А.Венедиктов В эфире «Эха Москвы» Игорь Комаров, глава Роскосмоса. Игорь, какая сейчас главная проблема у нашего космоса российского?

И.Комаров Знаете, как «главная проблема вашей жизни», или «главная цель вашей жизни». И, наверное, тяжело высказаться и определить одну простую проблему. Потому что, действительно, проблема носит комплексный характер, она связана и с накопившимися проблемами, с одной стороны. С другой стороны, связана с вызовами внешними, которые мы видим и на которые, конечно, не можем не реагировать. Ну и, на самом деле, с внутренними проблемами, касающимися в целом экономики и промышленности.

А.Венедиктов Вы в МИД не собираетесь, нет? В Министерство иностранных дел?

И.Комаров Нет.

А.Венедиктов Дипломатично как-то. Давайте по-другому.

И.Комаров Давайте по-другому.

А.Венедиктов В Новой Зеландии на принтере 3D сделали ракету, которая поднимает уже такой прототип спутника. Видимо, через 5-10 лет они начнут на 3D (и не только они – может, и мы), начнут печатать ракеты, которые будут поднимать реальные спутники по 20-25 килограмм. Это угроза? Это вызов России? Или это что?

И.Комаров Это одна из многочисленных десятков технологических угроз, которые помимо экономических, помимо других угроз, которые связаны там и с кадрами, с экономикой и с политикой. Одна из угроз, которая, наверное, существует. И, наверное, кроме 3D-принтера существуют другие технологии, которые нужно не пропустить и которыми нужно активно заниматься. И заниматься этим должна не только космическая отрасль. Безусловно, во многом именно эти технологии, аддитивные технологии – они касаются космической деятельности. И мы работаем над ними, и понимаем, что нужно серьезно этим заниматься, особенно в области производства двигателей, сложных узлов и агрегатов, которые есть в космической технике. И у нас есть планы, и мы работаем и объединяем свои усилия скорее по понятным причинам не столько зарубежными производителями, сколько внутри и смежными отраслями, в частности, с Объединенной Авиастроительной компанией, которая многое делает в этом направлении так же, как и мы. Мы планируем координировать деятельность наших центров и, возможно, создавать группы, которые будут работать вместе.

И. Комаров: Мы всё время изобретаем и делаем что-то в штучном и мелкосерийном экземпляре

Это одна из многочисленных проблем, которые существуют. И еще раз повторяю, как бы это ни звучало, кажется, дипломатически, но, действительно, есть комплекс очень серьезных проблем, которые имеют как технологические основы и связаны с тем, что в ближайшее время мы увидим серьезные изменения и прорывы в технологиях…

А.Венедиктов Ну, вот, например? Подожди, вот, например? Потому что слушатели не понимают.

И.Комаров Ну, знаете, всё на слуху. Это возвращаемые, о которых очень любят говорить и журналисты, наверное, в первую очередь.

А.Венедиктов Ну, всё свалил на нас опять. Нет. Давай глава Роскосмоса скажет.

И.Комаров Хорошо. И возвращаемые ступени ракетоносителей, как вы сказали, аддитивные технологии. Это очень серьезное развитие микроэлектроники, и электроники, которая дает новые возможности и для космической техники и связи, и других сфер. Это те исследования, которые проводятся в области материалов, которые должны дать новые возможности для исследований, в частности, в дальнем космосе, и решить те нерешенные проблемы, которые на данный момент имеются.

И задача наша, имея в виду наши проблемы внутренние и возможности развития, — следить за теми изменениями, которые происходят в технологии…

А.Венедиктов И красть их.

И.Комаров Я бы сказал… Красть – на самом деле, это не та сфера, где можно взять… Это же не картошка, понимаете, что ты взял, у соседа на огороде выкопал и убежал. Нужен определенный технический уровень промышленности, которая может это освоить, это нужен очень серьезный уровень подготовки и знания людей, которые эти технологии могут использовать.

Ведь, есть у нашей страны соседи, которые годами заимствуют, покупают и используют различные способы развития технологий. Но по многим направлениям (в частности, в том числе и по двигателям, по другим направлениям) это не получается многими годами и десятилетиями, потому что вот эта вот иллюзия, что можно что-то подглядеть, украсть…

А.Венедиктов Это иллюзия?

И.Комаров Это во многом иллюзия. Потому что первое… Существуют две проблемы, и одна – это именно опередить в изобретениях и в развитии технологий. Вторая проблема… И мы занимаемся этой проблемой, хотя, по многим направлениям… По некоторым находимся и впереди. В частности, в двигателестроении, в пилотируемой космонавтике, по ракетоносителям.

А.Венедиктов Мы по-прежнему впереди?

И.Комаров Мы имеем очень конкурентные позиции. Ряд направлений, конечно, нам нельзя пропустить. Как, вот, опять же, возвращаемые ступени. Но понимая, что они будут конкурентоспособны и составят, наверное, серьезную конкуренцию в будущем на горизонте, может быть, пяти, а, может быть, десяти лет. Но этим нужно заниматься. Это одно направление.

Второе направление – что если… Знаете, мы всё время изобретаем и делаем что-то в штучном и мелкосерийном экземпляре, мы в этом плане, может быть, и чемпионы. Но вторая проблема – это иметь промышленность, которая очень быстро адаптируется под изменения и способна внедрить быстро, эффективно и с минимальными затратами самые современные эти изобретения. Это вторая проблема. И вот эта вот проблема – она сейчас на виду у нас. И мы понимаем, что очень серьезно нужно изменить отрасль. Для того, чтобы ее подсушить, адаптировать и сделать мобильной и способной принимать…

А.Венедиктов Вы сказали «подсушить»?

И.Комаров Подсушить – имеется в виду переразмеренность. И те мощности, которые у нее есть, которые создавались для производства в совершенно других объемах и совершенно другой техники.

И. Комаров: Мы понимаем, что очень серьезно нужно изменить отрасль

А.Венедиктов Она, все-таки, это 50-е годы или, все-таки, она – это какие-нибудь 80-е годы?

И.Комаров Вы знаете, это сочетание, наверное, всех годов, о которых вы говорите. Потому что… Как это говорят? Город контрастов. Так же это отрасль контрастов.

Есть самые современные технологии передовые, которые вызывают удивление, а иногда и восхищение. Одновременно с тем, что мы видим по ряду направлений и, в общем-то, вот тех десятилетий, о которых вы говорите.

А.Венедиктов Если, все-таки, говорить… Конечно, для слушателей интереснее пилотируемые полеты и полеты в далеко, что называется. А это надо, чтобы были пилотируемые полеты с точки зрения достижения эффекта? Ну, кроме биомедицинских исследований. Робот не заменит космонавта в течение ближайшего времени на дальние полеты, да и не только на дальние? Для эффективности результатов.

И.Комаров Вы понимаете, если говорить не с точки зрения беседы на кухне «Надо или нет? А нужны деньги или нет? А сможем или нет?..»

А.Венедиктов Я даже не про деньги, я не про деньги – я про безопасность.

И.Комаров Вопрос, конечно… Надо. Потому что, ну, знаете, из космоса пришли и в космос, наверное, будем развиваться и двигаться. Исследования с освоением будущих планет и повышением знаний о том, что происходит за пределами нашей планеты. Это процесс объективный, он неистребим и ему, наверное, сопротивляться не надо. Просто надо понимать, что вот те вещи, о которых вы говорите, — и безопасность, и экономия средств в том плане, что нужно с минимальными затратами добиваться максимального результата. Да? И в этом, наверное, нужно кооперировать с другими, объединять свои усилия. Потому что масштаб проблем и тех знаний, которые у нас сейчас есть, пока про эти больше проблем, чем механизмы их решения, совершенно в конкретных областях. В областях двигателестроения, материалов, которые нужны и для защиты от радиации, и преодоления нагрузок, и создание замкнутых систем жизнеобеспечения, чтобы человек мог поддерживать свое существование с точки зрения и воды, и питания, и кислорода, и других потребностей в течение длительных сроков. Эти проблемы нужно решать, и они не связаны только с вопросами безопасности. Могут их решать роботы? Наверное, только частично.

Если, например, мы осваиваем другие планеты, правильно ли использовать для этого роботов? Конечно, правильно. Это закономерный первый этап освоения других небесных тел. И понятно, с точки зрения безопасности и дешевизны, и возможностей это не нужны системы обеспечения безопасности людей и все требования, о которых я говорил. Это дешевле и это является первым подготовительным этапом. Подготовительным этапом к чему? Это как космические исследования для освоения человеком космического пространства.

Конечно, рано говорить о том, что мы должны думать об экономике космической. Сейчас вся экономика – это полезные, нужные и практические сферы применения в области связи и коммуникаций. Кстати, и телевидение, и радиовещание пользуются понятно, что спутниковыми технологиями.

Это в области навигации, дистанционного зондирования земли, информации о нашей планете, которая используется и для картографии, и находит широкое применение в совершенно различных областях жизни.

Но в перспективе если мы говорим, то мы понимаем, если говорить о десятилетиях, то постепенно будут формироваться возможности изучения и ближайших космических тел, и движение человека за пределы низкой орбиты Земли, которое дает как с точки зрения химических, физических, биологических исследований работ совершенно другие возможности, ну и предъявляет другие требования.

Если мы говорим о том, что будет ли это окупаемый проект, конечно, на протяжении десятилетий, наверное, нет (ближайших, там, двух-трех).

А.Венедиктов Но я и не спрашивал, Игорь, если честно.

И.Комаров Тогда я не отвечаю.

А.Венедиктов Нет, ну, просто… Ну, вот, смотрите. Игорь Комаров, глава Роскосмоса. Давайте немножко про 2017-й год. Вот, какой план у вас, чтоб мы понимали, что вы хотите к концу года? Вот, вы говорите о целях, а давайте посмотрим на средства.

И.Комаров К концу года мы хотим определить основные задачи и цели с точки зрения реформирования и реструктуризации отрасли.

А.Венедиктов И промышленности?

И.Комаров И промышленности. Потому что вот сейчас мы подходим к тому… Это, честно говоря, немного дольше, наверное, затянулся процесс утверждения наших программ, целеполагание и стратегии, но он имеет и свои основания, потому что и период непростой. И мы сейчас определяем целеполагание на 10-15 лет вперед именно вот в это время, именно во время создания одновременно государственной корпорации.

И. Комаров: Сейчас экономика – это полезные, нужные и практические сферы применения в области связи и коммуникаций

Мы подошли уже фактически, завершаем и к концу как-то не хочется говорить, что мы завершаем этот процесс. И уже будем вплотную заниматься реализацией и стратегии, и федеральных программ, которые мы утвердим. Последняя из них – это федеральная целевая программа «Космодромы России», мы утвердим, я думаю, к сентябрю (должны это сделать). И дальше мы начнем уже реализацию конкретных мероприятий, связанных и с реформой отрасли, и реализацию проектов, один из которых… Точнее, от двух, наверное. Мы докладывали совсем недавно, и он связан с развитием… «Цифровая Земля». Дистанционного зондирования земли. И услуги высокоточной навигации, с этим связанные, которые очень нужны для развития нашей промышленности и сельского хозяйства, для экономики, которые дадут очень много для именно улучшения жизни на Земле. И мы видим, что есть реальные возможности дать очень серьезный импульс в совершенно различных сферах.

Недавно, например, мы беседовали с одним из ведущих сельскохозяйственных производителей, который видит с учетом масштабов и размеров нашей страны, будущее в роботизации и высокоточном земледелии, которое, как они считают, даст существенную экономию в себестоимости производимой продукции и даст новые возможности развития.

Понятно, что это невозможно без наших услуг, без, опять же, дистанционного зондирования земли и высокоточной навигации. И, наверное, первое применение роботизированных комплексов и беспилотных машин, и движущихся средств на поверхности земли будет, я уверен, в широком масштабе применено именно в сельском хозяйстве. Для этого нам нужно сделать серьезную работу, и у нас сейчас есть серьезные наработки и основания для этого. И есть еще много других сфер очень интересных и нужных, о которых можно говорить не одну передачу у вас, наверное.

А.Венедиктов Слушайте, а запуски, все-таки, в этом году?

И.Комаров Запуски в этом году. По плану у нас больше 2-х десятков запусков.

А.Венедиктов: 2х десятков? За полгода?

И.Комаров За оставшиеся. Ну, я имею в виду всего в целом за год.

А.Венедиктов А, всего в 2017-м.

И.Комаров Но из них пилотируемые запуски мы через несколько дней… Кстати! Можно поздравить: буквально несколько минут назад произошла посадка экипажа МКС в составе Олега Новицкого и Тома Песке. Успешно прошла. И соответственно, по-прежнему мы являемся единственной страной, которая отправляет космонавтов на МКС, и это продолжится уже, мы понимаем, как минимум до 2019 года.

А.Венедиктов Так?

И.Комаров И планы запусков у нас достаточно обширные, включая два запуска с космодрома Восточный, которые мы планируем на конец года.

А.Венедиктов В этой связи хочу напомнить, что ровно 62 года назад был открыт Байконур 2 июня 1955 года. Скажите, а он всё? Байконур.

И.Комаров Как раз не всё. У нас обсуждали с казахстанской стороной длительное время проект Байтерек порядка, наверное, 10 лет. Сейчас он находит реальное воплощение и реальное содержание. Мы собираемся модернизировать один из стартовых столов, и делать там новый проект, производить новую ракету, которую вместе с казахстанскими нашими партнерами планируем запускать. И первый пуск мы планируем… Сдвигаем… Как, знаете, в отрасли говорят «влево». То есть ускоряем сроки разработки этого ракетно-космического комплекса.

И. Комаров: Первое применение роботизированных комплексов и беспилотных машин будет применено в сельском хозяйстве

А.Венедиктов На Байконуре?

И.Комаров На Байконур. И я думаю, что наши казахстанские партнеры в этом желании нас поддержат, переговоры предстоят в ближайшее время.

А.Венедиктов А коммерческий вопрос решили? Аренду я имею в виду.

И.Комаров Аренда – она была. И она остается. Сейчас мы будем говорить о совместном развитии и использовании одного из комплексов стартовых.

А.Венедиктов В чем разница между Байконуром и Восточным для вас, принципиальная разница есть? Или это космодром и космодром?

И.Комаров Ну, они разные, имеют разную историю, разное предназначение. И в этом и заключается наша работа, чтобы использовать сильные стороны одного и другого. Для Байконура это кроме, понятно, истории, это имеющаяся инфраструктура, традиции, возможности и кадры. А космодром Восточный – это перспективный развивающийся наш космодром, который единственный и, наверное, первый наш гражданский космодром на территории Российской Федерации, на котором мы начали пуски и которому предназначена очень серьезная роль и планы с точки зрения следующего этапа. Это обеспечение запуска Ангары и наземная инфраструктура, подготовка в конце 2021 года для первого пуска Ангары. И в перспективе мы обсуждаем ускорение процесса развертывания, строительства наземной инфраструктуры под ракетоноситель сверхтяжелого класса, который нам обеспечит как раз вот то, что мы вначале и говорили, программы полетов на Луну и на Марс.

А.Венедиктов Мы еще поговорим про это. Вот, Ангара, да? Конец 2021-го. А в чем ее преимущество перед остальными ракетами?

И.Комаров Универсальная модульная ракета тяжелого класса, которая обеспечит выведение достаточно больших нагрузок для обороны и безопасности.

А.Венедиктов То есть тяжелые грузы, да?

И.Комаров Да.

А.Венедиктов А почему она отодвинулась? Там возникли какие-то?..

И.Комаров Она не отодвинулась. Я повторяю, что у нас были планы в 2021 году…

А.Венедиктов Вправо. Не влево, а вправо, если я правильно понял.

И.Комаров ...В 2021 году, к концу 2021 года создать инфраструктуру для обеспечения первого запуска Ангары с космодрома Восточный. И эти планы мы подтверждаем и сохраняем. То есть у нас ничего не изменилось. К 2021 году мы должны создать эту инфраструктуру и обеспечить первый запуск.

Есть нюансы с использованием пилотируемых программ и с Восточного. Мы делали предложение и решили: чтобы сейчас эти программы использовать на новой ракете с Байконура на той инфраструктуре, которая там сейчас имеется, с тем, чтобы мы понимали необходимость и, наверное, ускоренный характер создания ракетоносителя сверхтяжелого класса. И пилотируемая программа, конечно, не уйдет с Восточного, а будет там реализована, но уже на новый ракетоноситель сверхтяжелого класса. Соответственно, нужны будут и стартовые сооружения, и вся инфраструктура для подготовки запусков уже на этой ракете. Для того, чтобы и не дублировать задачи, и не расходовать ресурсы, и сразу сосредотачиваться на больших задачах, включая дальний космос.

А.Венедиктов Мне кажется, Игорь, вы какой-то фантазер про Луну и Марс немножко.

И.Комаров Почему?

А.Венедиктов Ну, я не знаю. Мне так кажется. Объясните мне, почему вы не фантазер?

И.Комаров Мне много что кажется.

А.Венедиктов Ну, правильно. Правильно, поэтому я и…

И.Комаров Нет, вы мне объясните тогда, почему я фантазер, когда есть абсолютно понятные технические возможности, как мы долетим на Луну. Есть срок, в течение которого нам нужно это сделать. Есть технические параметры.

А.Венедиктов Что такое «нужно»? Подожди, что такое «нужно»? Нам нужно долететь до Луны. Нам нужно зачем? Я вот про это и спрашиваю.

И.Комаров Хороший вопрос.

А.Венедиктов Просто потому, что круто? Потому что флаг водрузить?

И.Комаров Не, не потому что круто. Нет, не флаг водрузить. Для чего мы изучаем космос? Для чего мы изучаем те процессы и явления, которые там происходят? Конечно, можно говорить о том, что есть потенциал изучения и добычи полезных ископаемых, там, на Луне, реголита, те металлы, элементы, которые находятся на Луне. Можно говорить о том, что в полярных областях есть лед и он может быть источником воды, которая может использоваться в перспективных технологиях как источник кислорода и водорода, и для окисления, и для энергии, которая нам необходима для того, чтобы обеспечить жизнь независимо от земли, оторваться реально от земли. Где это лучше всё делать, дешевле и проще? И где это вообще возможно делать? Это можно делать на Луне. Или на Марсе. Но Марс – это совершенно другие затраты, и это далеко.

В перспективе, мы понимаем, как и многие научные исследования, которые делали, наверное, фантазеры и сумасшедшие люди, и которые превращались…

А.Венедиктов Сам себя назвал «сумасшедшим» — я сказал только «фантазер».

И.Комаров Нет, я назвал «про тех людей, которые это делали».

А.Венедиктов Ну, примерился. Я же… Игорь, я же услышал.

И.Комаров Ну, хорошо.

А.Венедиктов Не-не, это интересно.

И.Комаров Они превращали и давали будущее для, действительно, совершенно новых прорывов и новых технологий. Мы понимаем, что у нас должны быть не фантазии, и задача наша, исходя из имеющихся возможностей, объединив усилия, используя частные деньги и капитал, который, на самом деле, очень тяжело использовать в таких вот фундаментальных исследованиях, которые понятно, что не окупятся. Но они обязаны проложить дорогу новым и будущим знаниям, и обеспечить вот эти вот прорывы. Нам нужно это делать, и наша задача – сделать это возможно быстрее за возможно меньшие деньги, с наибольшим результатом.

И. Комаров: Есть абсолютно понятные технические возможности, как мы долетим на Луну

А.Венедиктов Слушайте, ну, про Луну более-менее понятно. Кстати, такой вопрос от наших слушателей. Американцы, действительно, высаживались на Луну?

И.Комаров Странный вопрос.

А.Венедиктов Ну, вот, есть же масса теорий, что это вот съемка Голливуда.

И.Комаров У нас нет такой информации. У нас есть понимание, что, действительно, они были на Луне.

А.Венедиктов И в этой связи освоение Луны или высаживание на Луны – оно уже было, как бы, да? Ну, это понятно, это не фантазия. А Марс? Это ж сколько же надо лететь. И вообще какой (НЕРАЗБОРЧИВО) Марса?

И.Комаров Ну, у нас миссии были. Нужно лететь, ну, порядка полугода.

А.Венедиктов Полгода, да?

И.Комаров Тоже данные есть, и есть миссии успешные на Марсе. Более того, есть свои особенности касательно атмосферы Марса, наличия там и ветров. Возможно изучение там поверхности и наличие живых клеток, жизни и следов этой жизни, которая тоже требует изучения. Некоторые ученые считают, что изучение в этом плане Марса гораздо более интересно, потому что можно сделать больше открытий, исходя из этих особенностей.

А.Венедиктов А мы с вами доживем до полета на Марс?

И.Комаров Конечно, доживем.

А.Венедиктов Это будет в ближайшие чего (возможно)?

И.Комаров Я думаю, что… Имеется в виду человека?

А.Венедиктов Да?

И.Комаров Ну, я думаю, что это будет в ближайшие 15 лет.

А.Венедиктов Сами-то полетите?

И.Комаров Ну, это зависит от…

А.Венедиктов Заулыбался, — говорю я для слушателей. Ухмыльнулся, даже добавил бы я.

И.Комаров У меня ест знакомые, которые очень хотят полететь на Марс – я просто про них вспомнил.

А.Венедиктов Понятно. Напоминаю, Игорь Комаров, Роскосмос. Игорь, еще один вопрос и одна тема. Мы знаем, президент всегда говорит «Никакого оружия в космосе, не выступаем в космос». Но оно уже есть, как я понимаю. У нас есть и космические силы… Не только у нас, да? Звездные войны вспомним, спутники двойного назначения. Это какая-то такая, как бы это сказать, мечта, чтобы не было оружия в космосе? Но, наверное, оружие идет в космос? Наверное, идет в космос?

И.Комаров Не, вы знаете, это не мечта, это международная договоренность и это реальность. Те средства, которые используются, они как раз, наверное, предназначены для того, чтобы предотвратить использование оружия и создать систему, которая позволила бы получать информацию и предотвратить ядерную войну и удар. Соответственно, распространение оружия в космосе – оно регламентируется международными договорами, и достаточно жестко мониторится. Существуют системы контроля того, что находится в космосе.

А.Венедиктов Системы контроля, да?

И.Комаров Да. И космического пространства. Поэтому все объекты крупные, запуски их декларируются, дается по ним информация. Нет там неопознанных или неконтролируемых.

Конечно, сейчас проблема усугубляется контроля космического пространства с большим количеством мусора, и мы понимаем, что в ближайшие годы с учетом тех группировок, которые мы и наши партнеры, и другие страны…

А.Венедиктов Группировки спутников, да?

И.Комаров Спутников, да. Они будут увеличиваться. Эти проблемы контроля космического пространства будут расти. Но это несколько проблем, отличных от, там скажем, вооружений в космосе.

А.Венедиктов Скажите, а Звездные войны Рейгана – это был блеф тогда, что, вот, они уже готовы оружие выводить, лазеры? Или, все-таки, под этим что-то было, разработки были?

И.Комаров Знаете, вот, вопросы – на них, на самом деле, как-то отвечать немного странно. Наверное, были планы у Рейгана в отношении развития вооружений и тяжелых платформ. Я думаю, что одно из назначений тех программ, которые были и очень быстро развивались, на которые потратили колоссальнейшие деньги, которые нельзя было окупить и которые естественным образом закончились, это Энергия Буран и Спейс Шаттл. Предполагали под эти планы.

Наверное, во многом объективно то, что две великие державы договорились, чтобы не переносить ядерное оружие в космос и переносить гонку вооружений именно туда. Во многом это определило и дальнейший ход развития космоса и историю.

А.Венедиктов Насколько технически это было готово в те годы, вот, перенос возможный? Насколько близко мы стояли к тому, что 2 великие державы перенесут?

И.Комаров Достаточно близко.

И. Комаров: Мы точно в ближайшее время будем передавать ряд функций сервисным компаниям

А.Венедиктов Достаточно близко. Сейчас дальше?

И.Комаров Конечно, намного дальше. Эти соглашения вступили в силу, и опять же, совершенно другие средства контроля космического пространства и понимания того, что там происходит.

А.Венедиктов Игорь Комаров, глава Роскосмоса. И, наверное, последний вопрос. Вы уже затронули вопрос о частном, я не знаю, капитале в космосе, да? Мы видим, что делает там Илон Маск. Вы, кстати, что думаете? Это во многом шоу или, все-таки, это прорывы?

И.Комаров Это, я думаю, что и то, и другое. Это реально серьезные изменения в технологиях. На самом деле…

А.Венедиктов Но именно в технологиях, да, Игорь?

И.Комаров И в подходах. О них всё было известно, и были возвращаемые корабли до этого. Понятно, что как бизнесмен и человек, у которого очень сильный здравый смысл есть и интуиция, он понимал структуру затрат и космическую технику, и то, что будущее за возвращаемыми средствами выведения, ракетами. И в этом направлении пошел, работал более 10-ти лет и получил первые результаты. Это потрясающая техническая возможность и реализуемость этой работы. Ему предстоит очень большая работа с точки зрения достижения экономических результатов на данном уровне технологий производства двигателей, систем управления и материалов.

А.Венедиктов Но это же можно купить?

И.Комаров Купить?

А.Венедиктов Купить. У вас. Он же может у вас купить?

И.Комаров Ну, на самом деле, у нас, наверное, можно купить то, что мы продадим, и то, что у нас есть (так, если говорить аккуратно). Но, на самом деле, нужно эти технологии развить. И Я думаю, что…

Знаете, как обычно спрашивают? «Ну, за этим же будущее?» Да, за этим будущее, потому что мы в перспективе, конечно же, придем, к многократному использованию в первую очередь первых ступеней. И мы работаем также в этом направлении. Не сказать, что мы 10 лет назад эти работы, конечно, начали, но говорить, что в ближайшее время при данном уровне технологий существующих в отношении материалов, двигателей и других компонентов данного проекта мы сможем сделать прорыв и удешевить, как заявлено там, в разы стоимость этих ракетоносителей, наверное, есть серьезные сомнения.

А.Венедиктов А почему у нас частный бизнес не идет в ракетостроение, даже в партнерстве, может быть, с Роскосмосом? Это нельзя или просто это дорого и надолго, что называется?

И.Комаров Знаете, наверное, этому есть так же, как… Знаете, вы опять скажете, что в МИД мне нужно работать.

А.Венедиктов Я Лаврову передам, не-не.

И.Комаров Комплекс проблем.

А.Венедиктов Так?

И.Комаров Но, наверное, саморазвитие… Вы удивитесь, но, наверное… Если вы не обратили внимание… в целом экономики и процессов участия частного бизнеса в отраслях даже не столь высокотехнологичных как космическая отрасль, оно имеет, наверное, отличие от экономики США и роли частного бизнеса там.

А.Венедиктов Ну да, конечно.

И.Комаров Наверное, это является достаточно серьезным определяющим фактором. Вместе с тем мы понимаем, что по ряду направлений, особенно касающихся реализации сервисов, например, реализации услуг, там, где требуется более быстрое реагирование, работа с клиентами, мы точно в ближайшее время будем передавать ряд функций сервисным компаниям. И в тех сферах, где возможно быстрое или в обозримом будущем окупаемость… А поверьте, такие сферы не все в космической индустрии, да? Точно не исследование, наверное, дальнего космоса и сложные телескопы для исследования космического пространства и некоторые другие сферы. То в этих сферах мы будем работать, и такие примеры есть. Это касается и пусковых услуг, потому что компании, мы понимаем, более гибкие и более эффективно работают с клиентами. Это касается и, кстати, S7 и Морского старта в том числе, и пусковых услуг, и фактически плавучего космодрома.

Это касается и того, что сейчас мы будем предлагать и развивать сервисы по дистанционному зондированию земли и продуктов навигации и ДЗЗ.

А.Венедиктов Вы сказали, Морской старт. Чуть подробнее. Мы куда, движемся туда? Это же очень интересно. Я не слышал, что мы движемся.

И.Комаров На самом деле, есть частный инвестор, компания S7, и господин Филёв (собственник ее), который выкупил у Энергии Морской старт. И мы сейчас как раз развиваем наш новый проект, о котором мы заявили, создания нового ракетоносителя среднего класса, который будет гораздо более эффективный как с технической точки зрения энергетической, так и с точки зрения стоимости выведения нагрузки на орбиту. Он будет очень конкурентоспособен. Мы собираемся использовать его и в Морском старте. Кроме того, что мы говорили, на Байконуре вместе с нашими партнерами казахстанскими, будет он применен и в коммерции вместе с частными нашими партнерами.

И. Комаров: Были серьезные препятствия в поставке со стороны Украины

А.Венедиктов А откуда Морской старт, Игорь, если можно сказать? С какой точки географической?

И.Комаров Ну, сейчас он, порт приписки у нас в США находится. И первоначально это был проект, который проводился «Энергией» вместе с «Боингом». Но сейчас порт пока остается. Вопрос этот тоже требует обсуждения, останется он в будущем или будет переведен в другое место. Есть разные варианты. Но я думаю, что средства выведения после того, как получили наши партнеры и мы проблемы с производством «Зенита» в Украине, то мы сейчас в ближайшее время… Ну, «ближайшее время» — это, соответственно, в течение нескольких лет… представим это средство выведения нашим партнерам.

А.Венедиктов А проблемы украинские закончились для отрасли? То есть вы, как бы, возместили, не возместили?

И.Комаров В принципе, я думаю, что можно сказать, что проблемы эти закончились тем, что фактически нет областей сотрудничества.

А.Венедиктов Я имею в виду, что-то осталось на Украине и нужно было возместить это из других территорий, скажем так?

И.Комаров Именно так. То, что фактически мы видим, что были серьезные препятствия в поставке со стороны Украины, мы то, что возможно, всё получили и компенсировали, и понятно, что в силу тех рисков, которые связаны сейчас с организацией производства и поставок такой ответственной отрасли как космическая промышленность, мы практически всё продублировали. С точки зрения ракетоносителей сложнее было, там, с частью систем управления, но фактически мы вышли на финишную прямую в этом.

А.Венедиктов Всё, да? Закончили? Или заканчиваете?

И.Комаров В смысле?

А.Венедиктов С Украиной закончили или заканчиваете?

И.Комаров В процессе завершения. Да, заканчиваем.

А.Венедиктов Последний вопрос. Тут некоторые ваши коллеги, которые ходят по коридорам Петербургского экономического форума, иногда прямо, а иногда намеком говорят мне, что готовится встреча президента с Илоном Маском, Путина, естественно. Вы можете мне подтвердить или опровергнуть, что Роскосмос участвует в организации или в подготовке, или в контактах этой встречи?

И.Комаров Я, вот, об этой, так сказать, новости узнал впервые от вас, и очень сильно удивлен.

А.Венедиктов И очень сильно удивлен Игорь Комаров. Все-таки, есть, чем его удивить, этого опытного человека.

И.Комаров Ну, конечно.

А.Венедиктов Спасибо большое, Игорь. Игорь Комаров, Роскосмос.

И.Комаров Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире