19 апреля 2003
Z Интервью Все выпуски

Программа «Человек из ТВ». Тема: «Премьера нового телефильма».


Время выхода в эфир: 19 апреля 2003, 11:10

19 апреля 2003 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Дмитрий Астрахан — кинорежиссер.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА Сегодня в качестве «Человека из телевизора» почему-то у нас в гостях кинорежиссер Дмитрий Астрахан. На самом деле, все объясняется очень просто. Есть хороший повод для встречи. Выходит на телевизионные экраны экранизация Дмитрия Астрахана по Альфонсу Доде «Тартарен из Тараскона». Уже был просмотр, премьера в Доме Кино. Я это поняла из прессы. Сейчас как раз до передачи рассказывала, что вчера в «Коммерсанте» прочитала я какое-то ужасающее произведение. Автор этого произведения Лидия Маслова, которая камня на камне не оставила на этом фильме, и мне ужасно захотелось его посмотреть. Вы расстраиваетесь, вообще, когда такое? Я знаю, не стесняются в выражениях многие критики по Вашему поводу.
Д. АСТРАХАН Вчера написано было так, сегодня в «Комсомольце» написано, как мне уже сказали, по-другому. Хочу вернуться к статье, раз уж она затронута. Хотелось бы узнать, про кого она написала хоть один раз хорошо. Я все время жду статью, когда Лида Маслова хоть про кого-то напишет хорошо, и что она похвалит. Что обидно, когда читаешь статьи? Одно дело, когда тебя ругают доказательно и по всем компонентам: «сценарий плох потому-то», «режиссура плоха потому-то», «артисты играют плохо потому-то». Но когда идет просто укалывание и злобствование вообще, выдергивается какая-то мелочь, которая кажется плохой автору, и он ее делает главным компонентом, забыв, что были еще в фильме артисты, никак этого не обсуждая, никак не обсуждая режиссуру, а просто: «это плохо», это разговор такой, спорить бессмысленно, тогда все становится сразу нелепым. Но, слава богу, есть и другие мнения, и это нас как-то вдохновляет на то, что не только данное мнение существует, а скоро зритель посмотрит и сможет сам спокойно разобраться в том, что увидит.
К. ЛАРИНА Когда покажут кино?
Д. АСТРАХАН Планируется, что оно должно выйти на Российском телевидении.
К. ЛАРИНА Поскольку продюсер этого фильма Валерий Тодоровский?
Д. АСТРАХАН Да, это был заказ РТР. Сценарий написал Олег Данилов, сценарист фильмов «Зал ожидания», «Все будет хорошо», «Ты у меня одна». Это фантазия на тему Доде, что, кстати, мы не скрывали, что почему-то вызвало наибольшее нарекание со стороны Масловой, что Данилов полностью перефантазировал Доде. Что и правда, да, это полная фантазия на тему «Тартарен из Тараскона», где действует сам Доде, в нашем фильме. И фильм посвящен не самому произведению «Тартарен», а как рождалось произведение «Тартарен», как Доде попал в этот маленький городок, встретился с неким реальным персонажем Тартареном, прожил рядом с ним некую жизнь, происходили разные приключения, и весь образ Тартарена был реалистичный в жизни, и как родилась идея написать о данном человеке книгу. При этом взяты персонажи из автора. Это персонажи самого Доде. То есть это своеобразная трактовка, фантазия на данную тему.
К. ЛАРИНА Анатолий Равикович играет?
Д. АСТРАХАН Да, Анатолий Равикович играет Тартарена. Александр Абдулов играет владельца аптеки. Владельца похоронного бюро играет Александр Филиппенко. Графа Безансона играет Николай Караченцев. Его злодейку-дочь играет Елена Захарова.
К. ЛАРИНА Артисты хорошие.
Д. АСТРАХАН Инна Ульянова играет жену Равиковича. Артисты столь хорошие, они так блистательно играют, что, заметьте, у автора не повернулась рука написать ни слова про артистов в этой статье. Равикович просто играет удивительно. Мне было приятно, что были многие профессионалы на просмотре. И когда ко мне подошла Вера Глаголева и сказала, что она потрясена была игрой Равиковича, они с Инной стояли и поздравляли меня после показа. Когда артист играет удивительно, профессионалы не могут этого не оценить, это видно. Это уникальная работа Анатолия Юрьевича.
К. ЛАРИНА Финал в этом фильме тоже оптимистичный?
Д. АСТРАХАН Финал абсолютно оптимистический. Это трагикомедия, но с романтическим финалом. Там внутри есть драматический переход, когда Тартарен переживает драматическое потрясение, он открывает для себя, насколько он мелок, ничтожен, ни на что не способен, и в итоге, преодолевая все это, реализует себя в финале. Для тех, кто не читал «Тартарена» или читал его давно…
К. ЛАРИНА Сейчас, к сожалению, большинство, особенно речь идет о молодом поколении…
Д. АСТРАХАН История о рантье, который живет в маленьком французском городе, при этом мечтает все время совершить что-то благородное для людей, сделать что-то прекрасное. Где-то что-то случается, кто-то попал в передрягу, он хочет туда и спешит на помощь, что-то случилось, на северном полюсе пропала экспедиция, он хочет ехать ее спасать. То есть такой Дон Кихот, но при этом в нем живет и Обломов, потому что сдвинуться с места он никак не может. Такое сочетание Дон Кихота с Обломовым данный образ Тартарена.
К. ЛАРИНА Популярный был персонаж где-то в поколении наших родителей, когда был знаменитый «Клуб знаменитых капитанов». Там Тартарен был одним из центральных персонажей. Если вспомнить эту радиопередачу, то там были только популярные литературные герои: Дон Кихот, барон Мюнхгаузен, Тартарен. Замечательно, что Вы к этому возвращаете сегодняшнее поколение. А если говорить о Ваших литературных пристрастиях детства, Вы на каких книгах росли?
Д. АСТРАХАН Я рос на Жюль Верне, Джеке Лондоне, на «Трех мушкетерах». Я читал только хорошую отобранную литературу. В то же время довольно рано я прочел «Тихий Дон». Я помню, у меня было воспаление легких, я лежал дома, и мне сунул этот роман кто-то из братьев, и в классе шестом я прочел его взахлеб. И был совершенно поражен. У меня не было такого, детские книги или не детские. В то же время «Капитан Сорвиголова» я помню. Естественно, приключения, романтика, «Искатели приключений», «Похитители бриллиантов».
К. ЛАРИНА Почему я об этом спросила? Потому что знаю, что Валерий Тодоровский проповедует возвращение к лучшим литературным произведениям, к экранизациям. Не бояться этого, не стесняться, как он говорит, экранизировать ту же «Анну Каренину». Насколько я знаю, это в планах есть. Сейчас уже запущен в производство «Человек-амфибия» в новом варианте. Тартарена, по-моему, ни разу не экранизировали?
Д. АСТРАХАН Я думаю, это первая экранизация «Тартарена» в истории нашей страны. Я не знаю, были ли картины в мире. Понимаете, в чем тут фокус, что, к сожалению, тоже надо понять критику до того, как писать: «почему Данилов перетрактовал «Тартарена»?» Критику желательно было бы знать, что драматическое искусство отличается от литературы, бывают произведения литературы, которые могут легко переходить на кино или в театр без особых изменений. Это где есть драматические ситуации, где есть определенное развитие сюжета, где можно делать драматическое действие, позволяет сама литература. А есть произведения, где, чтобы перевести в драму, сохранив…
К. ЛАРИНА Еще на современный язык.
Д. АСТРАХАН Да, но главное это подчинить законам драматургии. И требует это сразу же очень активного вмешательства драматурга, что и делал Григорий Горин очень активно. И что же мы с ним сделаем за «Мюнхгаузена»? И т.д. Все это вольные фантазии, все это достаточно сильно отличается. Это все фантазии автора. «Тартарен» в этом смысле сложен, потому что он с первой минуты уезжает и болтается по свету, причем единой сквозной драматургической линии в нем нет, есть набор случаев. Тут такой случай, тут такой эпизод. Конечно, Олегу пришлось придумать, чтобы сохранить этот характер, чтобы передать это сочетание, устремление к подвигу и желание лежать на диване. Этот персонаж очень близок к нам, мы все немножко Тартарены, каждый из нас. Мы все верим, увлекаемся. Я говорил жене про одного знакомого, что он похож на Тартарена, в нем есть наивность, он уже сам не очень молодой, не очень красивый, а он уверен, что его могут полюбить, человек верит в идеальное. Жена посмотрела фильм и сказала: «Да не он такой, это ты такой. Это ты вылитый. Это в тебе есть эта вера в идеал и нежелание увидеть всю пошлость, порой всю меркантильность окружающего мира и окружающей жизни. Ты не хочешь посмотреть на вещи цинично и внятно». Не хочу, это правда. Хочется чего-то высокого и благородного, хочется благородного устремления. И всегда видишь в человеке, прежде всего, это, хотя, может быть, им двигало и другое.
К. ЛАРИНА Вы все равно обманываете зрителя во всех своих картинах. Вы все время говорите, что все будет хорошо, а на самом деле все хуже и хуже.
Д. АСТРАХАН На самом деле я в картинах не очень их обманываю, потому что я им честно говорю, все хорошо-то не будет. Фильм «Все будет хорошо» страшный, я считаю. Фильм про то, как главный герой, молодой человек, не смог вырваться из потока неких буден, и никуда он не смог устремиться. Человек без мечты, который потерял любимую девушку в итоге и идет на завод в финале, где умирают люди от бессмысленно проведенной жизни. То есть мы видим перед собой персонаж. Одно положительно, что он это осознал и осмыслил это, этот человек, главный герой, которого играет Анатолий Журавлев. Он осознал, что любимая девушка его бросила и уехала с миллионером. И, главное, не только с миллионером, а с мальчиком, Нобелевским лауреатом, у которого есть мечта, есть порыв в жизни. С ним она уехала в другую жизнь, а он остался здесь. Будет ли у него эта другая жизнь или не будет? Будет ли у него все хорошо? Можно сказать так: «Все будет хорошо, если ты напряжешься, рванешь, рискнешь, сумеешь поломать себя, преодолеть в чем-то, вырваться, обрести какую-то цель жизни, смысл жизни». Как там папа смог стать насмерть, когда его сын хотел посмотреть спектакль…
К. ЛАРИНА Около балетной ложи?
Д. АСТРАХАН Да, и дать сыну посмотреть «Щелкунчика». Папа рискнул, стал просто, и был вознагражден за этот поступок. То есть награда находит только того, кто что-то совершает. Пускай это в начале даже может казаться безумием. Девочка, которая ждет во «Все будет хорошо» молодого человека, который уехал и стал рок-певцом, сумасшедшая в глазах окружающих, ненормальная. Конечно, он к ней не вернется, ясно. Но он возвращается. Это уже моя позиция. Конечно, это сказка, это вымысел, который сделал Данилов. И, конечно, это вымысел, но он несет определенную идейную направленность. Только рискующий, только идущий до конца… не бойтесь быть в глазах всех безумцами в какой-то момент. Не бойтесь быть смешными!
К. ЛАРИНА «Честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой».

К. ЛАРИНА Я уже говорила Дмитрию, что наши слушатели, как всегда, проявляют чудеса эрудиции и рассказывают нам, что Франция в 1934 году экранизировала роман «Тартарен из Тараскона». Но это было в 34 году!
Д. АСТРАХАН Значит, мы вторые.
К. ЛАРИНА Мы вторые!
Д. АСТРАХАН Хорошо.
К. ЛАРИНА Практически при жизни Альфонса Доде.
Д. АСТРАХАН Нет, все-таки чуть позже.
К. ЛАРИНА Вопросы здесь, связанные с телевизором. Наши слушатели возвращают нас к телевизору, поскольку мы все-таки в рамках телевизионной передачи разговариваем. Спрашивают Вас, как Вам артисты в качестве телевизионных ведущих. Как Вы относитесь к этой их работе?
Д. АСТРАХАН Если хороший ведущий, то он хороший. Тут уже неважно, артист он или не артист.
К. ЛАРИНА А не становится ли хороший ведущий плохим артистом?
Д. АСТРАХАН Если был хороший артист…
К. ЛАРИНА А потом он стал ведущим, и вдруг бац, стал плохой артист, такое бывает?
Д. АСТРАХАН Не знаю. Если хороший артист, он хороший артист. Если он при этом еще хороший ведущий… это не всегда сочетаемо. Может быть очень плохой артист, но плохой ведущий. И наоборот, человек может быть средним артистом и быть блистательным ведущим.
К. ЛАРИНА Вообще, телевизор смотрите?
Д. АСТРАХАН Да, смотрю.
К. ЛАРИНА И как Вам наш телевизор?
Д. АСТРАХАН Телевизор наш становится… скажем так, новостийные все проще, он становится все интереснее и интереснее. У меня один знакомый приехал из Америки, будучи там 15 лет, и увидел наше телевидение. Он был, конечно, потрясен сочетанием: то, что он видел, уезжая, и того, что увидел сейчас. Они, конечно, смотрят передачи, находясь там, но не в том объеме. Он сказал, что производит огромное впечатление тот рывок, который совершило наше телевидение.
К. ЛАРИНА То есть Вы не считаете, что телевидение оболванивает нацию?
Д. АСТРАХАН Я не считаю так.
К. ЛАРИНА Развращает?
Д. АСТРАХАН Оно отражает то, что оно имеет. Причем тут телевидение? Оно же работает из того, что есть. Если снимается подобного рода продукция, оно ее и показывает. Наверное, к сожалению, мы все-таки пока еще ничего нового не придумали. Мы все-таки повторяем опыт других стран. У нас есть некий стандарт уже, который берется с Запада. Они его прошли уже, и мы их лихорадочно догоняем в этом. Наверное, это логично. Это естественно, тут ничего не сделаешь, это этап развития. То же Российское телевидение уже запускает… Мы снимали «Леди на день», «Тартарен из Тараскона», сейчас снимают «Идиота». То есть уже какие-то произведения, которые не совсем только на злобу дня, не только бандитско-криминального содержания. Уже наелись одной тематики, милицейско-бандитско-криминальной. Был момент, когда по всем каналам один и тот же визуальный ряд, артисты почти одни и те же. Бывало, мы уже немножко путались: Панин в погонах отсюда…
К. ЛАРИНА «Его же вчера убили!»
Д. АСТРАХАН «А, он следователь плохой, а тут он бандит хороший». Один и тот же артист в одной и той же милицейской форме в двух сериалах, причем одновременно на одном и том же канале это шло, я помню. По-моему, на НТВ показывали «Бандитский Петербург» и «Национального агента». И он тут и там, одна звездочка разная, но это же надо определить. Этот момент существует. Это издержки роста, того, что правда появилась необходимость в продукте, который надо ставить в эфир, надо этот эфир держать. И хорошо, что тем не менее стараются держать наш продукт, а не только западный, что оттесняется западный продукт, причем не специальным путем, а естественным. Путем запросов зрителя. Рейтинги собирает наша продукция не меньшие.
К. ЛАРИНА Тоже такой замкнутый круг. Я, честно говоря, не очень его понимаю, когда идет ориентация только на рейтинг, на «смотрибельность», на востребованность. Вы меня извините, зрителю интересно, наверное, и то, как расчленяют трупы, и то, как насилуют маленьких детей, как голые женщины пляшут на столе, как льется кровь с экрана. Человека всегда привлекает безобразное, и Вы, как работник творческий, это понимаете. Что если не ставить эти шоры, все, это в никуда.
Д. АСТРАХАН Я об этом и говорю. То, что появляется на Российском телевидении, уже идут заказы другой продукции, они уже создаются. Уже есть классика, уже идет другой отбор сценариев. Как я вижу уже, просят, чтобы все-таки был позитивный момент, момент «а к чему зовем». Должен быть идеал, к чему стремиться, какой-то нравственный урок необходим. К сожалению, то такое впечатление, что мы впали в детство, и вроде были взрослые люди, была взрослая страна, взрослый человек, и вдруг его лишили разума и превратили в ребенка. Но сейчас возвращаемся все-таки к нормальному, задача во всяком случае.
К. ЛАРИНА Не знаю. Если составить впечатление о реальности по тому, что показывает наше телевидение, какая-то страна уродов, больных людей, психически нездоровых.
Д. АСТРАХАН Этот момент существует. Все-таки я не теряю надежду, предполагаю, что готовится… естественно, я могу говорить про свою область про кино, сериалы, про то, что все-таки сейчас уже в планах. Тема уродства все-таки заканчивается. Хочется и про нормального человека что-то увидеть, не только про уродов. Я к этому всегда был устремлен. Мне всегда казалось, что зритель хочет себя идентифицировать с нормальным человеком и он этого ждет.
К. ЛАРИНА Тогда Вы мне объясните, почему про уродов получается очень убедительно, а про нормальных людей фальшиво?
Д. АСТРАХАН Не совсем так. Это неправда. Я думаю, и про нормальных людей получается убедительно.
К. ЛАРИНА Редко.
Д. АСТРАХАН Нет, не убедительно получается, а объявляется, что это убедительно. Вот это получается. Иногда у нас есть несоответствие между тем, что объявляется, и тем, что является, по сути. У нас же есть большая разница между тем, что говорит мнение, создаваемое критической мыслью некой, если это можно назвать мыслью, то, как говорится, и тем, как реально смотрят люди. И, я думаю, что нормальный человек хочет видеть про нормального человека. Ему тоже про это интересно. И говорить, что человек хочет видеть только уродство, это неправда. Это любопытно, наверное, в какой-то момент заглянуть в замочную скважину какого-то ужаса. Во-первых, любопытно далеко не всем. И довольно быстро все-таки надоест, я уверен, смотреть драку на улице. Она может быть увлекательна до какого-то момента, пока кому-то не разобьют голову и не брызнет кровь. Тут уже начинаются другие чувства. И человек, я думаю, захочет отвернуться и не видеть этого, потому что это уже не очень приятно. У меня всегда это вызывало такое чувство. Я думаю, что нашему телевидению все-таки, если оно захочет как-то развиваться и владеть умами, ему придется делать что-то про нормальных людей, обращаться к этому.
К. ЛАРИНА Вы при этом все равно не отмените плохие новости. Я имею в виду не художественный вымысел, а новости.
Д. АСТРАХАН В этом смысле, наверное, слава богу, что наше телевидение стало рассказывать, что есть. Я не скажу, что раньше этого не было.
К. ЛАРИНА Просто мы об этом не знали.
Д. АСТРАХАН Ведь мы с вами понимаем, что при советской власти это все было, просто нам об этом не рассказывали.
К. ЛАРИНА Может быть, лучше не знать? Есть такое мнение. Очень много людей в нашей стране придерживаются именно этого: «Я не хочу этого знать».
Д. АСТРАХАН Не знаю. Тут я боюсь что-то говорить. Вчера я был на одной передаче случайно, по поводу воспитания детей. И там одна психолог говорила, что Спок долго призывал не наказывать детей, как-то их оберегать и т.д., и сейчас Америка имеет к нему большие претензии, что выросло инфантильное поколение. А потом, в конце жизни, Спок сказал: «Пороть!» То есть надо действовать, тем не менее. Как ребенок должен знать о том, что плохо это плохо, и переживать эти потрясения, так и мы должны знать, что у нас хорошо, что у нас плохо. Мы должны эти потрясения переживать и с ними бороться. «Да, это так», и как-то с ними жить. А жить в лакированной ситуации это плохо. Это может привести к еще худшему, я думаю. Человек тогда здоровый, когда он преодолевает эти проблемы. Они есть, и их надо преодолевать. Поэтому прятать их это неправильно, я считаю. Это еще более вредно. Можно потом получить некое инфантильное сознание, выросшее в некоем радужном мире, что только верь, и ты будешь счастлив. Меня принимали в пионеры, я помню это чувство. Я был в третьем или четвертом классе, мне вручали галстук. Надо быть хорошим и надо верить в Ленина, и в жизни сложится все счастливо. Мне почему-то так казалось. Потом только жизнь мне показала, что все неправда, недостаточно этого. Для меня, может, это было менее болезненно, а для кого-то были более болезненные потрясения. Поэтому мы и имели, когда началась перестройка, огромное потерянное поколение людей, которые не знали, как жить в сегодняшнем мире, воспитанные на великих идеалистических представлениях, оказавшись совершенно не в состоянии приспособиться к этому дню.
К. ЛАРИНА Вы, кстати, тоже к этому поколению принадлежите. Вы учились и в школе, и в институте при советской власти.
Д. АСТРАХАН Поэтому мы с Олегом и снимали фильм «Ты у меня одна», вот такой, с таким героем Збруевым. Поэтому мы и делали такую картину, где мы показывали этого человека, который воспитан в неких идеалистических принципах, которые прекрасны, я ничего не говорю о них плохого, и оказывается в новом времени. Вообще, я думаю, что сегодня, если сделать крамольную, ужасную вещь, если сделать сейчас какое-то произведение, спектакль, фильм, где будут отстаиваться те ценности, и где будет доказано художником, что то время было прекрасно, оно рождало прекрасных людей с идеалами, то это произведение будет иметь огромный успех.
К. ЛАРИНА Попытался это сделать Евгений Семенович Матвеев в своей трилогии «Любить по-русски». Но не получилось.
Д. АСТРАХАН Это надо сделать не таким, «розово-прямым». И тем не менее, зрительский успех был большой. Я не говорю сейчас про художественный. Мы делали не это. Мы делали это в «Зале ожидания». Позиция Тихонова была близка к этой ситуации. Но там был показан человек с этими идеалами, и как это все рушится. Тут нельзя делать это однобоко, одной стороной розового цвета. Это должно быть сделано через конфликты, через страсти, через романтическое переживание. Но в наше время такого меркантильного расчета, или, как сказано в нашем же фильме «Желтый карлик», если вернуться к моменту романтическому в нашем творчестве…
К. ЛАРИНА Это я не видела, к сожалению.
Д. АСТРАХАН С Абдуловым. Страшная картина, если вдуматься…
К. ЛАРИНА А, про писателя?
Д. АСТРАХАН Да. «Все совокупляются и ищут варианты» логика, к которой приходит главный герой. То есть мир, живущий по принципу выгоды, чистогана, какого-то меркантильного момента. И герой, который внутри романтик, он устремлен к каким-то светлым ценностям. Он их проповедует и пишет эти книги.
К. ЛАРИНА Скажите, неужели выбора нет? Либо хрущевка, как у Збруева, полное безденежье, но «ничего при этом не прошу и свои собственные принципы блюду», либо цинизм, богатство процветание и дрянь в душе?
Д. АСТРАХАН Неправда.
К. ЛАРИНА Нельзя быть порядочным человеком, и при этом прилично зарабатывать?
Д. АСТРАХАН Можно. Просто надо быть талантливым человеком, надо быть профессионалом в своей области. Мы понимаем, что это идеалы хорошие, хорошо, когда в человеке живет это чувство благородства, достоинства, чувство того, что я не могу совершить что-то. Но ведь трагедия Збруева как инженера, что он не очень хороший инженер. Он обычный инженер, не выдающийся. Он не суперпрофессионал, которого в любом случае возьмут в это совместное предприятие. И он это понимает. То есть выход какой? Будь суперпрофессионалом в своей области. Если ты продавец, то будь таким продавцом, чтобы все хотели, чтобы ты работал в этом магазине.
К. ЛАРИНА Но существуют же какие-то объективные обстоятельства. Ведь в том, что человек кузнец своего счастья, тоже неправда.
Д. АСТРАХАН Человек кузнец своего счастья. Это правда.
К. ЛАРИНА Как?
Д. АСТРАХАН Я помню, сидел в одном кафе, и там было две официантки. Мы видели одну официантку, как она разговаривала с посетителями, и как разговаривала другая. Так, как разговаривала одна из них, как она любила это дело, она говорила так, что хотелось, чтобы она брала у тебя брала заказ, хотелось ее тут же отблагодарить. Она просто официант, но это было сделано с таким достоинством, с каким-то светом, за 2 минуты тебе приносила радость, с тобой общаясь, просто так рассказывала про эту еду, что нам лучше взять, дала совет твоему ребенку. То есть я видел перед собой…
К. ЛАРИНА Талантливого человека?
Д. АСТРАХАН Талантливого профессионального человека. И видел другую, которой было скучно. И я понимал, что эта девушка не будет всю жизнь официантом, уверен. Она чуть позже станет менеджером, то есть она свою карьеру сделает в этой области. Только от человека все зависит. И слава богу, что наше время, наконец, нам дало эту возможность. Это главное достижение нашего сегодняшнего времени. Потому что в том времени, в котором мы были, мы знали, что выше чего-то мы уже не прыгнем.
К. ЛАРИНА И выбора нет?
Д. АСТРАХАН И выбора нет. Я помню, что когда я заканчивал институт, я знал, что я не съезжу в Америку. Песня «Наутилуса» была написана очень точно: «Гудбай, Америка, где я не буду никогда». Потому что я там не буду, в силу того, что так устроена наша жизнь. Не отправят туда, не купишь путевку, не поедешь. Не могу учиться нигде. Могу учиться только в этой школе и этом институте. Не могу поехать в Англию и получить образование. Не могу поехать охотиться на тигров в Африку, если хочу.
К. ЛАРИНА Первый фильм, который Вы сняли, «Изыди». Вы тоже наверняка знали, что на эту тему Вы никогда фильм не снимете в советской стране?
Д. АСТРАХАН Конечно. И когда мы снимали этот фильм в 90 году, мне даже Герман сказал на «Ленфильме», когда он запускал меня с этой картиной, что я сделал такой фильм, чтобы его закрыли. «Ты должен так делать фильм, что должен быть готов, что этот фильм закроют в это время». Вообще, он должен быть настолько злободневен и, если делаешь такой фильм о еврейских погромах, о национальном вопросе, он должен быть сделан так, чтобы его боялись, что он вызовет какие-то… Не могу сказать, что мы ставили себе такую задачу, об этом думали, но просто я помню, что вся страна, эти национальные конфликты висели в воздухе. Мы помним Сумгаит, мы помним, что творилось в Азербайджане. И в Ленинграде и Москве было ощущение, что сейчас вот-вот начнутся погромы. Только непонятно было, то ли евреев будут бить, то ли мелких предпринимателей. Многие уезжали тогда, не дождавшись буквально год, а через год все сменилось. Но это ощущение было. И когда мы начинали делать картины, я помню это. И этот момент, что любые национальные конфликты это политика, это всегда чья-то воля, чьи-то интересы, и что это нормальному человеку противно это все, и человек противостоит этому… Нет, я не верю в живую ненависть, на уровне инстинкта. Могут быть предрассудки, вбитые в голову, но это нетипично. Об этом делать неинтересно. Мы снимали кино про то, как нормальный человек всему этому противостоит. Я думаю, что еще не снят фильм про Чечню, настоящий фильм. Все фильмы, что сняты, на уровне «эти плохие, эти хорошие», или, в лучшем случае, «чеченцы тоже немножко ничего». К сожалению, все сводится к очень однобокому взгляду.
К. ЛАРИНА К стереотипу.
Д. АСТРАХАН К стереотипу. Никто пока не вышел на осмысление проблемы.
К. ЛАРИНА Потому что это все еще идет. Почему никто не снимает политических детективов в нашей стране? Жанр очень популярный на Западе, про сегодняшнюю политику. Это страшно? Это что, закроют?
Д. АСТРАХАН Тут должен был появиться сценарий, который… был снят фильм «Олигарх». Это что?
К. ЛАРИНА Да ну.
Д. АСТРАХАН Сказать об этом всерьез сложно. Мне фильм не понравился. Он показался мне ни о чем. Взялись рассказывать про столь серьезную фигуру, и все свелось к каким-то… что так просто стать миллиардером. Смешно.
К. ЛАРИНА Американское кино эти вещи умеет делать очень здорово, невзирая и не боясь. «Плутовство», знаменитый фильм с Де Ниро и Хоффманом. Потом, фильм с Траволтой «Основные цвета», где предвыборная кампания очень точно показана. Фильм о том, какой цинизм в этом присутствует, как это все делается, режиссируется. Делают люди.
Д. АСТРАХАН Они исходят из одной простой формулы, по-моему. Они делают кино, которое должны смотреть миллионы. Их задача такая. Если мы возьмем наше искусство, у нас только сейчас появилась данная задача. Ведь она была при советской власти, потом нам долго объясняли, что главное это авторское кино, которое смотрят авторы, как я понимаю, и это есть главное в нашем искусстве. И только сейчас стало, наконец, не стыдным делать кино для людей. То, за что нас ругали, кричали: «Что вы снимаете такое кино?», или с «Залом ожидания», что все это потреба… я помню все эти слова, все эти статьи. А теперь все поняли, что вроде так и надо снимать. То есть, наконец, появилась эта установка. Когда появляется установка, если эта установка будет поддержана, она уже поддерживается и правительством, я надеюсь, она будет поддерживаться максимально, должны быть приоритеты. Что престижно? Престижно снимать заумное, скучное, унылое, непонятное, где критики напишут: «это престижно».
К. ЛАРИНА «Это гениально».
Д. АСТРАХАН Гайдаем быть не престижно. Когда приоритеты поменяются, что Гайдаем станет быть престижно… а престижно, значит, за это даются премии, награды, это поощряется, это требуется, тогда молодые режиссеры, сценаристы и все и начнут этим заниматься. Сейчас уже понятно. Тут хотя бы уже люди вроде как деньги начинают зарабатывать, за это начинают платить каналы.
К. ЛАРИНА Мне бы не хотелось, чтобы нас так превратно поняли, что Вы в принципе, вообще, против авторского кинематографа.
Д. АСТРАХАН Нет, это не так.
К. ЛАРИНА Потому что есть талантливое, есть отдельное. Есть тот же самый Алексей Герман, о котором мы сегодня вспоминали, есть Александр Сокуров, тоже Ваш земляк. Был Тарковский. Но при этом отдельно еще существует претензия на авторское кино, и ее очень легко расколоть. Пустышку очень легко расколоть. Вы тоже это понимаете.
Д. АСТРАХАН Конечно, есть поклонники у тех авторов, что Вы перечислили, есть у них серьезная аудитория.
К. ЛАРИНА Я люблю смотреть фильмы Астрахана, что не мешает мне смотреть Сокурова и Германа.
Д. АСТРАХАН Правильно. Мы сейчас говорим о достижениях в этой области, как о направлении. Чтобы быть политкорректным, есть и тут достижения, и они неоспоримы. И есть люди, огромные поклонники этого, и Германа, и Сокурова. Хотя для меня Герман разный. Есть Герман «Проверки на дорогах», есть Герман «Хрусталев, машину», для меня менее близкий. Я понимаю, что это крупнейший художник. Это бесспорно, вопросов тут нет. Другой вопрос, что разные произведения его для меня воспринимаются по-разному. Как, наверное, и мои произведения для кого-то, кому-то одно больше нравится, кому-то другое нравится. Но я говорю сейчас о некой тенденции приоритетов. То было просто не престижно. И сейчас оно становится престижным, слава богу. И приведет к тому, что появятся эти детективы, потому что появится необходимость в этом. Сценаристы начнут это писать, об этом думать. Осмысление дня. Потому что, для того чтобы быть интересным зрителю, надо писать о том, что ему интересно, осмыслять время, политику, процессы, происходящие в стране, художественно осмыслять.
К. ЛАРИНА Семаго собрался снимать кино про дефолт 98 года, где главным героем будет губернатор Нижегородской области Борис Немцов.
Д. АСТРАХАН Немцов сам сыграет?
К. ЛАРИНА Нет, предложили Киркорову, он сказал: «Некогда, у меня елки». В итоге остановились на Марате Башарове.
Д. АСТРАХАН Уже снимается? А сценарий написал сам Семаго?
К. ЛАРИНА Не помню, боюсь соврать. Он продюсер.
Д. АСТРАХАН Слава богу. Дай бог, все получится. А Немцов поддерживает?
К. ЛАРИНА По-моему, не очень.
Д. АСТРАХАН Это не его пиаровская акция?
К. ЛАРИНА смеется.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Дмитрий Астрахан — кинорежиссер.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире