24 октября 2002
Z Интервью Все выпуски

Захват заложников


Время выхода в эфир: 24 октября 2002, 17:10

24 октября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» политолог Сергей Марков.
Эфир ведет Матвей Ганапольский

С. МАРКОВ Будем честными, мы что, не ожидали чего-то подобного?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Честно Вам сказать?
С. МАРКОВ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Такого нет. Я лично не ожидал.
С. МАРКОВ Лично я ожидал. Может быть, не 700, а 200 человек, 150, но в принципе, ожидалось, что обязательно такого рода будут вещи. У нас как бы наложились друг на друга две войны, от которых мы не сможем убежать в ближайшее время, как бы ни хотелось. С одной стороны, общемировая вот эта война с мировым терроризмом, причины этого международного терроризма, они фундаментальны, они принадлежат всей человеческой цивилизации, сейчас, может быть, и нет времени говорить об этом более подробно, но эти причины существуют, они не ушли и не уйдут в ближайшие годы, и будут взрываться, так сказать, дома и в Америке, и в Германии, и во Франции, и в Индонезии, и в Индии, и в России, к сожалению, так. Плюс наша собственная война чеченская, мы попробовали ее решать двумя разными способами, крайними, и путем жесткой военной операции, и путем, по сути дела, капитуляции, которую мы подписывали в Хасавюрте, и ничего не удалось ни так, ни так. Ясно, что эта проблема будет решаться, может быть решена только в далеком будущем, только сочетанием военных, политических, экономических усилий. И ясно, что этого рода террористические вещи еще будут повторяться, потому что причина не ушла. Это как бы первая главная мысль. Вторая главная мысль, что изменится, помните, после взрывов домов, осенью 99 года, резко изменилась российская политика в Чечне, началась военная операция, ввод войск и т.д., после этого появился на сцене новый политик, который сегодня абсолютно доминирует, на сцене, вот я думаю, вопрос, который у многих звучит, будет ли какое-то кардинальное изменение политики сейчас? Я думаю нет, потому что события, такие сильные события, они обычно ускоряют предшествующие тенденции, которые набрали, стали потихонечку набирать силы, набирать скорость и, может быть, общественное мнение еще до конца не заметило, а вот аналитики и эксперты как раз и нужны для того, чтобы посмотреть эти набирающие силу тенденции. Мы видим, что к сожалению, этих тенденций практически новых не было, я думаю, что политика в целом в России сохранится точно такая же, какой она была до этого ужасающего случая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Я напоминаю, что это говорил Сергей Марков, политолог, наш гость, краткие новости на «Эхе», после чего мы возвращаемся в студию.
НОВОСТИ
ТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР С ОДНИМ ИЗ ТЕРРОРИСТОВ ПО ИМЕНИ ХАСМАМАТ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Так, продолжаем наш эфир, вот что хочу сказать, я так понимаю, что у некоторых горячих голов, которые слушали сейчас наш эфир, появится идея подвести нас под статью. Дело в том, что то, что делают эти люди, в мире считается терроризмом, поэтому как бы считается, что мы предоставили эфир террористам. И что они сейчас проводили свою агитацию. Как вы считаете, была агитация, господин Марков?
С. МАРКОВ Вы знаете, закон есть закон, его конечно надо выполнять. Здесь я, честно сказать, агитации не видел, речь шла на самом деле сугубо о гуманитарных проблемах. Это понятно, что мы озабочены, прежде всего, тем, чтобы наиболее слабые люди, которые там находятся в заложниках, чтобы они не погибли просто-напросто. В частности, речь идет о детях, вся наша забота как представителей общественности, гражданского общества в конце концов, СМИ тоже являются предметом гражданского общества, сейчас сделать так, чтобы дети и возможно больные люди, которые там находятся, чтобы они не погибли, не умерли от тех, достаточно-таки сложных условий, в которых они находятся. Если бы результатом этих переговоров стало бы также то, что врачи были бы допущены к тому, чтобы свидетельствовать людей и выявить дело в том, что понимаете, я уверен, что многие люди просто боятся спросить, сказать людям с оружием о том, что они плохо себя чувствуют. Люди стесняются и действительно просто боятся, у кого-то, может быть, так сказать, сердечный приступ там уже, а он сидит и терпит для того, чтобы не сказать, тем более дети. Представляете себе дети, конечно, они ужасно боятся. Поэтому если бы нам в результате этих переговоров удалось бы получить согласие вот этих вооруженных людей на то, чтобы врачи, особенно представители этого международного Красного Креста были бы допущены к людям и к оказанию помощи, собственно, в этом наша миссия.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, в этом действительно наша миссия, потому что хотелось бы о том, что говорил Сергей, та просьба, с которой он обратился, хотелось бы то, о чем говорил другой Сергей, Марков, собственно, это гуманитарная составляющая любых переговоров. Спасибо, я хочу сказать спасибо Марии, я не знаю эту Марию, спасибо большое Марии, что Вы нашли возможность вывести вот этого человека по имени Хасмамат в эфир. Если еще, Мария, послушайте меня, я насколько понимаю, там настроили приемник на нашу волну, если еще вы почувствуете, что со стороны этих людей есть желание что-то сказать, есть желание какого-то диалога, телефон радио «Эха Москвы», который вам хорошо известен. Пожалуйста, Сережа.
С. БУНТМАН Мне кажется, что здесь совершенно неважно, какие могут быть применены, скажем, санкции, сейчас об этом речь не идет. И я думаю, что как любой из нас, мы готовы пойти на административные, скажем так, с нашей стороны, беды, которые ничто по сравнению с тем, когда берут людей в заложники, когда погибают люди, как сказал тот же самый Хасмамат, и то, о чем мы знаем. Но дело в том, что если будет хоть небольшой шанс к освобождению детей, женщин, допущению врачей, что я думаю, что и наши слушатели, и те, кто это знает, запомнят такое имя, как Хасмамат, который с нами говорил, и который слушал нас, а мы слушали его.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Он слушал нас, а мы слушали его. В этом смысл переговоров. У нас осталось немного времени, я хотел бы это время посвятить Сергею Маркову. Сергей, вот пожалуйста, Вам эфир, все, что Вы думаете по этой ситуации, дальше я хотел бы, чтобы Вы в своем монологе, я фактически не буду Вас прерывать, сказали несколько слов, монолог три минуты осталось, чтобы Вы сказали несколько слов по поводу политических последствий. Мы задаем этот вопрос каждому нашему гостю, политические внутриполитические и внешнеполитические последствия того, что происходит сейчас в Москве.
С. МАРКОВ Вы знаете, я для начала буквально одну фразу по поводу нашего разговора, на самом деле, я считаю, очень важно, по сути дела мы увидели, что эти вооруженные люди, которые захватили заложников, они готовы обсудить два вопроса. Первое о том, чтобы отпустить детей, правда, при этом они считают, что детей очень мало там. Мне кажется, что какие-то иностранные врачи и могли бы как раз определить, сколько там детей. И второе что они готовы допустить как раз этих врачей, именно врачей, представителей МКК, для того, чтобы эти врачи могли наблюдать, посмотреть, что происходит с людьми, чтобы никто случайно просто не умер от этой ситуации.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, обратите внимание, вот извините, я просто удивлен, значит, во-первых, информация по поводу туалетов и запрещения пользоваться мобильниками, получается, не совсем правильно, а особенно по поводу туалетов, да, представляете, какую волну это должно вызвать? И по поводу врачей, что за врачи были, да, пожалуйста, продолжайте.
С. МАРКОВ То есть там, вы знаете, некоторый бардак, причем я здесь даже не склонен никого обвинять, потому что исключительно нервная обстановка, все по-разному, догадки, поэтому очень важно, что мы проговариваем, что вот эти два причем я не сказал, что они согласны, нет. Хасмамат не сказал, что он согласен.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Согласен рассмотреть.
С. МАРКОВ Да, он говорит, что в принципе согласны рассмотреть, и мы, я думаю, будем ждать этого рассмотрения, и может быть, это я предлагаю, Матвей, часа через 2 вернуться к этому вопросу, и узнать, так сказать, у этих вооруженных людей о том, все-таки, рассмотрели они этот вопрос или нет. Теперь, если говорить о последствиях. Мне кажется, что в огромной степени последствия зависят все-таки от того, как будут себя вести эти вооруженные люди. Если они будут вести себя агрессивно по отношению к этим мирным гражданам, то в качестве последствий я вижу все-таки ужесточение, скорее, российской политики. И общественное мнение сначала резко отшатнется, так сказать, в эту сторону, скажет ах так, ах они так по-зверски ведут себя, значит, тогда мы тоже должны мстить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Просто мстить.
С. МАРКОВ Да, и на самом деле, мировое общественное мнение тоже значительно более жестче будет, поддерживать жесткие шаги российского руководства. С другой стороны, если сейчас последует большая серия таких гуманитарных как бы, серия, условно говоря, детей отпустят, потом пожилых женщин отпустят, потом других женщин отпустят и т.д. Тогда, конечно, я думаю, что общественное мнение, оно отшатнется, скорее, в сторону поддержки переговоров, и тогда власть как бы увидит, что есть люди, с которыми можно разговаривать. Ведь одна из проблем, понимаете, как раз в том, чтобы вот если эти вооруженные люди представляют Аслана Масхадова, да, то сейчас как бы власти решают, а можно ли с ними разговаривать. И вот на их примере, условно говоря, сейчас и решается, разговаривать или нет хоть о чем-то с Масхадовым, если нельзя с этими разговаривать, тогда нельзя разговаривать и с Масхадовым. Если можно с ними говорить, если они способны участвовать в нормальных переговорах, если они готовы допустить иностранных посредников, врачей туда, тогда возможны, какие-то переговоры с Масхадовым при посредниках. Вот мне кажется, зависит во многом от реальной ситуации, поведения людей, как и все.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну что ж, спасибо большое. Сергей, вот попали Вы в ситуацию, да, ну жизнь. Напоминаю, что
С. МАРКОВ Вчера Лукашенко.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вчера Лукашенко, сегодня вот это событие. Сергей Марков, политолог, директор высшей политической школы, был в студии «Эха Москвы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире