10 декабря 2002
Z Интервью Все выпуски

Вручение Нобелевской премии по литературе венгерскому писателю Имре Кертес


Время выхода в эфир: 10 декабря 2002, 14:08

10 декабря 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Директор Центра Венгерской Республики в Москве Берталан Силанк и переводчик венгерской литературы на русский язык Юрий Гусев
Эфир ведет Ольга Бычкова

О. БЫЧКОВА — Добрый день. Нобелевские премии вручаются сегодня в норвежской столице в Осло, и лауреатом в области литературы стал венгерский писатель Имре Кертес. Как заявили шведские академики, объясняя свой выбор в этом году, Кертес дает ответ на вопрос о том, как индивидуум может продолжать жить и мыслить в эпоху, когда общество все активнее подчиняет себе личность. О подчинении личности на самом деле все романы Кертеса и написаны, потому что писал он в основном о Холокосте, о судьбе венгерских евреев. Сам пережил Аушвиц, Освенцим, и об это мы говорим сейчас с нашими гостями в прямом эфире. Это директор Центра культуры посольства Венгрии Берталан Силанк и переводчик Юрий Гусев. У нас есть эфирный пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы» и вы можете присылать свои вопросы нашим гостям, но, наверное, начнем все-таки с разговора об этом писателе. Не так много знают романов Имре Кертеса в России. Что уже переведено? Это мой вопрос Юрию Гусеву.
Ю. ГУСЕВ — Пока переведено, надо сказать, немного. В прошлом году мне выпала я считаю, большая удача перевести три повести или три больших повести Имре Кертеса. Это «По следам», «Английский флаг» и «Протокол». Они все вышли в одной книжечке в издательстве «Текст», в начале этого года или в конце прошлого года. Я говорю, что пока немного, хотя бы по той причине, что основные произведения Имре Кертеса пока не переведены. Даже больше того можно сказать, что основное произведение Имре Кертеса пока у нас неизвестно. А основное его произведение, с которого он начал свой творческий путь, с которым вошел в историю не только венгерской, но и мировой литературы и за которое он получил Нобелевскую премию это роман, название которого можно перевести как «Без судьбы». В сущности, можно сказать если не воспоминания, то произведение, написанное на личном опыте. Дело в том, что Имре Кертес 14-летним мальчиком как тысячи и тысячи других евреев в Венгрии был увезен весной 1944 года в Освенцим, оттуда попал в Бухенвальд, там прожил страшный год. Чудом уцелел, вернулся на родину и спустя 15 лет начал писать этот роман. Писал его десять лет, еще пять лет роман лежал в издательствах. В конце концов, он появился. Дальнейшие произведения, которые писал Кертес, они как бы развивают, дополняют, уточняют эту тему.
О. БЫЧКОВА — Я читала комментарии в Интернете к этому событию. К присуждению Имре Кертесу Нобелевской премии в области литературы. Там есть такое мнение, что это политическое решение как это часто бывает с премиями по литературе или, по крайней мере, как бывали такие прецеденты. Как это связано с тематикой, с сегодняшним состоянием мировых каких-то проблем общественного мнения. Что вы думаете по этому поводу?
Ю. ГУСЕВ — Нобелевский комитет действительно склонен поддерживать тех, кого недостаточно ценят, может быть. Хотя критерий таланта здесь ни в коем случае не отходит в сторону. Наши примеры Пастернак и Солженицын. То есть это писатели, которых притесняли, мягко говоря, на родине и оба решения Нобелевского комитета, это конечно моральная поддержка им. Но Имре Кертес, можно сказать примерно такой же случай, как Пастернак и Солженицын, то есть это не просто поддержка человека, не просто поддержка писателя, которого может быть, недостаточно ценят. Но это поддержка моральной темы, которая его занимает. Темы Холокоста, а шире тема истории XX века, потому что Имре Кертес говорит, что Холокост это не только трагический эпизод истории евреев. Это трагедия, катастрофа в еврейской, в мировой истории. Потому что мне запомнилась его фраза, примерная конечно, я не цитирую, из его нобелевской речи о том, что самое страшное может быть, что эта катастрофа произошла в христианском обществе, где господствуют христианские заповеди, христианская мораль.
О. БЫЧКОВА — Мы прервемся на минуту и затем продолжим наш разговор. Наша тема вручение Нобелевской премии по литературе венгерскому писателю Имре Кертесу.
НОВОСТИ
О. БЫЧКОВА — 14 часов 16 минут, и мы продолжаем в нашем прямом эфире разговор. У нас в гостях директор культурного Центра Венгерской Республики в Москве Берталан Силанк и переводчик Юрий Гусев. Мы говорим о вручении Нобелевской премии по литературе венгерскому писателю Имре Кертесу. Это вручение происходит сегодня в Осло. Писатель, чье творчество посвящено проблеме Холокоста, трагедии венгерских евреев, награждается сегодня премией по литературе. И даже венгерский парламент задался вопросом, нельзя ли сделать так, чтобы освободить писателя от уплаты налога с этой немаленькой суммы, с этой немаленькой премии и нельзя ли внести какие-то поправки или найти какие-то лазейки в законодательстве, чтобы гордость венгерской литературы избавить от этого бремени. Кстати, удалось ли им это сделать, Берталан?
Б. СИЛАНК — Прежде всего, я хотел бы выразить благодарность редакции «Эха Москвы» за то, что дала мне возможность выступить перед широкой публикой слушателей. Это тоже благодаря Имре Кертесу, в некоторой степени. Насколько я знаю, дело в том, что закон, который принят парламентом о налогах, просто не предусмотрел такой возможности, что венгр может получить Нобелевскую премию.
О. БЫЧКОВА — Но это не первая венгерская Нобелевская премия.
Б. СИЛАНК — Это так. Но я хотел бы сказать, до Имре Кертеса получило Нобелевскую премию двенадцать человек, венгров по происхождению. Но единственный из них только (называет имя), который когда он получил Нобелевскую премию, он жил в Венгрии, а все остальные были эмигрантами из Венгрии. А это было очень давно, когда он получил Нобелевскую премию. Это было несколько десятилетий тому назад. А последний раз венгры по происхождению получили в 1994 году Нобелевскую премию. Это был (называет имя) по химии получил и (называет имя), они по экономике. Они живу в США. Так что было не предусмотрено, что венгр, который живет в Венгрии, может получить Нобелевскую премию.
О. БЫЧКОВА — А Имре Кертес живет в Германии большую часть.
Б. СИЛАНК — Он получил стипендию, и последний год он действительно живет в Берлине. Но у него есть постоянный адрес в Будапеште на улице Пошарет. Так что корреспонденцию ему можно послать туда, и Имре Кертес быстро очень реагирует. Кроме тех трудов, которые перевел нам Юрий Павлович в прошлом году, и которые появились в этом сборнике, «Английский флаг», в этом году появился прекрасный сборник-эссе. Это «Лучшие венгерские мыслители XX века». Как они видят положение Венгрии в Европе, как они видят роль венгров в Европе. И там опубликовано эссе Имре Кертеса и мне была оказана такая честь, просить в письме разрешение, чтобы без оплаты авторских прав могли публиковать его эссе, которое перевела очень известная хорошая переводчица венгерской литературы Елена Малихова. И Имре Кертес сам, как только получил мое письмо, он позвонил по телефону, что он согласен, дает согласие, и отказывается от авторских прав. Потом он это подтвердил по телефаксу тоже. Так что он живет в Будапеште. Но временно находится действительно в Берлине. И поскольку я знаю, венгерский парламент собирается принять поправку в этот закон о выплате налогов, поскольку венгерские писатели, венгерские деятели науки, культуры, которые получают венгерские премии, они освобождаются от уплаты налогов. И должен сказать, что хотя широкий круг венгерских читателей Имре Кертеса действительно не знает, не знали до тех пор, пока он не получил Нобелевскую премию.
О. БЫЧКОВА — Венгерских читателей?
Б. СИЛАНК — Венгерские читатели не очень знали его, но в литературных кругах, кругах культурной политики, культурного правления он, конечно, был известен. Имре Кертес получил всевозможные венгерские награды, призы, в том числе самый престижный приз, приз имени Кошута. Так что литературные круги его уже давно широко знают, уважают. А после того как он получил Нобелевскую премию, был проведен опрос общественного мнения, и притом опрос был проведен одним из самых консервативных еженедельников. И по этому опросу уже 70 процентов венгерского населения знали, что в этом году Нобелевскую премию получил в области литературы Имре Кертес, венгерский писатель.
О. БЫЧКОВА — Получается, что нобелевский лауреат по литературе на самом деле не является безумно знаменитым и популярным писателем у себя в стране?
Б. СИЛАНК — Я думаю, что да. Он становится сейчас самым популярным. Поскольку оказалось, что у нас в библиотеке на Поварской улице, где находится культурный центр, там находилась приблизительно половина трудов Имре Кертеса и вторую половину нам предложили из Будапештского Центра, то есть из Министерства культуры, и мы, конечно, просили, чтобы нам как можно скорее послали все труды Имре Кертеса. Оказалось, что просто эти труды невозможно купить в Будапеште. Потому что из магазинов они раскуплены. И очень трудно достать труды Имре Кертеса, которые были переведены в основном на немецкий язык, некоторые труда были переведены на французский язык, на английский язык. Передо мной есть полный перечень, сколько его трудов появилось, и эти труды на какие языки были переведены.
О. БЫЧКОВА — Все-таки я хотела бы разобраться с этой известностью в Венгрии. Почему там произошло, Юрий Павлович? Это связано с темой?
Ю. ГУСЕВ — Не так просто ответить. Во-первых, есть писатели, которых нельзя не заметить, внешне они эффектны, они громко о себе заявляют. Это не минус, это просто свойство характера. Кертес относится к числу скромных, может быть даже замкнутых в себе людей. Я не очень хорошо с ним знаком, но видел несколько раз. Это человек, значительность которого в том, что он делает, что он пишет. А это для широкого читателя, широкий-то читатель если будет выбирать, то возьмет не роман о концлагере, а что-нибудь другое.
О. БЫЧКОВА — Что-нибудь полегче.
Ю. ГУСЕВ Именно. Кроме того, сквозная тема Кертеса Холокост, концлагерь, она больше пришлась, дошла до сердца читателей в Германии. Поэтому и выдвинули его на Нобелевскую премию в Германии, а не в Венгрии, как это ни парадоксально. С этим связано то, что Кертеса меньше знают в Венгрии, поэтому венгры были немножко удивлены, приятно удивлены. Первый раз Нобелевская премия по литературе досталась венгру, хотя достойных писателей в Венгрии были немало. Было и есть немало.
О. БЫЧКОВА — Правильно ли мне кажется или это такое поверхностное ощущение, что такие значительные произведения венгерской литературы так и иначе связаны с событиями Второй Мировой войны или трагическими событиями XX века, скажем, положением страны между двумя агрессивными державами, как Имре Кертес, как Петер Эстерхази, например. Или так нельзя сказать?
Ю. ГУСЕВ Абсолютно так нельзя сказать. Конечно, это обстоятельство тоже имеет место, я бы так сказал.
Б. СИЛАНК — Если можно я бы добавил, что сам факт того, что из уже двенадцати нобелевских лауреатов, венгров по происхождению приезжают для получения Нобелевских премий, одиннадцать из них из Венгрии, это показывает что Венгрия, венгерский народ находится немножко в особенном положении в Европе. Посередине Европы на перекрестке различных путей, и очень много раз Венгрия была просто полигоном битв между различными системами. Скажем, полтораста лет Венгрия была бастионом Европы против ислама, например, в лице турецкой Оттоманской империи. 500 лет до конца Первой Мировой войны независимость Венгрии не существовала, Венгрия была частью Оттоманской империи, потом частью Хазарской империи и так далее. Хотел бы еще добавить, что по этому же опросу общественного мнения был задан такой вопрос. Притом я хотел бы повторить, что это консервативный журнал. Читатели представляют более консервативную часть венгерского общества. И был задан такой вопрос. А согласны ли вы, чтобы Нобелевская премия в области литературы была дана Кертесу или не согласны и могли бы они кого-нибудь другого назвать, кто более заслужен. И интересны результаты опроса. 22 процента этих консервативных в основном читателей они сказали, что они согласны, что именно Имре Кертес получил, 15 процентов сказали, что они не согласны, что Имре Кертес получил, 63 процента уклонились от ответа. Причем из тех 15 процентов, которые сказали, что они не согласны, назвали только один процент других имен. Среди них, скажем, (перечисляет имена). Правда, очень многие из опрошенных сказали, что венгерской литературе были такие крупные деятели как (перечисляет имена), которые заслужили когда они в своей жизни или после жизни, чтобы они получили за свой жизненный труд Нобелевскую премию. Но это не обида, наконец-то есть огромное удовольствие в Венгрии, что все-таки писатель, который, хотя считает себя венгром-евреем или евреем-венгром, но это не он определял себя, что он еврей, это просто они его определили, что он еврей. Он же не знал до 14-летнего возраста, что он в другое время, как остальная Венгрия. И это наполняет законной гордостью венгерский народ, что все-таки писатель, который пишет, творит на венгерском языке, получил, наконец, Нобелевскую премию.
О. БЫЧКОВА — Национальный праздник сегодня в Венгрии.
Б. СИЛАНК — Это для всех венгров национальный праздник, потому что считается, что это все-таки, признание роли, значения венгерской литературы, вноса венгерской культуры в мировую культуру.
О. БЫЧКОВА — Я благодарю наших гостей. Директор Центра Венгерской Республики в Москве Берталан Силанк был в нашем эфире и также переводчик венгерской литературы на русский язык Юрий Гусев. Спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире