30 апреля 2003
Z Интервью Все выпуски

Экономическая интеграция стран ЕврАзЭС (Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан)


Время выхода в эфир: 30 апреля 2003, 12:10

30 апреля 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Григорий Рапота — генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества.
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА Сегодня мы будем говорить об экономической интеграции на просторах СНГ, бывшего Советского Союза. Только что в Душанбе была большая встреча, саммит глав нескольких государств СНГ, где принимались важные решения, в том числе и в рамках экономического сотрудничества. ЕврАзЭс это то, что раньше называлось «таможенный союз». Это союз государств СНГ на полностью экономической основе, лишенный каких-либо политических институций и сюжетов. Главная цель это экономическое сотрудничество. Россия, Казахстан, Киргизстан, Белоруссия и Таджикистан туда входят.
Г. РАПОТА Да.
О. БЫЧКОВА Только пять?
Г. РАПОТА Пять. И в Душанбе было три наблюдателя: Украина, Молдова и Армения.
О. БЫЧКОВА Это не очень узкий состав получается?
Г. РАПОТА Это же добровольное сообщество. То есть объединяются те, кто хотят.
О. БЫЧКОВА СНГ как большая организация существует уже много лет. И, в общем, эффективность СНГ подвергается сомнению. Слишком много проблем, слишком глобальные широкие вопросы пытаются решать. И все время возникает вопрос: что государствам больше нужно — быть вместе или быть по отдельности. Как это происходит в ЕврАзЭс? Есть ли уже на сегодня какие-то результаты?
Г. РАПОТА Во-первых, у нас нет такого вопроса, быть ли нам вместе или по отдельности, потому что в 2000 году подписан договор об учреждении Евразийского экономического сообщества пятью государствами, о которых Вы говорили. Там совершенно четко обозначено желание пяти государств быть вместе, вместе сотрудничать в развитии экономик государств, развивать сотрудничество между ними. Поэтому этот вопрос так не стоит, быть ли нам отдельно. Только вместе. И тот интерес, который к нам проявляют другие государства, говорит о том, что мы на правильном пути.
О. БЫЧКОВА Все-таки что подразумевает этот экономический союз? Какие конкретные результаты уже имеются? Чего вам удалось уже достичь?
Г. РАПОТА Во-первых, в рамках этого экономического сообщества уже сейчас реально существует, впервые на постсоветском пространстве, режим свободной торговли. Сейчас мы работаем над тем, чтобы создать единое таможенное пространство. И в последующем, уже как перспектива, о едином экономическом пространстве.
О. БЫЧКОВА С этим связана тема синхронизации условий присоединения к ВТО, к чему стремятся все государства. Это отдельный вопрос. Решение об этом принималось также на встрече в Душанбе. Мы вернемся к этой теме после выпуска новостей.

О. БЫЧКОВА Мы говорим об экономической интеграции Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и России. На недавней встрече на саммите глав государств СНГ в Душанбе речь шла и о том, чтобы как-то синхронизировать сроки и условия вступления в ВТО.
Г. РАПОТА В том числе. Это один из вопросов.
О. БЫЧКОВА Это важный вопрос. И тут сразу хочется понять, от кого больше хотят защититься: друг от друга или от других государств, которые могут также придти со своими товарами на территории наших республик?
Г. РАПОТА Тут вопрос не о том, от кого защититься или против кого дружить, а просто надо упорядочить наши отношения с ВТО таким образом, чтобы затем не возникало проблем во взаимоотношениях друг с другом. Вообще, я вам должен сказать, что когда идут разговоры о режиме свободной торговли, о едином таможенном, экономическом пространстве, очень большая путаница в терминах. И хотелось бы, чтобы мы говорили на одном языке, чтобы мы понимали друг друга даже на политическом и научном уровне. Режим свободной торговли предполагает передвижение товаров через границу в рамках государства, производимых на территории этих государств без ограничений и изъятий. Такой режим у нас существует. Когда мы говорим о единой таможенной территории, то здесь речь идет о согласовании наших позиций во взаимоотношениях с третьим миром. И здесь вопрос согласования позиций с ВТО как раз и выходит на первый план. Этот вопрос нами был поднят в мае прошлого года, в этом году мы уже докладывали о тех результатах по согласованию позиций. И это был один из вопросов на саммите в Душанбе. Такое согласование ведется. Единственное, что я могу сказать. Деталей я не знаю, потому что это вопрос тех людей, которые в этом участвуют.
О. БЫЧКОВА Ведь каждое государство ведет свои переговоры о вступлении в ВТО. У каждого свой список товарных позиций, свои условия, свои обстоятельства, свой список стран, с которыми ведутся переговоры. У России, наверное, этот список самый большой?
Г. РАПОТА По всей вероятности.
О. БЫЧКОВА Можно ли сказать, что здесь Россия будет каким-то образом диктовать свои условия? Или это другая история?
Г. РАПОТА В определенной степени. Это не диктовать свои условия, а это довольно взятые на себя обязательства, которые были провозглашены в мае прошлого года, что условия, на которых Россия будет вступать или вступает в ВТО, будут являться основным ориентиром для других стран, членов ЕврАзЭс, при вступлении в ВТО.
О. БЫЧКОВА Какова экономическая модель этого пространства на территории пяти государств, к которой они в дальнейшем стремятся? Как Вы себе это представляете? Это будет что-то типа Европейского Союза?
Г. РАПОТА Можно и так говорить. Во всяком случае, опыт Европейского Союза в очень большой степени учитывался при составлении уставных документов Евразийского экономического сообщества. Эта модель для нас кажется привлекательной. Получится нечто подобное или нет, мне сейчас трудно говорить. Но то, что многие наработки Европейского Союза мы берем на вооружение, это совершенно очевидно.
О. БЫЧКОВА Главными двигателями этого процесса являются Россия и Казахстан. Я правильно понимаю?
Г. РАПОТА Смотря в каких вопросах. В определенных вопросах российско-белорусский союз является примером для подражания.
О. БЫЧКОВА А он является именно примером для подражания?
Г. РАПОТА В некоторых вопросах.
О. БЫЧКОВА А в некоторых вопросах наоборот?
Г. РАПОТА Да. Я вам приведу один пример. Только что мы говорили о согласовании позиций при вступлении в ВТО. Так вот, наиболее продвинутое согласование у нас наблюдается между Россией и Белоруссией, с точки зрения позиций по импортным таможенным пошлинам, а это основной элемент, который обсуждается при вступлении в ВТО. С Казахстаном у нас тоже согласовано на 60%. По другим вопросам Казахстан и Россия могут являть пример сотрудничества, которое надо распространять на все пять стран, и, может быть, даже и на двенадцать в будущем. Поэтому я бы сейчас не стал так выделять. Единственное, я могу сказать, что Казахстан для России сейчас является во многих случаях примером, как государство, успешно идущее по пути экономических реформ. Скажем, реформу ЖКХ они уже провели давно, в 96 году. Та реформа, которая в рамках РАО «ЕЭС» проводится в Казахстане, тоже осуществлена некоторое время лет назад. Та реформа, которую мы собираемся проводить в сфере железнодорожного транспорта, тоже осуществлена, и успешно. Поэтому есть некие вещи, которым мы можем поучиться у наших коллег.
О. БЫЧКОВА Говорят, что Алма-Ата и Астана это города с бурной, деловой, общественной и даже ночной жизнью. Потому что там огромное количество компаний образуется, огромное количество иностранных компаний туда прибывает, и там происходят какие-то очень бурные активные процессы.
Г. РАПОТА Дело в том, что по инвестиционной привлекательности, по всем международным критериям Казахстан сейчас на первом месте среди всех стран СНГ. Поэтому это неудивительно.
О. БЫЧКОВА Николай спрашивает: «Почему Россия поставляет в страны СНГ некоторые виды промышленной продукции ниже мировых цен? А как они поставляют нам?» Так ли это?
Г. РАПОТА У нас такой проблемы в рамках ЕврАзЭс, которую бы ставила Россия или любое другое государство, просто не существует. Поставки идут по договорным ценам, здесь работает рынок, во всяком случае в Евразийском экономическом сообществе. Там речь, наверное, идет по газу?
О. БЫЧКОВА Я не знаю больше, о чем идет речь. Это весь вопрос, который задал слушатель. Но мне кажется, что подоплека, подтекст такой, что не делает ли Россия каких-то уступок специально своим соседям ради каких-то совершенно других целей, не экономического характера?
Г. РАПОТА Дело в том, что любое сотрудничество, в том числе экономическое, предполагает взаимные уступки. Это обязательно. Поэтому тут надо каждый случай разбирать очень конкретно. И то, что Россия может давать более льготный режим для своих партнеров по Евразийскому экономическому сообществу, это совершенно очевидно. Но дело в том, что и эти государства должны России, и так это и происходит, давать льготный режим в сфере внешней торговли. Это взаимное движение навстречу друг другу.
О. БЫЧКОВА Вы являетесь генеральным секретарем ЕврАзЭс, у Вас офис в Москве и в Алма-Ате. С кем Вам больше приходится иметь дело — с руководством государств, с чиновниками или с представителями компаний, деловых кругов? Потому что я знаю, что в ЕврАзЭс также существуют структуры, связанные с бизнесом.
Г. РАПОТА Со всеми приходится иметь дело в равной степени. Если говорить о структуре, которая как бы организовывает сотрудничество бизнеса, заинтересованного в деятельности на евразийском поле, то здесь очень активно функционирует ассоциация «Деловой совет ЕврАзЭс», куда входит сейчас уже около 50 компаний и фирм. Причем как государственных, полугосударственных, так и частных. Это самостоятельная организация, мы взаимодействуем очень тесно. Но это самостоятельная организация, которая решает, сейчас уже по нарастающей, очень много задач, связанных с реальным бизнесом.
О. БЫЧКОВА А какие секторы реального бизнеса заинтересованы в такого рода сотрудничестве?
Г. РАПОТА Я, во-первых, хотел бы привлечь ваше внимание к решению, которое было в Душанбе, по сотрудничеству в области освоения гидроэнергетических ресурсов Центральной Азии. Это Таджикистан и Киргизия. Я должен сказать, что в подготовке этого вопроса самым активным образом принимали участие члены ассоциации «Деловой совет ЕврАзЭс». Потому что без их участия мы просто не осилили бы эту тему. Пусть даже это некие первичные наработки, и технико-экономические обоснования еще предстоит сделать, но даже это сделано при большой поддержке и помощи ассоциации «Деловой совет ЕврАзЭс», ее членов.
О. БЫЧКОВА Это какие компании? В чем они заинтересованы?
Г. РАПОТА Это РАО «ЕЭС», компании, которые занимаются гидроэнергетикой. Потом, у нас сейчас идет активное сотрудничество в рамках той же ассоциации. И мы в этом принимаем участие с транспортными компаниями. У нас создана транснациональная транспортная экспедиторская компания, которая называется «Транс Евразия», куда входят представители всех пяти государств. И мы возлагаем очень большие надежды на эту корпорацию, которая должна превратить, как выразился в журнале «Время новостей» журналист Аркадий Дубнов, виртуальное пространство в реально ощутимую сферу деятельности.
О. БЫЧКОВА Это транспортная компания, которая охватывает какие виды транспорта?
Г. РАПОТА Железнодорожные, автомобильные.
О. БЫЧКОВА Все дороги?
Г. РАПОТА Да.
О. БЫЧКОВА Понятно. Это самые крупные, очень большие проекты.
Г. РАПОТА Скажем, одна из российских компаний, член Евразийского сообщества бизнеса, после проведения форума в Душанбе сейчас активно участвует в тендере по управлению воздушным движением. Пока движется успешно, но ей предстоит пройти еще большой путь в соревновании со своими конкурентами.
О. БЫЧКОВА Поскольку проекты большие, Вы сказали, РАО «ЕЭС», естественно, что МПС или «Аэрофлот» в этом участвует, это все равно проекты, в которые в большой степени вовлечено государство?
Г. РАПОТА Нет, не в большой. РАО «ЕЭС» это государственная компания, действительно тут роль государства велика. Что касается транспортной компании, то там акционерные общества участвуют. Другое дело, что все это делается в координации с МПС. Но, в общем, основу составляют акционерные общества и компании. А что касается управления внешним воздушным движением, «Аэрофлот» к этому не имеет никакого отношения.
О. БЫЧКОВА Вы сознательно исключаете из вашей работы политическую кампанию? Насколько, вообще, это имеет значение?
Г. РАПОТА Это не мы исключаем. Это так прописано в учредительных документах. Мы занимаемся только экономикой и социальными вопросами.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Григорий Рапота — генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире