'Вопросы к интервью
08 ноября 2018
Z Интервью Все выпуски

Современная цифровая образовательная среда РФ


Время выхода в эфир: 08 ноября 2018, 20:05

М.Курников Добрый вечер, 20:04 в Москве, у микрофона Максим Курников, обычно в это время у нас выходит программа «Блог-аут», но Майкл Наки в командировке, и мы сегодня вместо того, чтобы слушать «Блог-аут» поговорим о современной цифровой образовательной среде в России. У нас в гостях Марина Боровская, доктор экономических наук, профессор, заместитель министра науки и высшего образования РФ. Добрый вечер.

М.Боровская Добрый вечер.

М.Курников Давайте сразу поймем, что сегодня, в принципе, мы понимаем под цифровой средой и онлайн-образованием, на уровне высшей школы?

М.Боровская Мы понимаем создание неких платформ, возможность для педагогов, преподавателей, профессоров, людей, занимающихся наукой вывести в цифровой формат свои курсы, знания, выстроить систему, по которой студент, обучающийся, аспирант может эти знания дополнить, улучшить, над этой системой мы работаем очень много лет, мир становится цифровым, активно цифровым. И это заставляет и систему высшей школы тоже работать над созданием новых продуктов, которые повышают контакты, улучшают скорость и качество обработки информации, позволяют в короткий период давать больше знаний, подкреплять это литературными ссылками, источниками, научными ссылками. Так что это вот расширяет.

М.Курников Когда мы говорим о роли министерства образования, вы здесь просто смотрите и помогаете вузам, которые это делают? Или вы сами создаете такие платформы?

М.Боровская Задача министерства – создавать инструменты. И, наверное, даже на первом этапе поддерживать государственными средствами подобного рода платформы. Поэтому появляются периодически разного рода проекты, создание цифровой среды, разработка разного рода онлайн-курсов, программ, платформ, сегодня такие онлайн платформы появляются активно. В частности, целый ряд таких платформ как современная образовательная среда сегодня является предметом обсуждения в научно-педагогическом сообществе.

Поэтому задача наша не просто создать инструмент, а за счет апробации, пилотной апробации провести мероприятия внедренческие, чтобы профессорско-преподавательский состав, главное – сами обучающиеся почувствовали эффективность от подобного рода инструментов, от подобного рода мероприятий.

М.Курников Опять же, я просто пытаюсь понять. Что такое онлайн-образование? Это просто такой способ дистанционного получения знаний. Или есть какие-то отличия от того, что мы раньше называли дистанционным образованием?

М.Боровская Вы знаете, это – очень такая серьезная тема в смысле понимания. Вообще это – технология, технология передачи знаний, одна из форм, которая позволяет передать больший объем знаний в короткий период и проверить при помощи тестов, разовых заданий в более короткий оперативный период, насколько достигнут результат у обучающегося.

М.Курников Я тогда не понимаю, зачем министерству образования этим заниматься. Ну какой-то преподаватель захотел, например, свою лекцию записать, он выложил свою лекцию – вот, пожалуйста, онлайн-образование. Или нет?

М.Боровская Государство – регулятор, государство регулирует систему. И если государство сегодня видит для себя новый этап развития, новую веху в цифровой экономике, задача государства – создать инструменты, методы и технологии, по которым не просто все институты, органы власти, государственные структуры и, собственно, сами университеты, если говорить об образовательных учреждениях, они освоят это. То есть, свои инфраструктуры насытят цифровой экономикой, выстроят цифровую среду.

И вторая задача государства – обучить население, лично каждого использовать эти цифровые площадки, цифровые среды, систему персональных кабинетов, доступы к электронным платежам, разного рода электронным ресурсам, созданным в системе. Это – функция и задача государства. И дальше, когда регулирование в этой части восстановлено, сначала – нормативно правовое. Затем – экономическое, финансовое, социальное регулирование, когда все эти инструменты уже, так сказать, введены в действие, тогда система начинает жить самостоятельной жизнью.

Вот сейчас мы подошли к этапу, когда мир цифровой платформы, мир онлайн-обучения выходит на попытку самостоятельной жизни. То есть, сейчас интерес к онлайн-обучению стал резко возрастать, целый ряд национальных проектов – цифровая экономика, нацпроект «Наука, «Образование» подтолкнул нас к этому. И сегодня мы понимаем, что стоит на пороге вот таких новых решений, которые уже по сути из государственной институциональной структуры выходят в реальную жизнь.

М.Курников Я, кстати, напомню, что наши слушатели могут задавать вопросы. Номер для смс — +7-985-970-45-45, в следующей части я обязательно к ним перейду. Как раз из того, что вы сказали, у меня есть несколько подвопросов.

Во-первых, жизнь заставляет, мир меняется. Мы, когда говорим об этой системе онлайн-обучения, которую вы сейчас внедряете в России. Мы ориентируемся на какие-то образцы уже готовые, мы изобретаем свой велосипед? Если ориентируемся, то на кого? Кто в этой среде – лидер, кто уже набил какие-то шишки, может быть?

М.Боровская Ну, процесс погружения в такую попытку среды начался не сегодня. Первый опыт – 2005 год, когда был первый нацпроект «Образование» и шла модернизация первой системы, появились первые федеральные университеты, появились новые цифровые решения, стали создаваться цифровые кампусы. Затем эта система активно развивалась. Мы всегда в контакте с миром, мы всегда в контакте с ведущими университетами мира, этот контакт никогда не прерывался. И в образовательной системе, в мире науки контакты эти достаточно длинные и долгие, мы заинтересованы в этом.

В мире науки очень много проектов сегодня происходит за счет виртуальных контактов, когда ты можешь передать свой материал, свою пробу, свой эксперимент, который проведут для тебя на реальном оборудовании уже те, собственно, участники, кто этим оборудованием обладает, это – система центров коллективного пользования. Эта система работает сегодня. Онлайн-платформы – это такие же центры пользования, куда вгружают набор курсов, и ты этими курсами можешь воспользоваться.

Сейчас речь идет уже о следующем этапе загрузки, перезагрузки, когда мы хотим научить пользоваться этими курсами всех, кто еще не почувствовал интерес, важность, эффективность подобных решений. Создание онлайн-индустрии, онлайн-платформы, онлайн-инфраструктуры – это процесс, сложный для двух сторон. Сложный для преподавателя, потому что на первый взгляд кажется, что написал курс и свободно спи, отдыхай, когда у тебя кто-то придет его читать и использовать. На самом деле, это – тяжелый виртуальный труд, который нужно все время поддерживать.

Второй момент: информации стало много, создание цифровых технологий привело к тому, что огромный объем информации создает заблуждение, что это – знание. Это – не знание. Мир информационный сегодня требует верификации знания. И здесь необходимы педагоги, преподаватели, люди, которые эту верификацию знаний осуществляют. То есть, нам пришлось поменять методики преподавания, нам пришлось учить не расширению базы знаний, а верификации этих знаний.

М.Курников Из того, что получено, тестирование и все прочее, да. Но к тому, как это устроено, мы еще обязательно подробнее подойдем, у меня тут скорее более философские пока вопросы. А как вузы на это реагируют, все ли вузы говорят: «Отлично, это то, что нужно»? Или есть такие, которые спрашивает почему, зачем, они же учат лично, что это лучше… Вузы вас понимают?

М.Боровская Знаете, мы сегодня, наверное, больше имеем сторонников, которые говорят, что понимают, но на самом деле не до конца погружены. Этап, когда все отвергали и массово отказывались – это мы уже миновали. Сегодня мы имеем больше людей, которые надеются, что это все будет хорошо, что все будет внедряться. И они тоже пытаются создавать какие-то онлайн-истории.

На самом деле, пока больше мимикрируют под эту историю. И вот это – важный момент, наступил период, когда преподаватель каждый просто персонально должен понять, если он хочет оставаться в профессии. Для него важно сегодня войти в эту систему. Причем войти не всегда создателем, а больше пользователем тех онлайн-курсов и онлайн проектов, которые предлагаются ему.

И если этот преподаватель сегодня на себе проверит, как эти онлайн-истории работают, как знания эти собраны и накоплены, и себя потестирует, насколько он соответствует этим требованиям, он в этой профессии закрепится. Сейчас наступило то самое время, когда это сделать важно, актуально. И просто мимикрировать в ожидании, что все пройдет мимо, уже не получится.

М.Курников То есть, есть часть вузов или педагогов, которые говорят: «Ну, ладно, они придумали модную штуку, сейчас мы перетерпим, сделаем вид, что все делаем», а на самом деле не проникаются идеей?

М.Боровская Да, уже это время миновало. Сегодня, мне кажется, все больше и больше коллег наших, преподавателей, профессоров понимает, что успех их профессии заключается именно в овладении новыми технологиями.

М.Курников Есть ли какие-то вузы, которые вы можете назвать лидерами в таком онлайн-обучении?

М.Боровская Да, только что состоялся, например, у нас как раз… Подводили итоги по проекту топ-100, мы заслуживали вузы ведущие. И там каждый из них продемонстрировал совершенно блестящие достижения в этой части, созданные онлайн-курсы, проекты, систему обучения. То есть, умение использовать эти технологии в обучении, в организации научных исследований, что тоже важно.

И сегодня мы были в МИСиСе, открывали там очередную проектную сессию по предметный рейтингам Times Education, и тоже наблюдали, насколько эти онлайн-технологии, онлайн-платформы сегодня активно внедряются в такой вот оборот. Поэтому вузов, которые в этом участвуют, много. Я могу назвать федеральные университеты, их 10, очень активны. Национально-исследовательский. Буквально две недели назад у нас закончилась тоже очередная подведение итогов по подведению опорных университетов, региональные университеты, их 33 сегодня в этом проекте участвует. И вы знаете, они тоже очень хороши, они стали понимать, что в сетевых программах, в сетевых проектах – решение многих задач.

Они могут сегодня за счет сетевого партнерства с ведущими университетами многие свои задачи оптимизировать и выстроить систему оптимального обучения. Они тоже активно встраиваются.

М.Курников Какую сверхзадачу вы себе ставите? Чтобы онлайн-обучение заменило классическое вузовское хождение на пары или нет?

М.Боровская Нет. Дело в том, что это – одна из технологий, одна из форм обучения. Мы можем сказать, и мы видим это на целом ряде примеров и проектов, что визуальные проекты, визуальные практики, они расширяют формы запоминания, технологии освоения. Мы видим по остаточным знаниям, молодые люди, которые за счет программы визуализации изучали, например, Байкал, они имели возможность на этих картинках пройтись по берегу Байкала, посмотреть глубину вод, степень залегания пород, изучить всю природу, которая находится в окружении.

И после определенной проверки, замеров, когда пытались оценить их остаточные знания, оказалось, что оценка знаний у такого рода освоения материала повышается до 90-92%.

М.Курников Визуализацию можно сделать и на лекции, если преподаватель заморочится, он может это сделать. Тем не менее, смотрите. В Высшей школе экономики, если правильно помню, большую часть лекций перевести в онлайн-режим, потому что студенты часто не ходят. А вот онлайн-режим будет замечательно. Вот вы к таким заявлениям как относитесь и насколько это – будущее нашего образования?

М.Боровская В системе образования все хорошо в меру, у нас есть система проверки, опять же, тех же самых остаточных знаний, по которой мы видим, как и кому в индивидуальной траектории какой продукт пошел на пользу. Иногда человеку желательно прочитать самому и использование его зрительного контакта улучшает восприятие. Другому нужно прорешать самому, третьему нужно услышать, четвертому надо обязательно попробовать и проверить, как это работает на практике.

Все механизмы и инструменты обучения, которые сегодня созданы, они все хорошо работают. Мы знаем, что совмещение умелое практик, лекций, семинаров, грамотного профессора живого реального и ведущего мирового лидера, который готов показать тебе основные акценты предмета, то есть, сферу, в которую ты погружаешься, это – достаточно важное сочетание.

Задача университетов – найти эту модель сочетания. Главное – правильно отрегулировать. И здесь центр ответственности, степень ответственности переносится на самого обучающегося. И он должен подобрать для себя ту технологию, которая ему подходит в большей степени.

М.Курников То есть студент в идеале, приходя в вуз, будет говорить: «Так, вот это я изучаю, хожу на лекции, возьму онлайн-курс» и так далее?

М.Боровская Да, конечно. Сегодня эта возможность существует.

М.Курников Юридически это возможно?

М.Боровская Конечно. В Законе «Об образовании» возможность формировать индивидуальную траекторию есть сегодня у каждого молодого человека, который может собрать себе определенную линейку из тех курсов, которые он будет брать в режиме реального времени, которые он возьмет в режиме онлайн-обучения, которые он перенесет из одного семестра в другой. Кредитно-модульная система, о которой мы говорим, она работает. Но она должна эффективно работать. И все основания и права у молодых людей, обучающихся в университетах Российской Федерации, все сегодня имеются.

М.Курников Я заканчивал вуз почти несколько десятков лет назад… Я себе представить этого не могу. Ну, может быть, это действительно так работает, но я не представляю, что студент придет к своему декану и скажет: «Мне не совсем нравится, я по каким-то причинам не могу посещать курс лекций, но я нашел онлайн-курс в таком-то университете», и ему не имеют права отказать?

М.Боровская Ну, немножко как бы… Дополню как. Есть кредитно-модульная система: если ты выбрал курс инженеринга или обучаешься на какой-то инженерной программе, но ты получаешь, что твоя страта… То есть, ты видишь себя в малом и среднем бизнесе, и тебе хочется организовать собственный бизнес, старт-ап компанию и так далее. Тогда ты понимаешь, что тебе необходимо добрать вот эти курсы по выбору, право, экономику, инвест-проектирование, ведение предпринимательства. И эти модули тебе необходимы для выстраивания собственной траектории.

Сегодня процентов… выскажу высокие ожидания, но могу сказать, что в ведущих вузах страны 8-10% молодых людей, они сегодня пытаются моделировать именно свою историю таким образом. Конечно, для этого нужны тьюторы и наставники, вот эта система менторства, которая создается. Если молодой человек планирует свою карьеру выстроить в научном плане, и остаться в науке, ему больше необходима философия науки, научных знаний, методов научных исследований, поэтому он способен эти модули добрать именно за счет усиления этой составляющей. Как молодому человеку с первого-второго курса определиться, куда он хочет пойти – такой вопрос тоже допускаю.

Для этого он использует систему тьюторов, менторов, научных семинаров практических, выходов к компаниям, корпорациям, которые являются партнерами университетов. Такой опыт сегодня у ведущих университетов действует однозначно. И здесь я могу совершенно спокойно об этом сказать, около 30 вузов точно, которые живут по этой модели. Я сегодня полагаю, что вузов 30 тоже понимают, что вот оно – реальное будущее, для них даже реальное настоящее. Но процент молодых людей, которые решаются на такого рода индивидуальные трюки, тоже не очень пока высок.

Есть определенный страх. Может быть даже, персонификация ответственности она немножко беспокоит.

М.Курников Понятно, что тут какая-то сверхмотивация должна быть, чтобы сломать привычные стереотипы, потому что мы как привыкли: ты ходишь на лекции, ходишь на семинары, потом получаешь диплом, пишешь курсовые. А тут тебе нужно самому проявлять инициативу.

Правильно ли я понимаю, что вы мотивируете вузы в том числе, чтобы они подталкивали студентов к тому, чтобы они выбирали какие-то онлайн-курсы? Или нет? Или такой задачи не стоит?

М.Боровская Мы сегодня хотим, чтобы эти новые технологии, они появились в вузовском сообществе. Я сама обучалась на направлении «политическая экономия». И тогда вся страна политэкономии обучалась по учебнику Румянцева. Это – не онлайн, но, тем не менее, стандартный учебник, по которому мы все осваивали свои знания.

Преподаватели по-разному доносили его до студентов, выстраивались разные технологии обучения, разные методы, где-то лекциями, где-то семинарами, где то методом индивидуальных траекторий. Самое главное, что это никого не пугало, что один учебник – и подумайте, какое многообразие научных школ, которое складывалось в результате такого освоения этого знания. Поэтому сегодня онлайн-курсы – это тоже одна из технологий и моделей, которая позволяет получить доступ к лучшим практикам. Вот в этом самое главное, мне кажется. Получить доступ к лучшим практикам, где тебе ученый, специалист, который знает, как работает это оборудование и все его возможности, покажет за счет виртуального доступа, как можно воспользоваться режимом этого оборудования.

Оборудование дорогое, высокоточное, нужно, чтобы первые навыки сложились именно так. И после этого складывается вхождение в профессию. Поэтому сегодня преподаватели заинтересованы в том, чтобы этот метод постепенного погружения происходил через лучшие практики. Потому что иногда, показав неудачный пример, неудачную практику на некачественных макетах можно просто отбить этот интерес.

Мне кажется, что в этом тоже успех онлайн-обучения, здесь можно погрузиться, можно почувствовать, так сказать, реальную близость к мировым именам, к мировым звездам, к людям, которые имеют признание в мире или в стране по конкретным курсам и практикам.

М.Курников Если говорить о целях и задачах, опять, с тем, что есть сейчас. Можно ли сегодня отучиться и получить диплом благодаря онлайн-обучению? Или нет?

М.Боровская Во-первых, это возможно сделать. И мы знаем целый ряд мировых и российских платформ, которые в завершении курса предполагают сертификацию, в частности, возвращаясь к проекту «Современная цифровая среда», здесь я тоже хочу сказать, что в конце каждого курса предполагается соответствующая сертификация.

Молодой человек, прошедший такой онлайн-курс, может обратиться за сертификацией, то есть, сдачей своего зачета или экзамена в рамках своей учебной программы, то есть, он прошел на этой платформе этот курс, посмотрел, провел все этапы этого курса, провел все тестовые задания, которые там даются по этапам. А на свою финальную сертификацию он возвращается в свой университет и сдает экзамены.

Также он может воспользоваться платформой, получение сертифаката и доступ – он платный. Но молодой человек обучается на бюджете, он уже считает, что у него все сложилось, что он имеет доступ. И тут он только расширяет свои возможности, он получил этот курс у лучшего лектора, который сегодня является лучшим специалистом в стране по какому-нибудь конкретному вопросу.

Поэтому вот сегодня у нас как раз речь идет о создании механизмов и вот этих инструментов, которые позволят молодым людям чисто сетевые программы, получать доступ к этому онлайн-ресурсу и с полной сертификацией. Конечно, возникает вопрос, что будут делать те преподаватели, которые остаются в тех университетах, которые приняты на контракт для обеспечения этих курсов.

М.Курников Те, которые должны были учить студентов, которые теперь будут учиться в онлайн-режиме?

М.Боровская Да. И поэтому это – та проблема, о которой я вам говорила. То есть, сегодня каждому преподавателю в своей профессии важно постараться найти ту нишу, которая станет его профессиональной нишей. Ментора, тьютора, человека, сопровождающего молодых людей в области научных исследований, в области организации практик выработки навыков. Потому что сегодня нашим молодым людям, это – следующий этап, который мы сегодня не обсуждаем, тема немножко другая. Но дальше идут реальные практически навыки, которые необходимо. Мало научиться из виртуальных доступов брать пробы пипетками или делать какие-то эксперименты за счет виртуальных доступов, нужно еще научиться еще делать это реально на практике. И вот это – задача тех университетов, которые готовы и восприимчивы к этим новым технологиям. И расширяют возможности для своих студентов.

М.Курников Я вот, слушая то, что вы говорите, больше всего забеспокоился за региональные вузы, которые в этой ситуации могут остаться без тех, кто непосредственно ходит у них на занятия. Но об этом мы поговорим уже после новостей. Я напомню только, что у нас в гостях Марина Боровская, заместитель министра науки и высшего образования Российской Федерации.

НОВОСТИ

М.Курников Мы продолжаем нашу программу. Я напомню, что в гостях у нас заместитель министра науки и высшего образования Российской Федерации Марина Боровская. И мы говорим об онлайн-образовании, про то, как сейчас внедряется, чем нам грозит. И я сказал, например, что я переживаю за региональные вузы, которые в такой системе, если вдруг все начнут увлекаться онлайн-образованием и будут проходить в лучших вузах онлайн-курсы, что тогда будут делать преподаватели, которые остаются в этих вузах. И не обесценит ли это вообще профессию преподавателя вуза, если это не какой-то лучший в России вуз?

М.Боровская Максим, вы знаете, у нас сегодня в системе высшей школы обучается 4,2 млн примерно молодых людей. И, безусловно, каждый из них имеет свои ожидания от этого процесса. У каждого из них интересом является по возможности интерес качественного образования, но образование – процесс двухсторонний. Один дает знание, другой – получает. Система наполнения для молодых людей этими знаниями является важной частью процесса обучения, поэтому от того, где и как получать свои знания, каждый выбирает сам.

Наверное, поток всех желающих, собственно, вместить московские и питерские вузы сегодня молодых людей не в состоянии, это во-первых. Во-вторых, региональные вузы, надо отдать должное, сегодня по своей большей части достаточно активны.

Преподаватели региональных вузов тоже достаточно активны в этом, это – их рабочие места, это их профессиональное сообщество. Поэтому когда мы видим активность региональных педагогов, профессоров, преподавателей, которые активно посещают и онлайн-проекты, онлайн-конференции, которые участвуют на разного рода платформах, когда наступает обмен этими ресурсами, они тоже пытаются для себя овладеть этими технологиями.

Поэтому вопрос профессиональному сообществу о том, кто из них окажется первым в этой гонке, он пока остается открытым.

М.Курников Мы сейчас говорим о конкретной платформе, которой вы занимаетесь, которую вы делаете. Во-первых, объясните мне, почему нужно было создавать эту платформу, если каждый вуз может сделать это самостоятельно и проявить свою индивидуальность и так далее?

М.Боровская Во-первых, таких платформ у нас много, надо отдать должное. Задача сегодня – такой интерфейс единый выстроить, чтобы вот эти вот курсы, которые там находятся, были видимы и востребованы всем сообществом. И поэтому вузы сами, собственно, пришли к этой самой необходимости. Изначально министерство выступило регулятором, поддержав те зачатки современной цифровой среды, которые в разных образовательных организациях накапливались.

Сегодня, когда таких платформ появилось много, возникла потребность их интегрировать. И стали выделяться те платформы, которые собрали качественный ресурс. Вот мы какое-то время назад обсуждали эту тему с журналами, когда в журнале появляются только высококачественные публикации, и когда редакторская служба, экспертное сообщество следит за высоким уровнем публикаций, то интерес к журналу растет и не падает. Мы знаем такие мировые лидеры в науке, которые сохраняют свои имена годами.

То же самое с цифровыми платформами. Когда эти платформы содержат качественный ресурс, а он оценивается целом группой экспертного сообщества, когда мы видим, сколько запросов пришло на тот или иной онлайн-курс, сколько молодых людей… Мы даже сегодня рассчитали уже точку безубыточности, в которой этот онлайн-курс становится эффективным. Если больше 17 пользователей к нему обратилось…

М.Курников Смотрите, давайте тогда о конкретных вещах. Вот, допустим, мне 18 лет, я закончил школу. Я, может быть, даже поступил в какой-то вуз. Как я могу пройти эти онлайн-курсы и что мне для этого нужно? Мне нужно зарегистрироваться где-то, мне нужно зайти на какой-то сайт? И, самое главное, если я в какой-то момент захочу бросить, чем мне это грозит?

М.Боровская Во-первых, там имеется первый уровень доступа, который позволяет просто войти и посмотреть, какие курсы предложены.

М.Курников Каждому? Неважно, есть у тебя высшее образование, нет образования, тебе 15 лет, 17…

М.Боровская Для физических лиц – это использование для каждого. Мы пытаемся включить, и вот коллеги сейчас над этим активно работают, они пытаются включить сюда через соглашения университеты, потому что университетам важно получить доступ для своих студентов к этой платформе, обеспечить этот доступ. И поэтому университетские коллективы сейчас вступают в соглашения.

М.Курников Таким образом, все студенты будут информированы и заранее зарегистрированы?

М.Боровская Да.

М.Курников Хорошо. Вот, допустим, я зашел и посмотрел. Я не учил никогда, не знаю, астрофизику, но я хочу. Что-то мне мешает, какой-то будет мне барьер вступительный, чтобы я мог прослушать какой-то курс по условной астрофизике?

М.Боровская Нет.

М.Курников То есть, я просто беру и слушаю? Это бесплатно?

М.Боровская Да.

М.Курников То есть, по сути, там набор лекций на любые темы университетского уровня бесплатно? Это выглядит как просто набор лекций или я должен проходить после каждой лекции, чтобы получить доступ к следующей, какие-то тесты и что-то в таком духе?

М.Боровская Вот, наверное, хороший вопрос и важный. Это – не система Ютуба, это важно, потому что там ты подключился и посмотрел, лекция за минуту, нашел себе развлекательный, научно-популярный канал. Это – система обучения, система, которая позволяет… Ты можешь бросить на любом этапе, можешь пройти первую-вторую лекцию, можешь посмотреть с периодичностью. Но главное – не это.

Это – система обучения, то есть, существует учебно-методическая логика, которая заложена.

М.Курников Это еще и список литературы, которой мне нужно прочитать, тесты?

М.Боровская Это – учебный курс, который позволяет по гиперссылкам перейти от одного источника к другому, посмотреть, как работает какая-то конструкция. Как работает какой-то прибор. Как можно провести опыт за счет виртуальных предложенных описаний. Причем курсы совершенно разные. Какие-то курсы с большей визуализацией, где показываются конкретные экспонаты или конкретные приборы. Какие-то курсы – с меньшей визуализацией, с большим начитыванием и эмоциональным рассказом, особенно, когда речь идет о мировых именах, о людях, которые известны, популярны.

Но это – не Ютуб, это – учебное серьезное занятие, которое требует погружения, максимального обучения и высокой самоотдачи, персональной ответственности, что, собственно, наверное и волнует.

М.Курников Есть ли какие-то временные привязки для тех, кто решил учиться по онлайн-обучению? То есть, каждое утро в восемь утра. Или каждый день в восемь часов вечера человек должен садиться к компьютеру. Или он может в любое время дня и ночи?

М.Боровская Есть и такие, когда речь идет о каких-то контактах. Например, ты можешь поговорить с носителем языка. И тогда у тебя будет назначен определенный временной цикл, когда ты к этому носителю подключаешься.

А есть курсы, когда ты включаешь сам в необходимое время. Но смысл немножко не в этом. У тебя курс, допустим, на 15 лекций, и освоить ты их должен за 30 дней максимум, допустим. И на 30 день у тебя закончится доступ к этому курсу, тебе придется погружаться по новой.

Причем в наших платформах таких ограничений пока нет, но мы все больше сходимся на том, что нельзя оставлять постоянно висящие циклы, потому что библиотека участников расширяется, их много, курсы все открытыми выглядят, но не освоенными до конца.

Вот что сегодня не позволяет сказать, что сейчас мы все перейдем в онлайн-обучение, потому что, когда ты погружаешься в конкретный курс, проходишь его, обращаешься за консультацией, к тьюторам, ты потом идешь к своему педагогу на курсе, у которого ты обучаешься. Тебе важно поговорить, проконтактировать про конкретный предмет. На реальной лекции, на живой, на реальном семинаре у тебя появляется возможность переспросить, уточнить. Сегодня в онлайн-продуктах активно мы эту опцию пытаемся добавить, она тоже начинает работать, появляются менторы…

М.Курников Университету придется держать какой-то штат людей, которые будут отвечать на вопросы.

М.Боровская Не штат, это все – задача лектора и того сообщества, которое он основал. Это – профессор…

М.Курников А затем на почту придут вопросы, он на них ответит.

М.Боровская И сегодня мы чаще и чаще видим, что эти ответы в ночное время, то есть, он этот курс как блог ведет.

М.Курников Слушайте, а лектор за это получает отдельную зарплату, отдельные деньги?

М.Боровская Нет. Смотрите, тоже важно. Кстати, коллеги тоже обсуждают с нами. Я, как представитель общественной власти, министерства, они обсуждают с нами эту тему. То есть, ты заинтересован, чтобы на твоем блоге, онлайн-курсе было много подписчиков, тогда ты в постоянном контакте находишься. И наличие их 17, безубыточности, а дальше их может быть сколько угодно. То есть, тем выше качество этого ресурса, тем больше людей подключается к этому продукту, тем больше людей видят, что это – хорошая трансляция, качественная подача и хороший материал, и легко усваивается. И ты сложные вещи при помощи именно этого специалиста освоил легко и доступно. Это – важный момент.

М.Курников Надо же поощрять за это специалиста.

М.Боровская Ну, вот это количество подписчиков, как у нас…

М.Курников Это, как говорится, социальное поглаживание, как говорится.

М.Боровская Он работает. Это – его работа, его профессиональное. У него от этого складываются вот эти его кредиты, у нас же кредитно-модульная система.

М.Курников То есть, больше людей к нему хотят попасть.

М.Боровская Конечно. А кредиты трансформируются в деньги.

М.Курников А, вот это важно. Давайте я еще раз напомню, потому что у нас вопросы, а какой это сервис. Я просто напомню, что у нас в гостях заместитель министра науки и высшего образования Российской Федерации Марина Боровская. И мы как раз говорим о той платформе, которую контролирует и которой занимается министерство науки и высшего образования.

Вот продолжая тогда процесс обучения для конкретного человека, вот он прошел этот курс, это бесплатно. Но любая сдача этого экзамена по итогам курса – это платно. Если я заплатил и не сдал, и мои знания не приняли как удовлетворительные, что мне делать?

М.Боровская Наверное, знаете, еще чуть-чуть вернусь на полшага. Это все не бесплатно. Он поступил на бюджет или на контракт, он имеет доступ. Вот почему сейчас универсиетты соглашения подписывают. То есть, он поступил сюда, этот университет включен в онлайн-сети, в онлайн-платформы, у него есть доступы к библиотечным базам знаний, к Третьяковской галерее и в том числе – к этой онлайн-платформе. И вот с этой онлайн-платформы он имеет такой выход.

То есть, университеты между собой, вступая в эти взаимоотношения, вот эту сетевую программу поддерживают. Количество подписчиков из этого университета все равно будет кредитами оплачено этому профессору. То есть, для молодого человека появляются возможности выбора. Или он идет на живую лекцию к конкретному профессору, или он выбирает онлайн-курсы, осваивает ее так.

М.Курников Какого-то известного университета, какого-то известного специалиста?

М.Боровская Да. Причем мало того… Сейчас, когда мы пытаемся выйти на эту систему соглашений. Когда ты поступаешь в университет, тебе говорят, что этот университет подписан на лекции Кембриджа, подписан на лекции МИСиСа, подписан на лекции Стэнфорда. И ты понимаешь, что у тебя эти подписки будут тебе доступны. Ты можешь часть продукта, часть своих образовательных программ осваивать при помощи таких курсов.

И тогда в сопровождение тебе даются эти же преподаватели, которые являются твоими тьюторами и менторами.

Но вот здесь второй вопрос, о котором вы говорите. Ты освоил этот курс. И теперь ты должен выйти на итоговую аттестацию по этому курсу. И, если ты – просто самостоятельный, отдельный пользователь, зашел на эту платформу без университета, ты прошел по этому курсу бесплатно. А должен заплатить только за итоговую сертификацию, то есть, получение самого сертификата и тестирование.

Если же ты – студент этого университета… Университет уже в этой сети.

М.Курников А вот для меня как не студента порядок цен какой? То есть, я плачу тысячу, десять тысяч?

М.Боровская Сейчас так как эта платформа пытается вжиться, стоимость сертификатов в ней незначительна, она составляет 1500-2000 рублей. Сейчас речь идет о том, как на рынке сложится спрос на те или иные курсы. Как лицензионные соглашения, знаете, когда вы подписываетесь на какую-то программу, тебе говорят: «оформим лицензионное соглашение».

М.Курников А как это выглядит? Это бумага, которая мне придет потом по почте? Или я просто распечатаю с принтера и все?

М.Боровская Вот те системы, которые сегодня мы уже обсуждаем, современная цифровая образовательная среда, там для самого участника создается личный кабинет, где заводится портфолио. В этом портфолио – это документ, с которым молодые люди уже сегодня приходят из школ в университеты, там его отслеживаются успехи и шаги, вся эта история оцифровывается, это портфолио сохраняется за этим молодым человеком. Мы хотим, чтобы оно сохранялось всю следующую его производственную жизнь, потому что там накапливается цифровой след вот этого молодого человека. Куда он пошел, какие курсы осваивал… Вошел на курс но не смог освоить, вошел на курс, прошел его до конца и не смог протестироваться. Или не захотел.

И вот собирается этот цифровой след, который позволяет молодому человеку, а, следовательно, и партнеру-работодателю, который хочет его видеть себе в качестве работника, посмотреть, какая скорость обучения…

М.Курников То есть, я, как соискатель какого-то места, могу отправить работодателю ссылку на свой профиль, и он может посмотреть, что я действительно прошел. И министерство образования подтверждает, что я вот это, это и это изучил. И там есть оценки.

М.Боровская Не министерство образования. Онлайн-платформа, которая сертифицирована министерством образования.

М.Курников Тем не менее, там какие-то оценки есть или там зачет/незачет?

М.Боровская Конечно, баллы. То есть, количество баллов. Разные индикаторы, от 0 до 10. Как правило, стандартное – 100% полное освоение. И там по процентной линейке. Каждому курсу, в зависимости от этих кредитов, по которым стандарт образовательный сегодня строится, от этих кредитов у кого-то шаг – 5 кредитов, у кого-то – 15.

М.Курников Если уж мы заговорили о работодателях. А если вот я – работодатель, у меня довольно большой коллектив, и я понимаю, что у меня не хватает специалиста, а то и специалистов по какой-то специальности. Я могу попробовать через эту платформу их таким образом прокачать и получить на руки результаты, как каждый из них все это прошел?

М.Боровская Конечно. Вы же помните эту историю с «Тотальным диктантом». «Тотальный диктант» на сегодняшний момент многие бизнес-партнеры, многие компании, особенно где приходится работать с составлением писем, многие сегодня поручают своим сотрудникам обязательно пройти этот диктант для того, чтобы подтвердиться на право, на умение писать соответствующие тексты.

Такая же система действует и здесь. Если вам молодой человек в резюме приносит, что он владеет, например, Excel и прописывает это как компетенцию, которая у него присутствует, вы просите его провериться, протестироваться, и видите степень его владения. И понимаете, что его владение есть, но оно составляет только 10% от того навыка, который заложен в этой программе.

Поэтому эта система позволяет нам дать молодому человеку еще раз пройти этот курс. И вы увидите, что этот молодой человек обладает блестящей скоростью погружения, потому что за пять дней он от 10% владения уже поднялся до 90%.

М.Курников Каждый раз работодатель должен оплатить тестирование?

М.Боровская По-разному. Зависит от того, какие компетенции вы закладываете в требования к приходу, вы же можете заложить это в компетенции именно на прием на работу, ведь вы же не принимаете водителя без водительских прав, а потом обучаете его, правда?

Вы знаете, это тоже важная часть. Уже по поручению президента сегодня сформировали. И в тех федеральных проектах, которые обсуждаются и принимаются, там есть один федеральный проект, называется «Образование для каждого». Мы сегодня понимаем, что взрослым людям тоже важно войти в эту цифровую среду хорошо, грамотно. И вот получить эти навыки за счет онлайн-программ, за счет онлайн-доступа. Потому что взрослый человек уже больше ответственность понимает за свое самостоятельное научение и знает, что он может себя как-то дополнить или допобразованием, или доппрофобразованием, когда желает улучшить.

И вот мы через систему таких доступов обеспечиваем им возможность…

М.Курников Я просто все это время слежу за смсками, которые приходят в эфир. Вы знаете, какая тема больше всего вызвала, вот я смотрю, взрыв пошел. Вот эта история с тем, как у человека остается онлайн-след. И потом можно посмотреть, чему он учился, чему не научился. А может ли человек не показывать его, может ли он делать этот профиль закрытым? Потому что, допустим, он набрал себе пять курсов, а закончил только один. А все остальное – так, для себя, что называется. Хотел посмотреть, что это такое.

А потом работодатель заходит, смотрит: «Ага, набрал, ничего не закончил, значит, безответственный».

М.Боровская Во-первых, это не так впрямую характеризует участника.

М.Курников Ну, мало ли. Вопросы такие приходят, потому я и спрашиваю.

М.Боровская А во-вторых, вы знаете, конечно, этот профиль, он является профилем его личным. Мало того, там регулируется доступ. То есть, для любого внешнего пользователя этот кабинет закрыт, у нас есть кабинеты налоговой инспекции, у нас есть кабинеты финансовой ответственности, у нас есть кабинеты персонифицированные пластиковых карт. Все эти доступы закрыты. И мы никому их не открываем. И, если мы хотим санкционировать свой доступ близким членам семьи или как-то описать свои права, мы это регулируем.

М.Курников Человек сам решает, что открыть, а что не открыть?

М.Боровская Конечно.

М.Курников Мне очень стыдно, потому что я всю программу хотел об этом спросить, но вот видите, оставил на самую концовку. Насколько я понимаю, такие способы образования, такой способ получения образования решает проблему в том числе для людей с ограниченными возможностями здоровья, потому что, если какие-то проблемы с опорно-двигательным аппаратом… Мы знаем, к сожалению, что не все вузы у нас строились в то время, когда об этом думали. Насколько вы здесь видите пространство для улучшения ситуации?

М.Боровская Почему – стыдно? Потому что забыли?

М.Курников Потому что в самом конце спрашиваю. В том-то и дело. Надо было спросить гораздо раньше.

М.Боровская Вы знаете, это – мир равных возможностей. И сегодня онлайн-обучение – это, наверное, очень важное преимущество для подобного рода ребят и людей вообще, получить доступы к такого рода программным продуктам, такого рода системам обучения. Потому что возможности для ребят видящих, для слабовидящих, для слабослышащих, для разного рода имеющих ограничение по здоровью опорно-двигательному… Они сегодня серьезно расширены за счет этого. Появляется новый мир профессий, который тоже активно создается именно ребятами, имеющими такого рода ограничения. Это – разные профессии, их много, этот мир тоже изменяется. Спасибо большое.

М.Курников Спасибо вам. Я еще раз напомню, что у нас в гостях была заместитель министра науки и высшего образования Российской Федерации Марина Боровская. До свидания.

М.Боровская Спасибо.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

e_nexoma 08 ноября 2018 | 20:20

С такими занудами-преподами сомневаться в качестве подготовки специалистов не приходится.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире