'Вопросы к интервью
17 апреля 2018
Z Интервью Все выпуски

Нюансы судебного процесса по взысканию вексельного долга перед угольным магнатом Александром Щукиным и уголовного дела по векселям


Время выхода в эфир: 17 апреля 2018, 13:17

Т. Кузнецова 13 часов 16 минут в студии «Эха». У микрофона Татьяна Кузнецова. И моя гостья — Елена Юлова, адвокат, руководитель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры». И тема заявленная нашего сегодняшнего эфира – Нюансы судебного процесса по взысканию вексельного долга по уголовному делу угольного магната Александра Щукина. Всегда очень интересны нюансы, потому что это самое главное в любом деле, потому что по нюансам, собственно, складывается вся суть дела.

Е. Юлова Да, Татьяна. Особенно можно об этом судить по тому, как вы представили наше дело. Потому что уголовное дело – отдельно. Гражданское дело о взыскании «по векселям», где долг перед Щукиным – отдельно.

Т. Кузнецова Ошибочка вышла.

Е. Юлова Да. То есть действительно очень запутанная история. Именно поэтому я здесь.

Т. Кузнецова Да. Но я хочу несколько слов сказать, как все начиналось, собственно. С чего этот человек стал так известен. Начиналось все еще в далекие 90-е годы, когда Александр Щукин стал сооснователем большой, огромной компании «Сибуглемет» — это российская угледобывающая компания, специализируется на добыче углей коксующихся марок, используется в металлургии. Практически все активы компании расположены на территории Кемеровской области. Компания была основана в 1995-м году, больше 30 лет назад, бизнесменами Анатолием Скуровым, Валентином Бухтояровым, Владимиром Мельниченко, Анатолием Смоляниновым. В 97-м году к ним присоединился как раз кемеровский бизнесмен, наш герой сегодняшний, Александр Щукин. В 2003-м году Анатолий Смолянинов погиб и остались его активы и с ними нужно было что-то делать. Собственно, охотников на эти активы было предостаточно, да. Их нужно было как-то делить и как-то к себе…

Е. Юлова Скажем так, я не сильно посвящена в эту историю. Я больше уже коснулась истории его жизни, начиная с 2007-го года, уже после того, как он вышел «Сибуглемета», когда все уже активы были погашены и когда он стал приобретать две шахты: шахту «Талдинскую-Южную» и разрез «Новоказанский».

Т. Кузнецова Это в каком году было?

Е. Юлова: В 2007м – 2008-м они приобретали вместе с Русланом Ростовцевым эти активы в равных долях, по ½ доли. Но при этом Щукин, наверное, замечателен тем, что он сделал сам себя. Уже зная его, общаясь с ним еженедельно, наверное, даже чаще, чем с членами своей семьи за последние полтора года, я могу открыто говорить, что я им очарована. Это абсолютно живой человек, абсолютно самобытный, который сохранил, не побоюсь этого слова, сохранил свою душу, пройдя и все корпоративные войны, и свое становление. И с его слов мне известно, что он только в 38 лет стал заниматься бизнесом, хотя начинал все именно с горняцкий проходок, заканчивая Горный институт, становясь инженерным работником.

Т. Кузнецова Такой рабочий старт.

Е. Юлова Абсолютно. И в 38 лет, если ему сейчас 67, то это где-то было в конце 80-х. Он начал бизнес с того, что просто дальнобоил и возил товар, который продавал на рынке. И с этого началось его накопление капитала.

Т. Кузнецова Торговал углем?

Е. Юлова Нет, товаров.

Т. Кузнецова А, просто каким-то…

Е. Юлова Товаром в клетчатых сумках, условно его назовем.

Т. Кузнецова А я думала, углем.

Е. Юлова Нет. Он купил 2 фуры. И одну сам водил, будучи и водителем, и продавцом, и покупателем, и закупщиком, и так далее. И в 90-е года, когда у нас, если вы помните, бастовал весь Кузбасс и было очень модно выбирать директоров, он был избран директором на шахту «Полосухинская», которая сейчас ему принадлежит.

Т. Кузнецова То есть он такой народный избранник был по-настоящему.

Е. Юлова Да. Который стал восстанавливать шахты. И сейчас ему принадлежит не только шахта «Полосухинская», но еще и несколько угольно-добывающих активов. И, как правило, они ему достаются не в очень хорошем состоянии. И для него, по-моему, особое удовольствие их выводить в прибыльную историю.

Т. Кузнецова Сегодня что вас привело к нам? С чем вы пришли? Собственно, информационный повод. Я могу сказать, что в начале апреля уже Седьмой арбитражный апелляционный суд оставил в силе решение Арбитражного суда Кемеровской области от 18-го декабря прошлого года по иску о взыскании 788 миллионов рублей, практически миллиарда, по иску «Бизнес-инвестиций». Это та компания, которой векселя продал Щукин.

Е. Юлова Да, абсолютно так.

Т. Кузнецова Вот. И это уже 7-й Арбитражный суд. То есть это такой длительный процесс.

Е. Юлова Нет, это Седьмой апелляционный арбитражный суд, так называются, именуются арбитражные апелляционные суды.

Т. Кузнецова Я думала, 7-й по счету.

Е. Юлова Вот в Москве Девятый, в области Десятый. И, собственно говоря, это не 7-й, это…

Т. Кузнецова Это просто название, я поняла.

Е. Юлова Скажем так, в декабре было вынесено решение по одному из аналогичных исков. Вот сейчас оно в законную силу. И я действительно бы хотела о них рассказать, потому что очень много путаниц, очень много публикаций сейчас в СМИ на эту тему. Чем их больше, тем больше они запутывают эту историю.

Т. Кузнецова И без того запутанную.

Е. Юлова Да. История эта родилась очень давно. И сам арбитражный процесс нельзя рассматривать в отрыве от истории взаимоотношений Щукина и Ростовцева. О которых мы говорили, что они совместно купили два угольно-добывающих актива в 2007-м – 2008-м году – «Новоказанскую» и «Талдинскую-Южную».

Т. Кузнецова Собственно, они были партнерами.

Е. Юлова Партнерами, да. Им эти шахты принадлежали в равных долях. И у них были распределены обязанности между собой. Щукин занимался производством, он занимался производственной деятельностью и руководил шахтами на местах, управлял ими. А за финансовую часть, корпоративную составляющую и реализацию угля отвечал Ростовцев. И так было до некоторого времени, потому что где-то в 11-м году стало понятно, что не выбраться из долгов этим вновь приобретенным активам, была слишком большая долговая нагрузка. И было принято решение партнерами…

Т. Кузнецова То есть эти шахты были приняты уже с долгами в начале.

Е. Юлова Да, естественно. Я думаю, что всем понятно, что никто хорошего ничего просто так не продаст.

Т. Кузнецова Ну да, конечно.

Е. Юлова Вероятно, они знали об этих долгах, но, вероятно, не рассчитали все-таки…

Т. Кузнецова Надеялись выбраться, но не получилось.

Е. Юлова Да. И поэтому естественным совершенно их решением было банкротство этих шахт. Потому что и по закону «О банкротстве», если у тебя пассивы превышают активы, ты не имеешь права вести деятельность, ты обязан сам себя обанкротить. Ну там и так кредиторов было достаточно. В результате эти шахты учредили новые компании, которые стали называться, соответственно, «Шахтоуправление «Талдинское-Южное» и «Шахтоуправление «Талдинское-Кыргайское». И мы их так и называем, и так они у нас пошли в прессе, и в процессах – «ШТК», «ШТЮ». Потому что выговорить это все и сложно, и неудобоваримо для ушей порой.

Т. Кузнецова Да, конечно, если так вот с кондачка.

Е. Юлова Поэтому будем говорить о том, что «ШТК» и «ШТЮ» — это дочки тех компаний, которые в 2007-м – 2008-м году купили Ростовцев и Щукин. В эти дочки было передано в качестве вклада в уставный капитал имущество материнских компаний, туда перешел весь фактически персонал, который работал в материнских компаниях и, как я понимаю, перешли и долги перед одним из акционеров, Щукиным. Потому что за период с момента приобретения компании до 11-го года он вложил в их развитие почти миллиард рублей личных средств.

Т. Кузнецова То есть они не погашаются как-то, поскольку шахты те были обанкрочены, да? Все равно долги перешли.

Е. Юлова Да. По ряду сделок эти долги превратились в вексельный долг, то есть через цессии, я не буду вдаваться в подробности, поручительство. В результате оказались векселя, выданные компаниями новыми, «ШТК» и «ШТЮ», Щукину и, что примечательно, долг вексельный, сумма векселя, платить такому-то вот такую-то сумму, вот сумма вексельного долга до копейки равна личному долгу Щукина перед материнскими компаниями. И эти векселя были переданы, как мне рассказывал Александр Филиппович Щукин, и как мы вынуждены были давать показания в уголовном деле, о котором я расскажу позже… Эти векселя ему 26-го ноября 11-го года, в день его рождения, привез его партнер, Ростовцев, который всегда ему говорил о том, что «конечно же, твои долги перед активами не будут забыты», миллиард рублей. В день рождения он вручил ему пакет этих документов. Единственное, оговорив еще, видимо, под хорошее настроение Щукина отсрочку по выплате долга до ноября 15-го года. То есть еще с ноября 11-го года по ноябрь 15-го года…

Т. Кузнецова То есть как бы такой дополнительный бонус.

Е. Юлова Ну, скажем так, они же были партнерами все-таки. Эти компании принадлежали и Щукину, и Ростовцеву.

Т. Кузнецова Свинью подложил, но с бонусом. Так это или нет?

Е. Юлова Я не хочу давать оценку данной ситуации. Каждый сам себе сделает свои выводы. Потому что по этим векселям Щукину не удалось ничего взыскать ни в ноябре, ни в декабре, ни в январе, потому что в январе 15-го года Ростовцев объявил, что шахты «ШТК» и «ШТЮ» принадлежат только ему. И что он – единственный владелец этих шахт. И в связи с этим у нас сейчас идет очень много процессов в судах различных юрисдикций.

Т. Кузнецова То есть это подтверждалось документами, да?

Е. Юлова Нет. Это тоже очень интересная история. Видимо, после того, как Щукин расстался со своими предыдущими акционерами, друзьями, друзьями-бизнесменами, сложно сказать, он вдруг вступил в новое партнерство с Ростовцевым и был абсолютно очарован Русланом Борисовичем, импозантный москвич, с большими связями, с большим опытом построения бизнеса. Он занимался корпоративными вопросами. И владение активами было в зоне его…

Т. Кузнецова НРЗБ.

Е. Юлова Да. Компетенции его юристов по распределению его обязанностей. В результате, когда были обанкрочены старые активы и родились «ШТК» и «ШТЮ», их акционерное владение было зафиксировано на иностранные компании, которые были подконтрольны только Ростовцеву.

Т. Кузнецова То есть это был такой хитрый ход изначально.

Е. Юлова Я тоже не буду давать оценок. То есть я знаю факты.

Т. Кузнецова Ну я-то могу, мне можно, как говорится.

Е. Юлова Да.

Т. Кузнецова У нас сейчас будут Новости, мы прервемся на 3-5 минут, а потом продолжим эфир.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

Т. Кузнецова И мы продолжаем разбираться в хитросплетениях судебных процессов по отношению между Александром Щукиным и его оппонентом Ростовцевым. У нас в гостях Елена Юлова, адвокат Александра Щукина, руководитель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры». И вот, собственно, мы остановились на том, что Ростовцев…

Е. Юлова Да, оформил владение новыми компаниями, «ШТК» и «ШТЮ», на компании, которые были ему подконтрольны. Этими процессами занимаются мои коллеги, мои партнеры, адвокаты британской компании «Герберт, Смит, Фрихилз» в судах нескольких юрисдикций. Пока из этих заседаний для нас вылилось то, что, оказывается, по документам, представленным стороной Ростовцева, в 9-м году Щукин продал эти активы Ростовцеву, условно, за 3 копейки. Есть экспертное заключение, что подписи в договоре нельзя установить, принадлежит ли Щукину. В распорядительных документах секретарям компаний, владеющих акциями, подписи поддельны. Именно вот в связи с этим процессом у нас вывалились сейчас и в прессу, и, естественно, в картотеки арбитражных дел и судов общей юрисдикции проблема ареста счетов, сначала Щукина, потом Ростовцева. Вот за 113 миллионов принято решение Кипрским судом о принятии обеспечительных мер по иску Щукина к Ростовцеву о причинении убытков таким переходом акций во владение только Ростовцева.

Но не в этом суть и не об этом я бы хотела говорить, потому что эта история, правда, сильно освещалась, и я не принимаю в ней участие как адвокат. Я, естественно, знаю факты, но вот это не моя практика. Так вот. Создавая новые компании «ШТК» и «ШТЮ», безусловно, не могли партнеры забыть о личном долге своего одного из основателей. И этот долг превратился в вексельный до ноября 15-го года.

Т. Кузнецова Вот этот миллиард.

Е. Юлова Этот миллиард. И в мае Щукин, когда он пришел, я так полагаю, в себя после захвата «ШТК», «ШТЮ», захвата в кавычках, его так все именуют на той площадке среди работников Щукина и бывших работников «ШТК», «ШТЮ». После этого, в мае, он решил подать эти векселя к взысканию в арбитражные суды с «ШТК», «ШТЮ». При этом, он продал эти векселя за 1 миллиард рублей тех же компании «Бизнес-инвестиции», которую на момент продажи контролировала компания «ИТЭК» и один его доверенных лиц — юристов Тимур Франк. В настоящий момент сейчас в «Бизнес-инвестициях» 23 и 1/3 принадлежит супруге Щукина и Тимуру Франку. И компания «Бизнес-инвестиции», будучи истцом, перед подачей исков в суд провела досудебные экспертные исследования у экспертов местных подразделений федерального центра судебных экспертиз, в результате которых эти векселя и документы признаны подлинными, и мы двинулись, «Бизнес-инвестиции», вернее, не мы, двинулись в суд.

А 14го октября 16-го года Главное следственное управление ГУВД по Кемеровской области возбудило уголовное дело по заявлению одного из руководителей «ШТК», «ШТЮ», который обвинял в мошенничестве Щукина. И его доводами было то, что Щукин: а) никогда у компании «ШТК», «ШТЮ» перед Щукиным не было долга в миллиард рублей, и б) все эти документы подделаны.

Т. Кузнецова То есть они решили, что эти документы – подделка?

Е. Юлова Щукин, он придумал эти долги, нарисовал документы, подделал их подписи.

Т. Кузнецова Они обвиняли его в этом.

Е. Юлова Ну как бы они не обвиняли. У нас еще обвинение до сих пор никому не предъявлено и Щукин в рамках этого уголовного дела является свидетелем, потому что идут арбитражные суды, которые устанавливают определенные юридические факты, в том числе проводит экспертизы. Так вот с экспертизами, что самое интересное в этом деле. Если мы возьмем «ШТЮ», то подписи всех лиц, которые подписывали множество сделок, включая директора «ШТЮ», который подписывался и на сделках, и на векселях, принадлежат тем, кто их подписывал – и Ростовцеву, и Беляеву, и Щукину.

Т. Кузнецова По крайней мере, это признано, да?

Е. Юлова Это установлено экспертами. Но эксперты установили, что все документы подверглись агрессивному воздействию. Но вот что это означает? Я вот выяснила, что не все даже знают, что такое агрессивное воздействие, что такое «пожечь векселя». Если говорила – «пожечь документы» — то многие считали, что это чуть ли не буквально. Но нет. Когда кто-то не хочет, чтобы была установлена давность документа экспертами, их прожигают либо на ксероксе, либо микроволновкой…

Т. Кузнецова Как интересно!

Е. Юлова …Либо утюгами. Это называется «прожженные бумаги». Эксперт это указывает как «документы подверглись агрессивному воздействию, в связи с чем давность их составления установить невозможно». Но подписи подписавшихся…

Т. Кузнецова Почему-то можно.

Е. Юлова Нет. Не почему-то, а они установлены.

Т. Кузнецова То есть подписи установлены, а то, что в документах содержится…

Е. Юлова Да, графолог. А это уже доказывает другая экспертиза, которая сказала, что вот…

Т. Кузнецова Но это разве не шито белыми нитками? Подлог такой.

Е. Юлова Я не знаю. Этот подлог пока пытаются переложить на Щукина, что это он пожег эти документы и как бы создавая…вот здесь наше заявление было в октябре 16-го года, что он подделал документы.

Т. Кузнецова А ему это зачем? Его-то выгоды вообще в этом нет.

Е. Юлова Я считаю, что нету абсолютно, потому что это нужно безумным. Пожечь документы, пойти с ними в суд, получить такие же экспертные заключения и получить уголовное дело в связи с этим. Не говоря о том, что его миллиард ему должны заплатить после взыскания. После получения иска он не получит своего миллиарда. Но вот это дело «ШТЮ» у нас сейчас направлено на повторные экспертизы в Российский федеральный центр судебных экспертиз судом. А по «ШТК» у нас получилась обратная история, вот с которой мы начали сегодняшнюю встречу.

Там также установили подписи всех, кто подписывал документы, включая Ростовцева и Щукина. Но подпись директора «ШТК» Шептуна мало информативна, то есть это фактически росчерк. И у эксперта не было фактически материала, чтобы сравнить с чем-то, чтобы установить, что принадлежит ему. Но эксперт не подтвердил и не опроверг принадлежность подписи Шептуну.

Т. Кузнецова То есть, значит, другими словами, экспертиза как бы оказалась несостоявшейся.

Е. Юлова Да. Но в отношении одной подписи. Другие подписи есть. Также зафиксировано агрессивное воздействие. И, вероятно, в силу этого, что подпись одну не установили и «агрессивное воздействие», нам по «ШТК» в конце прошлого года отказали во взыскании с «ШТК» суммы долга. И вот сейчас у нас, в апреле, это подтвердил апелляционный суд, несмотря на то, что он несколько заседаний думал по поводу назначения судебной экспертизы, поскольку стороны подавали эти ходатайства и, я думаю, думал, раз откладывал. В результате все равно оно вступило в законную силу.

И предваряя то, что у нас стало выплескиваться в СМИ либо выплеснется в связи с этим, я хочу объяснить, что вот эти экспертные заключения, сами эти дела и эта история с векселями никак не могут служить основанием обвинения лично Щукину. Потому что факты какие у нас? Что в ноябре 11-го года эти векселя к нему попали от Ростовцева, они у него прохранились какое-то время, несколько лет, и после этого он их передал своим юристам, те их передавали на экспертизу. Они не все это время находились в его обладании.

Т. Кузнецова Правильно ли я понимаю, что вещь очевидная для широкого круга, да? Но нужны доказательства, которые тоже не могут состояться в силу того, что экспертиза не подтверждает по каким-то там причинам, да?

Е. Юлова Вы знаете, вот как у юристов… Всегда говорят, что два юриста – три мнения. Я так считаю, что сейчас есть две точки зрения у Следственного комитета, в производстве которого находится это дело. Что, с одной стороны, неважно, кто там агрессивно воздействовал на векселя, неважно, как они попали и от кого, но раз их предъявили в суд, то уже, значит, нужно искать виновных и их осуждать, представили фальшивые документы в процесс. С другой стороны, если с Щукиным мы это доказали и у судей и по «ШТК», и по «ШТЮ» были доказательства полностью состоявшегося долга, о чем я говорила, что Щукину должны были все-таки материнские компании и мы это доказали, что не нарисовал долг перед «ШТК», «ШТЮ». То есть по долгу если он чист, то по подделке векселей как он может отвечать? Кто может установить, что именно это он на них агрессивно воздействовал? И поэтому я считаю, что…

Т. Кузнецова Кому это выгодно.

Е. Юлова Кому это выгодно… Тоже пускай все считают и думают сами, кому это выгодно. Потому что, если бы не то дело по «Инской», по которому 14-го ноября 16-го года был арестован Щукин и в рамках которого он находится под домашним арестом, то я не знаю, что было бы с ним в рамках этого уголовного дела по векселям.

Т. Кузнецова Но вот на этом мы… У нас остается уже очень мало времени. И мы вот по этому делу, по «Инской», не успели. Просто не успели.

Е. Юлова Очень много о нем написано. У нас сейчас заканчивается следствие, мы сейчас знакомимся со 115-ю томами уголовных дел, 8 фигурантов. Думаю, что летом-осенью у нас начнется процесс…

Т. Кузнецова В общем, я должна сказать, что кое-что мы разобрали, кое-что стало ясно. И действительно интересно.

Е. Юлова Надеюсь.

Т. Кузнецова Да. Времени у нас остается уже совсем мало, и мы надеемся на будущую встречу, потому что дело продолжается. Я напомню, что у нас в гостях была Елена Юлова, адвокат и руководитель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры». И мы прощаемся.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире