15 августа 2003
Z Интервью Все выпуски

Ситуация вокруг Литфонда


Время выхода в эфир: 15 августа 2003, 16:08

15 августа 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Римма Казакова поэтесса.
Эфир ведет Александр Климов.
А. КЛИМОВ Я заранее хочу извиниться. В любой момент у нас может быть телефонная связь с Анатолием Чубайсом.
Р. КАЗАКОВА Я это понимаю, поэтому я хочу, прежде всего, выразить свое глубокое соболезнование, сочувствие американцам. Как жалко, что нас объединяют с ними только беды, экологические или теракты. Надеюсь, что когда-то наши народы будут объединяться по более веселым причинам.
А. КЛИМОВ Газета «Трибуна» за 6 августа, публикация, посвященная Вам и Вашему новому сборнику, которая заставила поволноваться общественность и интеллигенцию. Один подзаголовок чего стоит! Сам заголовок: «В КГБ не учат плакать», а подзаголовок: «Римма Казакова выпустила сборник стихов, посвященный Владимиру Путину». Сразу напрашивается мысль: когда в стране стихи пишутся в честь руководителей, любимых вождей, что-то в этом государстве не то. Сразу возникает вопрос: что на самом деле? Что за сборник, почему Путину?
Р. КАЗАКОВА Вот эта книжка. Она не посвящена Владимиру Владимировичу Путину. Что касается «Трибуны», то я процитирую одно из стихотворений из этой книжки. Оно называется «Краски».
«Разгадать высший промысел мне не дано,
хоть я в чем-то ученая.
Но про Черное море я знаю давно,
оно вовсе не черное.
И бывает от флагов, как прежде, красна
площадь древняя красная.
Ну а пресса не желтая нынче она,
а точнее будет грязная».
Я не знаю, почему «Трибуне» захотелось внести свой вклад в существование грязной прессы. Во-первых, почему, даже не видев в глаза сборника, не полистав его, они решили, что он посвящен Путину?
А. КЛИМОВ Видимо, из-за стихотворения, которое начинается «Президент России плачет, как обычный человек».
Р. КАЗАКОВА И что из этого? А почему они не обратили внимания на стихи о России, на стихи памяти Артема Боровика или памяти моряков «Курска»?
А. КЛИМОВ Видимо, потому что это закономерно. А стихи, посвященные президенту, не очень закономерно.
Р. КАЗАКОВА Ерунда. Потому что президент такой же человек, как все остальные. Если уж на то пошло, есть стихи, имеющие отношение к президенту, не посвященные, а просто как поэт… Скажем, я написала стихи про эпоху нашу.
«И не знаю, Герцен, Ельцин с маком, с перцем и без курева.
И платье, что мало».
Ельцин стал компонентом моего стихотворения, потому что он часть нашей жизни.
А. КЛИМОВ Частью нашей жизни был Леонид Ильич Брежнев. Вы писали стихи, посвященные Леониду Брежневу?
Р. КАЗАКОВА Нет, не писала.
А. КЛИМОВ Почему Путин удостоился такой чести?
Р. КАЗАКОВА Дело было так. Однажды газета «Век» позвонила мне и попросила меня поздравить Путина с днем рождения. Они выходили раньше, чем все остальные газеты, и такую функцию необходимо было им выполнить. Я сказал, что я не принадлежу к кругу тех людей, которые имеют право поздравлять президента с днем рождения. «Хотите, я дам вам стихи, написанные полгода назад? Они имеют отношение к Путину. Хотите, опубликуйте». Они опубликовали эти стихи. А стихи появились потому, что однажды я смотрела по телевизору концерт из Кремлевского зала, посвященный Дню Победы, и увидела, что у президента блеснули слезы в глазах. И меня это растрогало, потому что я считаю и, вообще, видела часто, что Путин себя ведет, как человек, умеющий чувствовать. А я всегда считала, что политику вполне можно соединять с чувствами. Я написала об этом стихи. Я ни на что не претендовала ни на внимание президента, ни на чье. И очень долго думала, опубликовать эти стихи или нет. Опубликовала. И считаю, что ничего в этом особенного нет.
А. КЛИМОВ Прочтите, пожалуйста.
Р. КАЗАКОВА Кстати, все, что они тут цитируют из стихов, из моих высказываний (не знаю, где они взяли) никак меня не унижает и не ставит в неловкой положение. Более того, когда-то я написала стихотворение «Вожди», где были такие строчки?
«Я, может, и не так еще живу,
но верю в совесть, по ее закону.
Я больше лба себе не расшибу
ни об одну державную икону».
Я не могу быть подхалимом, ни перед кем заискивать. Я просто летописец времени.
А. КЛИМОВ Кстати, сборник называется «Наперекор».
Р. КАЗАКОВА Да.
А. КЛИМОВ Так все-таки, с Путиным?
Р. КАЗАКОВА Давайте прочтем стихи, а потом я скажу, что есть стихи, которые конфронтируют с Путиным, в этой же книжке. «В честь Победы», 9 мая 2002 года.
«О концерте в честь Победы от начала до конца
телевизор нам поведал из Кремлевского дворца,
как с войны, где гнев и злоба, где сражается страна,
и в какой-то миг особый я была поражена.
В кадре телепередачи, он теперь уже навек,
президент России плачет, как обычный человек.
Президент России плачет, боль гримасой по лицу,
как убитый горем мальчик по убитому отцу,
по солдатам, что почили, защитив страну в борьбе.
Вряд ли этому учили президента в КГБ.
Разделяя с ним потерю, проживая с ним беду,
поняла: ему я верю, с грозной совестью в ладу.
И какой там жизнь не будет, что бы с нами не стряслось,
только сердце не забудет, не забудет этих слез».
Ну и что?
А. КЛИМОВ Да!.. В том смысле, что человек, как гражданин России, лишний раз показал, что прошлое небезразлично, и до сих пор нет ни одной семьи, которой война бы ни коснулась.
Р. КАЗАКОВА Я помню, я была в консерватории на вечере, посвященном 22 июня. И когда пели «Священную войну», я просто счастлива была, что очки на мне. Потому что я плакала, как ребенок. И если это трогает президента, очень хорошо. Значит, он наш гражданин в полном смысле слова. Плохо ли это?
А. КЛИМОВ После этого концерта Ваше отношение к нему как-то изменилось? Или Вы изначально сопереживали ему и относились с симпатией? Не как избиратель, как человек, как поэт.
Р. КАЗАКОВА Я когда-то работала в лагере и спросила нашу старшую пионервожатую: «Алла Николаевна, почему ребята к нам относятся абы как, а Вас слушаются, Вам подчиняются?» Она говорит: «Потому что вы хотите, чтобы вас любили. А я им говорю: любите папу с мамой, а со мной работайте. Вы в режимном учреждении, в лагере, поэтому слушайтесь меня». Так же и в обществе. Мы должны сотрудничать с властью, а не любить ее. Эта русская привычка любить царей не такая уж похвальная.
А. КЛИМОВ Всегда ли власть нас любит, всегда ли она нам взаимностью отвечает?
Р. КАЗАКОВА Какое это имеет значение? Можно заставить ее не любить нас, но слушать нас и слышать.
А. КЛИМОВ Если бы это не имело значения, не было бы, наверное, и революций, и переворотов.
Р. КАЗАКОВА Я просто хочу еще сказать, что когда мы обсуждали новый старый гимн, я написала статью. Сейчас я как законопослушный гражданин общества подчинилась тому, что мы приняли такое решение, но тогда я писала стихи и печатала их. И в этой же книжке есть целый цикл стихов по поводу старого нового гимна. Скажем, такие стихи.
«Этот вымученный гимн, как плохой поспешный грим.
Неуверенна, больна гримируется страна.
Сторонясь или бранясь, как услышим, как прочтем,
может быть, утешат нас, что поэты ни при чем?
И в какой-то день и год, признавая их права,
к ним народ еще придет, и вспорхнут под небосвод
неизбежные слова, настоящие слова».
Пожалуйста, пускай президент обидится за то, что я придерживалась другой позиции, чем он.
А. КЛИМОВ Когда Вы говорили, что в этом сборнике есть стихи, которые конфронтируют со стихотворением о Путине, Вы это стихотворение имели в виду?
Р. КАЗАКОВА Да, но там целый цикл таких стихов.
А. КЛИМОВ Давайте еще почитаем.
Р. КАЗАКОВА Что почитать? Давайте я все-таки буду не конфронтирующие стихи, а стихи, которым в основном и посвящена эта книга, стихи об Отечестве, выражаясь таким пафосным языком. Вот одно стихотворение, посвященное доктору Валерии Дмитриевне Григорьевой, которая работала в бальнеологической клинике, где я однажды лечилась. Называется «Лечебница для всех скорбящих». Там лечат кости, а это очень неприятно.
«В лечебнице для всех скорбящих
мне нравился огромный банщик,
ну, а сказать точнее, ванщик,
он ванны наполнял водой.
Ходил он валко и кургузо,
свое торжественное пузо
воздев над общею бедой.
А у болящих ныли кости,
трещали костыли и трости,
надежда тлела, чуть жива.
Вставайте в очередь на ванну,
благодарите Марь Иванну,
она сурова, но права.
Смирялась костная разруха
от лазера и ультразвука,
терзал мучитель-костоправ,
Смущали ценные советы
о вере в разные приметы,
о пользе бесподобных трав.
Порой несчастье отпускало
и душу бедную ласкало
воспоминание, что он любил,
любовь еще, быть может,
ходить по улице поможет,
с простым прохожим в лад и тон.
Врачам несли свои хондрозы,
артрозы, розы и мимозы,
угрозы, слезы и слова,
твердя себе в утешной злости:
и у страны больные кости,
она горбата и хрома.
Ее недуг отметил грозный,
стыдясь осанки сколиозной,
она былую помнит стать.
Скрипят, хрустят в преодоленьи
ее ослабшие колени.
Как ей с колен навеки встать?
Наверное, схожу с ума я
и, ничего не понимая,
смешной бальзам на рану лью.
И вижу в снах, смурных, свербящих,
в целебных водах молодящих
купает добрый старый банщик
больную родину мою.
А может, вправду, воды, грязи
отмоют и отбезобразят
лик истины, лицо любви,
и всяк природа, всяк погода,
все, что есть дух и суть народа,
вернется в берега свои?»
А. КЛИМОВ Коль скоро получается, что сборник вовсе даже и не о том, о чем пишет газета «Трибуна» в публикации «В КГБ не учат плакать»...
Р. КАЗАКОВА Вообще, они все-таки много тут нехороших слов сказали.
А. КЛИМОВ Я тогда не могу понять, если целая статья строится на вырванном из контекста фрагменте одного-единственного стихотворения, кому это, вообще, тогда было надо? Почему это не солидная рецензия, нормальная, научная?
Р. КАЗАКОВА Вот, они пишут: «Заслуженный деятель отечественной культуры». Это я от них услышала, что я заслуженный деятель. И так же написано: «разве что слегка полузабытый, видимо, пришло время напомнить». Спасибо за бесплатную рекламу. Я же не звезда шоу-бизнеса, чтобы с каким-то спутаться коллегой и засветиться на эту тему. Вот и засветили, и напомнили.
А. КЛИМОВ Римма Федоровна, только что мне дали знак, что есть связь с Анатолием Чубайсом. Давайте прервемся, послушаем комментарий Анатолия Борисовича Чубайса, а потом продолжим беседу.

А. КЛИМОВ Римма Федоровна, просто мистика какая-то. Мы начали со стихотворения о Путине, потом неожиданное включение с Анатолием Чубайсом. Сейчас мы будем продолжать эту тему, потому что слушатели не сдаются. Лина пишет: «Анна Андреевна была вынуждена писать цикл «Слава миру», посвященный Сталину. Лев Николаевич снова был в лагере. Что заставляет Вас писать просто слабые стихи?» Это пишет Лина, это ее точка зрения. Вы уж не обижайтесь, что написано, то написано. Поэт и власть, интеллигенция и власть. Как у Окуджавы: «Забота наша проста, кусать сапог или лизать».
Р. КАЗАКОВА Очень приятно, что есть такие вопросы и так задевает эта тема. Но я не уверена, что «погиб поэт, невольник чести» это лучшие стихи Лермонтова. Всегда что-то теряешь, когда касаешься какой-то политической темы. Лучше писать о любви, о цветочках-листочках, о своих собственных переживаниях. Что касается «поэт и власть», я отвечу стихами. Стихи называются «Манифест».
«Чем соблазняют, водкой или чаем,
не все ль равно, такому не бывать.
Художник по нутру не приручаем.
Мы те, кого нельзя завербовать.
Что верно для иных, для нас неверно.
Мы знаем правду, мы подвластны ей.
Вот разве что нас завербует верба
пасхальною пушистостью своей.
Вербует нас бесхитростность-простушка,
Все, что от боли, все, что на крови,
отвага слов и прямота поступка,
незащищенность искренней любви.
И мы обречены заветом божьим, повинностью,
назначенной судьбе, шагать непроходимым бездорожьем,
служить в своем особом КГБ.
Мы и кнуту, и прянику прощаем,
нам есть, на что с надеждой уповать.
Художник по нутру не приручаем,
а вы хотите нас завербовать?»
Никогда я не писала по чьей-то указке и никогда я не писала о вождях, то, что хотели бы услышать вожди. Даже про Хрущева я писала:
«Прощай, сановная солома,
катись подальше, мир велик.
Жить наподобие слалома
нам больше совесть не велит».
Я не писала о Брежневе. Я писала о Сталине только то, что было против тоталитаризма, сталинизма. И если я написала стихи о том, что президент России плачет, как обычный человек, может, это не лучшие стихи, но ничего в них такого, от чего бы я отказалась, я не вижу.
А. КЛИМОВ Татьяна Ивановна в связи со слезами президента интересуется, почему же наш президент не плачет по убитым в Чечне солдатам, а продолжает эту войну.
Р. КАЗАКОВА Я однажды летела из Монголии с одной монгольской девочкой. Ее звали Отгонгерел («последний свет»), она была младшей девочкой в семье. И мой сын визжал, когда мы падали меж облаков и вел себя очень нехорошо. И я спросила: «Отгон, а почему Вы не рыдаете, не пугаетесь, не кричите? Она говорит: «Я кричу молча». Это характер. Все-таки президент так воспитан. Он встречался и с вдовами тех, кто погиб в «Курске». Он часто участвовал в таких событиях, и, если бы я там была, я бы не потянула на это. Так что, возможно, он и плачет, но молча.
А. КЛИМОВ Чтобы Вы не думали, что одни ругательные сообщения приходят, Варсолафий пишет: «Уважаемая Римма Федоровна, вымести бы всех современных рифмоплетов паршивой метлой, оставить Вас и еще нескольких человек». Еще одна сторона Вашего творчества, это уже реплика из Красноярска, Григорий Александрович пишет: «Как Вы находите исполнителей своих будущих песен? Вы целенаправленно к ним обращаетесь, или они Вас сами ищут? Что Вы можете предложить молодым исполнителям-певцам».
Р. КАЗАКОВА Пусть они предложат себя, я для них напишу что-то, с удовольствием.
А. КЛИМОВ Уже были какие-то опыты? Напомните.
Р. КАЗАКОВА Я сейчас работаю с молодым композитором Зубковым Анатолием. Думаю, что получится песня для какого-то сериала, нежного и протяжного. А вообще-то, я всегда работала с композиторами. Так удобнее.
А. КЛИМОВ То есть здесь везет?
Р. КАЗАКОВА Я не знаю, везет или не везет.
А. КЛИМОВ Технологически выстроено.
Р. КАЗАКОВА Да, потому что так уж жизнь устроена, что главный компонент песни это все-таки композитор, музыка.
А. КЛИМОВ Это уже камень в мой огород, опять из Красноярска, кстати. Людмила полагает, что я разговариваю с Вами как судья или прокурор. «Кто он такой?» Будто я допрашиваю и в чем-то обвиняю. «Неприятно».
Р. КАЗАКОВА Это несправедливо, потому что Вы должны выяснить какую-то истину за короткое время, и Вы нормально разговариваете.
А. КЛИМОВ Что касается прокурорского тона, то это, скорее, к этой публикации, которая, как выясняется, немножко… как она, вообще, интересно, появилось? Как я понимаю, не интервью, это просто нарезка из каких-то предыдущих…
Р. КАЗАКОВА Я думаю, что это заказное убийство, которое сейчас очень в моде у нас в стране. Это какие-то мои недоброжелатели. Ко мне очень трудно придраться. Я председатель международного Литфонда. Дачи у меня в Переделкино нет, и не будет никогда. Что можно сказать обо мне? О своих оппонентах я могу сказать, что они три раза выгоняли нас, законных руководителей международного Литфонда, на улицу, и что последний раз нас выгнали 22 января этого года вооруженные, с табельным оружием люди в камуфляжной форме. А когда мы 18 июля вошли туда, мы увидели, что украдено три компьютера, холодильник, срезаны все телефоны, вилки украдены и даже портрет Путина. Хороший вкус у наших оппонентов. И когда Юрий Куликов, один из руководителей этого направления, наших оппонентов, узнал об этом, он сказал: «Передайте Казаковой, что это охранники украли». А как они собирались работать с писателями, возглавлять международный Литфонд, если охранники, ими же поставленные, могли что-то украсть оттуда? Это я не очень понимаю. Я думаю, что кто-то постарался. Если я не нравлюсь ему, что я могу сделать? Стихи не должны всем нравится, но тон этой статейки, мне кажется, оскорбителен меньше для меня, больше для президента и для отечества.
А. КЛИМОВ Что касается Вашего творчества. Гуля из Тюмени пишет: «Уважаемая Римма Казакова, Вы прекрасная поэтесса, и что бы о Вас не писали негативного, знайте, что мы Ваши стихи любим, читаем, знаем наизусть».
Р. КАЗАКОВА Спасибо, я как раз пишу для людей, которые читают книги. Пусть бы эти товарищи из «Трибуны» хотя бы полистали книжечку.
А. КЛИМОВ Продолжаются и критические замечания. Сергей Петрович пишет: «О людях судят не по тому, что они говорят, а по тому, что они делают. После 93 года Вы для меня не поэт, а подписант погромных писем». 93 год как пороговая дата уже не первый раз в сообщениях. Что-то случилось?
Р. КАЗАКОВА У меня есть книжка публицистики, она называется «Возлюби». Я страдала так же, как все, живя в стране и видя, что происходит у нас. И в 93 году я поняла, что мы начинаем гражданскую войну. И врачи, которые перевязывали и тех, кто был в Белом доме, и тех, кто был около Белого дома, показали нам, что надо кончать с этим безобразием, мы все совершили ошибку, надо разобраться с этим. Но я неслучайно заняла эту позицию. Я тогда даже выступала по «Эху Москвы». Потому что я очень хорошо помню, как с заточками толпа шла на Останкино и как они там били, убивали, и как орали матом Руцкой и Макашов: «Туда, вперед, на Кремль», и т.д. Это повод, из-за которого надо не ссориться, не ругаться, а разговаривать, выяснять истину. Пусть вслед, но все-таки понять правду, что было и что должно быть.
А. КЛИМОВ Ринна пишет: «Римма, я счастлива, что я Ваш современник, и люблю Вас. Целую, желаю больше творческих успехов». Людмила интересуется, сотрудничаете ли Вы сейчас с Ярославом Евдокимовым.
Р. КАЗАКОВА Недавно мы со Славой встречались. Он хочет еще парочку моих песен записать. Только одну песню он записал. Он прекрасный певец и замечательный человек, мой единомышленник по очень многим вопросам современной жизни.
А. КЛИМОВ Не знаю, задавали ли Вам этот вопрос раньше, Вы довольно часто бываете на «Эхе Москвы», но эта интересная очередь, выстроившаяся во власть, в партию власти, «Единую Россию». В очереди, куда ни посмотришь, только одни известные люди. И певцы, и писатели, и поэты, творческая интеллигенция. В связи с этим Татьяна спрашивает: «Вы уже вступили в партию «Единая Россия»?» Вообще, как Вы этот феномен объясните?
Р. КАЗАКОВА Я считаю, что желание отщипнуть кусочек от благ для себя — это, прежде всего, то, чем руководствуются люди. Я знаю, что Юрий Михайлович Поляков, редактор «Литгазеты» и глава наших оппонентов по Литфонду, вступил в эту партию и даже собирается баллотироваться в Думу с помощью этой партии. Что очень нежелательно, потому что он человек нечистоплотный, нечестный, враль. Вряд ли партии может быть полезен такой кадр. Я это говорю с полной ответственностью, потому что два года Поляков ни строчки не напечатал в «Литгазете» по позиции нашего союза. Нас 2000 лучших писателей столицы, да и мира, и России. Заявляет, что печатает всех, и левых, и правых, и зеленых, и синих, изо дня в день врет на страницах «Литгазеты» о том, что происходит на самом деле.
А. КЛИМОВ Последний вопрос от Евгении Александровны. «Есть ли у Вас стихи о Чечне? Если есть, просьба прочитать».
Р. КАЗАКОВА Есть, к сожалению. Больно, но прочту.
«Слушаю новости, злясь и скорбя.
Жарко на юге, все жарче.
Жалко чеченцев и жалко себя.
Может, чеченцев и жальче.
Сколько ушло их из этих широт,
сделали б что-то хотя бы.
Что есть такое чеченский народ,
банда под дланью Хаттаба?
И с Беларусью не разберусь,
да и меня не спросили.
Жалко Россию и жаль Беларусь.
Жальче, пожалуй, Россию.
Сдохнем, пока будет кто-то жиреть,
деньги нагуливать, рожи.
Сердце устало любить и жалеть,
и не отчаялось все же.
Как его вырвать, кавказский кинжал?
И со славянами смута.
Жалко себя и Отечество жаль.
Жальче себя почему-то».
Это не мелкая такая индивидуалистическая позиция, а это в духе нашей Конституции, приоритет личности. Мне жалко сограждан, что они живут в том мире, где так много боли и печали. И я надеюсь, все-таки те, от кого это зависит, будут предпринимать реальные шаги, чтобы все эти вопросы решить.
А. КЛИМОВ Среди прочего, мы пытались разобраться, о чем же на самом деле новый сборник «Наперекор».
Р. КАЗАКОВА Я прочту под конец стихи. Когда-то я участвовала в конкурсе на написание гимна России на музыку Глинки и заняла первое место в конкурсе газеты «Аргументы и факты». И даже наш главный герольдмейстер, господин Вилинбахов отметил эти строки. Я вложила все умение писать песни и всю любовь к стране в эти строчки.
«Славься, Русь, святая и земная,
в бурях бед и в радости побед!
Ты одна на всей земле родная,
и тебя дороже нет.
Ты полна любви и силы,
ты раздольна и вольна.
Славься, Русь, великая Россия,
наша светлая страна.
Русь моя, всегда за все в ответе,
для других ты не щадишь себя.
Пусть хранят тебя на белом свете
правда, вера и судьба.
Ты полна любви и силы,
ты раздольна и вольна.
Славься, Русь, великая Россия,
наша светлая страна!»
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Римма Казакова поэтесса.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире