лет потеряли независимость, были оккупированы. Так что для нас это вопрос не только рациональный, но тоже довольно эмоциональный.

Во-вторых, конечно, мы считаем, что за последнее время то, что происходит в так называемых странах Восточного партнерства. Это такие страны как Грузия, Молдова, Украина, там тоже есть и Армения, Азербайджан и Беларусь. В некоторых этих странах всё же влияние Российской Федерации, которое уже переходит грани, скажем, доступного. Это всё же является проблемой.

Но вместе с тем мы считаем, что есть тоже определенные проблемы по Сирии, есть определенные проблемы тоже по архитектуре международной безопасности, но это вопросы, которые я бы хотел определить как проблемные.

А.ГусаровК сожалению, наверное, в том числе ряд проблем, которые вы обозначили, в том числе, Крым, действия России на Украине и Сирия — это те проблемы, которые нельзя устранить сразу. И, возможно, что проблема Крыма — на многие-многие годы. Есть ли спорный вопрос между Россией и Латвией, который, с вашей точки зрения, может быть решен в ближайшее время.

Э.Ринкевич: Я не буду отвечать в категориях партнер — враг, я буду отвечать — сосед, но с большими проблемами

Э.РинкевичЯ бы сказал, что вместе с тем комплексом проблем, о которых я только что говорил, в прошлом году мы завершили демаркации нашей границы латвийско-российской. Кажется, это такой довольно технический вопрос, но всё же он показал, что даже во время таких больших споров мы можем найти какой-то консенсус и проводить довольно нормальную работу.

Во-вторых, да, у нас есть тоже, конечно, вопросы двустороннего порядка. Думаю, что мы будем довольно долго еще спорить и об истории. Я уже коснулся вопроса советской оккупации 1940 году. Этот вопрос, в принципе, Россией не признается, и, я думаю, что пока будет спорным. Очень много проблем тоже из этого очень эмоционального, но не только — и рационального вопроса будут возникать.

Что касается технических вопросов или вопросов двустороннего порядка, то у нас таких больших двусторонних проблем на этот момент нету. У нас периодически встречаются и министры транспорта… Кстати, в 2015 году прошла межправкомиссия в Риге.

Да, есть, конечно, всякие интересные там тоже высказывания политиков, но, я думаю, что это уже в порядке нормы. Так что с этой точки зрения я бы сказал, что определяющим моментом сейчас в наших двусторонних отношениях все же являются более вопросы такого, я бы сказал, широкого порядка: Евросоюз – Россия, НАТО – Россия, вообще вопросы безопасности, вопросы законности в международных отношениях.

А.ГусаровЗавершая тему двустороннего сотрудничества, переходя к другой, — вы не могли бы называть примеры положительного сотрудничества даже в эти непростые годы?

Э.РинкевичУже один назвал. Это вопрос демаркации. А второе: я всё же считаю, что даже если мы иногда очень плохо думаем друг о друге, сотрудничество в сфере культуры, оно довольно хорошее. Я тоже хотел бы отметить то, что у нас есть определенный диалог с Российской Федерацией и на мидовском уровне.

Я бы хотел тоже сказать, что Латвия сейчас является председателем Совета государств Балтийского моря, и мы бы хотели развития сотрудничества со всеми странами особенно по вопросам охраны окружающей среды, а это вопросы, которые волнуют всех. Я бы хотел надеться, что здесь у нас тоже будет определенная положительная динамика. Возможно, министры по охране окружающей среды смогут встретиться, обсудить некоторые вопросы. То есть я бы не хотел говорить, что у нас всё черно-белое. У нас довольно красочные отношения.

А.ГусаровВы затронули тему культуры. Я бы хотел спросить вас об этом позже, но спрошу сейчас. А как тогда быть с черными списками россиян? Ведь в этих списках довольно много как раз деятелей культуры из России.

Э.Ринкевич…Которые занимаются политикой. Тогда они не считают себя чисто деятелями культуры.

А.ГусаровСкажите, пожалуйста, сколько сейчас в черных списках всего граждан из России?

Э.РинкевичНа этот вопрос я сейчас не могу ответить, потому что у нас есть так называемые невъездные списки, которые составляются и Министерством иностранных дел и Министерством внутренних дел. У меня пока точной цифры нет, но год назад было где-то около 90 или 100 граждан России, но это не точная цифра на данный момент.

А.ГусаровТо есть 100 граждан — это не тысяча человек, как об этом пишут в некоторых СМИ.

Э.Ринкевич: Я бы не хотел говорить, что у нас всё черно-белое. У нас довольно красочные отношения

Э.РинкевичЯ не могу сказать, откуда тысячи людей появились. Но вместе с тем ситуация с тем, что в черные списки вносятся люди не только по политическим признакам. В черный список можно внести любое лицо так называемых третьих государств в отношении Евросоюза, которые преступили закон, нарушили, на знаю, там закон о границе.

Так что если люди думают, что тысячи людей в списках только по политическим причинам, то это неверно. Как я уже сказал, по моим данным — но они не особенно точны на данный момент — не очень так уж много российских граждан в этих списках. Да были внесены в эти списки люди, которые по нашему определению делали неприемлемые заявления или по другим политическим причинам, но это не в тысячах.

А.ГусаровОбъясните, пожалуйста, вашу позицию нашей аудитории. Разве это не является нарушением свободы слова, когда за высказывание вы лишаете представителя культуры возможности выступать в вашей стране, в том числе, и для тех людей, кому эти выступления важны?

Э.РинкевичОб этом мы уже говорим с нашими российскими друзьями из прессы 4 года. Мой ответ всегда остается тем же. Если люди считают, что они могут превратить сцену, которая является театральной или музыкальной в сцену политическую, то государство больше не будет их считать просто артистами. И я думаю, что здесь, когда люди выступают за попрание международного права, как это делалось в 2014 году, когда они появляются, как, например, один из этих актеров в Донбассе и просто стреляют или показывают, что они будут стрелять по представителям прессы…

А.ГусаровВы имеете в виду Пореченкова.

Э.РинкевичДа. То я думаю, что здесь мы уже не говорим о высокой культуре. Мы здесь говорим о довольно низких инстинктах и каких-то политических заявлениях. И тогда мы будем выступать и выступали очень жестко. С этим надо считаться.

А.ГусаровВаша позиция понятна. Я лишь хочу только уточнить. Для Латвии важны конкретные призывы, конкретные действия, как в данном случае стрельба или же выступление в Крыму, профессиональная деятельность тоже расценивается как политический жест?

Э.Ринкевич: Если люди думают, что тысячи людей в списках только по политическим причинам, то это неверно

Э.РинкевичКогда мы решаем вопрос о включении в списки, тогда мы, скажем так, канализируем не только одно выступление или два-три эпизода. Тогда это вопрос уже более широкий.

А.ГусаровСпасибо. Давайте вернемся к теме отношений России, НАТО и Латвии. Мы сейчас с вами находимся в новой роскошной штаб-квартире НАТО. И напротив – старая штаб-квартира, двухэтажные, потемневшие скромные здания. Новая штаб-квартира была построена за время обострения отношений с Россией. Как вы считаете, справедливо ли мнение, что Москва своими действиями на Украине фактически спровоцировало усиление НАТО?

Э.РинкевичЯ думаю, да. Я думаю, что то, что случилось в 2014 году, было знаковым моментом. Я хотел бы напомнить вашим радиослушателям, что когда мы вступали в НАТО в 2004 году, то, в принципе, только 4 истребителя сил НАТО появились в Литве, чтобы охранять воздушное пространство. Это называлось миссией «воздушного полицейского», так скажем. И никакого серьезного присутствия других сил НАТО в балтийских странах больше не было вплоть до 2014 года.

Когда случился Крым, то, конечно, по всем тем мотивам, о которых я уже говорил, мы выступали за усиление сил НАТО в странах Балтии. Как вы знаете, у нас сейчас и в Латвии, Литве, Эстонии и в Польше размещены дополнительные контингенты натовских сил. И это мы считаем абсолютно оборонным вопросом, а не наступательным, как иногда об этом говорят тоже и в российских СМИ тоже официальные лица Российской Федерации. Так что, я думаю, что это, конечно, вопрос, на который я могу ответить положительно.

Вместе с тем вы затронули вопрос о новом здании. Знаете, я работал в Министерстве обороны в начале «нулевых», и тогда мы уже планировали это здание. Я думаю, что оно должно было быть закончено где-то в 2012–2013 год, но везде есть вопрос долгостроя — закончили где-то в прошлом году. Так что я бы не хотел связывать это новое здание, которое планировалось уже долго и долго-долго строилось, с какими-то политическими вопросами или обострением отношений между Российской Федерации и НАТО.

А.ГусаровСчитаете ли вы сейчас достаточным иностранное военное присутствие в вашей стране?

Э.Ринкевич: Если будет обострение международной обстановки, то мы будем решать вопрос о дополнительном контингенте

Э.РинкевичНа данном этапе — да. Мы считаем, что те решения, которые были подписаны в саммитах НАТО в 2014 году, в 2016 году и тоже в этом году уже здесь, в Брюсселе, — да, эти решение адекватны. Вместе с тем мы анализируем ситуацию, и если будет обострение международной обстановки, то, конечно, мы будем решать вопрос о дополнительном контингенте или каких-то дополнительных мерах. Так что сейчас вся ответственность за то, как будет развиваться ситуация, конечно, будет возлагаться на наших российских коллег, скажем так.

А.ГусаровЧто вы имеете в виду под обострением международной обстановке? Кажется, уже дальше обострять некуда.

Э.РинкевичЯ думаю, что я бы согласился с этим до конца ноября, но то, что случилось сейчас на Азовском море, это обострение ситуации, конечно, тоже должно быть, скажем, внимательно проанализировано.

А.ГусаровНекоторые немецкие политики на днях высказались, что Украина будто бы пытается втянуть НАТО и ЕС в войну с Россией. Вы разделяете такую позицию?

Э.РинкевичНет, я не разделяю такую позицию. Во-первых, Украина не член НАТО и не член Евросоюза, поэтому, скажем так, 5-я статья договора НАТО в этом случае не работает. Я тоже не считаю, что ситуация дошла до такой точки, что где-то на Азовском море будут появляться натовские силы, будет какая-то демонстрация, но мы тоже на Совете министров иностранных дел стран НАТО будем обсуждать и вместе с нашими украинскими партнерами и тоже без них целый пакет возможного, скажем, нашего ответа, который, конечно, не будет военным.

Сейчас видим, что мы можем действовать дипломатическими средствами. Где-то тоже стоит вопрос о дополнительных санкциях, но это не вопрос НАТО, это вопрос Евросоюза. Это будет обсуждаться на Совете министров иностранных дел Евросоюза.

Но вместе с тем я не думаю, что мы можем так поставить вопрос, что Украина пытается как-то втянуть или НАТО или Евросоюз в войну. Я бы хотел сказать, что если Российская Федерация придерживалась норм международного права, а также двустороннего соглашения между Украиной и Россией, которое было подписано еще в 2003 году по Азовскому морю, то таких бы вопросов вообще не возникало.

Э.Ринкевич: Я не думаю, что Украина пытается как-то втянуть или НАТО или Евросоюз в войну

А.ГусаровЯ вчера спросил у Генерального секретаря НАТО о том, ответит ли альянс на призыв президента Украины отправить корабли в Азовское море. Господин Йенс Столтенберг, не ответил прямо, но дал понять, что этого не произойдет. Можете ли вы объяснить, почему этого не будет?

Э.РинкевичНе хотел бы сейчас комментировать вопросы, которые еще не обсуждали на Совете министров иностранных дел НАТО. И я бы не хотел сейчас, пока этот вопрос не решен, обсуждать какие-то элементы нашей поддержки.

Я думаю, что Генеральный секретарь НАТО тоже придерживается такого принципа: пока все 29 членов альянса не пришли к какому-то консенсусу по этому вопросу, не обсудили вопрос тоже и с украинским министром иностранных дел, — до того какие-то заявления были бы преждевременными.

Это военный альянс. Мы придерживаемся некоторой дисциплины тоже и в наших контактах с прессой.

А.ГусаровПонимаю. Скажите, в целом усилия НАТО по поддержке Украины, они достаточны или нужно делать больше?

Э.РинкевичЯ думаю, мы довольно много делаем для поддержки украинских вооруженных сил в плане их подготовки, перенимания опыта. Я думаю, что мы бы могли больше делать, но вместе с тем это не вопрос, как иногда подается, что как-то НАТО втягивается, как вы только что сказали, по некоторым заявлениям в военные действия. Нет, это не так.

Вместе с тем мы считаем, что мы должны помочь Украине реформировать Вооруженные силы, помочь Украине стать более боеспособной, потому что это тоже в наших интересах.

А.ГусаровГосподин Столтенберг вчера говорил о новой российской ракете, развертывание которой нарушает договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности с США, и эта ракета способна долететь до европейских городов с ядерным боезарядом за несколько минут. Считаете ли вы эту угрозу действительно реальной?

Э.РинкевичВо-первых, мы считаем, что это, в принципе, означает, что тот договор, который когда-то, в 1987 году был подписан президентами Рейганом и советским президентом Горбачевым, что он, в принципе, прекращает действие. Если кто-то нарушает договор, то нет смысле его, в принципе, и дальше соблюдать.

Конечно, этот договор между США и тогда еще СССР, сейчас правопреемником Россией, — и мы считаем, что такие шаги, когда нарушаются основные договора, которые все же привели когда-то к разрядке… я еще помню, я был где-то 15-летним –16-летним подростком, когда смотрел по телевизору события из Вашингтона, когда всем казалось, что мир меняется и меняется довольно быстро и в положительную сторону, — то сейчас мы видим, что и выход Российской Федерации где-то 10 лет назад из договора по обычному вооружению в Европе, сейчас нарушение этих договоров, они, конечно, приводят к обострению. И радоваться этому, я думаю, никто не должен.

Э.Ринкевич: Мы должны помочь Украине реформировать Вооруженные силы, стать более боеспособной, это в наших интересах

А.ГусаровНаше время, к сожалению, подходит к концу. У вас очень плотный график сегодня, поэтому давайте очень коротко затронем очень важные темы, которые мы еще с вами не затронули. Если возможно, давайте поговорим о защите прав сексуальных меньшинств. Для России это очень болезненная тема. В нашей стране можно получить штраф просто за высказывание мнения о том, что быть гомосексуалом — это нормально. И вы первый министр Латвии, который открыто завил о своей ориентации. Скажите, как вы решились на такой шаг?

Э.РинкевичЭто тоже уже долгая история – 4 года назад. Иногда для каждого человека приходит осознание того, что зачем что-то там скрывать или недоговаривать, особенно если ты живешь свободном обществе и государстве. Да, я знал и понимал, что это вызовет неоднозначную реакцию.

Но вместе с тем, я думаю, что это было нужно, во-первых, для меня. И это все же было каким-то сигналом и толчком тоже для нашего общества. И сейчас уже в Латвийском парламенте — прошли выборы в октябре этого года — у нас уже два таких человека, которые выбраны сейчас тоже. И заместитель секретаря нашего парламента, которая тоже заявляла о своей сексуальной ориентации, она тоже выбрана, тоже получила поддержку избирателей.

Я думаю, что это показывает, что даже если есть неоднозначное мнение и в нашем обществе тоже, всё же люди оценивают работу и политиков, и художников, и артистов, а меньше думают, что он или она делают… Так что, я думаю, что да, сейчас, после уже более-менее длительного периода я бы мог сказать, что возможно надо было делать что-то немножко так… более красиво.

А.ГусаровПростите, что вы имеете в виду?

Э.РинкевичС большей пиаровской помпой. Но, с другой стороны, я думаю, что то, что сейчас происходит, например, в Латвии, — это всё же меняется мнение людей очень-очень медленно. Я думаю, что оно меняется к более открытому, скажем, восприятию того, что сексуальная ориентация ничего такого плохого не представляет.

У нас еще предстоит довольно много политических дебатов по поводу, например, законодательной базы партнерства. Не все в парламенте это поддерживают. Большинство, я думаю, пока еще выступают против. Но если посмотреть то, как мы прошли дорогу где-то с 2005 года, когда у нас были первые гей-прайды в Риге, когда они охранялись полицией, там была очень жестокая тоже реакция против, и то, что случилось в этом году в июне, когда проходил Балтийский прайд, когда уже очень много людей приходили, и уже практически каких-то выпадов против демонстрации, манифестации не было.

Это показывает, что общество может меняться, но все же должны быть люди, которые своим примером показывают, что есть вопросы, которые даже если ты не разделяешь, ты можешь с этими вопросами жить.

А.ГусаровХочу обратить внимание наших слушателей, что вас многие поддержали, потому что такой шаг, действительно, требует большого личного мужества. Скажите, пожалуйста, это общество созрело? И есть ли у вас рецепт, как из достаточно консервативного, постсоветского общества сделать общество более толерантное, которым вы могли бы поделиться с российскими слушателями?

Э.Ринкевич: Если кто-то нарушает договор, то нет смысле его, в принципе, и дальше соблюдать

Э.РинкевичЯ думаю, у каждого свой рецепт. Но, я думаю, что, во-первых, не надо на официальном, политическом уровне заострять такие вопросы в отрицательном порядке. Потому что у нас тоже, скажем, в 2006 году были поправки к Конституции о том, что брак, он только между женщиной и мужчиной. И, конечно, очень много политиков такого рода вопросы эксплуатировали. И сейчас тоже пытаются как-то подобрать какие-то очки политические во время выборов.

Но вместе с тем, когда видишь, что медленно, но меняется и политическая риторика, а также все же более-менее настрой в обществе, то это тоже дает положительный импульс. Я хотел бы еще отметить, что здесь, в принципе, нету хороших рецептов и никогда не будет. Каждое общество уникально, и с этой точки зрения я думаю, что первое, что надо сделать — кончать, скажем, какие-то политические выпады, начинать все же это воспринимать…

Второе, кстати, что помогло, это тоже отношение судебной власти, потому что когда-то Рижская дума запрещала — я уже говорил о гей-прайдах, — но наши административные суды всегда выступали на стороне свободы слова и всегда отменяли такие запретные решения.

Я думаю, что сейчас у нас предстоят интересные вопросы, которые будут решаться не только парламентом, но и судами.

А.ГусаровГосподин министр, спасибо большое, что нашли так много времени для нас. В нашем эфире был министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич. У микрофона был Алексей Гусаров. Всего доброго!

Комментарии

206

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

navy 05 декабря 2018 | 17:37

Занимались бы геями, не лезли бы в большую политику.
Ну, допустим, что СССР окупировала Прибалтику. Отстроил её, помог выстроить государственность и отпустил в 1991 году.
Вам бы сказать спасибо, а не глумиться над историей, господин министр.


drunk_rhino 06 декабря 2018 | 14:30

navy: Их с детства злым СССР пугают и смотрят они CNN (где РФ запрещено упоминать в любом контексте кроме плохого).


sensan 06 декабря 2018 | 18:10

navy: А скольких прибалтов отправили в Сибирь за это спасибо, вам известно?


navy 06 декабря 2018 | 22:36

sensan: и сколько? Миллион? А вы сейчас никого не сажаете?


odesyt 08 декабря 2018 | 19:21

navy: >> что СССР окупировала Прибалтику. Отстроил её, помог выстроить государственность

Кто вас просил что-то "отстраивать"? Своей страной бы занялись. ;)

Что ж до "государственности", так с ней как раз до оккупации всё в порядке было - парламент, демократические выборы. В отличие от сталинского СССРа.


navy 08 декабря 2018 | 19:58

odesyt: Все должники так говорят: кому я должен, всем прощаю. .
Ну и "демократ" Ульманис тут уж сильно засветился в "демократичной" предвоенной Латвии.


ankir 06 декабря 2018 | 23:30

Латвия всегда была кем-то "ОККУПИРОВАНА" (находилась под влиянием) Дания, Швеция, Германия, Россиия и тд даже сейчас нельзя назвать ее свободной респуликой ни в политическом ни в экономическом статусе.


silicon 11 декабря 2018 | 01:16

ankir:
Пока Латвия или кто-то в Европе что-то думает, Россия и Путин издеваются над ними. Россия превращена в предельно милитаризированное и агрессивное государство. Европа разоружена, америк анемична. Жадность губит Запад. Чтобы заработать копеечкув России Запад ствит на карту само своё существование. Как былро с Мюнхеном, так и сейчас. Путин чувствует, несобранность и вообще неадекватность Америки и Европы и делает всё что ему хочется. Он буквально издевается над ними. Полная атрофия , потеря чувства опасности и ничего не делается для самосохраненя. . Мир обольётся кровью, Россия тоже утонет в кровяной реке, наравне с другими.


aleks2012 07 декабря 2018 | 15:52

Если люди считают, что они могут превратить сцену, которая является театральной или музыкальной в сцену политическую, то государство больше не будет их считать просто артистами.
_____________________________________
А если это "панк-молебн" в храме?


glebbalbesov 11 декабря 2018 | 07:08

aleks2012: Ой, фсе.... Не ищите логику там, где идет слепая проплаченная ненависть.


Victor Baryshok 11 декабря 2018 | 14:18

Господин министр как-то уж однобок, причем скривился в сторону, которой Латвия с ее шпротами совсем не интересна. Он не пышет гневом по поводу разрушения Ирака, Югославии, Ливии, незваного "гостевания" в Сирии "правильной американской демократией". Однако находит слова осуждения по поводу Крыма, хотя совершенно в курсе, что Крым в Украину пришел по недоразумению властолюбца-алкоголика, а его передача Украине - законно не оформлена, да еще и реализовывалась в рамках одной страны. Мне тоже не нравится оскорбительное для украинцев, на мой взгляд, грубо скоропалительное признание полуострова российским, но следует ли раздувать из этого вселенский ор? Прежде чем равняться на "дядю Сэма", министру бы задуматься, что хорошего получит его республика от конфронтации с соседом?


yurni79 11 декабря 2018 | 15:42

Кого интересует мнение пескаря, когда добычу делят акулы?, Их дело,просто не злить акул.Да и не увлекаться особенно лизанием большой американской задницы. Чем это обычно заканчивается,видно на примерах Грузии и Хохляндии. У лабусов можно тоже кое что "" освободить". Например Латгалию..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире