14 октября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Сергей Зверев, президент Компании развития общественных связей, Сергей Иваненко, зам.руководителя фракции «Яблоко», Александр Кузнецов, Михаил Матевосов — участники проекта «Одна семья времен В.Путина», Александр Суринов, 1-й зам.председателя Госкомстата.
Эфир ведут Алексей Венедиктов, Матвей Ганапольский.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, история вопроса. На наш взгляд, положение с проходящей переписью населения скандальное, и отражает скандальность положения следующее вы помните, что у Путина девушка дрожащим голосом спросила его родной язык, после этого разразился некоторым образом скандал, и депутат от Татарстана, член депутатской группы «Регионы России», Ф.Сафиулин, заявил, ссылаясь на этот телепоказ, что был сфальсифицирован опрос для Путина. Потому что в переписных листах для президента присутствовала графа «родной язык», и В.Путин заявил, что его родной язык русский, и вот во всех прочих местах переписи такая графа отсутствует. Мы залезли в Интернет, взяли эти бумаги, и убедились действительно, что там этого вопроса нет. Вчера, во время общения с представителем проекта «Одна семья времен В.Путина», господин Зверев принял участие в нашем разговоре и объяснил, что, оказывается, там такая система тебе должны задать вопрос про твой родной язык, хотя этот вопрос не написан. Ты должен ответить, если желаешь. И, оказывается, этот ответ должен быть внесен в нижнюю графу, которая почему-то называется «иностранный язык, который вы знаете», но в первую графу, и потом уже автоматизированная система учета определит и выяснит, что, оказывается, что твой родной язык, о котором ты говоришь, что он иностранный — он твой родной. Мгновенно стали приходить возражения слушателей часть людей говорила, что их не спрашивали об этом, часть людей видела, что эти ответы вписывали не туда. В основном люди говорили, что в графу «иностранный язык» вписывали английский язык. И здесь нам стало совсем плохо, потому что мы поняли, что мы живем одновременно и в России, и в иностранном государстве, потому что потом автоматизированная система, если она существует, покажет, что главный родной язык для россиян английский. Или французский, или немецкий.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте зададим этот вопрос присутствующим кто как отвечал на этот вопрос.
М.МАТЕВОСОВ: Меня во время переписи не спрашивали про мой родной язык.
С.ИВАНЕНКО: Ко мне переписчики еще не приходили.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нас не спрашивали.
А.СУРИНОВ: Меня спрашивали, и в правильную графу занесли. Я сказал, что мой родной язык русский. А если бы был родным армянский или еврейский, записали бы.
А.КУЗНЕЦОВ: Еврейский
А.СУРИНОВ: Да, если бы он был моим родным языком.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что нет такого языка.
А.СУРИНОВ: Извините, — как население говорит, мы так и пишем, в том числе и язык.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Запомним эту фразу как население говорит, так мы и пишем. Сейчас начнется первый справочный интерактивный опрос. Мы задаем вопрос радиослушателям — спрашивали ли вас во время переписи, какой ваш родной язык. Если вам задавали этот вопрос, наберите номер 995-81-21, если вам не задавали этого вопроса 995-81-22.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И хотел бы сказать, что завтра, в программе «Обложка», совместной с «Еженедельным журналом», к нам придут переписчики, будут рассказывать, как идет перепись.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А теперь я хочу сказать, почему мы сделали передачу по такой теме. Мне, например, абсолютно все равно, что написано в этих бумагах это не мое дело, это дело тех, кто занимается этим вопросом, государственное дело. Но нас насторожило другое — когда произошла эта «путинская» история, мы провели опрос радиослушателей. И спросили как вы считаете, почему Путину задали вопрос про родной язык? Девушка ошиблась, или переписной лист для Путина был сфальсифицирован? Потому что Сафиулин сказал, что когда Путин приезжал в Татарстан, то у него спрашивали, можно ли, чтобы был такой пункт в опросном листе, и он сказал как это можно, нужно. Поэтому ему и подсунули какой-то невероятный опросный лист. Интересны были результаты голосования: «девушка ошиблась» 18%, «переписной лист для Путина был фальсифицирован» 82%. Так сегодняшнюю передачу мы делаем, прежде всего, для того, чтобы доказать, что В.В.Путина никто не фальсифицирует, хотя я и вчера сказал, и сегодня повторяю огромное спасибо нашему президенту, который высветился на экране и дал такой ответ, и тем самым поставил три невероятных вопроса три вопроса, которые мы сегодня будем обсуждать. Действительно, когда ты смотришь в переписные листы, вызывает удивление, например, почему нет пункта «вероисповедание», почему в графе «национальность» написано: «по усмотрению», и третье то, с чего мы начали «родной язык» когда графа отсутствует, но как бы присутствует, и, как выясняется, нужно правильный ответ давать в разделе «иностранные языки». Вот эти вопросы мы и попробуем сегодня выяснить. Итак, голосование закончилось Проголосовало 1579 человек, 41% утверждают, что их спрашивали, 59% утверждают, что не спрашивали. Итак, у меня вопрос к А.Суринову почему нет вопроса о родном языке, — меня интересует формальная сторона, и почему придумана такая система, что его нужно вписывать в иностранный — какая в этом была необходимость?
А.СУРИНОВ: Во-первых, мы спрашиваем какими иными языками владеете, кроме русского. И это не означает только иностранный язык, это может быть любой язык, в том числе и народов РФ, или бывшего СССР. А сделано это для того, чтобы сэкономить и бумагу и, условно говоря, сэкономить труд кодировщика, поскольку если для человека родной язык русский, мы в конце бланка делаем меточку, и остальные три поля остаются для других языков. Если помните, жена нашего президента знает несколько языков, а если бы она знала еще один куда бы мы это вписывали? У нас таких людей довольно много. Когда мы этот бланк разрабатывали, то думали не только о том, как опрашивать население, но и о том, как отрабатывать. Потому что мы будем обрабатывать это с помощью сканеров, у нас очень жесткие сроки, максимально год на обработку материалов переписи, мы должны были думать и о других технологических этапах обработки этой информации. И абсолютно правильно наш переписчик, в соответствии со второй инструкцией, задал второй вопрос, после того, как она получила ответ на вопрос, владеете ли вы русским языком, и был ответ «да», спросила: Ваш родной язык? — и это наши переписчики обязаны спрашивать каждого. Если в отдельных случаях кого-то не спросили, то это уже плохо работает конкретный переписчик. В инструкции это все предусмотрено, и, более того, все переписчики, которые вышли, как мы говорим, в поле, прошли у нас тесты, и они этому вопросу уделяют особое внимание.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И все-таки я не понял, почему этого вопроса нет в опросном листе, — инструкция такая же бумага, на нее, наверное, тоже много тратятся. Значит, если переписчик обязан задать конкретно сформулированный вопрос «ваш родной язык?» его нет в опросном листе, его вписывают в «иные языки» как это можно родной язык вписать в иные языки, кроме русского? То есть, отдельно вопрос только про русский язык, а другой вопрос «родной язык» отсутствует. И, извините, объяснение нет бумаги, когда есть на ту же инструкцию, — меня не устраивает, и отсутствие этого вопроса и привело к тому, что часть тех, кто нам позвонила, 600 человек их не спросили. Я понимаю, когда 8 миллионов человек, 600 уже не считаются, но, наверное, можно попросить ВЦИОМ провести опрос, и узнать все конкретно. Что вы получите? Нам объясняли, для чего проводится перепись, и это справедливо, и поэтому мы и переписались я думаю, что надо идти на перепись что это для того, чтобы потом власть могла принимать какие-то решения — строить школы с русским языком, или с национальным языком, вкладывать в это деньги. Вот такой ответ не дает возможности государству узнать, сколько школ нужно с русским языком, с казахским, чеченским языком, — и конкретно именно из-за отсутствия этого вопроса. Объяснить, почему его нет, я не могу. А вы можете?
А.СУРИНОВ: Ну понимаете, русский язык это наш государственный язык, поэтому касательно русского языка сформулировано
А.ВЕНЕДИКТОВ: Никто не предлагает его снимать.
А.СУРИНОВ: Ну, слава богу. А второй вопрос касается всех остальных языков, в том числе и русского как родного, и других родных языков.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Его нет.
А.СУРИНОВ: В нашей инструкции первая позиция записывается словами тот язык, который является для данного человека родным.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так почему нельзя было написать просто, чтобы не было этих расстроенных 600 человек, что их не спросили про родной язык? Согласитесь, — проще записать было. Тем более, что президент выступил «за» в Татарстане.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но у нас не оглядываются на окрики президента.
С.ЗВЕРЕВ: Да, я как раз хотел сказать, что, во-первых, эта перепись проводится в соответствии с законом, который принимала Госдума.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Закон утверждал эту анкету?
С.ЗВЕРЕВ: Закон утверждал перечень данных, которые задаются в этой характеристике.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда пусть отвечает господин Иваненко.
С.ЗВЕРЕВ: Подожди, не перебивай.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Хочу получить ответ.
С.ЗВЕРЕВ: Ответ сказан действительно, в данных переписи необходимо получить ответ на вопрос, какой родной язык у какой части населения является. В соответствии с нашим законодательством, государственным языком является русский язык, поэтому этот вопрос был задан обязательно знаем мы свой государственный язык, или нет. Я думаю, что мы получим достаточно интересные данные.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Очень хорошо, никто и не спорит.
С.ЗВЕРЕВ: Второй вопрос для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, предусмотрена специальным образом кодировка и специальным образом инструкция переписчика, который задает вопрос — «ваш родной язык?»
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не задает.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пока шло голосование, господин Зверев сделал заявление, которое типично для наших гостей. Он сказал: понятно, кто звонит. И высказал предположение сами скажете?
С.ЗВЕРЕВ: Сам скажу. Я считаю, что звонят люди, которые обеспокоены тем, что им не задали этот вопрос, прежде всего.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, простите, — вы сказали другое.
С.ЗВЕРЕВ: А что я сказал? Я сказал именно это.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Он сказал раздражены.
С.ЗВЕРЕВ: Я сказал, что люди раздражены, или обеспокоены тем, что им не задали и такой вопрос.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, им все-таки не задали этот вопрос?
С.ЗВЕРЕВ: А я спорю с этим? Дело в том, что если тебе задали этот вопрос, то не факт, что ты будешь звонить. И в этом смысле оперировать этими цифрами, на самом деле, не совсем корректно.
А.СУРИНОВ: Вы ориентируетесь на результаты этого опроса. Давайте я свою информацию выдам я, к сожалению, не имею статистики, но имею собственные наблюдения я вчера по Москве проехал, по переписным участкам, и в каждом переписном участке я брал портфели или анкеты, и смотрел, как заполняются вопросы по национальности, прежде всего, по источникам средств существования потому что забывают про пособия на детей, и по языку. Заполняется это. Я присутствовал сам при опросе задается этот вопрос. Поэтому против вашего опроса у меня есть свое собственное наблюдение, которое я провел. К сожалению, только в Москве, вчера.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще раз хочу сказать поверьте, господин Суринов, нам, журналистам «Эхо Москвы», это абсолютно все равно, я даже скажу «до лампочки». И могу ли я так понимать, что вы говорите во всеуслышание, что это сделано правильно, будет корректно исполнено, и это будет объективно подсчитано, и даст адекватную картину происходящего? Если вы говорите «Да» мы снимаем вопрос про родной язык, потому что у нас в гостях 1-й зам.председателя Госкомстата.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Натурально генерал-полковник.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И против такого авторитета не попрешь, и тогда мы, журналисты, зря подняли этот вопрос. Так вы считаете, что все будет нормально?
А.СУРИНОВ: Я вам могу сказать, что все будет в порядке, в том числе и с обработкой материалов по этому вопросу. Довольно жесткие инструкции и требования, то, что приносят переписчики, проверяется на предмет логики и всего остального инструктором, и контролерами, отработан настоящий, серьезный механизм. Поэтому по этому вопросу можно не волноваться. И обработаем мы корректно, и сделаем это довольно оперативно. Поэтому если вами, действительно, движет желание помочь переписи, то вы лучше объясните. Сходите на участки, или примите у себя дома. И попросите всех ваших телезрителей сделать то же самое.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ради бога, тут вопроса нет. Хотя уже некоторые ответили на это вопросы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот и спросим участника нашего проекта, что он обо всем этом думает.
М.МАТЕВОСОВ: Я думаю, что на ошибках учатся. Но то, что не включили этот вопрос, неправильно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему неправильно? Ведь вам же объяснили, что все делается, как надо?
М.МАТЕВОСОВ: Ну, если он так говорит
А.КУЗНЕЦОВ: Вы знаете, я вот смотрю у нас отопление центральное, печное такой обширный перечень вопросов, что мы теперь будем знать, как народ греется. Ну, это рука Чубайса, понятно, — жаль, что он не демограф, наверное, тогда пунктов в этом 9, «владение языками»" было бы штук 5, и вопрос бы не стоял вообще.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так Иваненко скажет что-нибудь, который утверждал вопросы?
С.ИВАНЕНКО: Это хорошая постановка вопроса когда вы за нас голосуете, у нас 5%, а как Дума принимает законы, так «отвечайте за Думу». Но я, тем не менее, отвечу. На самом деле, действительно, закон принят, перечень вопросов согласован, и я оцениваю эту ситуацию, которая случилась с президентом, как просчет организаторов переписи. Потому что вопросы надо задавать такие, которые находятся в листе. Из всего того объяснения, которое, наверное, правильное, потому что руководитель, безусловно, является профессионалом — оно исчерпывающе с точки зрения того, что здесь ошибок не будет там инструкция составлена, все проходили соответствующую подготовку и, наверное, особого просчета не будет. Но вообще говоря, так делать нельзя — инструкция делается для работников Госкомстата, а не для людей. Люди должны четко и внятно понимать если у вас написано: «пункт 9-2: какими иными языками вы владеете», я понимаю, как человек, не профессионал в переписочной области, понимаю это как иностранные языки совершенно очевидно. И, прежде всего, я напишу английский, если бы записывал это сам. А переписчик, если он напишет какой-то другой язык здесь, наверное, будет руководствоваться инструкцией. Но с точки зрения здравого смысла, наверное, это неправильно. Поэтому я думаю, что в данной ситуации тот резонанс, который возник, возник из-за того, что у нас чрезмерно бюрократизирована система принятия всех решений, в том числе и по переписи.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Законом же принимались.
С.ИВАНЕНКО: По закону и надо было спрашивать, и не надо было морочить голову. В законе написаны вопросы вот анкета у вас пункт 9-1 владеете русским языком? Отвечаете да, нет. Пункт второй какими иными вы владеете? Отвечайте какими иными. А уже потом делайте выводы из этого анализа, какой родной, какой нет. Поэтому вопрос президенту о родном языке, который озвучен в эфире, с моей точки зрения, дезориентировал большое количество населения.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос с точки зрения народного хозяйства, извините за старый термин, — нужно знать, какой язык считает человек родным, или не нужно? Или для практически целей нужно знать только, владеет ли он государственным языком обязательно, родной это уже прикладной, — с точки зрения экономики, наконец?
А.СУРИНОВ: Ну конечно, нужно. Поэтому мы и работаем. Уважаемые коллеги, друзья, господа и товарищи перепись в России проходит не так, как в Америке. Примерно 70% населения Америки заполняет вопросники самостоятельно, а остальные 30 добирают профессиональные переписчики. И поэтому там важна формулировка вопросов, как вы правильно говорите. В России традиционно, с 1897 г., работают переписчики. И с этим листом работает переписчик. Вот вы, как переписываемое лицо естественно, вы можете посмотреть, что записывают, чтобы правильно записали, но работают с вами переписчики, и работают по инструкции. Такой метод проведения переписи в Российской Федерации, с первой всеобщей переписи в Российской Империи, и всю нашу богатую историю советского периода с точки зрения переписей. Поэтому с этой позиции нет ничего страшного все эти вещи мы доводим через инструкции. И последнее вы видите вопрос по источникам средств существования? табличку даем, ничего в этом страшного тоже нет..
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А зачем вы сделали графу 9.1, которая называется «владеете вы русским языком»? Русский язык государственный язык, его обязаны знать все. Значит, если я отвечу «нет» — какое это будет иметь значение для народного хозяйства? Что вы сделаете? Например, 10% ответили «мы не владеем русским языком». Что вы сделаете в этом случае? Вы построите
А.СУРИНОВ: Госкомстат ничего строить не будет, для этого есть Госстрой. Госкомстат готовит аналитические материалы для тех, кто принимает решение. Что касается того, что вы сказали, что у нас все обязаны знать хочу напомнить, что перепись проходят все люди, которые проживают в России на дату переписи. А поэтому вопросу вне зависимости от гражданства, все те, кого мы застали на переписных участках. Это очень важно, потому что это могут быть и люди, которые не владеют русским языком, но мы их будем переписывать так же, как и наших граждан и лиц без гражданства. И благодаря переписи мы узнаем, кто они, откуда к нам приехали, какие они по полу, возрасту это очень важно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Коснемся следующего пункта. Пункт 7 «ваша национальная принадлежность». И дальше — «по самоопределению опрашиваемого». И зададим вопрос нашим слушателям как вы писали, определяли свою национальность по языку и по культуре тогда наберите 995-81-21, или по составу крови 995-81-22. Крутой вопрос, но другой мы не можем задать, мы не можем понять «по самоопределению опрашиваемого». Господин Венедиктов, что вам в вопросе не нравится? Может, это проявление демократизма? Мне кажется, что это лояльный пункт.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как ни странно, «по самоопеределению» — меня вначале напрягло, а потом развеселило. Это связано с теми важными репортажами, которые вчера показывали некоторые наши коллеги на государственных каналах история вокруг кряшен, которым в Татарстане не разрешают писаться кряшенами, а заставляют писаться татарами, правда, вчера Владимир Соколин сказал, что из 15 жалоб проверили, и две оказались правильные на сто тысяч человек. Но дело в том, что есть и другие вещи как известно, в Архангельске губернатор и почти все чиновничество записали себя поморами. Возникла национальность «помор». У нас есть сведения, что в Перми несколько сот человек записали себя «эльфами» по национальности, «хоббитами».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хоббитов очень много.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И так далее. Что это дает для народного хозяйства? Если я могу записаться «эльфом» где вы учтете меня в народном хозяйстве? В чем смысл вопроса?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, вы задаете вопрос кем считает себя человек, или кем он хотел бы себя считать? Я бы очень хотел быть эльфом, это моя старая мечта, и, наверное, я им запишусь.
А.СУРИНОВ: А Алексей Алексеевич кем себя записал?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я записал себя русским.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я напишу, что я эльф.
А.СУРИНОВ: Если будет много эльфов, мы сделаем целую группировку тех, кто назвал себя эльфами. Если вас будет мало — не сделаем.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы видели репортаж из Башкирии, когда отец — татарин, а мать башкирка, и отец говорит мама говорит, чтобы сын записался башкиром. То есть, поставили перед выбором сына выберите между мамой и папой.
А.СУРИНОВ: Так вы вообще против этого вопроса?
А.ВЕНЕДИКТОВ: По самоопределению? Какой в этом смысл?
С.ЗВЕРЕВ: Наверное, Сергея надо спросить что у нас там есть в Конституции по этому поводу.
С.ИВАНЕНКО: Статья состоит в том, что гражданин сам волен определять свою национальность и вероисповедание. Поэтому я не вижу никакой проблемы в этом вопросе.
С.ЗВЕРЕВ: И никто не имеет права заставлять его, или указывать ему. По крови, по матери это его дело.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но если государство изъяло национальность из паспорта вам-то она зачем? Объясните, что она дает, я вас поймал в эту ловушку. Ужесточил позицию, а потом — поймал.
А.СУРИНОВ: Можно попробовать из этой ловушки выбраться?
С.ИВАНЕНКО: Тут я хочу защитить Госкомстат вот раньше, когда молодой человек в 16 лет получал паспорт, как он определял национальность? Вы считаете, что ему МВД определяло национальность? Нет, он приходил и заявлял я такой-то, такой-то.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Неправда. Он приносил и заполнял анкету «национальность родителей».
С.ИВАНЕНКО: Неправда, он вправе был выбрать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но он не мог назваться армянином, если папа был азербайджанец, а мама — башкирка. А сейчас может. В чем смысл?
С.ИВАНЕНКО: Смысл состоит в том, что те люди, которые хотят себя идентифицировать по национальности имеют право. Я тут не вижу никакой проблемы.
С.ЗВЕРЕВ: Очень много людей записываются «россиянин».
А.СУРИНОВ: И слава богу.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть вы хотите получить новую общность «россияне»?
А.СУРИНОВ: Давайте я все-таки попытаюсь объяснить. Есть закон «О переписи населения», мы обязаны задавать этот вопрос, он входит в перечень сведений, который мы обязаны собирать. И мы это делаем, чтобы выполнить закон.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А у меня тогда вопрос не к вам, а к Иваненко зачем это нужно, если в паспорте нет?
А.СУРИНОВ: А можно я закончу? По-моему, никого этот вопрос не пугает, кто не хочет, пусть не говорит свою национальность. Вопрос задан, чтобы узнать национальный состав нашего населения, потому что у нас в Конституции написано, что у нас многонациональная страна.
С.ЗВЕРЕВ: Мы живем в сложной, многонациональной стране, в многоконфессиональной стране..
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот ваш вопрос вызвал волнения в Татарстане, ваш вопрос вызвал волнение в Башкирии.
С.ЗВЕРЕВ: И я тебя уверяю, что если бы этот вопрос не был задан, вот тогда бы были волнения в Башкирии, Дагестане, Татарстане, Архангельске, Москве, и так далее.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Может, вопрос вернем в паспорта?
А.СУРИНОВ: Это не к нам вопрос. Это к другому ведомству.
С.ИВАНЕНКО: Еще раз хочу пояснить. Мне кажется, тут какое-то обострение на пустом месте. Значит, то, что касается национальности в паспорте это система полицейская, извиняюсь. Против этого мы выступали и боролись, кстати говоря. Потому что это система учета гражданина, когда идентифицируется
А.ВЕНЕДИКТОВ: А это что не учет?
С.ИВАНЕНКО: Не учет. Если мы будем обсуждать тему, что все это вообще используется в полицейских целях, тогда давайте сворачивать всю эту тему, и будем обсуждать только один вопрос будут ли эти данные где-нибудь использоваться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы этого не знаем.
С.ИВАНЕНКО: Для того, чтобы минимизировать это использование полицейское, — это был ключевой вопрос во время обсуждения в Думе, и господа, которые здесь присутствуют, нас уговаривали принять более жесткий закон — в смысле, например, обязательности переписи, в смысле каких-то новых вопросов. В процессе обсуждения для нас был главный вопрос не только, кстати, для «Яблока» чтобы перепись была исключительно добровольной. Мы отдавали себе отчет в сложности проведения добровольной переписи, но это ключевой вопрос добровольно, и чтобы были материалы конфиденциальны. Поэтому в этом смысле вопрос о национальности нужен исключительно в аналитических, и если хотите, научных целях. Потому что, конечно, проще всего сказать, как в Америке или в СССР, что национальный вопрос у нас решен, и все граждане одной нации, и все россияне. Но это будет недостоверно с точки зрения принятия, в том числе, и политических решений.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, вопрос задан, чтобы просто поинтересоваться?
С.ИВАНЕНКО: А перепись вообще для того, чтобы только поинтересоваться.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Если вы так говорите, то я вас спрошу сколько вам стоила эта заинтересованность?
С.ИВАНЕНКО: Я просто пытаюсь поиронизировать над вашим вопросом. В этом смысле, когда вы изучаете состав населения и проводите массовую перепись, очень дорогостоящую, главная цель узнать, сколько всего. Это вопрос номер один, вопрос статистики, прежде всего. Поскольку мероприятие массовое, возникает масса проблем.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас я спрошу участников нашего проекта «Одна семья времен В.Путина» вы считаете, что правильно поступил Госкомстат, что они определили именно такую формулировку, и какую это будет иметь пользу?
А.КУЗНЕЦОВ: Совершенно очевидно, что вопрос, наверное, не будет иметь какого-то практического применения, и в результате обсуждения я понял, что, наверное, тут столкнулось достаточно много противоречий и закона, и закона о переписи. Не знаю. У меня совершенно индифферентное к этому вопросу отношение.
С.ЗВЕРЕВ: Нет, вопрос, наверное, нужно поставить так — вообще свою национальность надо определять самому, по тем чувствам, которые возникают у вас, когда вы отвечаете на этот вопрос.
А.КУЗНЕЦОВ: Это очень сложно. Вы действительно поставили в тупик смешанные семьи. Вот хорошо, что у меня белорусской кровиночки чуть-чуть, а если бы было больше?
А.СУРИНОВ: Если вы чувствуете себя белорусом запишите, Бога ради, как вы себя внутри чувствуете.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А ребенок, у которого папа — татарин, а мама башкирка? Кто ребенок? И ребенок смотрит на папу, и смотрит на маму.
С.ИВАНЕНКО: Но папа с мамой все-таки муж с женой.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно, но они смотрят на единственного ребенка кого выберет.
С.ЗВЕРЕВ: Никто не имеет права этому единственному ребенку сказать, как он должен писаться. Ни папа, ни мы, ни, тем более, Госкомстат.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Все понятно, вопроса нет.
М.МАТЕВОСОВ: У меня, например, три девочки. Младшей 16 лет. Учится в 9 классе. Если этот вопрос ей зададут — кто ты по национальности, — она обидится: как так, она армянка. Но она ни одного слова не может сказать по-армянски. У нас дома в сутки мы, может 2-3 минуты по секрету по-армянски можем с женой каким-то словом перекинуться, и больше ничего.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, как вы считаете вопрос задан корректно, он принесет какую-то пользу?
М.МАТЕВОСОВ: Начет пользы я сомневаюсь. Просто каждый человек, мне так кажется, должен таким, какой он есть. Если я армянин я армянин.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Мы задавали вопрос слушателям, как они писали свою национальность «по языку и по культуре» ответили 42%, «по составу крови» 58%. Всего проголосовало 1412 человек.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Теперь я могу отказаться от своих провокаций в этом вопросе, я очень рад, что они сработали. И могу сказать, что для людей, которые ведут учет для каких-то целей не просто поинтересоваться, — они должны знать, что у людей абсолютно разная система счета, определение того, что вы хотите узнать, они по-разному подходят к этому определению, и эти поводы тоже сыграют свою роль, безусловно. Да, он сам себя определил так, — а почему? Это неважно.
С.ИВАНЕНКО: Ответ на этот вопрос будет означать буквально то, что он означает сколько людей в стране называют себя представителем той или иной национальности. Вопрос анализа вопрос другой. Просто данные по этой позиции будут означать ровно столько — армянами считают себя столько-то, грузинами столько-то, русскими столько-то, евреями столько-то. Почему они это делают, это абсолютно другая тема. Этот вопрос имеет эвристическое, то есть интересующее значение.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть могу ли я так понять, что когда вы все распишите и подсчитаете, то можно будет сказать так: столько-то людей чувствуют себя белорусами, столько-то русскими?
А.СУРИНОВ: Нет, сами себя назвали я бы сказал так. И более того, я абсолютно не согласен с коллегами этот вопрос имеет огромное значение, в том числе и экономическое, и социальное. Вы же сами говорили, что есть межэтнические конфликты у нас в относительно даже спокойных регионах. А нужно ли знать, чем отличается этот этнос, или субэтнос на этой территории с точки зрения образования, или нет. Эксплуатируют ту или иную нацию в этом регионе, или нет, — это и политическое, и экономическое значение. Кто у нас больше рожает, в каких регионах, с точки зрения уровня образования кто они, наемные работники в основном, или работодатели? Где, в каких отраслях они работают. Это серьезнейшие вопросы, и обработка материалов даст ответы на эти вопросы. Я, забегая вперед, скажу, что том, который будет представлять структуру нашего общества по национальности, будет самый популярный в Российской Федерации. И это не просто интерес, интерес не только государственных мужей, это интерес в обществе. А мы, как статистики, обязаны работать на общество, поэтому это имеет и это, чисто практическое значение.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В национальном вопросе идти за обществом это опасная тенденция, как известно.
А.СУРИНОВ: Я должен удовлетворить спрос на информацию общества. Потому что мою контору создали для этого.
А.ВЕНЕДИКТОВ: На точную информацию.
А.СУРИНОВ: На точную. И правильно здесь было сказано, вопрос сколько себя так определили. И у нас есть институты этнографии и этнологии, другие серьезные ученые, которые занимаются этой проблемой, и они уже будут это дело изучать более серьезно и детально — им это тоже нужно для их работы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, с этим разобрались. Теперь у меня вопрос к участникам нашего проекта вы верующие?
А.КУЗНЕЦОВ: Нет.
М.МАТЕВОСОВ: Крест ношу всю жизнь, но так, чтобы верующий есть такое.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы позиционируете себя как верующий? Вы хотели бы, чтобы была эта графа?
М.МАТЕВОСОВ: Позиционирую как верующий, думаю, эта графа не помешает. Я себя чувствую, что она мне нужна, эта графа.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А для чего она нужна государству?
М.МАТЕВОСОВ: Наверное, чтобы знать, сколько у нас христиан, мусульман, иудеев? А что это даст государству не могу сказать.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И тут мы переходим к обсуждению третьего вопроса, которого нет в анкете о религии. Значит ли это то, что государству не интересно узнать, сколько представителей, и каких конфессий живет в России? То есть, государству или не интересно, или не нужно, или с политической точки зрения принято такое решение? Снова два телефона для наших слушателей — вы позиционируете, или хотели бы позиционировать себя как верующего человека в опросном листе? Если «да» — 995-81-21, если «нет» — 995-81-22.
С.ЗВЕРЕВ: Не могу говорить за государство, но с моей точки зрения это решение принято именно с точки зрения политической целесообразности. В момент составления опросного списка проходили консультации с представителями всех конфессий ну, не со всеми, конечно. И это было единодушное мнение представителей всех конфессий этот вопрос в России задавать, наверное, нецелесообразно. И я думаю, что решение, чтобы этот вопрос в анкете не присутствовал, носит, безусловно, политический характер. С моей точки зрения есть масса этому объяснений.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, это не так. 26 августа представитель Секретариата Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, священник Антоний Ильин, я думаю, вы его неплохо знаете, сказал: «в настоящее время этот вопрос не включен в опросный лист, но это было бы очень полезно со всех точек зрения, и помогло бы выявить реальное процентное соотношение представителей традиционных религий и других религиозных объединений в России». Представитель РПЦ указал, что статистика, согласно которой порядка 70% граждан связывают себя с православной традицией, «часто подвергается сомнению, искусственно снижается, и в этой связи опрос показал бы истину, которой мы вовсе не боимся. Гипотеза о том, что позиция РПЦ послужила причиной отмены графы, связанной с религиозной идентификацией, не имеет под собой никаких оснований. Отсутствие опроса по религиозной тематике лишает перепись духовно-культурного смысла», — сказал представитель РПЦ.
С.ЗВЕРЕВ: Около года назад мы тут, в студии сидели, и в течение полутора часов беседовали с Владыкой Сергием, и обсуждали, в том числе, и этот вопрос. Вы помните позицию Владыки Сергия?
А.ВЕНЕДИКТОВ: А может, Владыка Сергий представляет меньшинство населения страны. Вы спросили у объединения неверующих людей хотят они иметь эту информацию? А вот упомянутый выше Институт этнологии, антропологии РАН уже обращался в Госкомстат с просьбой включить пункт о религиозной и конфессиональной принадлежности в анкету. Однако Госкомстат, — цитирую, — «отклонил это предложение, указав на его неуместность» вот это здорово.
С.ЗВЕРЕВ: В тот момент, когда в опроснике вопроса о религии нет это абсолютно нормальный ход. Сказать, что очень плохо, что такого вопроса нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Октябрь 2001 г., РПЦ 28 августа, до начала переписи.
А.СУРИНОВ: А вы знаете, сколько времени технически печатались эти бланки?
С.ЗВЕРЕВ: В начале 2001 года, законопроект о переписи поступил в Госдуму. В начале 2001 года, и тогда уже там этого вопроса не было, а консультации по этому поводу проходили значительно раньше. Позицию все конфессии высказывали значительно раньше. Сегодня с политической точки зрения очень выгодно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так конфессии потребовали так?
С.ЗВЕРЕВ: Это не было требованием, это было единодушное мнение конфессий. А решение, с моей точки зрения, было политическим, — безусловно.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В результате, государство уступило мнению конфессий. Государству это не нужно.
С.ЗВЕРЕВ: Я считаю, что государство очень разумно в наших условиях не задает этот вопрос.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это какие наши условия?
С.ЗВЕРЕВ: В нашей стране сегодня. Вы знаете, наша страна, как мы только что выяснили, многонациональна.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А что было в Российской империи в 1897 году?
А.СУРИНОВ: Другое отношение было к Церкви.
А.ВЕНЕДИКТОВ: При чем тут Церковь? Мы говорим о многоконфессиональности.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня возникает странное ощущение, что если, предположим, у нас будет написано, что у нас 15% мусульман у нас же данные открыты, — то вы считаете, что срочно будут бить мусульман?
С.ЗВЕРЕВ: В тот момент, когда будет опубликовано, что 15% мусульман, мусульмане в один голос заявят данные переписи фальсифицированы. Если, не дай Бог, людей, которые позиционируют себя как православные, будет 63%, они точно так же будут объявлены не состоявшимися, прокляты, и прочее.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так это неправда, что ли?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я вам уже сейчас скажу, что этот вопрос не задается, потому что вас подкупила РПЦ.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Которая говорит, что больше 70% православных верующих.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Они говорят, что больше 70, и проплатили, чтобы этот вопрос не задавали.
А.СУРИНОВ: Перепись проходит сейчас. Где вы были год назад?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это то же самое, что сказал министр юстиции Чайка. Когда сказали ему, что существует Национал-державная партия, он сказал — а где были журналисты раньше?
А.СУРИНОВ: Не журналисты. Где была Церковь, где все остальные?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мнение Церкви год назад я вам привел.
А.СУРИНОВ: Не год назад. Есть закон, в законе нет этих сведений, — не имеем право собирать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: В законе нет сведений о родном языке, а вы их собираете.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В паспорте нет сведений о национальности, но вы это дело собираете.
А.СУРИНОВ: Но в законе есть «владение языками». И, кстати, вопрос о религии задается далеко не во всех странах. И этот вопрос относится не к числу обязательных.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А в других странах не пускают Папу Римского?
А.СУРИНОВ: Куда не пускают?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В других странах не пускают Далай-Ламу?
С.ИВАНЕНКО: При чем тут Папа Римский?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы не понимаете? Ваша недосказанность потом «аукивается» совсем другими вещами.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто имел ввиду сказать следующее нам, журналистам, абсолютно все равно, до той самой лампочки это соотношение потому что манипулируют цифрами сейчас все конфессии. Это не вопрос.
А.СУРИНОВ: Этого мы не знаем, это ваше мнение.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы не знаете? А почему вы не знаете, Госкомстат? Вы-то почему не знаете?
А.СУРИНОВ: Потому что статистика организована через конфессии, это их дело, они общаются с Богом. Как они чувствуют, пусть так и собирают свою статистику. Бог определит. Этот вопрос относится к довольно сложным вопросам.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А национальность легкий вопрос?
А.СУРИНОВ: Национальность тоже сложный вопрос.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вы национальность вводите в опрос, а вероисповедание нет.
А.СУРИНОВ: У нас в Конституции написано, что страна многонациональная, и в законе о переписи есть.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И что?
А.СУРИНОВ: А про религию ничего не сказано.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Как это не сказано а статья о свободе совести?
А.СУРИНОВ: Зачем же мне отпугивать население верующее или неверующее от участия в переписи?
С.ИВАНЕНКО: Можно Госдуме поучаствовать? На самом деле, вопрос о вероисповедании, конечно, мог бы быть в этом опросном листе, и наверное, было бы неплохо включить его в следующую перепись. Что касается этой переписи, я выскажу вам те сомнения, которые были при обсуждении этого вопроса. Сомнение одно — вот Алексей держит в руках энциклопедию 1904 г., и я хочу сказать, что Россия в 1904 г. была страной религиозной. А в 2002 году это по-прежнему атеистическая страна.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы этого не знаем.
С.ИВАНЕНКО: Ничего себе демократия дайте сказать. Еще раз — в России результаты опроса по данной позиции точно совпадут с позицией «национальность» это абсолютно очевидно, что у нас люди позиционируют себя раз он русский, значит, православный. Если они проживают в национальных меньшинствах, они себя будут позиционировать как представители мусульманской конфессии.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И что?
С.ИВАНЕНКО: С этой точки зрения я считаю, что надо подождать, надо дать возможность людям развести эти два вопроса. И, кстати говоря, представители РПЦ прекрасно знают эту ситуацию одно дело назвать себя формально православным, а другое дело — истинно верующим.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это все догадки.
С.ЗВЕРЕВ: Надо тогда было бы задавать такой вопрос вы ходите в церковь, соблюдаете ли каноны я могу себя позиционировать верующим, но это мое личное дело.
С.ИВАНЕНКО: Этот вопрос действительно важен, его можно включить в опрос, но сегодня мы получим результаты в этом смысле недостоверные. И второе мы можем создать поэтому проблему между конфессиями.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Отлично, — мы заполучаем недостоверные результаты по национальности, потому что это самоопределение, и это нормально, и по вере тоже самоопределение.
С.ИВАНЕНКО: Есть большая разница. Почему все конфессии выступили против? именно поэтому, потому что есть вещи, где слово может быть страшнее дела.
С.ЗВЕРЕВ: Когда мы с Владыкой Сергием разговаривали, мы с вами отметили, между прочим, что наша страна, в том числе, уникальная тем, что у нас никогда не было религиозных войн. Помните?
А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас сжигали старообрядцев, но войны не было.
С.ЗВЕРЕВ: Войн не было.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А войны на Кавказе, которые вела Россия это была не религиозная война? В Италии тоже в этом смысле не было религиозных войн. Значит, вопросом о национальности мы ничего не провоцируем, а вопрос вероисповедания — провоцируем.
С.ЗВЕРЕВ: То, что мы вчера видели по государственным телеканалам говорит о том, что национальный вопрос в нашей стране очень тонкий и сложный. Религиозный вопрос в нашей стране, наверное, еще более сложный.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Наверное?
С.ЗВЕРЕВ: Наверное. И представители конфессий, которые конкретно и непосредственно общаются со своей паствой, единодушно высказали пожелание не видеть этот вопрос в переписи.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я рад, что это наконец прозвучало.
С.ИВАНЕНКО: Это факт.
С.ЗВЕРЕВ: Если мы хотим мнение тех людей, которые профессионально занимаются общением с теми людьми, которые позиционируют себя как верующие, надо к ним прислушиваться.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 57% позиционируют себя как верующие, 43% — нет, 1395 человек позвонили.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, что аргумент, который вчера прозвучал в программе ОРТ от Соколина о том, что ООН не рекомендует в некоторых странах проводить вопрос о вероисповедании я нашел эти документы ООН.
С.ИВАНЕНКО: Нет, там такого прямого нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Это сказал Соколин.
С.ЗВЕРЕВ: Он не относится к рекомендованным.
А.СУРИНОВ: Я же говорил, как в ООН он не относится к числу обязательных, вот в чем дело.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос в том, что ООН не рекомендует только в тех странах, где есть угроза свободы совести только в тех странах такое ограничение.
А.СУРИНОВ: Нет, каждая страна выбирает свой переписной лист, за каждым вопросом стоят деньги.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда не надо на ООН ссылаться.
А.СУРИНОВ: И на ООН тоже надо ссылаться.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда я ссылаюсь на ООН.
А.СУРИНОВ: Большинство наших вопросов обязательны, вот в чем дело.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, вопрос к участникам проекта ОСВВП ваш главный вывод из этого разговора?
А.КУЗНЕЦОВ: Я неоднократно думал про этот вопрос, и я понял, что здесь есть некая недоговоренность и недосказанность, и это позиция слабого то есть сильный человек, сильное государство, не боится попасть в смешную ситуацию, либо выглядеть где-то не очень гладко, а вот эта недосказанность на руку всем — конфессиям, — они будут говорить, что мы основная группа, тому же Статуправлению: «мы не проводили, поэтому не знаем», политикам, потому что на этом вопросе тоже можно играть. Все можно выдумать в данной ситуации. А вопрос прост, и я думаю, что никакой национальной розни он бы не привнес в результаты переписи. Это было бы крайне интересно и полезно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень коротко вывод господина Зверева. Есть ошибки?
С.ЗВЕРЕВ: Не ошибается тот, кто ничего не делает, это известно. И я думаю, что те 600 тысяч переписчиков, которые сейчас ходят по квартирам и задают вопросы, кто-то из них, наверное, сделает какие-то ошибки к сожалению. Человеческий фактор существует, и говорить, что 100% будет абсолютно точно, неправильно. Другое дело, что, наверное, и вопрос с родным языком, и с конфессиональной принадлежностью это вопросы, которые надо обсуждать, в том числе, и Государственной Думой, и обсуждать вопрос обязательности переписи, или нет, потому что перепись идет, и нам нужно каждому, в том числе и мне, зайти на переписной участок, и переписаться. Вопросы есть.
А.СУРИНОВ: Мы сейчас проводим перепись населения, и общение с населением показывает те слабые места, недоработки, которые есть и в опросных листах, и в инструкциях, и непосредственно в процессе подготовки переписчиков. Но это дело будущего, и думаю, что мы все это учтем. Но скажу одно — мы должны действовать, когда проводим перепись населения, только в рамках действующего закона. Если не будет в будущем законе вопроса о религии, значит, мы этот вопрос задавать не имеем право. И хочу успокоить наше население только по закону, не бойтесь нас, мы действуем только по закону, и не поддаемся провокациям насчет религии, и всего остального, чего нет в законе.
С.ИВАНЕНКО: У нас сейчас перепись, которая в определенном смысле знаменательна и показательна. Последняя всеобщая перепись была в 89 г., когда у нас был СССР, административная система, и когда перепись проводилась в один день. Я сам родился 12 января 59 года, 15 января меня переписали быстро, точно, и без всяких осложнений. Сегодня это сложная задача, и вопросы существуют, но я бы действительно хотел, чтобы мы, как граждане своей страны, просто продемонстрировали, что мы цивилизованная страна. На самом деле, те вопросы, которые мы обсуждаем, многие из них, считаю, надуманно трактуются как острые политические вопросы. Перепись, прежде всего, это учет населения, это, прежде всего, информация и знание. И граждане нашей страны, мне кажется, должны быть абсолютно спокойны относительно того, что заданные им вопросы не пойдут им во вред. Вот Александр говорит, что это показатель слабой страны, которая не хочет задавать таких острых вопросов не в этом проблема. Проблема не надо быть сильным в таком вопросе, зачем создавать обострение? Перепись, прежде всего фамилия, имя, отчество, год рождения, и еще несколько простых вопросов. Давайте эту перепись проведем таким образом, а уже потом будем спокойно обсуждать, что делать с вероисповеданием.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Прежде всего, для принятия решений, всегда нужна наиболее точная информация. Я думаю, что по тем трем позициям, которые мы сегодня обсуждали, информация не точная, и искаженная, смещенная панель. Поэтому я не понимаю, какие могут быть сделаны практические выводы не для любопытства, а для того, чтобы принимать какие-то решения, а именно для этого проводится перепись для коррекции политики государства. Поэтому мое ощущение, что, естественно, последствия переписи будут политическими, но, к сожалению, и сам процесс переписи в отдельных местах превратился в политический процесс. И ровно для того, кстати, чтобы уменьшить количество ошибок, чтобы снизить, минимизировать последствия, думаю, что чем больше людей перепишется и придет, и скажет, что считает нужным, все-таки тогда эти ошибки, о которых я говорю и на которых настаиваю, будут минимизированы. Каждый человек выравнивает ситуацию, поэтому, думаю, есть еще несколько дней, и надо идти переписываться.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И еще одно слово. Наши радиослушатели задают вопрос скажите, зачем вообще это все было нужно, если сведения можно было взять просто в ЖЭКе? В ГУВД? Мы же все пересчитаны там, и записаны. Но оказывается, что в переписи должны быть некоторые пункты, которых у тебя в паспорте нет, и которые перепись населения пытается выяснить. Но мы видим, что пункта вероисповедания нет, национальность по усмотрению, родной язык графа отсутствует, и нужно сложным образом отвечать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: И, поддавшись провокации, Госкомстат ввел «родной язык» в инструкцию. Все-таки правильно поддались на провокацию президента ведь правда? Спровоцировал вопрос и тему молодец.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пошли за ним?
А.СУРИНОВ: Коллеги, Господь с вами, инструкции были отпечатаны Бог знает, когда, и наши переписчики действуют по инструкции, в том числе, и по отношению к президенту все равны.
С.ЗВЕРЕВ: Абсолютно правильно сказал Иваненко не надо превращать перепись в политическое мероприятие.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что в ваших опросных листах есть такого, что нельзя было тихо и спокойно, решением Госдумы, взять из наших ЖЭКов и ГУВД? Что? Площадь известна, адрес, прописка, фамилия известны. Ради чего городился опрос? Значит, это какие-то вопросы, которые не предусматривает ГУВД? Скажите одним словом.
А.СУРИНОВ: Одним словом, ничего нет в ГУВД. Потому что в ГУВД все по регистрации, а у нас по фактическому проживанию, и это очень важно именно в нашей стране изучать явление, включая латентную составляющую. У нас человек зарегистрирован, прописан в одном месте, а живет в другом. Брак зарегистрирован или нет в ГУВД регистрация, а у нас фактическое проживание. Треть детей в России рождается вне зарегистрированных браков, для ГУВД они не семьи, а для нас в переписи семьи. Образование, занятость, язык, национальность и так далее.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, вы считаете, что они вам ответят более правдиво, чем в ГУВД? Да что такое вы говорите?
С.ИВАНЕНКО: На самом деле, ваши вопросы показательны. Я, например, считаю, что всем нам надо бороться за то, чтобы в ГУВД не было никаких сведений о наших гражданах.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Принимайте закон.
С.ИВАНЕНКО: Причем тут закон, когда вся наша информация сосредоточена в ЖЭКах, милициях, КГБ и еще черт знает где? Это называется полицейское государство. Данные о людях надо собирать только путем переписи, организовывать ее соответствующим образом, и тщательно продумывать. Так делают во всех демократических странах. А то, что в ГУВД у нас будут вот эти списки это может кончиться очень плохо. И, кстати, я совершенно согласен не надо демонизировать наши силовые ведомства, — там бардак.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И мы заканчиваем на этом нашу передачу, которая поломала все, что угодно. Я напоминаю, здесь были Сергей Зверев, президент Компании развития общественных связей, Сергей Иваненко, зам.руководителя фракции «Яблоко», Александр Кузнецов, Михаил Матевосов, — участники проекта «Одна семья времен В.Путина», Александр Суринов, 1-й зам.председателя Госкомстата. Выводы делайте сами из того, что услышали.
С.ЗВЕРЕВ: Все на перепись.
А.СУРИНОВ: Но только на перепись.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире