09 сентября 2002
Z Интервью Все выпуски

Итоги теленедели


Время выхода в эфир: 09 сентября 2002, 19:08

9 сентября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Ирина Петровская, телеобозреватель газеты «Известия»
Эфир ведет Матвей Ганапольский

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Две темы я хотел, чтобы вы затронули сегодня. Первое это аналитические программы, которые вышли в эфир, перед нами рейтинг, который дал нам Алеша Венедиктов коснемся и его. И вторая тема это канал СТС, получились ли шоу, который вы видели.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно поздравить нас всех, или наоборот, не поздравлять, с началом информационно-аналитического вещания на каналах, то есть закончился отпуск, только В.Познеру осталось еще подключиться к коллегам. Но трое уже вышли Евгений Ревенко, «Вести недели», «Намедни» и ТВС, «Итоги». Точнее, правильнее было бы начать с ТВС, потому что у меня перед глазами рейтинги и доли. Должна сказать, что ТВС на последнем месте из этой тройки, у него всего лишь  рейтинг 3,8 и  доля 11,2. Я думаю, что это, по-прежнему, к сожалению, закономерно, потому что, к сожалению, как мне показалось, «Итоги» пришли к новому сезону ровно такими же, какими были и в прошлом сезоне ничего не обновилось. Что может обновиться? — хотелось бы, чтобы темп был у программы, как всегда, чтобы была динамика. А тут я посмотрела один час 40 минут, это хронометраж программы, — на все это было максимум 5 видео-информационных материалов, опять длиннющие совершенно монологи и ощущение такое, что говорить особенно не о чем, в то же время вышедший через два часа Парфенов примерно в тот же хронометраж, даже чуть поменьше, уложил огромное количество событий, как всегда, причудливо их монтируя от дела писателей до Красноярска, или наоборот, от выборов в Красноярске до всех писательских скандалов. Очень был любопытный сюжет, как возвращаются старые кумиры в лице Юры Шатунова с замечательной песней «Белые Розы» и «Ласковый май», и как приходят новые кумиры с песней о Путине, и тоже это, оказывается, становится шлягером, и все ее распевают. Впрочем, первый раз я этот сюжет видела в той программе, которую вы  мне, Матвей, показывали ее делает «Эхо Москвы».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Телекомпания «Эхо-ТВ».
И.ПЕТРОВСКАЯ: Это как раз про новые песни, которые придумывает жизнь, где героем становится В.В.Путин. Мне кажется, что это ему вряд ли понравится, но эта тема эксплуатируется теперь и в попсе, причем активно: «А я хочу такого, как Путин, — чтоб не обижал, не убежал», — очень забавно. Масяня появилась думаю, что это спорная такая штучка, потому что впервые многомиллионная телевизионная аудитория увидела эту такую отвязную компьютерную виртуальную барышню. На мой взгляд, она очень симпатичная, пока я, правда, не очень понимаю, каким образом она будет органично вмонтирована в ткань программы «Намедни».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А наверное, никак. Леонид Парфенов сказал, что просто вы будете видеть наши премьеры. Я так понимаю, что у него цель была сделать нечто похожее на Хрюна и Степана, но они привязаны к событиям, а Масяня не привязана.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Цель у автора программы, или у Леонида Парфенова?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, что Парфенов захотел, чтобы было нечто такое.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, мне кажется, что он, как человек очень современный, в принципе, и очень остро чувствующий, живо все, что происходит в современной жизни, а Масяня она, как это ни забавно, стала таким культовым персонажем для большой части, наверное, молодежной аудитории. Феномен мне, не могу сказать, что понятен, но то, что я видела, у меня не вызывала протеста еще в Интернете, напротив, это всегда было достаточно забавно. Вот каким образом это вольется, органично ли, в телевизионную ткань, это нужно будет посмотреть. Потому что вчера это еще была такая презентация Масяни, заявка, отдельные маленькие сюжетики, которые пока еще дают мало представления о том, что это за персонаж. Но в любом случае я бы отметила стремление Парфенова обновлять программу, стремление вносить что-то такое, чего не было ранее, — и это, к сожалению, то, чего не хватает команде Киселева они как придумали этот модуль много лет назад, так, за небольшим исключением, за  исключением обновления компьютерной графики в программе, студии, они его и придерживаются. А у Парфенова телевизионная и современная черта творческая он все время стремится не останавливаться на достигнутом, хотя он мог бы  и остановиться на некоторое время его «Намедни» в этом формате существовали всего один сезон, стали явным лидером в информационно-итоговом вещании, не скажу аналитическом. И, тем не менее, он еще ищет, и это делает ему честь. И, наконец, «Вести недели» РТР, — здесь тоже все понятно. Я бы отметила как позитивный момент, что Евгений Ревенко, как мне показалось, несколько повзрослел, он  перестал звенеть голосом, как юный пионер, сверкать очами, и стал спокойным, больше похожим на диктора, и это тоже идет на пользу программе. Программа вполне спокойная, мне кажется, если там и есть пропагандистские цели, то они в меньшей степени заметны, чем это было в предыдущем сезоне, и достаточно она тоже широко охватывает различные темы, в частности, как мне показалось, может быть я пропустила, но, по-моему, нет, — никто не отметил ни этот матч, где победили наши ирландцев, историю с Сычевым никто не отметил, а Евгений Ревенко показал и эксклюзивное интервью с Дмитрием Сычевым и его папой, и рассказал об этом матче. Может быть это традиционное построение политика, события, и так далее, а потом спорт. Но, тем не менее, мы понимаем, что сегодня спорт это уже тоже не вполне спорт, и говорим не только о количестве забитых мячей, а и о том, что сопутствует. И вообще, спорт  — как национальная идея. И это очень верное направление рассказывать о том, что реально занимает сегодня многих зрителей, во всяком случае, мужскую их часть.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И пару слов про ОРТ — вы видели «Время»?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, я принципально это «Время», в это воскресенье, не смотрела, потому что это еще не  «Времена» мы все-таки говорим об информационных итоговых программах.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это была в какой-то степени итоговая программа, хотя это было обычное «Время» они немного меняют формат, когда нет Познера.
И.ПЕТРОВСКАЯ: В данном случае я столкнулась с чисто технологической проблемой, поскольку по времени уже никак было не развести, и даже все видеомагнитофоны работали в режиме записи.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда я просто обнародую рейтинг. НТВ, «Намедни» 9,4, за ними РТР 6, 7. Дальше ОРТ «Время», обычная программа 6,1, и на последнем месте ТВС, «Итоги» Киселева 3,8. Теперь переходим к  СТС то, что там происходило, было широко анонсировано на автобусах, троллейбусах, — что будет новое чудо. Чудо состоялось?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Ой, то, что я увидела, это можно назвать просто чудо чудовищное. Я внимательно посмотрела на прошлой неделе одну из программ, которая вышла уже в регулярный режим. Это программа под названием «Большой куш», которую ведет небезызвестный, печально, притом, Отар Кушанашвили, который в свое время «прославился», еще на старом ТВ-6, как одна из самых эпатажных фигур на телевидении, человек, который легко вводил в оборот ненормативную лексику. Вообще человек такого склада, я бы сказала, — не знаю, обижу может быть кого-то, — маргинального, которого вообще на пушечный выстрел подпускать к телевидению нельзя. Здесь сделана ставка, видимо, именно на это его имидж.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну вот видите, значит, его можно подпускать к телевидению, просто на телевидении работает разное.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я говорю «в идеале».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ваш идеал.
И.ПЕТРОВСКАЯ: А насчет «разного» мы спорили сейчас с некоторыми коллегами — что СТС канал не федерального пока значения, поэтому, как экспериментальная площадка, он может себе позволить многое чего. Дело в том, что экспериментальный, или не экспериментальный, но канал СТС существует, тем не менее, в общем телевизионном информационном и любом другом поле.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кроме того, извините, это совсем не экспериментальный канал, а нормальный, стабильный коммерческий канал. Роднянский слишком опытный человек, чтобы заниматься экспериментами там все просчитано, и он ожидает тот результат, который он хочет.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот, к сожалению, я тоже думаю, что все просчитано, и результат ожидает тот, который он хочет. Если кто-то не увидел этот «Большой куш», с позволения сказать, то представьте себе «Окна» с Нагиевым, о которых мы говорили только  в сто раз опошленные. И это такое уже феерическое непотребство
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слова, слова извините, Ирина, я, как ведущий, не могу пропускать
И.ПЕТРОВСКАЯ: Сейчас скажу, что.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что матом ругался?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Мат в эфире да, начнем с этого. Мат, который микшируется традиционными «бипами», но они звучат каждую минуту, потому что именно ведущий употребляет эти слова, очень легко понять, что он говорит по движению губ и по началу этих слов, и если Нагиев держится в «Окнах» как некий холодный и брезгливый арбитр, и даже периодически увещевает своих героев, хотя они все, как мне кажется, не реальные, но, тем не менее, — что вот так нехорошо поступать, то Кушанашвили, напротив, всех провоцирует на самые крайние проявления мерзости.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Для тех, кто не видел в чем суть передачи?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Суть та же самая, абсолютно то же самое, как недавно назвали «грязное семейное шоу», когда разбирается история. Коротко описываю сидит студия, и разбирается та или иная история или ситуация, якобы жизненная, и приглашаются участники этой истории, этой ситуации, друг с другом схватываются.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дерутся?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Дерутся, орут непотребными словами, Кушанашвили подзуживает давай, если ты хочешь покончить жизнь самоубийством, — как недавно была программа, — давай на наших глазах это делай. Понятно, что к этому делу тут же  привлекаются секьюрити, которые бросаются и не дают покончить с собой. К людям пожилым он почему-то, если он демонстрирует, что он их не уважает, он обращается на «ты».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Такой Мистер Нет. Есть идеал Мистер Да, а здесь намерено сгущены все отрицательные краски, которые можно себе представить.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, все доведено до полного уже абсолюта и абсурда. Если иметь ввиду формат «Окон» это те же «Окна», только во много раз утяжеленные матом, непотребным поведением, жестами, — вы понимаете, что непотребным может быть не только слово, но и жест.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Думаю, что самый высокий рейтинг обеспечен.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я думаю, да. Я тоже думаю, что рейтинг обеспечен, но мне кажется, каким бы ни был канал, и к каким бы целям он не стремился, — а цели, конечно, одни: стать лидером на этом рынке, добиться максимальной аудитории, — должны быть определенные табу, которые никому не позволено переходить. Хоть убейте меня, но я считаю, что за такой грязный и мерзкий мат в эфире
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Должен вам сказать, что у Роднянского, на его очень хорошем канале «1+1», там у него было такое шоу «Табу», где наоборот, опрокидывалось это.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Но, насколько я знаю, это шоу вела очень квалифицированная журналистка Оля Герасимюк, и там отнюдь не такие истории разбирались. А здесь абсолютно без всяких табу, без сдерживающих моментов, более того, ведущий еще и публику провоцирует, говорит я прошу вас высказываться, желательно, как раз в тех выражениях, которые составили мне «мировую славу», — говорит он.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, другие шоу этого канала вы видели?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я видела программу, с помощью которой делается попытка ввести некоторую информационную составляющую в вещание, хотя это не назовешь информационной программой. Т.е. приглашенный в студию гость  — я видела там Макаревича, потом там был танцор Большого Театра, не помню его фамилию, — вместе с ведущей они разбирают некие события, которые произошли в этот день в городе или стране это достаточно все прилично. А из развлекательной части я видела начало «Гарема» — пока показывали, как шел отбор, как выбирали девушек, девушки выбирали юношей пока ничего такого непотребного я не увидела, мне кажется, что это будет что-то достаточно красивое и экзотическое, — такое у меня подозрение. Пожалуй, это все. Потому что я решила, что буду дальше смотреть уже целенаправленно, когда это все начнется в регулярном режиме собственно говоря, с этой недели все начинается. Но «Большой куш» меня вогнал в  депрессию, в большую тоску, поскольку мне кажется, что все-таки мы имеем дело с открытым эфиром. Если бы эфир был закодированным, и человек должен был бы заплатить за это вероятно, может быть и такое возможно было бы. Но когда эта программа выходит в 20.00, а повторяется в 12.30, — вы меня простите. И еще меня очень покоробила рецензия моего ребенка, 16-летнего.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь как раз есть вопрос: «Члены вашей семьи обычно разделяют ваши симпатии или антипатии?», — спрашивает Светлана.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Муж, разумеется, часто разделяет мои симпатии.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что он муж.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Потому что он специалист в области масс-медиа и телевидения он зав.кафедрой телевидения в Московском университете, и примерно у него критерии те же самые, что и у меня, если не сказать иначе у меня те же, что и у него. А что касается ребенка она села посмотреть, когда я смотрела «Большой куш», мне не хотелось бы, чтобы она это делала, хотя уже довольно взрослое и сознательное 16-летнее дитя, так вот она посмотрела, и сказала «ну-ка оставь, не переключай, это прикольнее, чем «Окна», в «Окнах» как-то все вяло» вот это меня тоже расстроило. Потому что наши «зеленые» воспринимают это все как «весело и прикольно». Прикольно и клево, что родственники бьют друг другу морды.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ответьте мне на вопрос может быть мы с вами несколько устарели?
И.ПЕТРОВСКАЯ: В частности, вы?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, даже так. Я не оцениваю эти передачи, потому что я сам ведущий, о коллегах ничего не говорю, не имею права.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я, увы, вынуждена говорить.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А может быть вы не понимаете этого Нового Телевидения?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Вероятно.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я серьезно говорю может быть ваша дочь видит там нечто такое, может быть то, что она видит, она придает этому совершенно другое значение, может быть для нее это забавно, потому что телевидение сейчас не несет никакой образовательной или просветительской доминанты может быть, развлечения могут быть такими? В конце концов, этот канал не нарушает закона «О средствах массовой информации». А если будет нарушать, то министр Лесин напишет им соответствующую бумагу.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Т.е. вы считаете, что грязная лексика это не нарушение закона?
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не знаю, я вас спрашиваю.
И.ПЕТРОВСКАЯ: А я считаю, что это нарушение.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я вас спрашиваю, какое телевидение сейчас должно быть, а какое нет. И не есть ли то, что вы сейчас говорите, ваше субъективное мнение очень интеллигентной женщины и  известного критика. А может, телевидение сейчас другое, а мы остались на обочине, может быть, вы уже маргинал?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Вероятно. Не буду спорить со всеми этими заявлениями, только скажу — вы совершенно правильно сказали, что целенаправленного образовательного воздействия телевидение действительно не имеет, но, к  несчастью, все, что сегодня мы смотрим, а особенно смотрят такие создания, как моя дочь, и, наверное, ваш сын, хотя он повзрослее так или иначе, некоторые стандарты человеческих отношений усваиваются через такого рода шоу. Дело в том, что хотим мы, или не хотим, но если заявляется тема «Я ненавижу своих родителей», и в течение часа близкие как будто бы, — я повторяю, «как будто бы», потому что нам никто не говорит, что это не реальные люди, нам их предъявляют под видом настоящих, — так вот в течение этого часа близкие люди выливают друг на друга ушаты помоев, и пытаются ударить друг друга по морде. Если вы думаете, что это не усваивается может быть только молодыми людьми, или более старшими, которые так и живут. Наверное, есть люди, которые живут в помойной такой атмосфере.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но вашей дочери это нравится.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Ей это «прикольно».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но она не стала от этого хуже.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Не знаю. Пока не знаю. Ей пока еще не очень много лет, а как это потом отзовется  — я не знаю. Но дело в том, что патология, которая воспринимается как «прикол» это уже само по себе восприятие патологическое, мне кажется. Поэтому опять же, хотим мы того, или не хотим, но таким образом мы воспитываем кого-то, очевидно, в определенных заданных этических стандартах. Мне бы этого не хотелось. Повторяю, — по отношению к собственному ребенку и ее друзьям, потому что ей потом выстраивать свои собственные семейные отношения. И я не хочу, чтобы этот стандарт засел в голове.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Ирина Петровская у нас была в гостях. Я все время буду вас подводить к такому разговору, потому что те частности, которые мы затрагиваем, мы затрагиваем для того, чтобы наши зрители поняли, — почему эта передача плохая, почему она хорошая. Чтобы не говорили, что это субъективное мнение Петровской.
И.ПЕТРОВСКАЯ: Я скажу даже, что она не плохая она патологическая и вредная.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Во всяком случае, вы объяснили, почему. Я увижу вас на следующей неделе?
И.ПЕТРОВСКАЯ: Надеюсь.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ирина Петровская, ровно через неделю мы встречаемся. Спасибо большое, счастливо.







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире