30 сентября 2002
Z Интервью Все выпуски

ситуация на границе с Чечней; положение в лагерях беженцев в Ингушетии


Время выхода в эфир: 30 сентября 2002, 15:08

30 сентября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Саламбек Маигов председатель Чеченского антивоенного конгресса.
Эфир ведет Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА Сейчас будем говорить о том, что происходит на Кавказе. Я представляю нашего гостя, Саламбека Маигова, председателя чеченского антивоенного Конгресса. Добрый день, Саламбек.
С. МАИГОВ — Добрый день.
О. БЫЧКОВА Вы приехали только что из Ингушетии. Много событий произошло на этой неделе, на минувшей неделе, в последние дни, на Кавказе, много событий вокруг Чечни. И в Панкисском ущелье очередное обострение ситуации, и в Дагестане столкновение, и в Ингушетии столкновение. Что там происходит? Как это все ощущается в реальной жизни?
С. МАИГОВ Ну, во-первых, я хотел бы отметить, что, скорее всего, наверное, в Панкисском ущелье сейчас пойдет процесс умиротворения в связи с тем, что имеются свидетельства того, что большая часть бойцов чеченского сопротивления перешла через кавказские перевалы, и сейчас находится на территории Чеченской республики, там, где, в общем-то, идут боевые действия. Ну, что касается моего пребывания в Ингушетии, оно было вызвано тем, что на территории Ингушетии создана политическая коалиция «Народное единство», в которую вошло более 25-ти общественно-политических движений Чечни. Ну, и так уж получилось, что рейд крупного отряда во главе с Гелаевым совпал с периодом пребывания моего в Ингушетии. Я встречался с руководством республики Ингушетии, в том числе президентом Зязиковым, членами правительства, религиозным руководством республики, в том числе, мы обсуждали и вопросы, связанные с обострением обстановки в самой Чеченской республики, а теперь уже можно говорить и обострением ситуации вообще на Северном Кавказе.
О. БЫЧКОВА Как руководство Ингушетии оценивает сложившуюся обстановку? Насколько серьезно все это?
С. МАИГОВ Я для себя сделал вывод, что руководство Ингушетии относится к сложившейся обстановке очень серьезно, настороженно. И главной своей целью они видят это сохранение той стабильности, которая сегодня есть в республике. А мы с вами знаем, что Ингушетия буквально наводнена беженцами не только из Чечни, но и из Северной Осетии, и сегодня республика достаточно тяжело переносит с экономической и социальной точки зрения бремя вот этой ситуации. И в этом контексте мне думается, что президент Зязиков проявляет достаточно стойкости и, будем говорить мужество гражданское, и пытается всеми доступными способами сохранить мир и стабильность, в том числе и в контексте межнационального согласия. Ведь факт, что есть провокационные силы, которые хотели бы вбить клин между чеченцами и ингушами, к сожалению, такого рода вещи имеют быть место.
О. БЫЧКОВА Мы продолжим после новостей.
НОВОСТИ.
О. БЫЧКОВА Итак, мы продолжаем наш разговор. Ну, я не могу не спросить вас сразу о том, что вы знаете о том, что произошло на предыдущей неделе в Галашках. Там был большой бой, там были большие потери, что там случилось на самом деле?
С. МАИГОВ Ну, во-первых, я располагаю информацией из первых рук, это и от духовенства, и от самих ингушей, которые непосредственно проживают в селе Галашки, в том числе, и в ходе разговора с представителями руководства Ингушской республики. Я имею на сегодняшний день следующую картину: скорее всего, два достаточно крупных отряда, численностью каждый из которых более 200 человек, перешла российско-грузинскую границу и, будем так говорить, транзитом через Северную Осетию двигалась в сторону Чечни, и по дороге, у села Галашки, наткнувшись на патруль российских федеральных войск, состоявший из двух БТР, вступила в бой, в результате которого погибли, так я предполагаю, вот эти 17 солдат и офицеров российских войск. Так же, в ходе этого боестолкновения был сбит вертолет. Что касается потерь со стороны чеченцев, то здесь я полностью солидарен с мнением Генеральной прокуратуры России. Из тех свидетельств, которые там имеются, на поле боя осталось четверо трупов чеченских боевиков, и как раз двое из них, тот самый британец, они погибли не в ходе боестолкновения, они за несколько дней до этого сорвались в Тарском ущелье в пропасть, их трупы уже были доставлены туда, к месту боестолкновения, то есть, они погибли не в ходе боестолкновения. Ну, и сам отряд, по свидетельству тех же сельчан, беспрепятственно и без больших потерь перейдя мост через Ассу, благополучно ушел в сторону Чечни.
О. БЫЧКОВА А где сейчас находятся эти боевики?
С. МАИГОВ Я думаю, что на территории Чечни, это конечная цель их похода, и нет никакого секрета, что руководство чеченской республики Ичкерия объявило об активизации боевых действий. И мне кажется, что вот прибытие вот этих отрядов, в том числе из Грузии, это является одним из элементов активизации боевых действий. Это еще раз нам показывает, что военного решения конфликта в Чечне нету, и только путем переговорного процесса с руководством чеченской республики Ичкерия возможно добиться реального мира, реальной стабилизации.
О. БЫЧКОВА Кто с кем должен переговариваться в сегодняшних условиях?
С. МАИГОВ Ну, я думаю, что нет ни для кого секрета, что есть избранный демократически президент Чечни Аслан Масхадов, и я думаю, что еще меньше сомнения вызывает сам факт, что именно Масхадов является руководителем чеченского сопротивления. И многочисленные и видеокартинки, и указы, и его приказы, которые распространены по всей Чечне, и которые исполняются его подчиненными, говорит о том, что есть центр управления, и этим центром управления боевых действий со стороны чеченцев в лице Аслана Масхадова. И в этом качестве как переговорщик это единственно приемлемая фигура, и разговоры по поводу того, что за ним никого нету, за ним ничего нету, мне кажется, это попытка дезавуировать ту объективную реальность, которая сегодня есть, и ввести в заблуждение международную и российскую общественность.
О. БЫЧКОВА Тем не менее, федеральный центр так не считает, и не считает Масхадова тем человеком, с которым действительно нужно вести переговоры. Не только потому, что стоит за ним кто-то или не стоит, но и потому, что его обвиняют во всевозможных боевых действиях и террористических нападениях.
С. МАИГОВ Ну, вы знаете, с таким же успехом хотелось бы услышать оценку независимых экспертов по поводу действия российских войск на территории Чечни, сопровождающихся многочисленными убийствами и бессудными казнями гражданских лиц. Что это, если это не преступление? На сегодняшний день, по данным правозащитных организаций, я был и в «Мемориале» и в чеченском комитете национального спасения, я контактировал с представителями «Хьюман райтс уотч» в Ингушетии. По их данным получается, что только одних исчезнувших людей, бесследно, в том числе, и в ходе «зачисток», более 35-ти тысяч. Если сегодня федеральный центр утверждает, что они держат под контролем Чеченскую республику, и при этом в результате этих «зачисток» похищаются и погибает огромное количество людей, у меня вопрос, как можно назвать действия федеральной группировки? Сегодня надо четко ответить себе на один вопрос: война это есть война. И здесь говорить о том, кто более жестоко действует, мне кажется, это бессмысленно, потому что на войне жестокость присутствует везде. Но вопрос заключается в том, кому эта война нужна, кому она выгодна? Ведь в любом случае говорить о том, что противоборствующая сторона должна соблюдать какие-то нормы гуманного права, и при этом самим не соблюдать эти нормы, мне кажется, что это пахнет лицемерием.
О. БЫЧКОВА Что происходит в Ингушетии в лагерях беженцев? Как руководству Мурата Зязикова удается с этим справляться? У Руслана Аушева были большие проблемы с федеральным центром по поводу и финансирования, и условий содержания, и самого существования этих лагерей.
С. МАИГОВ Несомненно, что Ингушская республика несет на себе тяжелое бремя, бремя, связанное с тем, что на территории республики огромное количество беженцев, как я уже сказал, из Северной Осетии, и с территории Чеченской республики. И в этом контексте ингушский народ вызывает только восхищение. Но на сегодняшний день проблемы вокруг лагерей беженцев вызваны, прежде всего, тем, что федеральный центр и администрация Кадырова пытается ликвидировать эти лагеря беженцев. При этом ничего не сделано для того, чтобы обеспечить, прежде всего, безопасность пребывания этих женщин и детей на территории Чечни. Но еще большей степени можно утверждать о том, что нет никаких условий для их проживания.
О. БЫЧКОВА Сколько там сейчас человек находится?
С. МАИГОВ На сегодняшний день цифры колеблются, у разных организаций по-разному. Но это порядка 200 тысяч человек. Но президент Ингушетии, Зязиков, меня заверил, что никто с территории Ингушской республики насильно выдворен не будет, и это является демократической нормой, это в основе тех заявлений, которые были сделаны, в том числе руководством Российской Федерации. Но, на самом деле, есть попытки насильственным образом, или обманным путем выдворить вот этих женщин, детей, стариков из лагерей беженцев и перевести их на территорию Чечни.
О. БЫЧКОВА И как это происходит?
С. МАИГОВ Ну, допустим, говорят, что вам подготовлены очень хорошие места компактного проживания, грузят людей на грузовики, вывозят, выгружают в чистом поле, уезжают. И потом, когда эти люди пытаются снова вернуться в Ингушетию, им не дают проходить через блок-посты, задают разного рода вопросы, задерживают. И даже если им удается прибыть снова в Ингушетию, их уже не регистрируют как вынужденных переселенцев, отказывают им в праве на жилье, на какие-либо пособия, с тем, чтобы они могли бы обращаться, в том числе, и в международную гуманитарную организацию.
О. БЫЧКОВА Эти случаи вам документально известны?
С. МАИГОВ Эти случаи зафиксированы правозащитными организациями, они размещены на их сайтах в Интернете, там даны данные по фамилии, имени, отчества, с какого лагеря, в какой день, куда, как, что. Все эти факты размещены на сайтах правозащитных организаций, адреса этих сайтов я могу позднее вам предоставить. Это «Независимый консультативный совет», возглавляемый Дудаевым Бауди, и Чеченский комитет национального спасения. Также такая известная правозащитная организация как «Мемориал». Все эти организации располагают фактами таких действий и свидетельствами, которые могут служить и для проведения расследований. Это не голословные заявления.
О. БЫЧКОВА Что это за 25 общественно-политических движений, организаций, которые объединились сейчас?
С. МАИГОВ В основной своей массе это правозащитные благотворительные организации. Но также в этой коалиции участвуют и другие чеченские политические организации, в том числе, и вышеназванный Чеченский комитет национального спасения, Общество российско-чеченской дружбы, «Независимый консультативный совет», и ряд других организаций и НИИ, которые объединились в политическую коалицию «Народное единство». Цель этой коалиции, будем говорить, инициатива, выдвинутая этой коалицией, она одна, это предоставить гарантии безопасности для членов парламента и президента, как избранных представителей чеченского народа, с тем, чтобы они могли быть вовлечены в процесс политического урегулирования. То есть, в деталях это может выглядеть таким образом: то есть, определяется какая-то зона безопасности, какой-то район, в котором реально могли бы общественные организации общаться, в том числе, и с президентом Масхадовым, и с парламентариями. С целью выработки каких-то взаимоприемлемых вариантов урегулирования. Ведь федеральный центр не отказывается от компромиссов, не отказывается от того, что без вовлечения в этот процесс, без участия в этом процессе противостоящей стороны невозможно, по крайней мере, мне это заявляли достаточно высокопоставленные представители российского руководства.
О. БЫЧКОВА Но в Чечне есть теперь новое руководство, после Масхадова.
С. МАИГОВ Ну, пожалуйста, господин Кадыров тоже должен участвовать в этом процессе. Ни для кого не делается исключение. Вопрос заключается в том, что почему мы должны исключать из процесса урегулирования таких значимых фигур, как президент Масхадов, как депутаты парламента? Это все-таки избранники народа. Мы же не говорим о том, чтобы их вернуть к власти. Вопрос не стоит о власти, или принятии каких-то юридически обязывающих норм. Вопрос стоит о том, что вопрос урегулирования лежит в плоскости самой Чеченской республики, лежит в плоскости, в том числе и межчеченского диалога, с тем, чтобы мы выработали какую-то общую позицию, приемлемую как для России, так и для Чечни.
О. БЫЧКОВА Спасибо.






















Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире