Дом обозревателя «Новой газеты» и «Эха Москвы» Юлии Латыниной подвергся нападению. Неизвестные распылили газ, от которого пострадали несколько человек, рассказала «Эху Москвы» мать Юлии, известный литературный критик Алла Латынина.

А.Латынина Вы знаете, это было непонятно. И первое ощущение, когда я проснулась, по крайней мере – от удушья, и от чувства, что я понимала, что была совершенно неадекватна, потому что действия неадекватные. Ощущения удушья у тебя и дикого, невероятного запаха. Поэтому первое, что я подумала, это: утечка газа — сейчас взорвемся! Причем такая, сильная… Это же дом старый, деревянный дом дачный, который построен бог знает когда. И там до сих пор стоят старые газовые нагреватели. В общем? такое первое ощущение.

Но когда уже выскочили на улицу, немножко это чувство удушья, резь в глазах, слезливость такая. Я все протирала глаза, потом выяснилось, что всё двоится. Но через какое-то время это все прошло. И ощущения… все были абсолютно неадекватны, как я понимаю, все наши действия. Безусловно, это газ с элементами отравляющего действия, потому что, когда я сейчас читаю, что пресс-служба МВД, кажется, уже сообщила, что газ не имеет никаких негативных последствий для здоровья… Замечательно! Во-первых, они не делали никакого анализа этого газа. В эту пору работала следственная группа, которая только взяла пробы остаточные. И тот криминалист, который находился в машине, сказал, что вы не сможете на ней больше ездить. Несмотря на то, что все открыто, там задыхаешься: спазм в горле.

При этом они считают, что это не имеет никаких негативных последствий для здоровья. Мы нашли тут двух дохлых мышей. Я думаю у них, у этих мышей было иное мнение, хотя они счастливо избегли мышеловки. Умные были мыши, в мышеловку не попались – у нас расставлены всюду мышеловки – но не избежали воздействия этого… чего там… Это, конечно, не иприт, не зарин. Мы не подохли мгновенно, но я, например, до сих пор не могу смотреть на еду и испытываю чувство тошноты как после сильного отравления. Я не думаю, что это без последствий для здоровья. И спазм такой, постоянный в горле.

В.Костина Сколько человек там? Что вы делали?

А.Латынина Дело в том, что это один большой дом, который разделен на две части. Тут четыре крыльца. И эти негодяи, которые распыляли газ, они не очень хорошо, очевидно, понимали, как там все расположено внутри: живет тут одна семья или нет. Поэтому на всякий случай они смогли распылить газ в открытое окно. А все остальное было закрыто, поэтому они обошли все кругом и попрыскали, очевидно, на все двери и в подвале, не без основания решив, что вентиляция разнесет все по дому. Все по дому и разнесло.

А.Латынина: Пострадали наши замечательные, милейшие соседи, причем там двое маленьких детей

Пострадали наши замечательные, милейшие соседи, причем там двое маленьких детей, их тошнило, у них понос до сих пор – бедняги, совсем притравили как мышат. Взрослые… ну, потом очухались, конечно. Судя по всему, это, действительно, не смертельный газ, предназначен, очевидно, для разгона демонстраций или еще чего-нибудь. Я не знаю, для чего может быть предназначено это вещество, но столкнуться с ним невероятно неприятно.
Первое: МЧС говорит, что им не звонили. Звонили мы в МЧС. Они, так сказать, не слишком внятно сформулировали… Служба газа приехала, они установили, что это не являются утечкой газа. Причем я говорю, что это все происходило как в анекдоте про доктора, когда… «Ой, доктор, что это у меня?» — «Что это у вас?..». Потому что они сказали: «Нет-нет, это не газ. Ой, а что это у вас так пахнет? Что это за запах, что это такое? Надо звонить в МЧС…».
Потом, все ненормально себя чувствуют: все слегка прибалдевшие, голова у всех болит, кружится; ощущение некоторое беспомощности, и непонятно, что происходит, может быть, вообще где-то химическая бомба какая-нибудь взорвалась. Уже строишь самые фантастические гипотезы кроме одной верной, что опрыскали дом со всех концов. Вот эта почему-то самая правдивая гипотеза, она нам не пришла в голову. Что-то взорвалось, что-то где-то происходит. Что это такое? Что это, вообще, может быть? Только потом уже, когда стали ходить, соображать, сопоставлять факты и, наконец, нашли именно месте, где опрыскивали, тогда стала понятна картина преступления.

А потом еще Олег Хлебников, наш сосед сказал, что видел машину — собаки залаяли. Дом старый, у нас не то чтобы приют для собак, но три собаки, которые все при этом добрейшие существа, и свою сторожевую функцию совершенно не выполняют. Ну, злоумышленники, конечно, об этом не очень хорошо знали. Одна из них вообще хромая овчарка, внушительная, но добрейшее существо. Но, тем не менее, шум они подняли. На шум вышел Хлебников и увидел стремительно отъезжающую машину. Какая наглость! Надо въехать на чужой участок. Очевидно, они боялись собак, потому и уехали. Вот так.

Машину эту, кстати, по камерам, которые вдоль всей улицы расположены, без труда можно отследить, потому что время ее точно известно. И если этим займутся для того, чтобы, действительно, найти мерзавцев, это легко сделать. По крайней мере, машину отследить, номер и все такое. Поскольку, не выяснив, какое вещество было распылено, почему мы так плохо себя чувствуем, – ну, что нас, в общем-то, пытались отравить, может быть, не насмерть, как мышей – мыши сдохли, бедняги, мне их не жалко, – так вот, вместо этого заявили, что вещество безвредно. Это почему? То, что мы не сдохли, значит, оно безвредно?

В.Костина Скажите, пожалуйста, что делает полиция? Какие-то действия ведутся? Заявление…

А.Латынина Да, полиция приехала. При этом полиция приехала по запросу Муратова, потому что Юля сказала, что она не будет подавать заявление, потому что предыдущие нападки на нее, где полиция рьяно взялась за дело, а потом по чьему-то окрику свыше… бедные полицейские отводили глаза и говорили, что никого не нашли, хотя, мне кажется, они всех нашли, кого надо. Просто откуда-то последовал окрик — дело закрыть. Дело закрыли.
Сейчас полицейские, которые приехали, были милые, так сказать, корректные, я бы сказала, вежливые и компетентные. Это была прелестная следственная группа. Они еще только берут пробы, — и вторые пробы уже были взяты химиками, которых нашла «Новая газета», — они только берут пробы этого вещества, а пресс-секретарь говорит уже, что оно безвредно для здоровья. Ну, как это может быть? Еще ничего неизвестно, они еще не провели анализ — но уже заявили заранее, что безвредно. После этого можно верить в это расследование. А полицейские были компетентны, умны, милы, и я просто ничего против следственной группы… Это сплошное очарование. Но им же не дадут работать.

А.Латынина: Еще ничего неизвестно, они еще не провели анализ — но уже заявили заранее, что безвредно

В.Костина Скажите, а завели какое-нибудь дело… уголовное?

А.Латынина Я написала заявление. Юля сказала, что она в этой комедии участвовать не будет. Я сказала: А я буду. В конце концов, меня отравили… не скажу, как мышь, но меня притравили, моего мужа притравили, к тому же ему испортили день рождения, мы сегодня собирались… Это такой подарок. У него как раз сегодня день рождения. Конечно, о том, чтобы что-то праздновать, речи быть не может, потому что мы все не можем смотреть на еду абсолютно. Может быть, конечно, польза будет: я похудею. Немножечко способ похудения: притравить газом.

Я считаю, что моему здоровью, извините, нанесен вред. У меня резь в глазах, мне плохо. Я не могу находиться дома. И бедные дети, которые вообще ни за что пострадали… Мы хотя бы родители Юли, и за это отвечаем, так сказать, поскольку главным объектом нападения является, конечно, она. Но именно ей меньше всего досталось по той причине, что она быстрее всех среагировала, быстрее всех выскочила на улицу, и после этого по своей привычке, поскольку она бегунья и спортсменка и у нее отлично развиты легкие, то она пошла бежать и все такое — и все прокачала. У нее меньше всех… У нее никаких побочных эффектов особенно не имеется. А мы все тут притравленные как мыши.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире