22 июля 2003 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ричард Перл бывший председатель комиссии по оборонной политике, главный консультант министра обороны США, научный сотрудник Института американского предпринимательства.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ 12:35 в Москве, доброе утро, у микрофона Алексей Венедиктов. У нас действительно этот человек, без рогов и копыт, правда, но тем не менее, он пришел к нам в студию. Ричард Перл — гость нашего эфира. Доброе утро, Ричард.
Р. ПЕРЛ Доброе утро.
А. ВЕНЕДИКТОВ Первый мой вопрос зачем вы приехали в Москву? Что вы ищете в Москве сейчас?
Р. ПЕРЛ Я приехал в Москву, для того чтобы встретиться со студентами Московского института политических исследований. Это очень интересное учебное заведение, которое объединяет студентов, прибывающих сюда со всех уголков страны для того, чтобы обсуждать вопросы, связанные с демократией, связанные с рыночными отношениями, правопорядком, и вопросы, связанные с либерализацией в стране.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, вы известны в стране как один из сторонников войны в Ираке. Скажите, пожалуйста, вот нам пришел вопрос от нашего слушателя по системе Интернет: «Как можно было начинать войну, выиграть войну, а потом обнаружить, что основной причины нет, нет оружия массового поражения?» Что бы вы могли ответить нашему слушателю, которого зовут Артханер?
Р. ПЕРЛ Было много причин, для того чтобы противодействовать режиму Саддама Хусейна и свергнуть его. Мы уже получили свидетельства того, что около 300 000 человек было убито и захоронено в местах массового захоронения. Это был самый злостный и самый угнетающий население своей страны режим во всем мире. Более того, сама ООН в докладе 1998 года заявила о программах подготовки химического и биологического оружия в Ираке. Саддам Хусейн на многие запросы, зачем это делалось, не дал утвердительного ответа. Таким образом, мы считаем, что были веские основания для того, чтобы провести соответствующую акцию.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но Ричард, оружие же не нашли. Вы уверены, что оружие массового поражения будет найдено? Если да, то когда, и сколько его можно искать, двести лет, триста лет?
Р. ПЕРЛ Очень трудно в стране с такими большими масштабами найти оружие массового уничтожения, которое было запрятано на этой территории. Но я настроен оптимистически и думаю, что в конечном итоге нам удастся найти оружие массового уничтожения в Ираке, думаю, что это займет меньшее количество лет, нежели 200 лет. Я думаю, что нам удастся воссоздать всю картину производства орудия массового уничтожения, думаю, было бы абсурдно полагать, что такового на территории Ирака не существовало.
А. ВЕНЕДИКТОВ Т.е. вы уверены, что причина что правильно сделали, войдя в Ирак?
Р. ПЕРЛ У меня нет никаких сомнений в отношении того, что было сделано правильно, что необходимо было войти в это государство, в то, что был положен конец режиму, который в течение 30 лет был очень жестоким режимом террора, который использовался в отношении собственного народа. Сейчас мы являемся свидетелями создания демократических институтов в этой стране. Я уверен, что мы будем горды тем, что мы создаем демократический режим в стране с населением 25 миллионов человек.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, сегодня вечером состоится заседание Совета безопасности, которое будет обсуждать иракскую проблему, вот передо мной отрывки из доклада Кофи Аннана, который он произнесет сегодня вечером, он, в частности, говорит в этом докладе, что «демократия не может быть установлена снаружи». Вы оспариваете эту точку зрения?
Р. ПЕРЛ Я согласен. Действительно, извне, сверху установить демократический режим в стране нельзя без участия населения этой страны, необходимо, чтобы население проявило волю, для того чтобы взять ответственность за управление собственной страной. Думаю, что в этом отношении и Кофи Аннан, и я придерживаемся аналогичной позиции. С другой стороны, на данном этапе необходимо создать условия физической безопасности в этой стране. Трудно было бы создать демократические институты без того, чтобы в стране укоренились условия физической безопасности, чем мы в настоящее время и занимаемся и что будет создавать необходимую почву для того, чтобы народ страны этой мог взять управлению ею в собственные руки.
А. ВЕНЕДИКТОВ Кофи Аннан в сегодняшнем докладе скажет о том, что «надо как можно скорее прекратить англо-американскую оккупацию Ирака, передать власть в руки ответственного правительства». Что значит как можно скорее, с вашей точки зрения? Какая скорость должна быть?
Р. ПЕРЛ Наши вооруженные силы должны уйти из страны как можно скорее, но сделать они это должны в условиях безопасности и не до того, как эти условия будут созданы. И одно нам совершенно ясно в окружении Саддама Хусейна, в его режиме сотрудничало порядка 30 тысяч человек, это была самая жестокая часть всего режима, которая угнетала население. Именно люди из этого окружения сейчас совершают нападения на войска США и Соединенного Королевства, они осуществляют подрывы, саботируют производство электричества, водоснабжения и других условий для нормального существования населения. Было бы совершенно неответственно с нашей стороны сейчас не поставить эту ситуацию под контроль и вывести войска до того, как будут созданы эти условия элементарной безопасности.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я напоминаю, что в прямом эфире «Эхо Москвы» Ричард Перл. Ричард, где Саддам?
Р. ПЕРЛ Я бы хотел знать, где он находится. Я полагаю так, что он жив, что он скрывается где-то на территории страны в ожидании того, что мы скоро покинем эту территорию, и тогда он сможет снова выйти наружу. Боюсь, что ждать ему придется очень долго. Боюсь, что он не дождется того, что мы уйдем, не обнаружив его.
А. ВЕНЕДИКТОВ Считаете ли вы, что какие-либо государства, может быть, Россия, могут предоставить убежище Саддаму Хусейну, тем самым помочь США решить проблему с присутствием Саддама на территории Ирака? Пусть уезжает в Белоруссию, в Россию, в Ливию, в США.
Р. ПЕРЛ Прежде всего нужно сказать, что скрывающийся Саддам Хусейн должен стать предметом судебного разбирательства против него, потому как он совершил преступление против человечества. В отношении того, кто его может принять, конечно, США его принимать не собираются, возможно, его собираются принять в Белоруссии. Но главное, что необходимо добиться, это нужно осуществить правосудие по отношению к нему, потому что он убил большое количество людей, он использовал газ против своего населения, поэтому предоставлять убежище такому человеку было бы крайне несправедливо, и этого допускать нельзя.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, вы были… какое чувство вы испытали, когда узнали, что Россия не поддерживает США в войне в Ираке? Вы ожидали это?
Р. ПЕРЛ Конечно, мы надеялись на то, что Россия присоединиться к США в попытке отстранить Саддама Хусейна от власти, до самого последнего момента мы думали, что это будет возможно, если все стороны объединяться. К сожалению, я должен об этом сказать, этого не произошло, это вызвало у нас разочарование. Но теперь это позади, теперь мы должны подумать о том, как совместно работать на благо уже будущего.
А. ВЕНЕДИКТОВ Если говорить о совместной работе, я хотел, чтобы вы высказали свое, вполне возможно, теоретическое представление о возможности нахождения российских миротворцев, российских вооруженных сил, полицейских российских сил на территории Ирака.
Р. ПЕРЛ Я бы высказал личную точку зрения. Полагаю, что это очень хорошая идея. Было бы очень хорошо, если бы Россия оказала помочь и содействие в организации демократических институтов и режимов в Ираке. Думаю, что это приветствовалось бы и народом Ирака, и, несомненно, это приветствовалось бы нами. В данном случае я, естественно, выражаю собственную точку зрения и не знаю, какова официальная позиция США на данный предмет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Говорят, что к вашей собственной точке зрения очень сильно прислушиваются.
Р. ПЕРЛ Всегда приятно предполагать, что твою точку зрения возьмут в расчет. Единственное, что можно в этом плане сделать со своей стороны, это предоставить наиболее убедительные аргументы. Во всяком случае, как я уже сказал, думаю, было бы хорошо, чтобы Россия оказала содействие, в том числе, может быть, в обеспечении деятельности и полиции, и вооруженных сил, и в целом в создании демократических институтов, которые не так давно были, собственно, созданы в самой России.
А. ВЕНЕДИКТОВ Говорят, что вам принадлежит формула после взятия Багдада, что Францию надо наказать, с Россией дружить, а Германию игнорировать. Это так?
Р. ПЕРЛ Мне кажется, я слышал эту фразу. Мне кажется, произнесла ее советник по национальной безопасности президента США Кондолиза Райс.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну а вы с ней согласны?
Р. ПЕРЛ Что касается Франции, мы, честно говоря, разочарованы их действиями, поскольку мы исходили из той посылки, что Франция является поборником свободы, а оказалось, что Франция выступила на стороне Саддама Хусейна. Это было, действительно, шоком для многих американцев. Что касается Германии, то канцлер Шредер оказался пойманным в ловушку предвыборной кампании, затем он осознал, что ситуация, по мере ее развития, сделала его собственный выбор неловким. Что же касается России, то у меня складывается впечатление, что внутри Кремля шли дебаты в отношении того, какую позицию занять. К сожалению, победили, как мы их называем, плохие ребята.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, скажите, пожалуйста, какое у вас вообще ощущение от российского президента в этой позиции и вообще от российского президента? Это человек Востока или Запада, это человек друг Америки или ее конкурент, соперник? Ваши личные впечатления, я спрашиваю вашу субъективную точку зрения.
Р. ПЕРЛ Я лично не имел чести встречаться с вашим президентом, но по моим наблюдениям, слушая то, что ваш президент говорил, в частности, в его публичных выступления в США и в других странах мира, можно сделать вывод, что он прилагает очень большие усилия для того, чтобы помочь развитию демократии в стране. В то же время, на мое личное усмотрение, иногда то, что он делает, представляется непоследовательным и несоответствующим такой политике, в частности, в отношении прессы. Мне кажется, что демократические институты явно теряют, когда предпринимаются попытки замолчать прессу, будь то электронную прессу, будь то печатное слово, и это вызывает у меня определенную долю обеспокоенности. В то же время наш президент Буш поддерживает очень хорошие отношения с вашим президентом, вместе они изыскивают пути для развития дальнейшего сотрудничества, что очень сильно контрастирует с той ситуацией, которая имела место во времена «холодной войны», и эта перспектива развивается. Да и сами проблемы, которые сегодня стоят, намного меньше, чем проблемы периода «холодной войны». В то же время открывающие перспективы и горизонты, широкие, намного более объемные, чем те возможности, которые имелись в прошлом.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вот у нас сейчас есть возможность спросить наших слушателей. Внимание. Мы хотим спросить наших слушателей, которые сегодня слушают нашу программу, Ричард Перл прокомментирует результаты. Считаете ли вы нашего президента Путина искренним другом Америки? Если вы считаете, что президент Путин искренний друг Америки, позвоните по номеру 995-81-21. Если вы считаете, что президент неискренний друг Америки, позвоните по другому телефону, 995-81-22. Голосование будет идти две минуты, звонок абсолютно бесплатный. Итак, голосование у нас началось, около 70 человек уже позвонило. Я повторяю свой вопрос, у вас две минуты на голосование, с тем, чтобы Ричард Перл смог прокомментировать ваше голосование. Итак, президент Путин искренний друг Америки, тогда 995-81-21, если президент Путин неискренний друг Америки, тогда 995-81-22. Уже 500 человек нам позвонило. Я думаю, что Ричард потом прокомментирует нам результат. А как вы считаете, Ричард, президент Путин искренний друг Америки? А вы голосуйте пока.
Р. ПЕРЛ Я думаю, что единственный метод для определения искренности руководителя страны является отслеживание соответствия его заявлений и его действий. На основании того, что делается на данный момент президентом Путиным, я думаю, что мы можем сделать вывод, что президент Путин является другом США.
А. ВЕНЕДИКТОВ У меня был вопрос центральный искренний?
Р. ПЕРЛ Я думаю, что в мире реальной международной политики действия президента должны быть направлены на выполнение национальных интересов своей страны, поэтому судить политика можно только с такой точки зрения. Его личные чувства и ощущения не должны идти в разрез с выполнением национальных интересов страны. Говорить об искренности можно, наверное, в отношении простых граждан, таких как мы с вами, но не президента.
А. ВЕНЕДИКТОВ У нас сейчас будут новости. Я напомню вопрос, голосование продолжается, у вас есть во время голосования возможность еще присоединиться к тем 1800 позвонившим, которые отвечают на вопрос. Итак, считаете ли вы нашего президента Путина искренним другом Америки? Если да, он действительно искренний друг, тогда вы набираете номер телефона 995-81-21. Нет, не искренний, но друг, 995-81-22. Набирайте, пока идут новости. Через две минуты мы вернемся в студию, как раз голосование закончится. Новости на «Эхе».
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, Вы видите результаты голосования. Нам позвонило 2336 голосов, отвечая на вопрос, искренний ли друг Америки президент Путин. 26% считает, что он искренний друг Америки. 74% считают, что он, может быть, друг, но не искренний. Как бы Вы откомментировали эти цифры?
Р. ПЕРЛ Я думаю, что мы должны принимать на веру то, что говорит Ваш президент. Мне, честно говоря, трудно себе представить причины, по которым он бы говорил неправду. И если себе представить это, то тогда следует сделать предположение, что он является не другом США. Я, честно говоря, не могу себе такого даже вообразить. И если бы мне пришлось голосовать по данному вопросу, я бы проголосовал за то, что он является искренним другом.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, иными словами, Вы присоединились бы к меньшинству. Вам часто приходилось оставаться в меньшинстве?
Р. ПЕРЛ Я большую часть своей жизни провел с меньшинством. И очень комфортно себя чувствую в меньшинстве. Честно говоря, меня бы несколько даже, наверное, пугало, если бы я оказался с большинством.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, вопрос такой. Я сегодня читал Ваше интервью, которое Вы дали газете «Известия». И я увидел, что Вы выступаете против отмены поправки Джексона-Вэника. В этой связи два вопроса. Вы действительно один из соавторов этой поправки? И почему Вы выступаете против ее отмены?
Р. ПЕРЛ Действительно, я был напрямую связан с принятием поправки Джексона-Вэника, мне выпала честь работать с сенатором Генри Джексоном в течение 11 лет. Хочу сказать, что в отношении поправки Джексона-Вэника существует большое недопонимание. Она не направлена против России. Эта поправка направлена против тех стран, которые препятствуют выезду своих граждан за рубеж, эмиграции. Россия этому не препятствует, поэтому данная поправка в отношении России неприменима.
А. ВЕНЕДИКТОВ И отменять ее не надо?
Р. ПЕРЛ Россиянам вовсе нет необходимости беспокоиться в отношении данной поправки. Она применима по отношению к Кубе, где президент Кастро препятствует эмиграции своего населения. Она в будущем может быть применима по отношению к другим странам. Например, Северная Корея. В отношении России она не действует уже в течение многих лет, поскольку Россия приступила к выполнению политики разрешения свободного выезда своих граждан за рубеж, к созданию рыночных отношений в вашей стране. Поэтому она относительно России совершенно иррелевантна, не имеет никакого отношения. Те, кто думают иначе, просто, видимо, не дал себе труда прочитать закон, или не понимает, что эта поправка в течение уже многих лет по отношению к России не применяется.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вопрос Сергея Черникова из Санкт-Петербурга: «Как Вы считаете, Ричард, притеснение прессы и крупного бизнеса в России в последнее время являются признаками грядущего ужесточения режима, или это только временное явление?» Я добавлю от себя. Как это влияет на инвестиционный климат?
Р. ПЕРЛ Я хотел бы быть уверенным в том, что Россия твердо встала на путь содействия инвестициям и открытия возможностей для инвестирования посредством защиты прав инвесторов, в первую очередь. Второй важный момент это свободы и открытости прессы. И это создает условия для развития стабильности демократии и дальнейшего развития экономики в стране. То, что происходит сегодня, вызывает озабоченность, поскольку складывается впечатление, что одна компания была избрана для нападок и дискриминации со стороны некоторых кругов в российской администрации. Такая ситуация вызовет озабоченность у инвесторов, которые попросту будут обеспокоены судьбой своих инвестиций в России. И, попросту говоря, они не придут в вашу страну из-за опасений, что их ресурсы будут либо захвачены, либо поставлены под угрозу посредством капризных и непредсказуемых действий со стороны правительства. Они обратят свои взоры в другие страны. В мире есть много стран, где можно вкладываться. Это и Китай, и Индия. А в Россию они не поедут из страха того, что поставят под угрозу собственный капитал.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, Вы знаете, что Россия и Москва в последнее время стали ареной терактов, которые совершаются сепаратистами и террористами. Скажите, пожалуйста, как можно бороться с терроризмом? И можно ли победить терроризм в том виде, в каком он сейчас есть? Маленькие мобильные группы, живые бомбы. Это, вообще, возможно, или эта борьба безнадежна?
Р. ПЕРЛ Это очень сложная проблема. Ведь дело в том, что речь идет о небольших группах людей, которые готовы отдать свою собственную жизнь ради того, чтобы убивать других. И защищаться от таких людей очень сложно. Очень печально и то обстоятельство, что террористы, которые знают точно, чего они хотят добиться, как подорвать устои общества и государства, нанимают в качестве самоубийц молодых людей, которые, в свою очередь, отдают и собственную жизнь, и отбирают жизнь у многих невинных людей. Речь идет об экстремистских мусульманских организациях, а не об основных организациях, которые принадлежат к мусульманскому течению. Печальным является также то, что эти незначительные по количеству людей экстремистские организации поддерживаются богатыми странами Персидского залива. Основная сложность текущего момента состоит в том, чтобы победить этот процесс и в то же время сохранить свободу в своем собственном государстве. Я думаю, что в конечном итоге нам удастся победить в борьбе против терроризма за счет того, что мы сумеем выделить, изолировать эти малочисленные по количеству группы и уничтожить их.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ричард, наверное, Вы знаете нашу проблему Чечни. Я сейчас к Вам апеллирую как к эксперту. Сегодня лидер сепаратистов Масхадов призвал к международному вмешательству на территории Чечни. Вы можете как-то среагировать на это?
Р. ПЕРЛ В отношении ситуации в Чечне нужно сказать, что проблема здесь состоит из двух частей. Первая это борьба с терроризмом. И в этой борьбе нужно применять необходимые силы, нужно действовать решительно и с применением силы. Второй вопрос это политическая проблема. И здесь нужно, чтобы применение силы не было чрезмерным, чтобы в результате применения силы не пострадали граждане, которые просто живут в районе, где действуют террористы. Нужно, чтобы применение силы было адресным, по отношению к самим террористам. Иначе есть большая угроза, что пострадают невинные граждане. Это и происходит, и страдают невинные граждане, в том числе страдают и российские солдаты, и чеченцы. Необходимо, и я надеюсь, что можно будет найти политическое решение. Речь не идет о сделке с террористами. Сделок с террористами быть не может. Речь идет о политическом урегулировании.
А. ВЕНЕДИКТОВ Чечня это внутреннее дело России, или необходимо вмешательство международное?
Р. ПЕРЛ Это, вне всякого сомнения, внутренняя проблема. В то же время все мировое сообщество заинтересовано в том, как эта проблема решается, в том, как имеющиеся сложности преодолеваются. И, естественно, данная проблема несет многие жертвы, как человеческие жизни, так и финансовые. Возникает проблема терроризма. Конечно, я не являюсь сторонником внешнего вмешательства в этот процесс. В то же время все мы заинтересованы в результатах, в том, чтобы эта проблема была урегулирована. И в первую очередь сами россияне заинтересованы в решении чеченской проблемы.
А. ВЕНЕДИКТОВ Несколько коротких вопросов в конце нашей передачи от наших слушателей. Вопрос из Питера: «Считаете ли Вы, что власть рискует, ограничивая права граждан в угоду безопасности?»
Р. ПЕРЛ Самая большая проблема, с которой сталкивается современная демократия, как я понимаю, это способность защитить себя от терроризма, в то же время не подрывая устои основных прав человека. Я думаю, что эту проблему можно решить, обеспечив юридические основы и работу правовой системы в обществе. Даже если какое-то лицо, подозреваемое в терроризме и участии в террористических действиях, оказывается задержанным, необходимо обеспечить его полную правовую защиту, деятельность института защиты. Таким образом, нам удастся сохранить демократический режим при условиях борьбы с терроризмом.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но база в Гуантанамо на Кубе, где содержатся захваченные подозреваемые в действии «Аль-Каиды», — там нет никакой юридической защиты. И все настороженно смотрят на это.
Р. ПЕРЛ Насколько мне известно, все граждане, которые были захвачены в Афганистане, были причастны к конфликту, который имел место в данной стране, и были направлены в Гуантанамо в связи с их участием в данном конфликте. Они в данном случае являются военнопленными, хотя вели боевые действия необязательно в военном обмундировании и снаряжении, но осуществляли действия, которые присущи военным. И, таким образом, они подпадают под действие международных прав и процедур, которые относятся к обращению с военнопленными. Ведется сложная работа по допросу этих военнопленных с тем, чтобы узнать новые данные о террористических действиях других лиц. И мы надеемся, что эта работа даст свои результаты. Данная работа ведется с применением надлежащих процедур, без насилия, без принуждения. Конечно, мы понимаем, что создается не очень симпатичная картинка, когда показывают этих военнопленных, сидящих на этом острове. Но еще раз хочу подчеркнуть, что в данном случае речь идет не о гражданских лицах, к которым были бы применимы положения обращения с гражданскими лицами в подобных ситуациях.
А. ВЕНЕДИКТОВ Два последних вопроса. Российские газеты пишут о том, что население Дальнего Востока на всякий случай готовится к военному конфликту в Корее. Насколько серьезна опасность, с Вашей точки зрения, ныне исходящая из Северной Кореи, из ее ядерной программы, или это, скорее, пропаганда? И что должны делать Россия, Китай, США, Япония, — соседи?
Р. ПЕРЛ Для меня совершенно очевидно, если такие страны, как Россия, Китай, США, Япония, Южная Корея, объединят свои усилия с тем, чтобы оказать давление на Северную Корею, чтобы она приостановила свою ядерную программу, то этого давления будет достаточно, чтобы данные программы были приостановлены. Это первое, что нужно сделать.
А. ВЕНЕДИКТОВ Возможно ли повторение в Северной Корее иракского варианта?
Р. ПЕРЛ Я лично думаю, что речь не идет о применении вооруженных сил по отношению к Северной Корее. Дело в том, что производство ядерного оружия в Северной Корее представляет угрозу для всего человечества. И у нас есть все основания полагать, что Северная Корея может продавать ядерное оружие террористам чеченским террористам, экстремистам исламского толка, которые будут представлять угрозу жизни для россиян, американцев и других граждан планеты. И эта ситуация была бы нетерпимой. В настоящее время нужно приложить все усилия, для того чтобы не потребовалось применять вооруженную силу для приостановления производства ядерного оружия в Северной Корее.
А. ВЕНЕДИКТОВ Наш слушатель Москович спрашивает: «Не считаете ли Вы, что такое присутствие в Афганистане и в Ираке это возврат к колониальной системе XVIII-XIX века? Это неэффективно. Не лучше ли отгородиться, дистанцироваться от Востока, ограничиваясь торговлей и дипломатией?»
Р. ПЕРЛ Колонизация XIX века преследовала цель наживы. Нынешняя ситуация принципиально отлична, поскольку США не преследуют интересов обогащения в результате своего участия. Мы готовы выйти из Ирака, как только для этого будут созданы условия безопасности. Дело в том, что эта интервенция США дорогостоящее предприятие. Оно не приносит каких-либо выгод, доходов. За исключением, пожалуй, одной выгоды: мы устраняем одну угрозу и освобождаем народ данной страны. Так что никакого сравнения с колониальным господством XIX века быть здесь не может.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мой последний короткий вопрос Ричарду Перлу. Ричард, я надеюсь, что Вы видели последнюю пресс-конференцию, которую в Японии давал Тони Блэр. И ему был задан вопрос, на который он не смог ответить. Я напомню сейчас вопрос, но что бы Вы посоветовали ответить Тони Блэру, как он должен был ответить? Его спросили после самоубийства одного из советников, экспертов по оружию массового поражения: «Господин Блэр, не ощущаете ли Вы кровь на своих руках?» Что бы ответил Тони Блэр, если бы ему посоветовал Ричард Перл?
Р. ПЕРЛ Понятны чувства журналиста, задавшего вопрос, который, естественно, выражал чувства и симпатии, и боли в связи с тем, что действительно пролилась кровь. Но я не думаю, что эта кровь на руках премьер-министра. Дело в том, что один человек сделал определенные высказывания, которые затем оказались неподтвержденными, что прозвучал на радиоволнах Би-Би-Си. Впоследствии, видимо, в силу каких-то внутренних переживаний, психологических комплексов или связанных с этим причин этот человек принял трудное решение и покончил с собой. Но было бы совершенно неверно обвинять премьер-министра Блэра в смерти господина Келли.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мой вопрос был в другом на самом деле. А если Вам зададут такой вопрос на пресс-конференции, по поводу гибели в Ираке, скажем, мирных жителей, что бы Вы ответили? В этом мой вопрос. Что бы ответил президент Буш, если бы ему задали такой вопрос, и Вы лично?
Р. ПЕРЛ Я, конечно, могу отвечать только за себя, но я бы ответил, видимо, так. Да, действительно, печальным является тот факт, что в результате операции по освобождению иракского народа от режима Саддама Хусейна было убито определенное количество людей, но оно ничтожно мало по сравнению с тем количеством людей, которые были уничтожены во времена режима Саддама Хусейна. Если бы этому режиму было позволено оставаться у власти, то еще многие люди, наверное, были бы его жертвами. В ходе операции неизбежно пострадали гражданские лица. Но это количество, еще раз подчеркну, ничтожно мало по сравнению с теми тысячами людей, которые были убиты, и эти убийства продолжались бы. И они были бы на совести Саддама Хусейна.
А. ВЕНЕДИКТОВ Спасибо большое. Ричард, Вы знаете, что Вас здесь называют «американским Сусловым»? Знаете, кто такой Суслов?
Р. ПЕРЛ Да, я знаю, кто такой был господин Суслов. Я думаю, что мне совершенно не делает чести такое сравнение.
А. ВЕНЕДИКТОВ Глас народа глас божий.
Р. ПЕРЛ Большое спасибо. Мне доставило большое удовольствие пообщаться с россиянами сегодня.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Ричард Перл — бывший председатель комиссии по оборонной политике, главный консультант министра обороны США, научный сотрудник Института Американского Предпринимательства.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире