'Вопросы к интервью
14 мая 2018
Z Интервью Все выпуски

Новые обвинения, новые вопросы в деле саентологов


Время выхода в эфир: 14 мая 2018, 13:17

Л. Гулько 13 часов 16 минут, добрый день, Лев Гулько, у нас в студии Евгений Тонков, и Александр Мелешко, адвокаты, город Санкт-Петербург, добрый день, здравствуйте.

Е. Тонков Добрый день.

Л. Гулько Здравствуйте. Говорить мы будем о новых обвинениях. Новых вопросах в нашумевшем как мне кажется, ну во всяком случае, в городе Санкт-Петербурге точно, до Москвы тоже это все докатилось, в деле саентологов, да?

Е. Тонков Да.

Л. Гулько Вот попробуем как-то немножко осмыслить эту ситуацию. Давайте начнем, может быть с напоминания, что за проблема, вот что такое.

Е. Тонков Проблема, я бы озаглавил, как о вреде обращений в Европейский суд по правам человека, вот не больше, не меньше.

Л. Гулько Хорошо, так.

Е. Тонков Саентология, как вероисповедание в Петербурге функционирует достаточно давно, и саентологи, религиозная группа, неоднократно обращалась в органы власти, им отказывали в регистрации, в итоге после многочисленных отказов они обратились в ЕСПЧ. Получили там в 14-м году положительное решение в свою пользу, которое в начале 15-го года Россия должна была исполнить. Но вместо этого, Россия поняв, что невозможно такую религию допускать на огромные поля России, начало уголовное преследование. Оно в первую очередь началось с рапорта милицейского, который милиционеры должны были бы отработать сами, возбудить уголовное дело в рамках структуры МВД. В детали не буду погружаться, но полицейские передали это в следственную службу ФСБ. ФСБ год работало с этим материалом, год. И в итоге возбудило уголовное дело, стыдно сказать, по незаконному предпринимательству, 171 УК РФ, а именно за то, что действовали без регистрации юридического лица. То есть, ровно в чем им отказали…

Л. Гулько (Неразборчиво) не дело ФСБ.

Е. Тонков Вы ориентируетесь в УПК РФ хорошо, это не дело ФСБ вообще. Более того, если (неразборчиво) деталей, там те службы, которые выявили… Ну, во-первых, есть так называемая родовая подследственность, то есть это должны делать однозначно подразделения МВД, во-первых. Во-вторых, подведомственность по структуре, которая выявила, это тоже МВД. Но, темнее менее, передали в следственную службу ФСБ. ФСБ через год после получения этого материала, завершенного материала, возбудило уголовное дело, и потом еще на год замерло. То есть, с 15 по 16 год, возбудив уголовное дело, следователь просто долго-долго размышлял, что же делать. После того, как он понял что делать, следователь возбудил уголовное дело не своими руками, а руками СК, по 282-й статье, это экстремизм. Почему?

Л. Гулько О, как неожиданно.

Е. Тонков Да, совершенно ожиданно, потому что…

Л. Гулько (Неразборчиво) экстремизм.

Е. Тонков Да, потому что 171-я статья, там много цифр, и их нужно раскладывать, обосновывать, это факты, и там простора фантазии не очень много. А экстремизм, это же… Вот я считаю, что они экстремисты, и таким образом, возбудив уголовное дело…

Л. Гулько То есть, это оценочные какие-то дела, что ли? Я считаю, что они экстремисты.

Е. Тонков Да.

Л. Гулько Выдергиваем, (неразборчиво), галочку ставим.

Е. Тонков Да, да.

Л. Гулько Сажаем.

Е. Тонков Да, по признаку их отношения к социальной группе. Мы вам расскажем, у нас есть несколько (неразборчиво) на это.

Л. Гулько Хорошо.

Е. Тонков Возбудив уголовное дело по признаку экстремизма, тут же возбудили еще одно уголовное дело 282.1, это организация экстремистского сообщества. Это уже довольно серьезно звучит. Но если спросят, а в чем акт экстремизма, вот здесь вот сразу же нужно пояснить, что они такое замыслили.

Л. Гулько Конечно.

Е. Тонков Акт экстремизма, это 16 листочков бумаги, с текстами этических приказов, в которых люди различные высказывали свои этические отношения к себе подобным. То есть, в рамках своего сообщества…

Л. Гулько Религиозной группы вот этой?

Е. Тонков Разумеется. В рамках своего религиозного сообщества внутренний акт, это этический приказ. Ну, например инорек, допустим Сидоров, он утаил какие-то порочащие его действия в прошлом, не сообщил никому. И значит мы определяем, что этот инорек, он был не прав, и ему нужно исправиться, вот я упрощаю. Это несколько предложений…

Л. Гулько У нас на радиостанции тоже такие приказы есть.

Е. Тонков Ну, они есть во-первых во всех религиях, во-вторых мы сталкиваемся везде. Опоздала Сидорова на работу, ей замечание.

Л. Гулько Да.

Е. Тонков Выговор, с занесением в кредитную карточку.

Л. Гулько Да, точно.

Е. Тонков Необыкновенная история вот эта в том, что вот эти 16 приказов, которые являются солью обвинения, они нам не были показаны ни обвиняемым пятерым, ни защитникам. Потому, что следователь считал, что это тайна следствия. Это конечно абсурд, но это вот такой момент, который подчеркивает, что на территории Петербурга вот такое ноу-хау, такой эксперимент сотрудники (неразборчиво) ФСБ решили отработать. Как дальше получилось, вот что дальше получилось, Александр имеет точку зрения об этом.

Л. Гулько Пожалуйста, Александр.

А. Мелешко Дальше получилось, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Потому, что дальше получилось конечно еще более абсурдно. Вот целый год просидели 5 человек в условиях ограничения, а кто-то и в условиях по лишению свободы по вот этому вот обвинению в том, что унижались якобы адепты (неразборчиво), нарушившие какие-то этические нормы. Евгений правильно сказал, что духовно-нравственное реагирование свойственно любым религиям, и люди, которые допустили какие-то правонарушения, они… Или какие-то этические соглашения…

Л. Гулько (Неразборчиво) караются?

А. Мелешко Да, и не то чтобы караются, а им пытаются помощь определенную оказать, и следователь говорит нет, эти люди принадлежали к социальной группе, так называемые источники неприятностей, и мы целый год доказывали следователю, что такой социальной группы нет, это новшество в социологии. И мы доказали, следователь вот 3-4 мая 2018 года, через год предъявил совершенно другое обвинение, хотя по статьям оно то же самое, что и было предъявлено ранее, но теперь у нас обвиняемой стал фактически религия саентологии. Почему? Следователь считает, что саентология – это настолько плохая религия, исповедание которой приводит к возбуждению ненависти и вражды в отношении тех, кто с этой саентологией не согласен.

Л. Гулько Можно я сразу вопрос задам, да? Это же должны появиться эксперты, которые определяют в этом деле, да? Что есть это, а что есть то, а что есть так сказать…

А. Мелешко Да, вы абсолютно… И вы знаете, такие эксперты появились. И мы с вами знаем, что следователь не может свое субъективное суждение так сказать положить на бумагу, и отправить дело в суд. По крайней мере с точки зрения вот сегодняшней правоохранительной практики. И действительно, в деле появились эксперты, но проблема экспертов, она более широкая, чем наше дело. Почему? Потому, что мы вот все говорим о том, что нужна конкуренция в политике, в бизнесе, и в юриспруденции тоже (неразборчиво) рассмотрению уголовных дел.

Л. Гулько Конечно, да. Зависимый эксперт, не зависимый эксперт.

А. Мелешко Да, мы называем это состязательностью, и экспертные оценки тоже должны состязаться между собой.

Л. Гулько Ну, конечно.

А. Мелешко У нас в реальности никакого состязания не происходит, потому что если эксперта своим постановлением осенил следователь, то априори этому эксперту, де-факто суд оказывает больше доверия, чем эксперту или специалисту стороны защиты. И поэтому мы и имеем такие дела, вот как дело пьяного мальчика, да? Где так сказать намерили столько алкоголя в крови, сколько невозможно употребить в таком возрасте. Мы имеем дело вот этого врача, оправданного Мичуриной, и вот наше дело, оно примерно такое же. Тоже нашелся вот такой вот эксперт, причем нашелся он далеко от места совершения предполагаемого преступления, аж в Казани, Санкт-Петербурге, и в значит Москве почему-то не нашлось соответствующих компетентных специалистов. Причем две барышни из Казани, одна из них уже делала экспертизу по саентологическому…

Л. Гулько Они религиоведы, да?

А. Мелешко Они религиоведы и саентологи, из Казанского университета. И значит вот одна барышня, которая уже делала экспертизу по делу о ликвидации саентологической церкви города Москвы, она в общем-то там свою отрицательную оценку саентологии уже высказала, но мало того, она вот из православной семьи. У нее муж, например по нашим сведениям, православный священник.

Л. Гулько Ну хорошо…

А. Мелешко Ну и догадайтесь с трех раз, какое будет заключение эксперта? И поэтому, вот на самом деле, вот эта вот манипуляции с экспертными оценками, они выглядят как способ расправы над людьми, которые обвиняются в исповедной своей религии.

Л. Гулько Насколько я понимаю, вот я сейчас, да? Ну, то есть через этих людей, пытаются так сказать обвинить саентологию, правильно я понимаю, да?

А. Мелешко Абсолютно верно.

Л. Гулько В целом.

А. Мелешко Эти люди стали как бы заложниками, ведь религию не посадишь на скамью подсудимых.

Л. Гулько Ну, естественно.

А. Мелешко И поскольку ее не посадишь на скамью подсудимых, нужно найти каких-то ее адептов, которые эти идеи саентологии выражали, и сказать, вот они обвиняемые. Причем дело доходит до того, что мы юристы, мы все знаем, что ну по римскому значит обычаю восстанавливаем что, где, когда и кто совершил, каким способом, да? Здесь, в новых предъявленных нашим подзащитным обвинениям ничего этого нет. Есть какие-то абстрактные утверждения, доходящие до того например, что одна из подзащитных вот групп адвокатов обвиняется в том, что она несколько раз выезжала в США, и в Великобританию.

Л. Гулько Их сколько кстати, подзащитных?

А. Мелешко Пять.

Л. Гулько Пять?

А. Мелешко Обвиняемых (неразборчиво).

Л. Гулько Пять обвиняемых. Из них вот вы сказали дама…

Е. Тонков Да, из них одна дама, исполнительный директор… Нет, из них три женщины, и два мужчины. Сейчас два находятся под стражей, и три человека на домашнем аресте. И здесь стоит обратить внимание на то, что у следствия была вот первая попытка, и первое постановление о включении в качестве обвиняемого, ну 10 страниц. Фигурально 10 страниц, которое было основано на заключении эксперта. Здесь важно обратить внимание на то, что сейчас не одно серьезное дело не проходит без экспертных исследований. И следователь, вот Александр сказал об этом, следователь волен избирать того человека, чье мнение ему нравится.

Л. Гулько По закону.

Е. Тонков По закону, да. Следователь избрал человека, который оказался не компетентным, более того, она действовала как эксперт, стыдно сказать, Российской академии наук. Я сделал запросы соответствующие, Российская академия наук сообщила, что такого эксперта нет. Ну, это просто полная, я бы сказал, что это наперстничество. Ну, это совсем не прилично. Осознав свои ошибки, следственная служба УФСБ, вообще-то это не участковый уполномоченный, они приняли решение, и создали заключение, о котором Александр говорил… 360 страниц, да. Но там есть такой нюанс процессуальный, о котором мы вот не будем здесь говорить сейчас. Не потому, что он секретный, а потому, что это очень долго объяснять. Факт тот, что сейчас экспертное сообщество России, оно разрознено, но мы должны понимать, что на основании заключения экспертов… Вот история в Петербурге очень известная, где на 2 года осудили человека реально за то, что он назвал карательно-репрессивным блоком некоторые структуры правоохранительные. И эксперты, три эксперта, они высказали свою точку зрения, и теперь им стыдно за это. Потому, что они даже не думали, что так все обернется. Вот экспертное сообщество, оно сейчас находится в таком турбулентном состоянии, и далеко не все понимают, что их выводы являются основанием для прогнозирования нашего будущего вообще. Потому, что кто определяет современные ценности? Вот кто? Все общество, или конкретные люди. Эти люди, то правоохранители, и эти люди, это мы все. Вот здесь, когда мы…

Л. Гулько Я всегда думал, что специалисты определяют современные ценности. Там общество обращается к каким-то специалистам, так?

Е. Тонков Совершенно верно.

Л. Гулько К авторитетам в этой области, в этой, в этой, в этой.

Е. Тонков Состязательность сторон позволяет использовать нам тоже специалистов, и наши специалисты мирового уровня, они говорят о том, что в действиях наших подзащитных нет экстремизма. Проработав год вот с таким обвинением, следователь на 180 градусов развернул обвинение. То есть, нам перестали предъявлять то обвинение, по которому мы сидим под стражей год. Представляете себе, следователь поняв свою ошибку…

Л. Гулько Не извинился, не оправдательный, ничего никуда, то есть это… Ну, видимо какая-то задача стоит, насколько я понимаю.

Е. Тонков Давайте поговорим о задаче, да. Любое уголовное дело, оно подчиняется общему нашему принципу (неразборчиво), кому выгодно. Вот кому выгодно в данном случае вот это обвинение, мы сразу же должны увидеть здесь ну, как минимум экономический аспект, потому что о чем бы не говорили взрослые китайцы, они все равно будут говорить о деньгах. И второй идеологический аспект, какой экономический аспект здесь? Ну, он просто лежит на поверхности. Ведь существуют четыре укорененные в нашем государстве религии, в отношении которых есть режим наибольшего благоприятствования, нормативный режим. В этом нет ничего плохого, мы это все понимаем, не вижу здесь никаких проблем.

Л. Гулько Давайте на этом пока остановимся, да?

Е. Тонков Да.

Л. Гулько Сделаем паузу, поскольку у нас грядут новости. После новостей мы вернемся в студию, краткие новости и реклама, и продолжим наш разговор.

НОВОСТИ.

Л. Гулько Продолжаем наш эфир, Евгений Тонков и Александр Мелешко, адвокаты, новое обвинение, и новые вопросы в деле саентологов. Мы остановились на…

Е. Тонков Сущности обвинения.

Л. Гулько Сущности обвинения, да, но сначала финансовые проблемы.

Е. Тонков Ну, как только вы слышите где-то в обвинении… Дай Бог, чтобы это не в ваш адрес было, а в адрес кого-то постороннего, соседа желательно, который вам мешает, то можно вникнуть (неразборчиво), вот это кому выгодно. И кому выгоден вот я бы сказал, такой лубочный экстремизм в России? Ну, кому он выгоден? Мы сталкиваемся очень много в последнее время с экстремистами, а именно с лубочными экстремистами. Теми, кто критикует правительство, лайки ставит в интернете не правильные. Это может быть даже и понятно, потому что они критикуют, а правоохранителям это не нравится, и они возбуждают уголовные дела. В нашей истории с религией, кому это выгодно? Они никого не критикуют, живут себе ровно, исповедуют свою религию, молятся за свое божество. В первую очередь, экономика. Потому, что можно если выражаться совсем прямолинейно, то они уводят паству от традиционных религий. Не будем показывать пальцев, но мы понимаем, что традиционное поколение так и продолжает ходить… Я сообщу, что я православный христианин, я регулярно хожу в церковь, мне нравится это, я обожаю христианство…

Л. Гулько Каждый волен (неразборчиво).

Е. Тонков Да, в варианте православие мне очень нравится, я люблю православие. Но не все такие как я, и особенно молодежь, которая активная динамичная, хочет чего-то нового, она уходит в новые религиозные течения. И новые религии, вот их если не запрещать такими способами, то они будут уводить паству, а то есть читая финансы, именно в другие церкви, ну или какие-то специальные места для богослужений.

Л. Гулько Ну, это прямо так все серьезно? Но всех-то не уведут.

Е. Тонков Всех-то не уведут, но это действительно важно. Потому, что я не буду рассказывать об особенностях вот именно религии и саентологии, они есть, они своеобразные.

Л. Гулько Да.

Е. Тонков А второй момент – идеологический, тоже очень важный. Потому, что вот в возбуждении уголовных дел в отношении саентологов, оно как-то вот так странным образом совпало с началом американских санкций, и наших контр-санкций, разумеется. Так вот ужас и негатив, который видят следователи, и прямо говорят в этой религии, что она была начата там не как буддизм в Лумбине, а вот даже стыдно сказать, можно на вашей станции говорить, где это? В США это было, в Калифорнии.

Л. Гулько Можно конечно, почему нет? Наши слушатели, они грамотные, в общем они знают это все уже, но тем не менее.

Е. Тонков Да. Но поскольку эта религия была зачата можно сказать, в интеллектуальном смысле там, то разумеется плод отравленного дерева нельзя есть в России. Вот получается, что идеологически нужно покончить с теми религиями, которые не зависят от субъектов публичной власти. А эта религия, она… Если выражаться экономическими категориями, она сама себя окупает. Она как и все остальные, между прочим.

Л. Гулько Ну да, конечно, конечно, все на пожертвования существуют.

Е. Тонков Таким образом, вот эти два направления, они и создали это дело. И мы теперь знаем, как будет дальше.

Л. Гулько И как будет дальше?

А. Мелешко Вы знаете, мы наверное должны сказать, как должно быть дальше.

Л. Гулько Давайте. Сначала (неразборчиво).

А. Мелешко Мы все-таки, так сказать юристы, и нравится кому-то или нет, но Россия является участником ряда международных правовых договоров, гарантирующих право на свободу вероисповедания, свободу совести, и так далее. В том числе европейской конвенции о защите прав человека, и основных свобод. Что такое конвенция? Это стандарт модели поведения, модель дозволенного поведения, модель того, что можно, что нельзя. Вот можно посмотреть, что во всей Европе есть общеевропейский консенсус. Это относительно того, что саентотлогия может совершенно спокойно развиваться, совершенно спокойно заниматься какими-то своими делами. Есть примерно три модели регулирования вот в Европе отношений, связанных с саентологией. Первая модель — это саентология совершенно свободно, без требования об обязательной регистрации в качестве религиозной организации, может заниматься своими делами. Это вот например в Австрии, в Бельгии, в Чешской республике церковь с саентологией совершенно спокойно…

Л. Гулько Они не боятся?

А. Мелешко Не боятся, зарегистрированы как некоммерческие организации, и совершенно спокойно действуют. Вот во Франции например, и в Париже есть, и в Клермонте, и в Ницце есть и миссии, и церкви, и так далее. И здесь надо быть очень аккуратными, когда мы работаем с источниками информации. Потому, что многие говорят, что нет, саентология в Европе запрещена, и вот приводят пример Франции. Вот я взял, специально посмотрел русскую версию в Википедии. Она заканчивается на том, что в 2009 году были какие-то страшные уголовные дела, и что там признали кого-то из саентологов, злоупотребляющим финансовым положением, и так далее. Что вообще, во Франции это культ. Ну, надо быть очень критичным к этим источникам, потому что слово культ из французского языка переводится как вероисповедание религией. Это (неразборчиво) означает: с правом на свободу вероисповедания. Поэтому, когда что-то там признается культом, это означает, что это признается религией. В 17-м году кассационный суд Франции, это верховная высшая судебная инстанция Франции, постановила о том, что уголовное преследование саентологов, оно было незаконным, оно подлежало прекращению, и представляло собой злоупотребление (неразборчиво). Поэтому, во Франции эта проблема снята, и я вот уже сказал, что множество церквей совершенно спокойно функционирует. Есть страны, где саентология признана в качестве религии официальной.

Л. Гулько Европейские?

А. Мелешко Европейские, например Испания, католическая страна.

Л. Гулько Там никуда не денешься, это серьезно.

А. Мелешко Да, где так сказать, полыхали пожары инквизиции. И тем не менее, и высший суд Испании сказал, что саентология должна пользоваться всеми привилегиями религии, и зарегистрирована она была Министерством юстиции в качестве таковой. В Швеции саентологии даже предоставили право регистрировать браки соответствующие.

Л. Гулько (Неразборчиво) это отдельная (неразборчиво).

Е. Тонков Шведы, это… Ну, Великобританию давайте посмотрим. В 2013 году, Верховный суд Великобритании сказал, что соответствующие места богослужения, они должны признаваться в качестве официальных религиозных мест отправления соответствующих религиозных потребностей. То есть, на сегодняшний есть полный европейский консенсус, относительно того, что саентологи, это не экстремисты. И кто говорит обратное, они просто не владеют ситуацией. Я хочу обратить внимание, что буквально в связи с этим делом, лидер саентологической церкви, духовный лидер Девид Мицкевич, он обращался и к российскому правительству, соответствующее обращение можно там найти на ресурсах соответствующих саентологических. С тем, чтобы все-таки как-то Россию побудить вступить на европейский путь понимания того, что можно, что нельзя делать. И никакой реакции к сожалению пока нет, хотя никаких препятствий с точки зрения содержаний диологии, саентологии, ну здесь на мой взгляд, не имеется. Более того, вот обратите внимание, мы опять третья группа стран, состоит она из одной РФ, где саентологи признаются экстремистами, да? Конечно, вот 1000 лет назад мы уже проходили это, когда у нас христианство стало доминирующей религией, мы уже и перунов, и сварогов так сказать в речку сбрасывали, и говорили каким богам нужно молиться, в какие церкви нужно ходить… Ну, это было 1000 лет назад, времени прошло…

Л. Гулько Даже больше.

Е. Тонков Уже да, люди уже стали другими. Люди уже не осознают себя в качестве холопов, которым нужно указывать, что делать.

Л. Гулько Мне-то кажется, что этим еще и признается какая-то некая своя слабость, да? Чего мы боимся-то? По большому счету? Вот в любом случае нужно делать какой-то прогноз?

Е. Тонков Нужно научиться работать с религиозными меньшинствами. Ведь статья 282-я, она по большому счету и предназначена для того, чтобы охранять религиозные и иные меньшинства от посягательства со стороны меньшинства.

Л. Гулько Вам могут ответить, сейчас вспомнят, а Аум Сернике (неразборчиво)?

Е. Тонков Вот в этом-то и вопрос, что во всем мире они не признаются экстремистами, в отличие от Аум Сернике, а РФ одна шагает в ногу. Нужно научиться давать по рукам тем, кто держит в руке плеть.

Л. Гулько Тогда, это у экспертов надо.

Е. Тонков А эксперты, экспертам рознь.

Л. Гулько (Неразборчиво).

Е. Тонков Да. Культура и право, они взаимосвязаны.

Л. Гулько Конечно.

Е. Тонков Право, это элемент культуры (неразборчиво).

Л. Гулько Конечно.

Е. Тонков А те законы, которые издает группа там спортсменов и артистов в Госдуме, они не обязательно исполняются. Потому, что мы должны различать право в книгах, это буквы, много букв, и право в жизни. Вот в жизни мы вполне можем влиять на правопорядок через личности. И вот здесь нам нужно обратить внимание на то, что в ближайшее время правопорядок будет упрощаться. Все сейчас слушатели хорошо понимают, что в рамках судебных решений уже может отсутствовать мотивировочная часть. Пока это не распространяется на приговоры уголовного характера, но близок тот день, когда и переговоры можно будет выносить без мотивировочного решения. И здесь важно… Здесь очень важно ориентироваться на тех судий, которые я надеюсь, будут рассматривать вот это наше дело. И через призму их восприятия, через их совесть, в том числе. Совесть, это термин из уголовного процесса. Вот через их совесть мы увидим, хотят ли они, чтобы их дети, их родственники жили в тоталитарном государстве? Или они хотят, чтобы их дети выбирали веру, девушку или мальчика по своему вкусу…

Л. Гулько (Неразборчиво), да.

Е. Тонков Музыку, и так далее, (неразборчиво). Вот я уверен в том, что нет возврата в 100 лет назад, это новый виток. И конечно, это слишком может быть оптимистический взгляд, практика, но я вижу, как активная работа по борьбе за свои права, дает свои результаты.

Л. Гулько Вы оптимист, вот да? По большому счету.

А. Мелешко Я, может быть… С нашей профессией не возможно не быть оптимистом.

Е. Тонков За год нам удалось убедить следственную службу ФСБ, это родственники КГБ, НКВД, ВЧК. И они согласились с мнениями наших экспертов. Ну, в строгом смысле специалистов. Они переработали вот эти вот идеи специалистов, утверждающие позицию немножко другую. Они нашли конечно специальных экспертов, но теперь дальше мы посмотрим, как судья, вот тот судья, который думает о своих детях, тот судья, который не хочет, чтобы пачками в подвалах НКВД расстреливали, вот какой он приговор вынесет, вот давайте Александра спросим?

Л. Гулько Ну, давайте Александра спросим.

А. Мелешко Нет, я не гадалка, да?

Л. Гулько (Неразборчиво).

А. Мелешко Гадать не буду, вот вспоминается просто значит надпись на кольце Соломона, да? Который может развеселить тех, кто в унынии и наоборот так сказать вернуть к реальности тех, кто слишком весел. И это пройдет.

Л. Гулько Конечно.

А. Мелешко Я уверен, что мы немножко отстаем от Европы в этом смысле, когда-то похожие процессы лет там 40-50 назад были и в Европе. И это пройдет, и мы, я уверен, вернемся в нормальное русло нормального правового развития.

Л. Гулько Спасибо вам огромное. Я напомню, что в эфире были Евгений Тонков, и Александр Мелешко, адвокаты, которые занимаются вот этим вот нашумевшим делом саентологов. Все-таки будем надеяться на лучшее, потому что без этого ничего никогда не получается, правда?

А. Мелешко Да, да.

Л. Гулько Спасибо вам огромное, удачи, успехов. Будем наблюдать, как говорит наш главный редактор.

Е. Тонков (Неразборчиво).

Л. Гулько Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире