30 июня 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Атом Эгоян американо-канадский кинорежиссер, с супругой, актрисой Арсинэ Ханджан.
Эфир ведут Матвей Ганапольский и Антон Долин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Московский Международный кинофестиваль заканчивает свою работу. Я говорю эти слова в ту секунду, когда бразильцы на стадионе засыпаются какими-то конфетти, безумно радуются. Ну, у нас вот свои радости. Мы продолжаем вас информировать о самых интересных событиях, которые произойдут сегодня. И вот сейчас моя коллега, Катя Митькина уже пошла на закрытие фестиваля, оно будет в 6 часов. В 6 часов в информационной программе «Эхо» будет первый выход Кати Митькиной и вы узнаете, что там происходит. Уже частично известны лауреаты фестиваля. Ну, у нас сейчас очень интересные гости здесь, в студии. Атом Эгоян человек с армянской фамилией, но сам из Канады. Здесь же мой коллега Антон Долин, который все знает про кино, и сейчас нам расскажет и про то, что происходит, и про нашего гостя.
А. ДОЛИН — Добрый день. Сегодня действительно закрывается Московский кинофестиваль, и у нас здесь, в студии гость, который, как мне кажется, возьму на себя смелость утверждать, это главный иностранный гость этого фестиваля. Это замечательный канадский режиссер Атом Эгоян, один из всего двух канадских режиссеров, хорошо известных во всем мире. Второй Дэвид Кроненберг. Фильм Атома Эгояна «Арарат», который наделал очень много шуму на Каннском фестивале месяц назад, был показан вне конкурса. И тогда, в Каннах, и сейчас, в Москве. Вчера была премьера огромное количество народу, переполненный зал, аплодисменты. И вот сейчас Атом у нас в гостях вместе со своей супругой и актрисой, постоянной актрисой всех его фильмов Арсинэ Ханджан. Ну, и, наверное, мы начнем с традиционного вопроса. Скажите, улеглись ли страсти наконец-то вокруг вашего фильма? Ведь фильм «Арарат», рассказывающий о геноциде армян был встречен едва ли не бойкотом Турции, которая пыталась Каннский фестиваль, и как-то вообще воспрепятствовать премьере этой картины.
А. ЭГОЯН Всегда довольно-таки странно представлять фильм, подобный этому, на подобном мероприятии. Но я хочу сказать, что последний раз я был в Москве 11 лет назад. И меня очень впечатлила энергия города. И чувства, эмоции, которые переполняют город, и это возрождение города.
А. ДОЛИН Ну вот, что касается страстей вокруг вашего фильма, именно политических. Как вам кажется, мешает ли это вообще восприятию этой картины обычными зрителями, которые идут в кино, в конечном счете, чтобы получить какую-то новую информацию, или развлечься, и не ждут, что это будет политическое событие?
А. ЭГОЯН Когда я принял решение не выставлять фильм в конкурсе Каннского фестиваля, я пытался решить эту проблему, и угомонить политические страсти вокруг фильма. В ретроспективе это было довольно-таки наивно. Потому что природа фильма, природа того, что он показывает, достаточно монументальна. Потому что этот фильм говорит не только о геноциде армян и не только о дискуссиях, которые велись вокруг него, но также он говорит, этот фильм более универсален в том смысле, что он дает возможность понять, что значит быть жертвой того, что не признано окружающими. И для нас это был довольно-таки эмоциональный опыт в Москву, потому что в первый раз мы его показываем армянскому обществу. И конечно же, армян очень много в Москве, они были очень восприимчивы к этому фильму, поэтому у нас было очень много эмоций по поводу показа фильма в Москве.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Атом, я хотел вас спросить. Организаторы Московского фестиваля очень много говорят об увеличении роли этого фестиваля, как фестиваля категории А в мировом кинематографе. Они очень хотят, чтобы это был значимый фестиваль. Вот скажите, это получается?
А. ДОЛИН Я, кстати, хочу напомнить о том, что Атом Эгоян получил приз на фестивале, именно на Московском фестивале. Один из его первых известных фильмов.
А. ЭГОЯН Я считаю, что, особенно учитывая сейчас экономическую ситуацию в Москве, этот фестиваль да, становится довольно значимым событием в мире. 11 лет назад, когда мы здесь были впервые, конечно же, мы не могли не прочувствовать экономическую сторону события и политический переход, конечно же. Но конечно, Москва сейчас просто впечатляющая, и вы, может быть, этого не видите, но я могу сказать, путешествуя по миру, что Москва стала первоклассной.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Я все-таки еще о фестивале. Многие русские режиссеры не дали свои фильмы на Московский международный фестиваль для того, чтобы показать его в Каннах или в Венеции. Вот как вы считаете, западные режиссеры о московском фестивале считают по остаточному принципу, то есть, они планируют, что именно для Московского фестиваля они могут показать кино? Или сначала Канны, потом Венеция, а потом уже Москва?
А. ДОЛИН Еще Берлин.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, и Берлин, естественно.
А. ЭГОЯН Да, конечно, эти три фестиваля являются лидерами и конечно, это неизбежно. С другой стороны, я сам из Торонто, и, например, фестиваль в Торонто тоже стал довольно значимым событием в мире кино, без официального конкурса. Поэтому я считаю, что не обязательно иметь настоящий конкурс для того, чтобы фестиваль был значимым событием.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Тогда последний вопрос по этой теме. А что нужно сделать Никите Михалкову, чтобы этот фестиваль был притягателен для вас: актеров, режиссеров, сценаристов?
А. ЭГОЯН Очень важно, чтобы люди приезжали и смотрели, во что сейчас превратилась Москва. Очень важно, чтобы люди с Запада начали преодолевать стереотипы, которые существуют до сих пор про Москву. Если бы мы с моей супругой не приехали на это фестиваль и не увидели Москву, то мы бы и продолжали хранить в себе эти стереотипы.
А. ДОЛИН Я хотел бы вернуться к фильму. Последнее время существует такая новая тенденция, вернувшаяся, фильмов о Холокосте. Напомню, что совсем недавно на Берлинском фестивале был показан фильм Иштвана Сабо «Мнения сторон» и фильм Бертрана Тавернье «Пропуск» и также фильм Коста Гавраса «Аминь», который вызвал, кстати говоря, большую полемику. И сейчас фильм, победивший на Каннском фестивале, фильм Романа Поланского «Пианист» и фильм ваш, «Арарат», который говорит не о Холокосте, но о геноциде армян. С чем вы связываете возвращение этой исторической темы в современный кинематограф?
А. ЭГОЯН Я считаю, что в центре нашего опыта лежит возможность и умение абстрагироваться от определенных событий. Геноцид является одним из самых ярких выражений негуманности. И поэтому как бы есть яркая необходимость показывать эту негуманность, которая происходила на протяжении веков. Вопрос стоит не только, чтобы помнить о геноциде, но вопрос стоит о том, как его помнить и не допустить геноцида.
А. ДОЛИН Скажите, на самом деле, мне кажется очень интересным этот фильм, потому что вы всегда ведь делали кино универсальным. Знаменитые фильмы, такие, как «Экзотика» и «Славное будущее», они, кстати говоря, выходили в России на видео, эти картины рассказывали о событиях, которые могли случиться где угодно. События фильма «Арарат» это судьба армянского народа и людей, которые осознают, что они армяне. Как вам кажется, ну, для меня ответ очевиден, и фильм этот очень сильно меня впечатлил, но вот что этот фильм может дать неармянам, людям других национальностей, которые не знают о геноциде, которым, может быть, это не слишком интересно? Зачем им этот фильм?
А. ЭГОЯН Что уникальным является для армянского геноцида, это то, что он был систематически отрицаем, то есть, невоспринимаем людьми. И для неармян может интересным явиться то, как его признали более официально. И история отрицания геноцида сама по себе является драмой. И эффекты этого отрицания были передаваемы от поколения к поколению. И поэтому именно для режиссера и для продюсера очень интересны возможности показать психологическую сторону данного аспекта. И это просто непаханное поле. Парадокс заключается в том, что многие люди соглашаются с тем, что проще всего забыть это событие. Но дело в том, что если мы забудем об этом событии, то, скорее всего, мы его повторим.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ваш последний фильм называется «Арарат». И сегодня по телевидению было очень интересное сообщение, якобы армянские энтузиасты нашли следы знаменитого Ноева ковчега. Смогли сфотографировать из космоса, нашли остатки дерева. К сожалению, они не могут делать там активные археологические раскопки, потому что опять же мешает Турция, у которой там, наверху, военная база. Если вдруг найдут, то Армения будет самой известной туристической страной в мире. А вот ваш фильм «Арарат» об этом, там есть ковчег?
А. ЭГОЯН Интересно то, что поскольку турки так часто отрицали геноцид Армении, то, может быть, они будут отрицать и существование Ноева ковчега.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вот ваш фильм, «Арарат», когда фильм называется «Арарат», это такой, очень сильный символ. Какая история стоит за этим?
А. ЭГОЯН Прелесть слова «Арарат» для армян заключается в том, что, на самом деле, это очень большой символ для армян. Но, конечно, символ этого слова заключается в том, что там был Ноев ковчег, и в этом плане фильм может быть универсальным, как бы  идея объединения. Это также имя лучшего коньяка в мире.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ты видел этот фильм, Антон?
А. ДОЛИН Более того, я могу сказать, что видел его дважды. Один раз я видел его в Каннах, а второй раз я пошел смотреть его здесь. Кстати, меня он безумно впечатлил, потому что на пресс-показе, где смотрят журналисты, а они, в общем-то, достаточно снобская публика, в финале были аплодисменты. Это очень редкий случай.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ О чем фильм?
А. ДОЛИН Ну, если рассказывать кратко, это, на самом деле, невозможно. Фильм существует на двух уровнях. Один уровень: режиссер в фильме, пожилой режиссер, не такой как Атом, снимает фильм. Его, кстати говоря, сыграл Шарль Азнавур. Он снимает фильм об истории армянского геноцида. Но история фильма «Арарат» Атома Эгояна разворачивается вокруг этих съемок. Исторический консультант, которого играет Арсинэ, здесь присутствующая и ее сын, который возвращается из Армении, куда он ездил, чтобы снять места, на которых все это происходило. И вся история вокруг этого, история реальная, история современная, гораздо более глубокая и интересная, о том, как люди способны сейчас воспринять то, что произошло тогда, и почему им это вообще важно и интересно. Фильм об этом. Но, кстати, я хотел спросить, Атом, мне кажется очень важным, Роман Поланский в фильме «Пианист», кстати говоря, тоже он был показан, этот фильм здесь, у нас на фестивале, фильм, победивший в Каннах, он показал просто историю, историю Холокоста, историю Варшавского гетто, историю персонажа реального, который там побывал. А вы предпочли показать то, как снимается эта история. Вас больше интересует современность, чем воспроизведение исторических событий? Почему вы сделали фильм в фильме вместо того, чтобы просто снять историческое кино?
А. ЭГОЯН Мы, на самом деле, живем в мире, в котором мы захвачены и поглощены имиджами определенными, образами. И для того, чтобы показать успешно историю, наверное, нужно было тоже найти какой-то способ заинтересовать зрителя, показать имидж.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Общие впечатления о фестивале? Вам было интересно?
А. ЭГОЯН Моя супруга и я очень рады присутствовать на фестивале, для нас это очень необычное событие. Потому что, конечно же, мы все время сравнивали наш приезд в этот раз с предыдущим приездом и в прошлый раз картина была совершенно другая. Может быть, моя супруга хочет что-то добавить?
А. ХАНДЖАН В этом году мы особенно рады быть в Москве, потому что мы имели возможность не только представить свой фильм, но также встретиться с людьми, с представителями армянского общества, поделиться с ними очень многими впечатлениями и переживаниями. И, конечно же, так не было 11 лет назад, когда мы были на фестивале. И поэтому радость наша намного больше.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Спасибо вам большое. И я желаю успеха вашему фильму.
А. ДОЛИН Я хочу сказать, что вы сможете увидеть этот фильм в сентябре, в кинотеатрах «Пять звезд» и «Ролан», 90% он появится в сентябре, может быть, чуть позже осенью. Фильм «Арарат», который как мне кажется, нужно посмотреть всем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Спасибо.
























Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире