Бывшие российские наемники обратились в Международный уголовный суд в Гааге. Они требуют возбудить расследование против организаторов частных военных компаний. В поданных материалах говорится, что под видом добровольцев россияне участвовали в конфликтах на востоке Украины, в Сирии, Ливии, Судане, ЦАР, Йемене и других странах. При этом на родине им грозит наказание по уголовной статье о наемничестве.

Е.Шабаев 18 ноября текущего года состоялся форум ветеранов боевых действий, участников конфликтов различных. Он прошел среди 18 общероссийский межрегиональных организаций. Было избрано 400 делегатов, присутствовало 357 от 52-х субъектов Российской Федерации.

На этом форме мы выявили основные проблемы, которые существуют, по крайней мере, как мы считаем. И одна из самых главных проблем в армии сегодня – создание определенной, неизвестной до этой поры силы, которая по факту подменяет собой действия силовых структур Российской Федерации. Это частные военные компании или, как мы их называем, частные военные армии, которые действуют пока за пределами Российской Федерации. Но не исключен тот вариант, что они будут действовать и здесь, ввиду того, что они возвращаются на территорию Российской Федерации, не проходя реабилитации. И дальнейшие их действия, ввиду определенных условий могут привести к дестабилизации обстановки в самой Российской Федерации. Это факты, которые нельзя отрицать.

То есть мы сами с ребятами работаем, понимаем, что так в брошенном состоянии они быть не могут. Но, поскольку мы общественная организация и не получаем никаких финансовых ресурсов ни от государства, ни от каких-то других источников, используем только собственные источники и собственные связи. Ввиду того, что себестоимость частных военных компаний близится к нулю, их число растет. Рынок развивается. И число подобного рода возвращенцев становится всё больше и больше. То есть мы уже не можем контролировать данную ситуацию. Я помогаю ребятам. Вынуждены часто отказываться от помощи, потому что просто физически не успеваем.

Поэтому мы выразили довольно-таки жесткий изначально протест в органы государственной власти Российской Федерации в июле текущего года, но не были услышаны. То есть мы требовали то, чтобы признали частные военные компании, либо их ликвидировали. Но, к сожалению, власти дали нам ответ, что частных военных компаний не существует, и все, кто там проходит службу, подпадают пот статью 359-ю и 208-ю Уголовного кодекса Российской Федерации.

М.Наки Это наемничество, да?

Е.Шабаев Наемничество и, соответственно, организация наемничества. Мы не согласились с данным видом ответа. Подготовили… Долго довольно-таки, четыре месяца готовили обращение в Международный уголовный суд. Почему именно туда – потому что у нас в России по Конституции международное право превалирует над общероссийским правом, то есть обжаловать решение общероссийские мы можем только в международной юрисдикции. Поскольку данное правонарушение может характеризоваться как насильственное удержание лиц и применение их к военным действиям, то, соответственно, это не ЕСПЧ, а Международный уголовный суд.

Мы прекрасно представляем, что Российская Федерация с 16-го года не подчиняется Международному уголовному суду, но так как Россия подписала данную резолюцию и она до 16-го года применялась, то есть она подпадает гражданам Российской Федерации. Но где подпадает? Подпадает на территории тех стран, в которых, собственно говоря, Международный уголовный суд имеет юрисдикцию, в частности, в Центральноафриканской республике, в Судане и других странах, откуда возвращаются наши бойцы и где по факту, как мы предполагаем, как к нам поступает информация, зарегистрированы те самые частные кампании, которые созданы гражданами Российской Федерации.

То есть, в частности, по Центральноафриканской республике уже идет уголовный процесс в МУСе. Соответственно, если уважаемый прокурор посчитает возможным дополнительно, уже не возбуждая уголовное дело, а в рамках этого уголовного дела возбудить проверку по вновь поступившим фактам, то эта процедура намного быстрее ускорится, и они будут рассматривать этот вопрос довольно-таки оперативно.

По крайней мере, как мы считаем, здесь необходимо принять и экономические санкции к данным частным военным компаниям, ну, и естественно, в дальнейшей уголовные, то есть заблокировать системы переводов по системе SWIFT, что они имеют полное право; начать искать именно аффилированные лица. Это дальше уже работа суда, которому мы, в принципе, готовы всеобъемлюще помогать, насколько у нас есть сведения, насколько у нас есть свидетели и так далее.

По свидетелям хочу добавить, что они имеются. Требуется только политическая воля или организационная воля Международного уголовного суда по защите прав человека от военных преступлений. Если они действуют в рамках Римского статута, принятого в более 160, по-моему, странах – могу ошибаться, — ну, тогда они будут это делать, и мы будем им всеобъемлюще в этом помогать.

М.Наки Скажите, пожалуйста, согласно свидетельствам тех людей, которые у вас свидетели, у вас какое отношение к заявлениям о том, что, собственно, нет никаких ЧВК, со стороны власти, о том, что это уголовно-наказуемое деяние, и что ЧВК действуют автономно в обход закона или как-то по их свидетельствам сотрудничают с людьми, приближенными к власти?

Е.Шабаев Понимаете, в чем дело. Вот я не хочу определенно комментировать в стиле утверждения. Я могу только ответить на ваш вопрос точно так. Логистикой военных грузов на территории Российской Федерации может заниматься «Оборонсервис». Других компаний, к сожалению или к счастью, у нас нет. Вооружением у нас тоже занимается одна единственная компания. Поэтому я не знаю, каким способом они получают данные виды продукции в виде перевозки боекомплектов и прочего, в виде получения непосредственно оружия, я этого не знаю, я не могу этого утверждать. Свидетели говорят о том, что это российское вооружение.

Поэтому это дело разбирательства суда. Что он будет делать, как он будет это делать, на каком основании это всё у них возникает и что. У меня есть очевидные факты, которые отрицать нельзя: есть могилы погибших ребят, есть семьи лишившиеся кормильцев, есть раненные, которые вернулись оттуда, которые на праве защиты прав свидетеля в суде – то, что было применено в Международном уголовном трибунале по Югославии – прекрасно знают, что эти свидетели живы и вполне себе существуют. То есть они готовы на эти условия.

Поэтому еще раз говорю, мы сейчас на первом этапе просим хотя бы обычных действий Международного уголовного суда в рамках из Римского статута утвержденного, чтобы они хотя бы возбудили проверку по этим фактам. Если факты подтвердятся, и они начнут дальше развивать данную тематику, привлекая к ответственности собственников частных военных компаний, они найдут, может быть, каких-то чиновников. Я не знаю об этом, утверждать я этого не могу. Ну, и в дальнейшем будут продолжать эти разбирательства.

А как государство на данный момент к этому относится, мы видим. То есть они не видят ничего, глаза закрыли – и всё прекрасно.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире