26 июня 2002
Z Интервью Все выпуски

Операция по спасению зажатого во льдах Антарктиды судна Магдалена Олдендорф; научная деятельность России в Арктике и Антарктике


Время выхода в эфир: 26 июня 2002, 15:10

26 июня 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Артур Чилингаров вице-спикер Госдумы РФ, полярник.
Эфир ведет Владимир Варфоломеев.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ Здравствуйте, в студии Владимир Варфоломеев и я приветствую сегодняшнего гостя «Эхо Москвы», вице-спикера Государственной Думы России, Артура Чилингарова. Артур Николаевич, здравствуйте.
А. ЧИЛИНГАРОВ Здравствуйте.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ну, когда представляешь вас, нужно, наверное, говорить не только официальную должность, которую вы занимаете, заместитель председателя нижней палаты российского парламента, но и говорить еще одно, что вы полярник. Впервые исследованиями территорий за полярным кругом, которые находятся, вы начали заниматься уже несколько десятилетий назад. Сейчас вы политик. Можно ли сказать, что вы бывший полярник, или это навсегда?
А. ЧИЛИНГАРОВ Нет, я не бывший полярник, я президент Ассоциации полярников и бессменный советский, российский, и я не представляю себе своей жизни без вопросов, все, что связано с Арктикой и с Антарктикой.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ну, тогда нашим слушателям и зрителям сейчас будет понятно, почему именно с вами мы обсуждаем ситуацию, которая сложилась за десятки тысяч километров от России, от Москвы, у берегов Антарктиды, где уже больше двух недель, по-моему, в ледовом плену находится судно, на борту которого, в том числе и российские полярники.
А. ЧИЛИНГАРОВ Да, ну уже по этому поводу ко мне обращались. И я держу под контролем эту ситуацию. И постоянно имею контакт с начальником экспедиции, с Арктическим институтом, федеральной службой Гидрометеорологии и контроля окружающей среды. Но они, естественно, обращаются, ситуация немножко аналогичная 17 лет назад, когда советское судно «Михаил Сомов» застряло, тоже после определенного выполнения работ по обеспечению станции. Сняло зимовщиков в районе моря Росса и тогда было принято решение, после уже 4-х месяцев дрейфа, когда на самом деле закончились и продовольствие, и была опасность именно, что судно будет раздавлено льдами, тогда было принято решение на самом высоком уровне о направлении спасательной экспедиции. Но это наше судно, советское, ледокол советский, «Владивосток», который пошел. И вся эта операция очень хорошо воспринималась в тот период. И населением страны, потому что была такая фраза, что где бы ни находился советский человек, его в беде государство не оставит.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Но, по-моему, в этом и сейчас ситуация не слишком изменилась, люди смотрят телерепортажи, слушают их по радио, хотят узнать, что происходит с нашими ребятами.
А. ЧИЛИНГАРОВ Она изменилась в том смысле, что другая ситуация немножко. Может быть, по ледовому слою, по трудностям той ситуации, в которой находятся российские полярники после года зимовки на станции Мирный, на «Лазаревской», ситуация другая корабль не наш. Вернее, бывший наш, это бывшая «морковка», судно Дальневосточного пароходства. Ну, такие назывались, они красные.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Это то, что сейчас называется «Магдалена Ольдендорф»?
А. ЧИЛИНГАРОВ Да, да, да. Это было советское, российское судно, мы знаем эти корабли, они ходили по трассе морского пути, они довольно-таки неплохо ориентируются, они могут ходить во льдах, но не во всех льдах. Как правило, такое судно мы в Антарктиде не использовали. Всегда использовали, у нас остался единственный, к сожалению, корабль «Академик Федоров», который имеет мощный ледовый пояс и который обеспечивает уже многие года антарктические экспедиции. Но в этом году он вышел из строя и пришлось Арктическому институту арендовать вот это судно. Значит, ясно, почему они арендовали — потому что все-таки он имеет опыт плавания в Арктике.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Какие у вас последние новости, что происходит?
А. ЧИЛИНГАРОВ Последние новости следующие: ну, экипаж, в смысле полярники, 74 человека, все здоровы, живы. Настроение у них нормальное, оптимистическое. Потому что уже ту схему оказания помощи, не спасательная экспедиция, а помощь, она выбрана та самая, которую я использовал 17 лет назад. Мы подходим на ледоколе на расстояние близкое для работы вертолетов, тогда на борту был МИ-8, мы тогда впервые за всю историю в мире, вообще, в практике, — командир вертолета Лялин был Борис, — мы на МИ-8 летали ночью. Ну, это 17 лет назад, сейчас уже и ночью летают и многие другие. Но впервые всегда трудно, в тех арктических условиях, где без ориентиров. Сейчас идет южноафриканское экспедиционное судно, оно уже, по моей информации сегодняшней, подошло на траверс, на то расстояние, на плечо, на котором могут работать французские вертолеты «Пума». Значит, они в паре могут только ночью летать, тогда у нас на борту ледокола был один всего вертолет, мы одни летали.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Вот эти французские вертолеты сейчас находятся на южноафриканском судне?
А. ЧИЛИНГАРОВ Да. Он опоздал уже за счет штормовой погоды, сейчас в Антарктиде зима, полярная ночь и ураганные ветры, это самый неблагоприятный период времени, который может быть в Антарктиде, где вообще очень мало благоприятных периодов времени. И судно задержалось из-за штормовой ситуации, из-за шторма, поэтому оно пришло только сегодня. И теперь зависит от той погоды, от возможности и полета этих вертолетов. Но пока неблагоприятные метеорологические условия для полета вертолетов.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Если вернуться на борт «Магдалены Ольдендорф», вы сказали, что российские полярники чувствуют себя нормально, мы много говорим о том, что в таких условиях, естественно, возникают со временем проблемы с топливом, проблемы с продуктами питания. Но есть еще одна проблема, может быть, самая важная проблема психологическая. Люди уже более двух недель, как мы сказали, находятся в таком непростом состоянии.
А. ЧИЛИНГАРОВ Да нет, там все люди закаленные. Они по году прожили в Антарктиде. Они же все после зимовки, они после года зимовки, они прожили, и я очень рад, что они кусочек застали внимания российского правительства к антарктической экспедиции. Мы там увеличили каким-то образом им зарплату в 2-3 раза, там, по ситуации. А вообще это было совсем только безумные любители туда могли ехать и заниматься этой экспедиционной деятельностью. Год жить без семьи, вдали от Родины, и в этих невероятных условиях, тяжелых, которые есть. Они закаленные, продовольствие, рацион они немножко снизили, но до 15-го июля им хватает продовольствия нормально, как мы говорили. И сейчас в той ситуации первые вертолеты, которые пойдут, первые два, они в первую очередь подбросят продовольствие. Что касается топлива, «Магдалена» заглушила двигатели, она закрепилась ледовыми якорями за припай, и никакой необходимости наполнения топливом нет.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Имеют ли возможность российские полярники, которые находятся на борту этого судна, например, связываться сейчас с Москвой, Петербургом, теми городами, где находятся их родные?
А. ЧИЛИНГАРОВ Я думаю, что это вот хорошее предложение. Мы там с Олимпиады так откуда-то предлагали. Но это коммерческие деньги. Пока начальник экспедиции может связываться. Надо платить. Вот если сейчас кто-то, у нас много компаний
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Которые готовы футбольного тренера купить.
А. ЧИЛИНГАРОВ Да, да. Пускай они каким-то образом. Я думаю, что все будут очень рады переговорить, связь такая есть
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Но возможности нет.
А. ЧИЛИНГАРОВ Есть возможность, есть возможность, но надо платить и полярники с удовольствием будут разговаривать с семьями. И учитывая, что я выступаю по радио, я думаю, что им это очень интересно, и все рады будут услышать живой голос своего мужа, брата, все, кто сейчас закончил зимовку.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ А до них, до тех, кто находится на борту «Магдалены»
А. ЧИЛИНГАРОВ Можно дозвониться.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ До них доходит информация о том, как за них здесь переживают?
А. ЧИЛИНГАРОВ Да, они благодарны за то внимание, и вообще, они даже не ожидали, что мы последнее время забыли вообще про полярников, забыли, что Россия великая морская арктическая и антарктическая держава. Ну, как-то нам не до этого было, понимаете, какими-то акциями только надо об этом вспоминать. И они даже не ожидали, что будет им такое внимание. Мы еще будем их встречать очень активно. Ну, может быть, надо сделать действительно какую-то серьезную акцию, чтобы о тебе вспомнили, о твоем труде. Труд действительно очень ответственный. И самое главное, что он, конечно, в любом случае героика и трудности в Антарктиде остаются и по сей день. Природа осталась та же самая. Хоть говорят о потеплении климата, но в Антарктиде ничего теплого пока не происходит.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Вот кстати, в продолжение темы, которую вы сейчас затронули, вопрос от участника нашего проекта «Одна семья времен Владимира Путина», это глава семейства, отец, Олег Цветков.
О. ЦВЕТКОВ — Скажите, пожалуйста, чем занимаются ученые в Антарктиде? Что это дает, например, обыкновенному человеку или развитию науки? И как соотносятся расходы на такие исследования с исследованиями, к примеру, недр России?
А. ЧИЛИНГАРОВ Ну, я могу вам сказать, что это традиционный вопрос. Ну, во-первых, первый момент, который основной: Антарктида представляет интерес для глобального изучения климата. И те работы, которые проводили российские ученые, советские ученые, уже много лет, организовывали станции, действительно, затраты определенные есть. Но они имеют и простое ежедневное применение в прогнозировании погоды, это и регулярные метеорологические, аэрологические, геофизические наблюдения. Это необходимо для того, чтобы прогнозировать погоду по всему земному шару, в том числе и стихийные явления, и так далее. Но самое главное, конечно, из крупных исследований, это, конечно, все же связанное с глобальным потеплением и изучением климата. Я могу сказать, что наши программы, — я в этом году был на американских станциях в Антарктиде в том, вы знаете, я был на Южном полюсе в этом году, — я могу сказать, что, конечно, те исследования, и те средства, которые тратятся, я не хочу об этом говорить, но они зря деньги не тратят, американцы. Значит, это исследование представляет интерес и в том числе и прикладной.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Что вы имеете ввиду? Разработка месторождений, может быть?
А. ЧИЛИНГАРОВ Нет, месторождений нет вообще. Ну, есть геологические отряды в каждой экспедиции, и очень активно работают российские геологи, но по договору, который мы подписали, и Мадридский протокол о сохранении природной среды Антарктиды, и по договору по Антарктиде страны, во-первых, не имеют определенных притязаний территориальных. Это основа исследований в Антарктиде, кто входит в клуб договора об Антарктиде. И второе, конечно, что мы пока мораторий на добычу всех полезных ископаемых. Это мораторий на 25-30 лет, дальше жизнь покажет. Но то, что разведана вся таблица, как мы говорим, Менделеева и полезные ископаемые есть в Антарктиде, этой гигантской стране, это уже подтвердили ученые многих стран, в том числе и российские ученые, работающие в институте геологии Арктики.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ А в России кто финансирует работы в Антарктиде, в том числе, содержание наших станций?
А. ЧИЛИНГАРОВ В России у нас минимально, мы вообще практически сократили все наши исследования, и оставили 4 станции в минимальном составе. Уникальные наблюдения мы сохранили на станции «Восток». Но у нас очень много проблем: у нас нет транспортных средств, самолетов нет, которые могли бы летать внутри Антарктиды, между станциями. Дальше уже проблемы появились с морским флотом, с экспедиционными судами. Ну, если станцию «Восток» обеспечивают нам американские военно-воздушные силы Вот это очень непростой вопрос. И я думаю, что многие акции, в том числе моя вот акция, можно о ней по-разному говорить, которая была в этом году, о полете на Южный полюс на одномоторном самолете, она привлечь внимание к Антарктиде, к исследованию Антарктиды, что многие поколения полярников отдали там и здоровье, и жизнь для того, чтобы Россия присутствовала в Антарктиде, Советский Союз. Это присутствие тоже важно. Понимаете, это один из моментов, который очень важен.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ну, вот этот полет, о котором вы сейчас упомянули, его же можно рассматривать и как своеобразный упрек лично вам, человеку государственному. Вы вице-спикер Госдумы, вы один из заместителей председателя нижней палаты парламента, вы, наверное, в стенах Думы должны добиваться того, чтобы на Антарктиду, если вы в этом убеждены, должны выделяться средства, чтобы исследовать и Антарктиду, и Арктику.
А. ЧИЛИНГАРОВ И я добиваюсь. Я добиваюсь. И здесь есть определенный сдвиг. С трудом, правда, но начали понимать, и мы впервые в этом бюджете стали более-менее, ну, это мягко говоря, это в 300 раз меньше, чем американцы
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Вы сказали «с трудом», что труднее пробивать деньги в бюджете, или ледоколу пробиваться к Антарктиде?
А. ЧИЛИНГАРОВ Нет, труднее деньги в бюджете пробивать. Но я так понимаю, есть сдвиг. Я хочу сказать, определенный сдвиг, появилась Морская коллегия при председателе правительства. Самое главное, появилась комиссия правительства, возобновилась. Возглавляет ее председатель правительства Касьянов, по проблемам Крайнего Севера и Арктики. Мы давно забыли, что это такое. То, что касается полета моего, какой упрек? Я в счет отпуска своего, в отпускной период оформил отпуск, это конец года был, Дума не работала, и я хотел просто подтвердить свою квалификацию, понимаете.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Артур Николаевич, может быть, не в том составе полетели, может быть, надо было взять несколько чиновников из правительства, на несколько дней оставить их на Южном полюсе, тогда бы они поняли, в чем проблема.
А. ЧИЛИНГАРОВ Ну, вы знаете, что, самое главное, что я считаю, что о трудностях я не буду говорить, но, во-первых, американцы были удивлены, что еще Россия может что-то делать в Антарктиде. Но для меня главное, что президент Путин позвонил на Южный полюс. Вот по радио, я не знаю, там системы такой нету, и позвонил, и сказал и это дало соответствующий отсчет тем чиновникам, которые понимают, что Антарктида нужна.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Но с другой стороны, вспомните слова президента, который сказал, что государство, наверное, будет выделять деньги только на фундаментальные научные исследования, а прикладная наука сама должна зарабатывать, а не рассчитывать на бюджет.
А. ЧИЛИНГАРОВ Ну, Антарктида 90% там фундаментальное. Все-таки, изучение климата это фундаментальные исследования. И то, что мы делали, особенно на станции «Восток», когда мы бурили ледовый панцирь и мы дошли до нескольких метров, изучая историю Земли, и климата, брали оттуда пробы льда, керн. И эти исследования удалось сохранить. Поэтому многие вопросы, конечно, в основном, конечно, это фундаментальные, но есть и прикладные. Я сказал: прогноз погоды. Но могут быть и другие вопросы. Но самое главное, что еще один из главных моментов это присутствие. Сейчас мы в Азии хотим открыть свою станцию. Вы не обратили внимание, что наше судно находится рядом со станцией «Саная». Я побывал на всех практически антарктических станциях, и российских, и иностранных. Я был на этой станции. Эта станция в 40 км от «Магдалены» находится, это станция Южной Африки, и она уже существует лет 12-15, ну, лет 20, наверное, станция существует, под снегом, там, метров 17 глубиной под снегом находится. И там вот южноафриканские полярники. Трудно об этом сказать, никто об этом не думает, а эта станция, они ведут, конечно, обычные регулярные наблюдения, но, кроме того, это присутствие Аргентина, Чили, Китай, Индия.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Страны, присутствие которых в Антарктиде трудно было себе представить.
А. ЧИЛИНГАРОВ Да, я уж не говорю о Новой Зеландии, Япония, Соединенные Штаты Америки. Ну, там гигантская программа. Вот я был на станции «Южный полюс», я был там 12 лет в качестве инспекции, мы регулярно инспектируем антарктические станции других государств, не занимаются ли они другой деятельностью, не связанной с наукой. И конечно, вот мой прилет, вот когда я был, на станции было 40 человек, а сейчас 240. На Южном полюсе! В Антарктиде. И какую они строят там новую станцию, и какие регулярные рейсы они там выполняют!
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Последний вопрос, у нас буквально полминуты осталось: когда реально можно ожидать то, что российские полярники будут сняты с судна?
А. ЧИЛИНГАРОВ Я хочу сказать следующее: мы заинтересованы, никогда не бросим полярников. Мы наблюдаем за той ситуацией, которая есть там. Там есть юридические аспекты, но мы все-таки, это наши люди, и у нас по этому поводу создан штаб в министерстве транспорта, и готов ледокол, потому что всякая может быть ситуация. Я так думаю, что вот не зря организаторы этой операции подстраховались. И они берут еще и аргентинский ледокол, но это другое вывести судно. И еще берется, готовится и ледокол другой, который может выйти и тоже оказать определенную помощь. Но мы готовы. Пока к нам никто не обращается, но мы так просто наблюдать не будем. Если мы будем видеть, что вот судно южноафриканское подходит и нет возможности оказать помощь, то, мы уже обсуждали этот вопрос на Морской коллегии, российский ледокол выйдет, и я готов на нем тоже принять участие. И своих ребят там, вообще, российских, никогда не оставим в беде, полярников в первую очередь.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Артур Чилингаров, депутат Госдумы, полярник, был сегодня гостем «Эхо Москвы». Большое спасибо, и удачи вам, и удачи нашим ученым, которые сейчас находятся у Антарктиды.
А. ЧИЛИНГАРОВ Спасибо, спасибо большое, спасибо, что такое внимание к полярникам.
























Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире