20 декабря 2002
Z Интервью Все выпуски

Повысится ли благосостояние россиян после вступления России в ВТО; перспективы завершения переговоров в 2003 году.


Время выхода в эфир: 20 декабря 2002, 17:08

20 декабря 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Максим Медведков — глава рабочей группы по вступлению России в ВТО, замминистра экономического развития и торговли РФ, Алексей Портанский — директор Информационного бюро по присоединению России к ВТО.
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА 17:09 в Москве, у микрофона Ольга Бычкова, добрый вечер, а говорить мы сегодня будем о присоединении России к ВТО, дело в том, что в Женеве завершилось очередное, 16-е, заседание рабочей группы по присоединению. И его итоги, этих переговоров, позволяют надеяться на завершение переговоров, всех сложных соглашений, которые проходят по присоединению в 2003 году. Т.е. можно сказать, что неким образом определилась перспектива присоединения к ВТО, и вот насколько это так, мы говорим сейчас в нашем прямом эфире с руководителем информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексеем Портанским, добрый день, Алексей.
А. ПОРТАНСКИЙ Добрый день или добрый вечер.
О. БЫЧКОВА Добрый вечер, да. И мы также надеемся сегодня услышать в нашем эфире по телефону, но в прямом эфире, руководителя российской делегации на переговорах в Женеве Максима Медведкова. Это несколько позже, сейчас важный вопрос, действительно ли в Женеве на этих переговорах, которые завершились буквально на днях, произошел некий прорыв? Можно ли так говорить?
А. ПОРТАНСКИЙ Я бы не стал говорить о прорыве, хотя хочется употребить такой термин. Дело в том, что, как мы знаем, мы не в первый раз встречаемся, разговариваем на «Эхе Москвы» на эту тему, переговоры достаточно сложные, технически объемные, вязкие такие, и поэтому в принципе прорывов, пожалуй, на такого рода переговорах быть не может. Другое дело, что с самого начала, перед тем, как переговоры в Женеве начались, одной из основных задач было все-таки определить по окончании этих переговоров, возможно ли говорить о завершении переговорного процесса в 2003 году или невозможно. Так вот, по окончании этих переговоров, все-таки мы вправе говорить о том, что в 2003 году переговорный процесс может завершиться. Это не значит, что он завершится наверняка, поскольку впереди еще немало проблем, которые предстоит решить, но он может завершиться.
О. БЫЧКОВА Это не значит, что в 2003 году Россия присоединится к ВТО?
А. ПОРТАНСКИЙ Поскольку это процесс бюрократический, то всегда есть понятие, скажем, завершения переговоров и присоединение. Вот сейчас мы можем это наблюдать, скажем, на примере Македонии и Армении, которые завершили переговоры некоторое время назад, но вот членами формально еще не стали. Поэтому мы можем завершить и, может быть, можем мы стать членами в 2003 году, или, может быть, этот акт будет перенесен на 2004 год. Но главное, конечно, это завершить переговоры в 2003 году.
О. БЫЧКОВА Т.е. наметилось завершение вот этой стадии, которая длилась сколько лет?
А. ПОРТАНСКИЙ С 1995 года.
О. БЫЧКОВА Ничего себе.
А. ПОРТАНСКИЙ Да, достаточно много.
О. БЫЧКОВА Такое впечатление, что эти переговоры все время идут, тормозятся, буксуют, как-то затихают, потом снова активизируются, с чем это было связано столько лет?
А. ПОРТАНСКИЙ Прежде всего, я хотел бы сказать, что переговоры активизировались, пожалуй, после 2000 года. Что это означает это означает не ускорение, как многие считают, а это просто означает выполнение плана переговорного процесса вовремя, в сроки. И конечно, была определенная активизация собственно переговорных раундов, переговорного процесса. Если говорить о трудностях, действительно, зачастую приходится слышать, что переговоры зашли в тупик. Если вы помните, в августе, в сентябре было немало подобных материалов в прессе переговоры зашли в тупик, и мы чуть ли не переносим их на 10-20 лет вперед. Это на самом деле не так, в тупик они не заходили, но просто были сложные моменты. Я бы сказал, что вот где-то месяца полтора назад, когда приезжал сюда европейский комиссар по торговой политике Паскаль Лами, удалось преодолеть очередной такой сложный момент в переговорах. И сейчас переговоры, хотя они продолжаются довольно-таки сложно, но они все-таки идут. Если говорить о том, каковы все-таки причины такой сложности, Вы наверное это имели в виду, да, то я бы сказал, что видимо наши партнеры по переговорам, основные партнеры, а под основными мы понимаем так называемую группу «квадро», это США, ЕС, Канада и Япония. Они все-таки, видимо, несвободны от неких стереотипов относительно присоединения, которые сформировались в период за последние годы, когда присоединялся целый ряд стран Восточной Европы и СНГ. Т.е. когда процессы присоединения происходили достаточно быстро и относительно несложно, т.е. когда в ходе переговоров страна-кандидат не выставляла довольно таких жестких условий по защите своих рынков.
О. БЫЧКОВА Т.е. мотивы, скорее, присоединиться к организации были сильнее?
А. ПОРТАНСКИЙ Да, скорее, может быть, доминировал политический аспект стать членом ВТО. Хотя для нас, для российской стороны, во главу угла ставится экономический аспект. Мы присоединимся только тогда, когда добьемся выгодных условий. И вот эти стереотипы, которые сформировались у наших партнеров, они волей-неволей, так сказать, накладываются сейчас и на нас. Они порой тоже считают, что для нас эта цель, она важнее, и мы готовы якобы уступить в важных для нас сферах доступа на рынок товаров и услуг. Но это не так. Мы ведем переговоры, защищая свой бизнес, стремясь создать для него благоприятные условия развития на будущее. И вот это, к сожалению, один из таких живучих стереотипов, которые довольно трудно преодолевать.
О. БЫЧКОВА Мы надеемся услышать дополнительные подробности буквально через минуту от руководителя российской делегации на переговорах Максима Медведкова, а сейчас краткий выпуск новостей, потом продолжаем.
НОВОСТИ
О. БЫЧКОВА Итак, мы говорим о переговорах по присоединению России к ВТО. Руководитель информационного бюро по присоединению Алексей Портанский в нашем прямом эфире, мы надеемся связаться по телефону с руководителем российской делегации на переговорах по телефону из Женевы, с Максимом Медведковым. И у нас есть эфирный пейджер, куда наши слушатели присылают вопросы по поводу присоединения России к ВТО. Иван из Красноярска пишет: «Теперь Россия станет одной из главных частей, составляющих ВТО». Тут уже есть некий вопрос в этой формулировки, но сам вопрос Ивана такой что это может дать в торговом и экономическом смысле, и должна ли Россия теперь отстегивать некую сумму или взнос?
А. ПОРТАНСКИЙ Вопрос действительно очень обширный, но я бы не сказал, что мы станем одной из главных составных частей, т.е. с одной стороны, и ВТО считает, что пока Россия не стала членом ВТО, нельзя говорить в полном смысле ее универсальности. Т.е. тем самым признается значение влияния нашей страны на международной арене и значение ее будущего полноправного участия в международном разделении труда. Но с другой стороны, все члены ВТО равноправны, на сегодняшний день их 144, и мы станем одним из членов ВТО.
О. БЫЧКОВА Но вот тут спрашивают про некий взнос, который придется отстегивать. Или не придется. Это что значит?
А. ПОРТАНСКИЙ Взнос, по большому счету, это те уступки, которые страна-кандидат делает в ходе переговоров. Каковы будут уступки с нашей стороны, это только станет ясно в итоге переговоров.
О. БЫЧКОВА Вот мы попытаемся сейчас прояснить, по крайней мере, ситуацию на сегодня, Максим Медведков, руководитель российской делегации на переговорах в Женеве, у нас на прямой телефонной линии. Добрый вечер, Максим Юрьевич.
М. МЕДВЕДКОВ Добрый вечер.
О. БЫЧКОВА Итак, мы говорим о переговорах, которые завершились в Женеве. Можно ли говорить, что действительно определился некий график присоединения России к ВТО, и как Вы видите конкретные сроки этого присоединения?
М. МЕДВЕДКОВ Я думаю, что можно говорить об общем уплотненном графике, поскольку впервые за последние годы члены группы приняли решение о проведении ежемесячных переговорных сессиях, начиная с января. Это означает, что переговоры вступают уже в стадию, которая может привести к потенциальным достижениям конкретных договоренностей. Но что касается сроков присоединения, по-прежнему этот вопрос абсолютно не ясен. А поскольку на столе переговоров очень много проблем, и я думаю, что мы сможем ответить на этот вопрос не ранее апреля-мая.
О. БЫЧКОВА Какие остаются наиболее болезненные точки этих переговоров на сегодняшний момент? Они те же или список их уменьшился?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, их список действительно уменьшается, но те, которые оставались, становятся еще более чувствительными, прежде всего, это вопрос сельского хозяйства, где наши позиции совершенно не совпадают с позициями Австралии, Новой Зеландии и некоторых других стран. Это вопросы, связанные с торговлей гражданской авиатехникой, это известная проблема двойного ценообразования на энергоносители. И я думаю, что именно этим проблемам мы посвятим основную часть переговоров весной следующего года.
О. БЫЧКОВА Двойное ценообразование на энергоносители, это проблема, которая непосредственно связана с реформой естественных монополий, которая, в общем, тоже завтра не произойдет и не завершится. Насколько эти процессы зависят друг от друга, можно ли говорить, что, скажем, реформирование внутри страны каким-то образом тормозит процесс присоединения к ВТО?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, так говорить, наверное, нельзя по одной простой причине наша позиция была и остается очень простой. Мы исходим из того, что существующая система ценообразования в российской энергетике полностью соответствует нормам ВТО. И пока мы не услышали от наших партнеров каких-либо аргументированных заявлений или тезисов о том, что это не так, поэтому независимо от хода, качества реформы в энергосекторе для нас принятие каких-то обязательств по этому вопросу просто является неразумным. Зачем нам делать то, что от нас не требуется формально по соглашениям с ВТО и что не делают наши торговые партнеры? Поэтому здесь я связи, честно говоря, не вижу.
О. БЫЧКОВА Вы сказали, что о сроках можно будет более или менее говорить в апреле, что должно произойти до апреля и каких конкретных результатов к апрелю вы собираетесь добиться?
М. МЕДВЕДКОВ Мы не знаем между собой, у нас нет графика достижения результатов.
О. БЫЧКОВА Но про апрель Вы сказали сами.
М. МЕДВЕДКОВ Да, почему потому что переговоров будет очень много, т.е. у нас будет три больших раунда, заседания рабочей группы, у нас будет порядка 50-60 раундов двусторонних переговоров, и будет момент истины, т.е. если мы увидим, что наши партнеры готовы к поиску прагматичного компромисса, то тогда свет в конце тоннеля, он как бы загорится еще ярче.
О. БЫЧКОВА Но непонятно, что такое поиск прагматичного компромисса.
М. МЕДВЕДКОВ Например, у нас одна из наших переговорных позиций заключается в том, чтобы сохранить возможность экспортных субсидий на сельскохозяйственные товары. Нам эти субсидии нужны для того, чтобы вывозить из центральных территорий России, главным образом, Урал, Сибирь, излишки продовольствия на экспорт. А нам в этом отказывают, хотя члены ВТО сами этими экспортными субсидиями активно пользуются. Если нам предложат другой вариант решения этой проблемы, ради Бога, если не предложат, нам, видимо, будет трудно или невозможно разрешить эти переговоры, потому что мы не можем оставить наших сельхозпроизводителей вдали от мирового рынка.
О. БЫЧКОВА Если эта проблема не будет решена так, как рассчитывает российская сторона, это будет значить, что еще сколько-то лет будут длиться переговоры или вообще перспектива совсем туманной станет?
М. МЕДВЕДКОВ На самом деле, да, потому что у нас есть некие критические точки, где мы не можем отказываться от инструментов торговой политики, экономической политики, которые разрешены ВТО. Просто не можем, поскольку это нам не нужно. Нам инструменты нужны, значит, будем вести переговоры столько, сколько потребуется.
О. БЫЧКОВА Вы получили заранее такой аванс, индульгенцию от российского правительства, если у вас ничего не получится?
М. МЕДВЕДКОВ Российское правительство, во-первых, никогда не ставило сроков присоединения. Во-вторых, российское правительство ставило задачу присоединяться к ВТО на условиях, которые будут способствовать развитию нашей экономики, и соответственно, если методом исключения, то ставило задачу не присоединяться к ВТО на условиях, которые для нас плохи. Поэтому мы абсолютно здесь спокойны.
О. БЫЧКОВА Спасибо, Максим Юрьевич, это Максим Медведков, мы говорили с ним по телефону из Женевы, руководитель российской делегации на переговорах по присоединению к ВТО. Мы возвращаемся в Москву, в нашей студии прямого эфира, я напоминаю, руководитель информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский. Насколько я понимаю, речь идет о вещах совершенно конкретных, да, вещах, которые можно измерить в рублях, долларах, евро, уже известно, о каких, скажем, суммах, о каких материальных ценностях идет спор?
А. ПОРТАНСКИЙ Да, Вы правы, здесь речь идет о совершенно конкретных вещах и о суммах, очень и очень больших. Т.е. больших это означает, что можно говорить и нужно о миллиардах и десятках миллиардов долларов. Что это такое за доллары а это прибыли на тех рынках, которые будут получены в будущем, в ближайшие годы после того, как наша страна станет полноправным членом ВТО. Только вопрос в том, кто будет получать эти прибыли, будут получать их в большей степени наши компании или будут получать их зарубежные компании. Вот здесь у меня напрашивается такое сравнение, такое историческое, может быть, не совсем корректное, членство в иных организациях, оно действительно имеет большее политическое значение, престижное значение. Вот много писали о том, что когда, скажем, Россия стала членом «семерки»/"восьмерки", то в общем тут элемент престижа был немалым. Членство, скажем, в НАТО, но это, так сказать, политика военное значение имеет очень большое. Вот членство в ВТО, оно связано именно с участием в дележе денег, я бы так сказал, во-первых, что это такое, это гарантия равноправного доступа на мировые рынки, без дискриминации, которой к сожалению сейчас подвергаются наши производители, и это участие в дележе тех денег, которые находятся на рынке, которые еще просто не взяты, не заработаны. А рынок российский считается очень перспективным, обширным. У нас в некоторых областях компании довольно быстро зарабатывают огромные деньги. Возьмите сотовую связь, возьмите продукты питания, таких примеров немало. И вот за эти рынки и идет сражение, т.е. наши партнеры, которые не хотят нам уступать на переговорах по доступу на рынок товаров и услуг, они как раз и сражаются за эти деньги. Им хочется, чтобы их компании поучаствовали в этих прибылях, чем более активно, тем лучше.
О. БЫЧКОВА Вопрос от Георгия на пейджер, который задает важный действительно вопрос. «Дело в том, — пишет Георгий, — что произойдет с различными отраслями промышленности и хозяйства после вступления в мировое торговое сообщество. Будут ли они развиваться или рухнут окончательно?» Вот проблемные зоны, да, мы уже назвали. Максим Медведков перечислил их, это прежде всего сельское хозяйство, но не только. Я знаю, что существуют большие разработки по поводу перспектив совершенно конкретных, точно вычисляющихся, более или менее, по крайней мере, с попытками точно вычислили, которые касаются разных отраслей народного хозяйства, да, но можно ли сказать, что сейчас есть такие отрасли промышленности, торговли или чего-то еще, которые точно выиграют уже при всех вариантах?
А. ПОРТАНСКИЙ Во-первых, я бы заметил, что точно просчитать последствия, конечно же, невозможно, потому что для того, чтобы их рассчитать, нужно знать условия присоединения. А условия присоединения пока неизвестны. Поэтому те расчеты, которые существуют на сегодняшний день, а я бы хотел отослать того, кто задавал вопрос, и всех, кто интересуется этим, прежде всего, к последней работе, это совместная работа национального инвестиционного совета и российской академии наук о народно-хозяйственных последствиях присоединение к ВТО. Так вот, там просто взяты за основу два вероятных сценария. Один сценарий, основан он на переговорной позиции, когда ни одна пошлина не снижается после присоединения к ВТО. Другой сценарий когда сразу после присоединения идет постепенное снижение таможенной пошлины. Мы, кстати, все-таки ориентируемся на первый сценарий. Так вот, независимо от сценария даже, влияние на экономику в целом не превысит 1%-ого пункта. Т.е. никаких, так сказать, катастрофических последствий здесь в принципе быть не может.
О. БЫЧКОВА Ни один пункт имеется в виду в минус или один пункт в плюс? Или и то, и другое?
А. ПОРТАНСКИЙ Вы знаете, и то, и другое, потому что здесь даже все это накладывается на ошибку счета, там содержится такая цифра 0,6% — в этом докладе, я помню, а 0,6% — это совместимо с ошибкой счета.
О. БЫЧКОВА По крайней мере, это слегка утешает, но понятно, что следующий год для тех, кто принимает участие в переговорах о присоединении России к ВТО, возможно, окажется решающим. Я благодарю нашего гостя, Алексея Портанского, руководителя информационного бюро по присоединению России к ВТО. Спасибо.
А. ПОРТАНСКИЙ Спасибо вам.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире