1 сентября 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Олег Попцов — генеральный директор телеканала ТВЦ.
Эфир ведет Ксения Ларина.

К. ЛАРИНА Ну что, переходим мы к телевизионным проблемам, которые, как вы понимаете, являются абсолютным отражением нашей с вами жизни, во всяком случае, так бы хотелось, когда включаешь этот ящик. В гостях у нас сегодня Олег Максимович Попцов, который на телевизоре собаку съел, если повар нам не врет, да? Здравствуйте, Олег Максимович.
О. ПОПЦОВ Здравствуйте.
К. ЛАРИНА Ну что, начинается новый сезон на канале ТВЦ, каждый канал старается каким-то образом объявить о какой-то всеобщей реформе своей, что мы будем совершенно другими, новыми, отличающими от всех. Но пока не очень получается. И я как телезритель могу рассуждать, что когда все равно начинается новый год, начинаешь щелкать эти каналы, и как-то все страньше и страньше, как говорила Алиса в стране Чудес, понимаете?
О. ПОПЦОВ Я думаю, что здесь есть такой амбициозный порыв в нереальности. Во-первых, давайте отдадим себе отчет и будем знать точно, что на плаву общество держат не революции, а консерватизм, сила его привычек, и это не позволяет лодке перевернуться. Поэтому очень часто самым большим испытанием для власти являются длинные дистанции. Власть нуждается, а после 90-го года это было стереотипом, Ельцин вообще был неспособен бежать длинную дистанцию, и поэтому все время обострялась ситуация, в экстремальных ситуациях он чувствовал себя лучше. И это создало некий стереотип действия, потому что бежать длинную дистанцию всегда тяжелее. Так вот, телевидение это не революционный аспект, а это способность научить общество бежать длинную дистанцию. Поэтому консервативное начало, оно естественно. Другое дело, консерватизм может быть примитивным, а может быть зрелым, понимаете? У нас говорят, что национализм это консерватизм. Нет, национализм это не консерватизм. Вот о чем идет речь. И поэтому когда вы говорите о потрясениях, я хотел бы так сказать потрясений не будут, должны быть удивления, хорошие удивления, потому что меня лично интересует состояние устойчивости общества, но не ложной устойчивости, не устойчивости подавления, когда подавляются эмоции, когда затыкается рот и т.д., а устойчивости уверенности общества в себе. Это принципиальный момент. И поэтому канал ТВЦ будет работать в этом направлении. Конечно, будут новости, новые вещи.
К. ЛАРИНА Простите, я хочу обратить внимание наших слушателей, что, по-моему, Олег Максимович единственный из телевизионщиков нынешних произнес и употребляет очень часто слово «общество», термин «общество», потому что в основном люди, которые приходят к нам в гости, которые представляют те или иные каналы, они говорят «народ», «народ смотрит», «народ любит», «а мы народу то», «а мы народу это», «народ голосует». Вы говорите «общество». В чем разница?
О. ПОПЦОВ Я могу вам сказать, что самое опасное народ превратить в толпу. Вы помните у Пушкина, который разделял эти понятия, он говорил народ и чернь. Так вот, я вам хочу сказать, общество это есть, если можно, это категория, не приемлющая превращения народа в толпу. Общество это есть категория, отстаивающая гражданские ценности. И мне кажется, что для нас чрезвычайно важно формировать это общество. И нельзя допускать, чтобы развитие страны шло по модели довлеющего меньшинства, в интересах довлеющего меньшинства, пренебрегая интересами подавляющего большинства. Мне кажется, что президент это очень, я бы сказал, нервно чувствует. И он чрезвычайно внутренне сопротивляется этой неправильной динамике государства, которое наметилось. Поэтому если вы обратите последнюю, знаковую совершенно пресс-конференцию, которую он провел в Сибири и которую дали в эфир полностью, она была в принципе вся посвящена этому, чтобы сказать «стоп», чтобы, знаете, когда остановить несущуюся не туда лошадь, и поэтому вся пресс-конференция была посвящена социальной ориентации экономики, социальной ориентации реформ, которые, естественно, довлеющее меньшинство сопротивляется. Это очень серьезно, поэтому делать телевидение вне этих процессов, значит, жить с завязанными глазами. Это не значит, что, понимаете, телевидение превращать в занятие по рыночной экономике, хотя это тоже не помешает. Поэтому есть у нас денежный вопрос, который говорят об азах рыночной экономики. Поэтому мы будем делать передачу, которая говорит, понимаете, о ценных бумагах, потому что надо просвещать общество. Его однажды уже, простите меня, надули ваучерами, но нельзя допускать, чтобы это все время, он должен понять, что такое ценные бумаги, что если у него появляется некий капитал, если он желает в это вложить деньги, чтобы он не был одураченным очередным Мавроди, вы понимаете? Это тоже очень важно. Но все время телевидение стоит, тоже самое, перед вечной проблемой хлеба и зрелищ. Так вот, хлебом на телевидении является аналитика, информация и политика, ну а зрелищами шоу-бизнес, который загружает каналы. И вообще, нет ничего плохого, вы понимаете, нет ничего плохого в понятии «массовая культура». Великолепно, она всегда была массовой, культура. Она имеет право на существование, когда она открывает коридор в большую культуру, ибо всегда лучшие вещи массовой культуры в конечном итоге становились классикой. Пожалуйста битлы, пожалуйста джаз, пожалуйста сегодня мы, это не просто ностальгия, но когда мы оглядываемся назад и вспоминаем Лещенко, т.е. который был тоже элементом массовой культуры, но в классике остались единичные работы, но все-таки остались, потому что они были шагом, громадным шагом в большую культуру.
К. ЛАРИНА Скажите, пожалуйста, а чему Вы сопротивляетесь как представитель телевизионного пространства, потому что понятно, что каким-то своим законам?
О. ПОПЦОВ Оболваниваю общества, дебилизации общества категорически сопротивляюсь. И вы знаете, всегда говорят, сейчас мы много дискутируем по поводу свободы слова. И мы переживаем очень трудный период, мы, вы, потому что столкнулись две свободы свобода слова и свобода собственности. И как оказалось, они противоречат друг другу. И для нас очень важно отработать стыковку этих, чтобы свобода собственности, ничто не уничтожило свободу слова, потому что однажды общество проснулось и сказало: «Где-то здесь у меня лежало общественное мнение, где-то, я не помню, здесь, нет?» Ему говорят: «Нет, у тебя общественное мнение украли, и теперь тебе его придется выкупать».
К. ЛАРИНА А Вы считаете, что этот момент еще не наступил?
О. ПОПЦОВ Нет, наступил.
К. ЛАРИНА Уже?
О. ПОПЦОВ Да. «И тебе придется, дорогой мой гражданин, его выкупать». Поэтому я всегда говорю, когда говорят о свободе слова, я всегда буду защищать свободу слова для бедных, потому что богатый ее купит.
К. ЛАРИНА В том числе и Вас будут покупать, особенно сейчас, когда мы стоим на пороге очередной предвыборной компании.
О. ПОПЦОВ Нет, нас покупать не будут, мы будем действовать в рамках закона, потому что есть какие-то правила, есть правила бесплатной рекламы или пиара, есть, которые установлены Конституцией, есть нормы платные, естественно, мы будем ими пользоваться, потому что это одна из форм зарабатывания денег. И для телевидения в том числе, чтобы оно развивалось. Здесь ничего я не вижу порочного. Другое дело, вы понимаете, это уже давно происходит, когда говорит человек, что-то говорит, никого не интересует, что он говорит. Все говорят слушай, а кто за ним стоит? Вообще, как ты считаешь, надо на это реагировать? А-а-а, ну тогда другое дело, тогда надо очень подумать. А если так, ну что там, собака лает, ветер машет, вот о чем идет речь. И вот эти моменты, о которых мы говорим, что свобода слова претерпела изменения, когда мы, совершенно оглушенные рухнувшей на нас свободы, мы просто в ней задохнулись, мы потеряли ориентиры, мы пошли по коридору беспредела, сами, мы перестали себя контролировать какими-то нормами, понимаете? Все сказали, и объект критики сказал великолепно, ребята, вы можете о нас говорить все, что угодно, я имею в виду власть, а мы имеем право на вас плевать, когда хотим. Это тоже свобода. Почему вы считаете, что вы можете? Поэтому во всех этих полемичиских всплесках нужна цензура, нужна самоцензура, нужна цензура профессионализма, нужна цензура внутренней культуры, но не более того, потому что мы строим, мы пытаемся говорить о том, что мы строим гражданское общество, мы даже его не строим, мы пока пытаемся об этом говорить.
К. ЛАРИНА Когда Вы расставались с Российским телевидением, у Вас не было желания все-таки сопротивляться, каким-то образом то самое общественное мнение на свою сторону привлечь? Или это бессмысленно?
О. ПОПЦОВ Когда я уходил, да, мне говорили о том, что я должен подать в суд. Я улыбнулся и сказал, что это, по-моему, некий курьез, ибо я же не подавал в суд, когда меня назначали. Я же был согласен с этим, я должен быть последователен.
К. ЛАРИНА А Вы что, подписывали какие-то обязательства?
О. ПОПЦОВ Никаких, нет, я получил обязательства, что я буду, что Ельцин, когда назначал и когда он меня назначал на пустое место, когда не было ни стула, ни стола, ни карандаша, вообще, бумага только о моем назначении, я тогда пошутил и сказал, что дайте хоть маузер и тужурку кожаную, как делали раньше, когда назначали руководителем банка, а так же вообще ничего. И он помолчал и сказал я думаю, Вы что-то придумаете и сделаете. Поэтому обязательства были сделать телевидение, и я его постарался сделать. Все, что я мог, я постарался сделать. Со своей командой я многому научился у своих коллег, может быть, рискну сказать, что я учился достаточно быстро. Поэтому мне думается, что нам кое-что удалось сделать.
К. ЛАРИНА Насколько Вы сейчас стали свободнее как Олег Попцов?
О. ПОПЦОВ Вы понимаете, абсолютной свободы нет, это как, т.е. свобода это сумма малых свобод или малых несвобод, как и объективная сумма субъективностей. Здесь есть своя логика. Я, безусловно, чувствую себя в творчестве свободным, хотя было бы сказать то, что я не испытываю никакого давления, это было бы пафосное заявление, но никак не соответствующее истине. Могу сказать, что мне очень интересно работать с мэром, он человек, безусловно, управленчески яркий, очень яркий. Он человек увлекающийся, понимаете, и он может говорить о своих изобретениях, потому что он прекрасный химик, как показала практика, он может говорить об изобретении двигателя внутреннего сгорания, на который он получил лицензию. Он может говорить об архитектуре, потому что он увлечен строительством. Другое дело, что у каждого есть как бы увлечения…
К. ЛАРИНА Свои вкусы и пристрастия?
О. ПОПЦОВ Да, свои вкусы и пристрастия, к этому тоже надо относиться спокойно.
К. ЛАРИНА И с чувством юмора.
О. ПОПЦОВ С улыбкой, да.
К. ЛАРИНА Спасибо, это Олег Попцов, мы продолжим нашу встречу после выпуска новостей. Я лишь напомню номер нашего пейджера 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», это для ваших вопросов.
НОВОСТИ
К. ЛАРИНА В гостях у нас сегодня Олег Максимович Попцов, мы говорим о телевидении вообще и о канале ТВЦ в частности, обязательно расскажем о каких-то планах на открывающийся уже новый сезон. Я напомню еще раз, что номер пейджера 974-22-22, абонент «Эхо Москвы». И разговор, который у нас был в начале, в первой части нашей встречи, сильно взволновал наших слушателей и зрителей. Здесь есть такие радикальные вещи, во-первых, есть хорошие, конечно же их много, любят, целуют и желают, и все. Например, Лидия пишет: «Передайте привет Караулову, большое спасибо за его пронзительные передачи». А с другой стороны, Дмитрий: «А кто стоит за Андреем Карауловым? Почему вы регулярно даете эфир этому информационному террористу?» Вот такие вот различные мнения.
О. ПОПЦОВ Я с удовольствием отвечу на этот вопрос. Я думаю, что Караулов это интересная тема. В свое время, когда появилась эта передача, я причастен к факту его появления на Российском телевидении, Караулова привел вообще Анатолий Григорьевич Лысенко. И Караулов вначале занимался только театром, потому что он по образованию…
К. ЛАРИНА Театральный критик?
О. ПОПЦОВ Да. И надо отдать должное, что Андрей прекрасно знает театр. Я сам театрал, и могу сказать, что его знания достаточны. Но потом его, как всех многих очень, в начале 90-х понесло в политику, и я помню, как пришел ко мне Лысенко и говорит: «Нет, — говорит, — с этим надо что-то решать», потому что было, он делал очень остро, дело совершенно в другом, он никакой не киллер, все это чушь. Дело в том, что Караулов, как человек театра, придумал для себя роль. Я его предупредил есть роль первого любовника, есть роль шута, понимаете, есть роль, так сказать, скептика, ты придумал для себя роль провокатора. Ты должен быть к этому готов. Тебя, одни будут восхищаться, потому что ты провоцируешь, а другие будут тебя ненавидеть. И если вы заметите, Караулов в передаче говорит 3-4%. Говорят люди, приглашенные в передачу. Почти как на «Эхе Москвы», понимаете? Почти как на «Эхе Москвы». И это очень важно, это была громадная работа, чтобы уйти от давления собой. И он потом очень хорошо усвоил это, и в этом смысле, да, он делает острую передачу, за Карауловым стоит Караулов, за Карауловым стоят его убеждения, Караулов государственник, и он этого не скрывает, его это беспокоит. И Караулова нельзя обвинить, что за ним кто-то стоит, потому что он находится в полемике с Чубайсом уже 9 лет. Не может, понимаете, 9 лет, даже, кто-то сказал я уже устал за тобой стоять, ну тебя на хрен, понимаете? То есть нет, это убеждения, это убеждение то, что вершится что-то не так, это беспокойство по поводу того, когда начинается рыбаков лишают вообще промысла, понимаете? Это беспокойство о том, что коррупция и криминал пришли во власть, и не просто пришли, он как бы хочет сказать теперь кроме нас во власти и быть никто не должен. И что этот момент может наступить, Караулова беспокоит. Поэтому я не знаю молодого коллеги, я скажу нет, это не киллер, это, простите меня, врач. Но врач, который режет очень больно. Это правильно, и тут я с ним согласен. Караулов так-то, так-то, в том понимании, иногда не хватает. Борьба идет за повышение тактичности с переменным успехом.
К. ЛАРИНА Защищаете, Вы так всех защищаете, кто у Вас работает?
О. ПОПЦОВ Нет, потому что… назовите мне еще одну передачу. Караулов никогда не обманывает. Более того, если он совершил неточность, я гарантирую, что человек, который посчитал, имеет право выйти в его эфире и поставить все на свои места. Вот пожалуйста, была…
К. ЛАРИНА Простите, я думаю, что здесь речь идет все-таки, простите, что Вас перебила, не о каких-то информационных вещах, о неточностях фактологических, а есть такое понятие, Вы это знаете лучше меня, телевизионный человек, как интонация.
О. ПОПЦОВ Да, конечно.
К. ЛАРИНА И в этом, мне кажется, что любой человек волен выбирать ту интонацию, которая ему присуща. А я, как зритель, принимаю или не принимаю, правда?
О. ПОПЦОВ Конечно, я согласен, Ксюша, с тобой. Пожалуйста Быков, «ХОРОШО БЫков», кто-то приходит, Млечин, совершенно точно, кто-то приходит, совершенно получает восторг, кто-то говорит: «Я терпеть не могу его интонацию». Что делать?
К. ЛАРИНА А Черкизов, представьте себе.
О. ПОПЦОВ Да.
К. ЛАРИНА Представьте, что говорят про Черкизова.
О. ПОПЦОВ Ну уж я-то работал с Черкизовым, я знаю, что говорят. Пожалуйста.
К. ЛАРИНА Хорошо. Я еще на вопросы, не я, вернее, а Олег Максимович, на ваши вопросы обязательно ответит, я бы хотела, чтобы Вы немножко рассказали о ближайшем сезоне. Куда будем двигаться?
О. ПОПЦОВ Значит, будем двигаться. Появятся, вы понимаете, я всегда говорил, что два приоритета есть. Это информация и общественно-аналитические программы ТВЦ, дети второй приоритет, появится новая детская программа, вернее, новая, хорошо забытая, даже я не буду делать секрета.
К. ЛАРИНА Своя, не купленная? Не лицензионная, не иностранная?
О. ПОПЦОВ Нет, это будет новая вариация, т.е. третье издание, новое издание АБВГДейки, которая нужна очень. Это первое. Я думаю, что изъяном канала был момент отсутствия, так сказать, что ли, иронично-юмористических программ.
К. ЛАРИНА Какой кошмар, это наоборот было достоинством канала, Олег Максимович.
О. ПОПЦОВ Нет, это будет хорошая, позволю вам сказать, это все будет с чувством такта, никаких вопросов.
К. ЛАРИНА А юмора?
О. ПОПЦОВ И с чувством юмора.
К. ЛАРИНА А где Вы берете людей с чувством юмора? Ну-ка, расскажите.
О. ПОПЦОВ Вы знаете, вообще сейчас время уникальное для юмора и для сатиры, уникальное, такого времени, понимаете, как Бог подал. И это может быть совершенно, и мы увидим тогда, что при всех состояниях те, кто претендует на власть, к сатире относится и при царизме, и при советском строе, и при демократическом строе отрицательно-негативное. Так что здесь все, нет, это будет, как мне кажется, такая теплая, надеюсь, что смешная передача с работой хороших профессионалов, а там посмотрим. Больше я говорить ничего не буду.
К. ЛАРИНА Автора скажите или авторов.
О. ПОПЦОВ Нет. Авторы хорошие, авторы известные, поверьте. Это будет такой некий клуб. Посмотрим. Я думаю, что у нас появится еще одна серьезная работа, которая будет связана с проблемой правонарушений в обществе. И это серьезная работа, у нас, дело в том, что, во-первых, предыдущий год, мы в течение года вводили много нового, понимаете, ведь мы не открывали сезон, а в течение года встала на ноги такая программа, как «Великая иллюзия кино», у нас встала такая программа, как «Магия театра».
К. ЛАРИНА Хорошая передача, я с удовольствием смотрю, Калягина ведет, да.
О. ПОПЦОВ Я могу вам сказать, что сейчас мы провели только практически три передачи «Ностальгии», я считаю, что это отличная работа, она вызывает реакцию, нужно только ритм ее сделать.
К. ЛАРИНА А что это такое?
О. ПОПЦОВ Вы должны посмотреть, прошло три передачи, она имела очень хороший резонанс, когда собирается поколение, у которого одна дистанция воспоминаний, и собирается поколение, которое говорит что такое ностальгия, ностальгия начинается у человека с 25 лет, когда у него появляется ностальгия по поводу того, когда он был восемнадцатилетним, и т.д. И эти поколения, которые могут вспоминать, шестидесятые, пятидесятые, и поколения рядом, для которых ностальгия восьмидесятые, понимаете? Это тоже очень интересно. И вот это столкновение такое, бомонд собирается, яркие имена, поют, танцуют, играет джаз, они все собираются за стойкой, размышляют, вспоминают.
К. ЛАРИНА А помнишь, а помнишь?
О. ПОПЦОВ Спорят о том, что сегодня, что так, что не так. Это третья часть триптиха. И я думаю, что в этом смысле юмористическая передача будет… четыре кватро, да, в общем, четвертым углом в этом доме. Я хочу вам сказать, что у нас появятся новые лица, те, которые были, к нам перейдут несколько, сейчас не буду пока говорить, появятся в информации, в аналитике.
К. ЛАРИНА Ничего не говорит. Воруют, воруют идеи, я знаю.
О. ПОПЦОВ Потом я думаю, что, вы знаете, мы, ушел Андрей Максимов, он сейчас работает на канале «Культура», но мы хотим здесь сделать один эксперимент.
К. ЛАРИНА С ним?
О. ПОПЦОВ Нет, что вы, упаси Бог, нет, зачем же? Как говорится, что сделано, мы хотели, но там наши взгляды с Анатолием Григорьевичем Малкиным разошлись, мы хотели сделать меньше повторов, не так часто, но разошлись, так разошлись. Я думаю, что с Малкиным мы сделаем, намерены сделать одну интересную игровую программу. Это не повальное увлечение того, как мы говорили там, «За стеклом», когда мы эпигонствуем, когда мы повторяем. Вы знаете, меня это раздражает, меня раздражает, что мы практически на отечественном телевидении даже не ставим своей задачей, чтобы лицензировали наши программы.
К. ЛАРИНА Да, у нас только один случай был в истории это «Что? Где? Когда?», больше, до сих пор, после создания этой программы, ничего не сделали.
О. ПОПЦОВ Вот, понимаете? Но здесь есть свои проблемы. Во-первых, почему — потому что если мы делаем что-то новое на всех каналах как бы, оно связано все-таки с какой-то неблагополучностью в обществе. И поэтому для общества, каким является западное общество, благополучное, они как бы не стыкуются никак, вы понимаете? Есть три великих телевидения, отвечаю, при всех изъянах, это американское телевидение, которое, его величие определяют технологии, я уже об этом говорил, есть профессиональное, эксклюзивное британское телевидение, и есть такое взрывное, нервное, социально-насыщенное российское телевидение. И все естественно. Если первые два телевидения телевидения благополучных стран, но третье телевидение телевидение неблагополучной страны. Россия всегда была страной относительно неблагополучной. Отсюда и разговоры о мессии, потому что Россия умела материализовать страдание, человеческое страдание, отсюда ее великая литература, которая давала эталоны как страдательной литературы, понимаете? И поэтому я хочу сказать, что в конечном итоге это наш крест, мы не станем другими, и может быть, даже это хорошо, потому что… и поэтому нельзя допустить, чтобы страна потеряла свою чувственность.
К. ЛАРИНА Можно Вам такой вопрос задам, Олег Максимович.
О. ПОПЦОВ Пожалуйста.
К. ЛАРИНА По каким причинам, если это, не дай Бог, случится, Вы покинете телевидение? Вообще? Я не говорю конкретно канал ТВЦ, а вот что должно случиться для Вам, с чем Ваша душа никогда не будет мириться, когда Вы скажете себе все, на этом телевидении я не буду никогда.
О. ПОПЦОВ Когда я не смогу делать того, что я считаю нужным. Я не сказал, что я хочу, что я считаю нужным. Вы знаете, наверное, в этом смысле я и несчастный, и счастливый человек. Я всю свою жизнь во все времена делал только то, что я считал нужным.
К. ЛАРИНА Но если заставляли делать то, что не желали делать?
О. ПОПЦОВ И все равно я делал так, как я считал это нужным, потому что не надо воспринимать все, что тебя заставляет делать, как некий абсурд. Надо найти свой ход воплощения этого и найти свое «я» в этом, понимаете? И поэтому так было всегда. Кстати сказать, вчера на Дне города Виталий Смирнов наклонился ко мне, грохот, музыка, все это идет, на приеме, говорит: «Олег, как ты думаешь, мы хотим делать передачу о Павлове, Сергее Павловиче Павлове, секретаре центрального комитета комсомола». Ярком, драматичном лицедее таком совершенно, неуемном, это была целая история в комсомоле. И трагедия. Я сказал, что давай, я сделаю, я готов эту передачу вести. Вообще, я с Павловым много работал, я пережил с ним, как говорится и то, и другое, и третье. А Виталий работал с ним еще больше. Это вот понимаете, о таких вещах когда вспоминаешь, хочешь это сделать, потому что понимаешь, что ты хочешь вернуть долг. Ведь когда погибает общество? Когда оно теряет чувство благодарности. Вот это совершенно точно, тогда общество гибнет. И поэтому нельзя, мы любим говорить, что нельзя входить дважды в одну и ту же реку, совершенно правильно. Мы должны четко знать, что зачеркивая прошлое, мы закрываем себе дорогу в будущее, все, у нас будущего не будет, если мы не сумеем понять, и все нужное, необходимое из прошлого взять с собой. Этим самым вооружить здоровый консерватизм.
К. ЛАРИНА Есть еще вопросы от слушателей, их очень много, но видите, поскольку мы так с Вами разговариваем, глаза в глаза, мне очень трудно оторваться и почитать то, что пишет на экране пейджер, во всяком случае, точно я знаю, очень много вопросов по поводу ваших печатных изданий, которые Вы курируете, которыми Вы занимаетесь. Вспоминают газету «Алфавит», и «Версты», вот как развивается этот Ваш проект?
О. ПОПЦОВ Это «Алфавит» и «Версты», в общем, мои любимые детища, что там говорить, вы понимаете, мне кажется, что «Версты», вот я уже сказал, что нельзя делать газету, и телевидение, и радио мимо страны, если, естественно, это не является задачей телевидения одного города, радио одного города, здесь можно.
К. ЛАРИНА Подождите, СМИ должны приносить прибыль все равно.
О. ПОПЦОВ Да, конечно.
К. ЛАРИНА И как с этим обстоят дела?
О. ПОПЦОВ С этим обстоит всегда трудно, очень тяжело. Во-первых, все издательские проекты, это долгосрочное вложение капитала. И если говорить о СМИ, газетах, журналах и т.д., они приносят устойчивую прибыль, когда они соединяются полиграфией, потому что прибыль дает полиграфия, смотря какого направления. Если вы делаете СМИ развлекательные или вы делаете, так сказать, в расчете чисто на рекламу, это одна задача. Если вы делаете СМИ просвещающие, то вы имеете другой результат, потому что рекламодатель говорит мне нужна голая натура, понимаете? Значит, человек, который делает «Литературную газету», говорит: «Йок, всё, ничего не будет». Если вы делаете игровую, то вы имеете право, имеют рекламные ходы. Но я могу вам сказать, что, допустим, издание, которое мы делаем такого плана, «Интерполиция», она вышла на фифти-фифти, т.е. она не продается в выборе. Или, значит, «Интерэкспресс» и «Интерполиция. Дайджест» то же самое. Я думаю, что к этому двигается «Алфавит», трудно, но двигается. С «Верстами» — газета никогда не будет прибыльной, это совершенно ясно, если она не будет печатать объявлений, как говорится, «мягкого досуга», оказания услуг, да, это у меня стоит очередь, если только я дам, все встанет на свои места. Но я этого не могу сделать, вы понимаете? Потому что однажды приходит читатель, потом приходит ФСБ и прокурор, говорит: «Вот мы это прочитали, откуда это?» Они ищут притон. Это второй момент. Здесь все, какую задачу вы ставите. Я думаю, что сейчас мы эту задачу решаем. Мы строим полиграфический комплекс. Я думаю, что все будет в порядке. Но нельзя жить по принципу, чтобы, это абсурд, поэтому такие издания. А издания не живут за счет продаж. Они живут за счет рекламы. Это все равно, что вы выпускаете самолет, продаете его за бросовую цену, а прибыль получаете за то, что там написана наклейка «Пепси». Как только «Пепси» рухнула все, рушится весь издательский рынок. Мы уже это пережили, это неправильно. Поэтому все они напичканы тем, что нужно рекламодателю. Рекламодатель говорит я рекламу даю, только, значит, под какие-то там фильмы, под какое-то это, нет, на это давать я не буду. Мы говорим, что у этой программы самый высокий рейтинг. Неважно, я даю под комедию, понимаете? То есть под что-то понятное ему. А если представить себе, что ни один рекламодатель, он не является читателем по сути дела, то есть он читателем является вот этой…
К. ЛАРИНА Другой литературы.
О. ПОПЦОВ Да не литературы, и не журналистика это, понимаете? Рекламодатель листает, хотя, когда мы делаем газеты, когда мы делаем глянцевые журналы, я все время говорю есть два момента. И вы должны учитывать читает и листает. Это тоже момент рынка. И будьте добры, его учитывать. Пока с журналами тяжеловато, но ничего, постепенно.
К. ЛАРИНА Здесь очень много вопросов по третьему каналу, так называемому, и тема, на которую мы с Вами так или иначе скатываемся, никуда не деться, поскольку третья кнопка, то нужно там разбираться. Вопрос, который сформулировал наш слушатель и Ваш зритель: «Когда вы избавитесь от горба под названием Третий канал?»
О. ПОПЦОВ Да…
К. ЛАРИНА Это возможно? Вы какие-то попытки предпринимаете или это в принципе невозможно?
О. ПОПЦОВ Вы понимаете, здесь есть два момента этика и истина. Мы получили, когда я, вопрос стоял о лицензии, и до меня, как вы знаете, на канале работала «Московия». Вообще, это абсурд полный, полный абсурд. И когда мне начинает кто-то говорить о рейтингах и прочее, я всегда говорю поставьте меня в равные условия стартовые, сделайте вставную челюсть ОРТ, сделайте вставную челюсть РТР, сделайте НТВ и на ТВС. Мы выходим на старт, выстрел, побежали. Через полгода давайте вернемся и посмотрим, кто чего достиг. Я беру на себя все обязательства, все встанет на свои места. Но, естественно, когда у вас, у тебя, как говорится, дворец, а у меня коммунальная квартира, это несколько разные вещи. Работать очень трудно не потому, что господин Желонкин плохой человек, и не потому, что там была антитеза, которая выступила, господин Жилин, по которому был протест…
К. ЛАРИНА Не говоря уже про «Русский дом».
О. ПОПЦОВ Да, не будем говорить и о Крутове, не будем говорить, все это есть, как Вы сказали, каждый имеет право на свою точку зрения. Не будем об этом говорить. Но весь вопрос заключается в том, что ты находишься в положении, когда зритель у тебя уходит, появляется яма на всех графиках, потом появляется неплохая информационная передача, начинает чуть-чуть подниматься, и вот на этом куске подъема, представьте, как вы, если бы вы занимались альпинизмом, когда человек срывается, внизу вы его подхватываете, и вы его начинаете тащить наверх. Это тяжелейшее состояние, вот о чем идет речь. Это невозможные усилия. Как только вы ставите своих коллег в жесткие условия, вы начинаете перед началом их эфира делать какой-то фокус, переброс, они говорят ну зачем же вы так, что ж вы с нами так? И здесь начинает работать этика.
К. ЛАРИНА Я не понимаю, как изначально получилось, что на одном канале две телекомпании.
О. ПОПЦОВ Не знаю. Я могу только сказать, что такова была лицензия. Когда мы шли на лицензию, это была программа Московской области. Теперь там Московская область, как я понимаю, в качестве, так сказать, знаете, когда есть пища и в нее нужно положить лавровый лист, чуть-чуть для запаха, пряности, мне кажется, что Московская область сейчас на Московии присутствует в качестве пряности, т.е. ее жизнь, ее проблемы, я знаю Московскую область очень хорошо, понимаете? Очень хорошо знаю. И я знаю, что это такое, что это такое Московская область в России. Поэтому это, конечно, есть проблема. Поэтому я не могу сказать, что мы это решим. Что значит решим? Надо сказать, потребовать, чтобы министерство печати приняло соответствующее решение, решение по лицензии. Тут начинают работать элементы этики, с которыми не считаться просто нельзя.
К. ЛАРИНА Последний вопрос. Когда вступает в силу новая сетка вещания, когда вы открываете новый сезон?
О. ПОПЦОВ Я думаю, что где-то в районе 20 сентября, в сентябре месяце. Но входить передачи не будут с сентября, многие передачи находятся в стадии, какие-то появятся в октябре, какие-то в ноябре, а какие-то появятся с Нового года. Но над ними идет работа. Я думаю, что появится где-то, так скажу, 8 новых работ, серьезных, больших работ.
К. ЛАРИНА Спасибо большое, напомню, что наш гость сегодня Олег Максимович Попцов, благодарю Вас за визит. И забыла поздравить Вас с Днем города, делаю это в конце нашей программы, с Днем города Вас.
О. ПОПЦОВ Ксюша, я тебя тоже поздравляю с Днем города. Спасибо большое.
К. ЛАРИНА Спасибо, счастливо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире