29 августа 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Татьяна Толстая — писатель, председатель редакционного Совета газеты «Консерватор», Вячеслав Лейбман — глава издательского дома «Лейбман Медиа-груп», Эдуард Месхидзе — генеральный директор «Лейбман Медиа-груп», Леонид Злотин — главный редактор газеты «Консерватор».
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вы слушаете радио «Эхо Москвы», у микрофона Матвей Ганапольский, продолжаем наш информационный эфир. У нас гости из новой газеты, газета называется «Консерватор». Вы помните про «Общую газету», теперь ее нет, теперь появилась новая газета. И с удовольствием вам представляю гостей, которые об этой газете расскажут. Во-первых, я хочу представить известную писательницу Татьяну Толстую, добрый день.
Т. ТОЛСТАЯ Добрый день.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Добрый день. Татьяна Толстая, председатель редакционного совета газеты «Консерватор». И далее Вячеслав Лейбман, это глава издательского дома. Добрый день, Вячеслав.
В. ЛЕЙБМАН Добрый день.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Здравствуйте, Вячеслав. Вы же, значит, Вы только глава издательского дома?
В. ЛЕЙБМАН Я учредитель газеты, глава издательского дома.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Далее Эдуард Месхидзе, генеральный директор «Лейбман Медиа-груп».
Э. МЕСХИДЗЕ Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Добрый день, очень приятно. И главный редактор газеты «Консерватор» Леонид Злотин.
Л. ЗЛОТИН Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Первый вопрос у меня, как у человека, который читал «Общую газету», ее любил, после этого была история, когда она закрылась по тем или иным причинам, очень много было комментариев по этому поводу, ну это история. Теперь появилась новая газета, я хотел бы, мне все равно, кто начнет, что это такое, почему «Консерватор», что за «Консерватор», может быть, главный редактор расскажет? Ему и рулить. Пожалуйста, это Леонид Злотин, главный редактор новой газеты «Консерватор». Пожалуйста.
Л. ЗЛОТИН Во-первых, как бы я бы не связывал два процесса прекращение выхода «Общей газеты» и выход новой, они между собой не совсем связаны. И скорей всего, я буду говорить о новом проекте, о газете «Консерватор».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А собственно, я сказал, что закрытие той газеты это история, все, поезд ушел.
Л. ЗЛОТИН Да, если какие-то будут по этому поводу вопросы, на них будет, кому ответить. Газета «Консерватор», вообще ее идея возникла в процессе обсуждения как раз между теми людьми, которые здесь находятся. Мы подумали о том, что несмотря на то, что на рынке печатных СМИ изданий достаточно много, но вот, скажем, газет еженедельных, склонных к аналитике и к определенному взгляду на вещи, к определенной позиции, скажем, не в позиции переходной от либерального взгляда к взгляду консервативному, во-первых; во-вторых, издание, которые бы попыталось связывать, поскольку оно еженедельное, пыталось бы связывать события, все-таки происходящие в течение недели каким-то образом между собой и пробовать делать какие-то выводы, на основании этого какие-то тренды, допустим, то таких изданий, наверное, не очень много, и они бы нашли свое место на медийном рынке. Вот собственно, такой был посыл и почему мы решили попробовать такое издание сделать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Как бы самого издания я не видел, но все-таки Вы сами упомянули, что аналитических еженедельных изданий много, поэтому, если так, много, не много, неважно, хорошо, не очень много, если так вот их положить на стол, то обращает внимание, что какое-то издание как-то называется, другое еще как-то, а ваше называется «Консерватор». Вот для меня лично важно, почему «Консерватор» и что вы под этим подразумеваете?
Л. ЗЛОТИН Вот я что подразумеваю под консерватизмом, я как раз с удовольствием попрошу на этот вопрос ответить Татьяну Никитичну Толстую.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Известный консерватор, это же понятно.
Т. ТОЛСТАЯ Кто же консервативнее меня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, пожалуйста. Татьяна Толстая, пожалуйста.
Т. ТОЛСТАЯ Что касается того, много или не много, этих изданий. Их много, но в основном они журналы, а газет, похоже, что нет, такую поправочку сделаем. Надеемся, что эта ниша, она представляется незанятой, и я надеюсь, что она востребована.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Простите, а формат здесь имеет значение? Или, вернее, вид, что то  журнал, а это газета?
Т. ТОЛСТАЯ Конечно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тогда объясните, в чем, мне интересно.
Т. ТОЛСТАЯ Чисто психологически, на мой взгляд. Но поскольку я не газетный работник и никогда в жизни не занималась этим процессом, то я смотрю с точки зрения читателя, т.е. для меня это важно. Журналы это одно дело покупать, а это другое, огурчики, помидорчики, это две разные вещи. Теперь что касается самого понятия консерватизма. Дело в том, что, на мой взгляд, происходит вот какая вещь. В России полтораста лет слово «консерватизм», «консерватор», несет в себе негативные коннотации. Почему — потому что эти полтораста лет, в общем, мы все живем в стилистике и в идеологии радикальной. Радикальная интеллигенция, так называемое революционно-демократическое движение и т.д. Когда-то это все было интересно, ново, прогрессивно, этот радикализм. И поскольку прецедентов почти не было, не считая, скажем, Французской революции в исторически близкий отрезок времени, то казалось вот поднажать, все тут рухнет, на руинах старого общества возникнет новый цветущий сад и все такое прочее, здесь будет город-сад. Так вот мечтали-мечтали, производили разные хорошие и нехорошие действия, подтолкнувшие страну к развалу, и все кончилось морями крови. Вот пора понять нашему обществу русскому, что радикализм в России не работает. А этот радикализм, это я очень общо говорю, конечно, потому что это все нечеткие определения, скажем, туманные глыбы и взаимные обвинения, радикализм сделал понятие консерватизма смехотворным, неприятным, ненужным, символом стагнации и застоя. Это не так. Консерватизм в нашем понимании это стабильность, это бесконечное уважение к идее собственности своей и чужой, потому что противное от этого это будет бомжизм, воровство, бедность, брожение по дорогам и т.д. Вот о стабильности и об уважении к законности идет речь, прежде всего. Кроме того, человек по своей природе, в общем, тяготеет к оседлости и стабильности, что совершенно не мешает ему интересоваться новым. Интерес к новому не противоречит консерватизму никоим образом. Просто основы, ценности должны оставаться, в общем, незыблемыми. Все попытки эти ценности поколебать приводят к глупостям.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Извините, я на секунду Вас прерву.
Т. ТОЛСТАЯ Сколько угодно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Нет, не сколько угодно, только один раз, потому что сейчас свежие новости на «Эхе», которые мы тоже с вами послушаем и вернемся к нашей беседе.
Т. ТОЛСТАЯ С удовольствием.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Мы продолжаем наш эфир. Татьяна Толстая рассказывает, если можно так сказать, об идеологии нового издания. Продолжайте, Татьяна.
Т. ТОЛСТАЯ Эти новости были очень к месту, как говорится, экология экологией, а кушать-то хочется. Вот эскимос, не зная никакой экологии, ловит птицу и в холодильник ее. Хотя зачем ему холодильник, я не понимаю. Там, по-моему, холодно. Но вот я думаю, что все мы, здесь собравшиеся, и наши коллеги, все более или менее, даже не отдавая себе в этом отчет, понимают, что настало время признать, что человеческую природу нельзя изменить, ее нельзя ни улучшить, ни ухудшить, ее можно исследовать, понять. И пользуясь человеческими пороками и человеческими достоинствами, коих легион, оптимизировать и гармонизировать существование человека в социуме. Вот, собственно, это взгляд консерватора. А либерал, классический такой, левый особенно либерал, правый либерал терпимое существо, а левый либерал подозрительный, потому что он все время предполагает, что если найти какую-то нужную точку, то он перевернет мир, да, Архимедов такой рычаг. Я полагаю, что это неправильно, это идеализм и романтизм.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, в стиле Татьяны Толстой, во всяком случае в стиле того, что я читал. У Вас очень разные книги, есть черные, которые страшно перелистнуть вторую страницу, откуда это, не понимаю. Вопрос к Вячеславу Лейбману. Знаете, сразу, когда выйдет ваше издание, начнется очень продуктивная работа у критиков, у политиков, у журналистов против кого дружите, кем ангажировано издание, куда ангажировано, кто стоит за вами, какие политические фигуры, может, лучше сразу сказать? Чтобы не было потом разговоров и домыслов. Хуже всего домыслы ведь, поверьте мне.
В. ЛЕЙБМАН Во-первых, эта работа уже идет, она началась, наверное, с того момента…
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Исследование, Вы имеете в виду?
В. ЛЕЙБМАН Да, исследования в этом направлении начались с того момента, как стало известно о том, что я приобрел «Общую газету». Я и ранее заявлял, что для меня этот мир достаточно новый, это новая ниша бизнеса, я отношусь к издательскому делу исключительно с коммерческой точки зрения, хотя понимаю, что, безусловно, издание не может быть оторвано от текущих общественно-политических процессов, и само по себе уже внутренне несет определенный идеологический заряд, вследствие этого политизировано. Что касается ангажированности, я думаю, что эти вопросы как бы просто уже неуместны в силу того, что, я устал уже объяснять, что для меня это новая ниша в развитии, это новый этап развития бизнеса, это новая ниша, которую я хочу занять. Вот отвечая на вопрос, кто меня просил купить «Общую газету», вы знаете, я, внутренне задумавшись, наверное, могу сказать, что у меня есть шестилетний сын, если и говорить, что кто-то меня просил купить «Общую газету», то скорей всего он, потому что ему жить в этой стране. Он вырастет, я думаю, что лет через 20-25 он будет принимать активное участие в деловой жизни и моей компании, и вообще как состоявшийся человек. Наверное, ему будет интересно, что ему отец оставил.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вячеслав, Вы не хотели бы меня усыновить, у меня есть тоже две-три просьбы к Вам. Это, знаете, как люди бизнеса говорят, это вопрос переговоров, да.
В. ЛЕЙБМАН В России достаточно семей уже.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Достаточно семей, да. Но все же еще на эту тему. Мы же все сейчас пристально смотрим на так называемую «санкт-петербургскую группу», «санкт-петербургскую семью», какой ваш следующий шаг, что намерены приобретать? Или пока осторожно будете на медийном рынке себя вести, смотреть, что получится?
В. ЛЕЙБМАН Вы знаете, для меня главный проект сейчас запустить издательский дом.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Это издательский дом, да, где предлагаются самые разные издания?
В. ЛЕЙБМАН В рамках издательского дома первый проект это проект газеты «Консерватор», я думаю, что он и будет задавать политику издательского дома. Будут более коммерциализированные проекты, я думаю, что в таком направлении мы пойдем. Что касается приобретения и слияния, пока конкретных каких-то объектов у нас нет, хотя задумки есть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вполне респектабельный, округлый ответ. Вы знаете, что меня успокоило, то, что Вы сказали, что будет что-то более такое развлекательное. Понятно, что любой издательский дом начинает с такого, если можно сказать, определяющего издания, не приносящего прибыль, Вы ведь не рассчитываете на прибыль этого издания?
В. ЛЕЙБМАН Вы знаете, на самом деле, это не совсем так.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А потом идет что-то типа «7 дней», такое разухабистое, что, собственно, и приносит прибыль издательскому дому, как я предполагаю. Так замысливается?
В. ЛЕЙБМАН Проект «Консерватор», он сам по себе будет приносить прибыль. Вопрос в том, что это достаточно «длинные» деньги по российским понятиям. Я думаю, что где-то на пятый год мы все-таки выйдем на позицию как минимум безубыточную. Это наша такая программа-минимум, если удастся это сделать быстрее, соответственно, заслуга моего партнера и управляющего издательским домом Эдуарда Месхидзе, если ему это удастся, ну что ж, честь и хвала.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Эдуард, я так понимаю, Вы сидите, и такой должен быть как бы сектор разговора, где уместно. Что Вы можете сказать имеет шанс такое издание выйти хотя бы на самоокупаемость?
Э. МЕСХИДЗЕ Да, этот шанс есть, и Вячеслав совершенно правильно определил сроки это где-то пятый год.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Какой тираж планируется в начале?
Э. МЕСХИДЗЕ Завтрашний тираж уже заказан и равен 32 000. Мы не рассчитываем больше, чем на 60 000, потому что аудитория достаточно ограничена у такого издания, вы понимаете, данного, не для широкой аудитории.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вы будете делать рекламную кампанию, в респектабельных гостиницах этот журнал будет бесплатным? Вообще как вы его будете распространять? О нем пока никто не знает.
Э. МЕСХИДЗЕ Да, у нас предусмотрены промо-акции, которые будут проводиться в течение всей жизнедеятельности издания. И с 1 сентября начинается широкая рекламная кампания, общая.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тогда у меня вопрос к главному редактору, Леониду Злотину. Вот расскажите, пожалуйста, абсолютно утилитарно, вот что собой будет представлять газета, первая полоса, вторая, какие рубрики?
Л. ЗЛОТИН Совершенно точно, и последняя. Шутка.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Раздел юмора будет?
Л. ЗЛОТИН Да, только устный. Газета по набору рубрик, конечно, будет достаточно стандартной, поскольку существуют темы просто заданные, да, глобальные темы, политика, экономика и общество, т.е. как бы три институции, которые, собственно, и определяют жизнедеятельность в той или иной степени, как они живут. Культура, спорт, обычный набор тех событий, которые происходят в жизни. Единственное, что мы попытаемся сделать в своей газете и чем мы будем пытаться все-таки отличаться от других, это тем, что каждое событие все-таки будем рассматривать с той точки зрения, собственно, а что оно меняет в нашей жизни, жизни наших близких.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Судя по тому, что сказала Татьяна, оно ничего не меняет, т.е. другими словами, сейчас объясню, газета «Консерватор», если так говорить, там оппозиционная пресса так говорит Путин не прав, да, предположим, другие издания говорят Путин прав. Вы говорите, что друзья, дело не в Путине, а дело, предположим, вообще, как бы ничего изменить нельзя, нужно жить и нормально работать, вот такая центристская такая, жизненная центристская позиция.
Л. ЗЛОТИН Нет, мы как раз надеемся, что вполне в себе все изменить можно. Татьяна говорила о том, что это нельзя изменять никак революционно. Консерватизм это некоторый революционный подход, а как раз мы будем говорить о том, что все можно менять.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тогда слабая критика Касьянова по поводу того, что он медлит с внесением какого-то там третьего чтения какого-то законопроекта. То есть я хочу понять, в чем мясо, понимаете?
Л. ЗЛОТИН Нет, а здесь вообще никакого мяса нет. Вот во внесении или не внесении законопроектов, как бы сроков их, нет, дело в том, что мы знаем, что в России принятие некоторых законов есть институция, на экономику мало влияющая. И именно мы очень надеемся именно писать о том, вот этот закон, будет ли он работать? Если он будет работать, то как и что он изменит и с точки зрения нашей жизни, и с точки зрения инвестиционного климата и т.д.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Хорошо. Вопросы к Вам и к Татьяне. Я пытаюсь найти точку отсчета, чтобы понять, в чем разница. Вот представим себе, на мой взгляд, вы согласитесь, достаточно центристскую, я бы так сказал, ее бы можно было назвать газетой «Консерватор», это газета «Коммерсантъ», можно по-разному относиться, я сейчас не в оценочном плане, которая каждой своей статьей, еще и со смешным заголовком, говорит: «Ребята, сегодня было то-то, ну и было, а завтра мы напишем про то, что будет дальше». И дальше идет некоторая аналитика, которая разбирает этот вопрос. Вот в чем будет разница, я беру «Коммерсантъ» именно как сбалансированную газету, понимаете, которую трудно упрекнуть в том, что она с топором на Русь идет.
Л. ЗЛОТИН Нет, т.е. это газета, там аналитики нет вообще, к сожалению, теперь.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Или она есть, но такая, своя.
Т. ТОЛСТАЯ Исчезла, исчезла.
Л. ЗЛОТИН Ее почти нет. Я с «Коммерсантом» несколько знаком просто с первого дня ее запуска, если вообще говорить об этом. Бог с ним. Да, я отвечу. Вот как раз последствия события для нас важнее его статусности, потому что надо прямо сказать, что вот проводятся какие-то статусные встречи где-нибудь в Кремле. Если эта встреча, вот мы знаем, что она, ну нет никаких последствий, встретились, есть протокол, есть какая-то текущая деятельность, это никогда не будет для нас являться предметом очень пристального внимания к этому. Есть события незначительные, условно говоря, как только первый человек в Москве выиграет судебный иск у московского правительства, знаете, по поводу 4 метров, там я не знаю, своего сарая, да, это событие.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Так у вас еще и фантастическое издание, да? Ненаучная фантастика.
Л. ЗЛОТИН Да, я хочу просто такой пример, всем понятный, привести. Или менее. Я говорю, что событие для нас по своим последствиям значимое важнее события статусного. Вот это такое отличие. Это первое. Второе мы будем все-таки пытаться искать некоторую связь событий между собой.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ У меня последний вопрос, извините, просто беседа заканчивается, у меня вопрос, естественно, к Татьяне Толстой, потому что сейчас пойдут разговоры вот Толстая, а что она там будет делать, то ли это будет подставная фигура, потому что она сидит там в Америке, то ли она не сидит в Америке, сидит в России.
Т. ТОЛСТАЯ Матвей, извините меня, я уже с 98 года живу в России постоянно, да и до этого ездила в Америку на работу. Что вы привязались ко мне с этой Америкой, прости Господи.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Татьяна, скажите, я задавал Вам раньше этот вопрос когда-то?
Т. ТОЛСТАЯ Нет, но у всех как будто икота какая-то, «Татьяна Толстая живет в Америке».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну имеет право журналист один раз спросить, пусть вопрос, который задавали другие? Вы звезда.
Т. ТОЛСТАЯ Нет. Как сапер журналист, сапер ошибается один раз.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Как к звезде, вы знаете, вопросы повторяются. Я же не про семью спрашиваю, я так говорю. Какая Ваша роль будет в этой газете реальная?
Т. ТОЛСТАЯ Вы знаете, я вам скажу так. Газета только начинается, и моя роль как-то будет определяться в зависимости от того, как пойдут наши дела, как пойдут наши совещания, значит, это совещательный орган, редакционный совет. Мы все, Леня и другие ребята из нашей команды, многие из нас работали в газете «Русский телеграф». Мы все, более или менее представляем собой одну команду, у нас было некое согласие. После чего «Русский телеграф» был закрыт в 98 году, и мы были вынуждены разойтись, и наша жизнь началась новая, по разным местам. Значит, если бы с тех пор не прошло столько времени, если бы у меня не появились какие-то новые занятия и увлечения, то я, может быть, пошла бы работать в саму газету. То есть я газете симпатизирую, команде симпатизирую, но не имею возможности работать в ней. Поэтому такой совещательный как бы орган как редакционный совет меня вполне устраивает. И судя по всему, остальных тоже. Вот так я пока вам неопределенно опишу, потому что газета-то, собственно, выходит завтра.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Завтра. Где завтра можно купить издание?
В. ЛЕЙБМАН Издание можно будет приобрести в розницу во всех розничных точках города Москвы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вот эти на улицах там?
В. ЛЕЙБМАН Совершенно верно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Значит, друзья, газета называется «Консерватор», напоминаю, Вячеслав Лейбман глава издательского дома, Эдуард Месхидзе генеральный директор «Лейбман Медиа-груп», Татьяна Толстая рассказала нам все, и Леонид Злотин главный редактор газеты «Консерватор» рассказал, какой должна быть эта газета. Давайте мы с вами договоримся, что через некоторое время мы соберемся тем или иным составом для того, чтобы либо поплакать над разрушившейся мечтой, либо открыть шампанское в прямом эфире. Договорились? Спасибо вам большое за эту беседу, мы продолжаем наш эфир.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире