5 июня 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы», в проекте «Одна семья времен В.Путина» семья Соболевых-Вайнберг
Эфир ведет Антон Орех

А.ОРЕХ: Сегодня мы попробуем поговорить с семьей Соболевых-Вайнберг по двум телефонам, соединив в эфире два дома. Сначала мы поговорим с Машей — вы футбол сегодня не смотрели?
М.СОБОЛЬ: Муж смотрел все утро, вместо того, чтобы идти на работу.
А.ОРЕХ: А вам самой это интересно? Как вы к этому относитесь?
М.СОБОЛЬ: Спокойно. Я болею, но не до такой степени, чтобы смотреть все матчи подряд.
А.ОРЕХ: Вот в Бразилии футбол это национальная забава, идея, жизнь, помимо съемок сериалов, думаю, они только в футбол и играют. Там отменяют работу, церковную службу, и все смотрят футбол. Как вам кажется, почему у вас такое спокойное отношение к спорту?
М.СОБОЛЬ: Я даже не знаю, я об этом не задумывалась.
А.ОРЕХ: Я знаю, что Ирина Александровна относится к религии очень отрицательно вы не знаете, почему?
М.СОБОЛЬ: Я не знаю, мы об этом не говорили с ней, думаю, у нее есть на это основание. Но мы эту тему не обсуждали.
А..ОРЕХ: А можно вашу семью назвать религиозной?
М.СОБОЛЬ: Нет, нельзя. В семье мужа несколько больше соблюдаются праздники, хотя пост тоже не соблюдается, но праздники соблюдаются. Я знаю, что муж крещеный. Но у нас в семье все некрещеные, и я в последнее время думаю, что, наверное, это нужно, и все-таки не могу решить, это очень серьезное для меня решение, и я к нему еще не пришла. А как сестра по этому поводу думает, это ее надо спросить.
А.ОРЕХ: Хорошо, тогда поговорим по другому телефону.
И.ЗЕМЛЕР: Только давай говорить по очереди. Ирина готова ответить на твои вопросы про религию.
А.ОРЕХ: Замечательно. Просто эта тема сразу бросилась мне в глаза в анкете Иры. Ира, вы к любой религии относитесь отрицательно, или отрицательно к поклонению богам?
И.СОБОЛЬ: Скорее, как к поклонению богам. Те, кто верят, это, наверное, хорошо. Но из того, что я в последнее время видела, и более осознанно смотрела, как люди верят в религию… если придти в какую-нибудь нашу церковь в Москве, даже в самую известную, то, скажем, с профессиональной точки зрения, так как у меня профессия такая, врач-невролог, мне в глаза очень сильно бросается, что там не столько верующих на самом деле в религию, сколько больше фанатов, которые так вот фанатично приходят в эти храмы я не знаю, для чего, для создания толпы или элементарно для того, чтобы все свои проблемы свалить на кого-то сверху.
А.ОРЕХ: У меня-то частенько создается впечатление, что люди, которые носят крестики, — а я абсолютно нормально отношусь к религии и всем верованиям, и для меня не важно, в какого бога человек верует, и верует ли вообще. Но у меня всегда возникают сомнения, когда у человека здоровый крест на пузе. И все-таки давайте не будем путать человека, который верит искренне, и человека, который носит крестик и при этом говорит, что он верующий человек.
И.СОБОЛЬ: Найти человека верующего на самом деле и человека, который носит крестик, сейчас не очень просто, я думаю, потому что на религиозные праздники идут все подряд, у кого крестики есть. И производится впечатление такое не очень хорошее. Даже банальная Пасха — у нас около дома церковь, едешь вечером на трамвае, там сидят бабушки и разговаривают на тему, что вот у меня молоко убежало, это меня Бог покарал — на меня это наводит тоску. Я этого не понимаю. Я ничего не имеют против истинно верующих людей летом мы отдыхаем на Селигере, и в прошлом году ездили в деревню Пено там совершенно замечательный монастырь, в котором один-единственный батюшка, а в поселке вообще только 4 человека живут, и этот батюшка чуть ли не на своих плечах делает ремонт этой церкви, и туда действительно приходишь, там как-то дышать легче. Но в такое место можно просто придти помолчать, и выходить оттуда уже вроде как душевно чувствуешь себя хорошо. И также на этом озере мы проехали дальше, приехали в монастырь, в который не знаю, как занесло москвичку, которая начала всей нашей группе рассказывать, что если вы не прочитаете такую-то религиозную книжку, то вам вообще нечего делать в церкви, и вообще с вами не о чем разговаривать. Естественно, все ребята наши вышли и очень долго плевались вокруг. И в этом смысла я не понимаю. Если я приду когда-нибудь к тому, что да, это мне будет помогать, я буду ходить в церковь, понимать и ощущать, что мне что-то такое помогает наверное, это когда-то изменится. Пока у меня не очень хорошее отношение к этому.
А.ОРЕХ: И все-таки, если я правильно понял, не к религии как таковой вы относитесь отрицательно, а к тем людям, которые изображают веру.
И.СОБОЛЬ: Наверное, да. Но сейчас это все вместе. На Пасху идут все дружно куда-то толпой — зачем это, непонятно. Там есть какая-то доля, которая идет действительно, а остальные пошли потусоваться.
И.ЗЕМЛЕР: Папа пришел с работы, и выяснилось, что если дети никак не реагировали на Чемпионат мира, то мама с папой следили очень внимательно. Правда, не глазами, а ушами.
А.ОРЕХ: А почему не удалось посмотреть? Такое историческое событие — наша сборная выиграла.
А.СОБОЛЬ: Да, и на сегодняшний день появилась надежда, что и дальше мы продвинемся, потому как победили команду, которая, на самом деле, все-таки не является мощной футбольной державой, но тем не менее. А смотрел я это дело, на самом деле, глазами я следил глазами за той информацией, которую размещал сайт Спорт-РБК они выводят «он-лайн» текущие матчи, и примерно каждые две минуты выходит строчка с событиями, которые происходили на поле. И я вот так смотрел. Но самое интересное было другое то, что я с вами разговариваю, это тоже заслуга футбола. Дело в том, что мой начальник большой любитель футбола, и когда я в конце первого тайма попытался громогласно объявить, что счет 0:0, он вдруг заявил — ни в коем случае, я его собираюсь вечером смотреть по телевизору. Он поехал смотреть по телевизору, а я поехал домой. А в результате получилось, что тем, кто хотел, я молча показал на экран, где был написан счет, кто забил голы, и все были довольны. Правда, дальше меня еще потряс следующий матч США, оказывается, выиграли.
А.ОРЕХ: Мы пока про это говорить не будем, я этот матч хотел посмотреть вечером.
А.СОБОЛЬ: Тогда я передаю слово моей жене, которая хочет рассказать про соревнование, о котором вообще у нас мало кто знает.
Н.ВАЙНБЕРГ: Вы знаете, это соревнование не очень известное это Чемпионат России по конному спорту среди инвалидов. Дело в том, что у нас в Москве была такая организация «Живая нить», это лечебная верховая езда, в которой занимались детишки, больные различными двигательными нарушениями. Ира занималась с ними как доктор. Там занимались дети, которые вначале вообще из дома не могли выйти, а после того, как они научились ездить верхом, они приобретали какие-то двигательные навыки. Но эта организация потом разделилась, и появился клуб конного спорта ребят-инвалидов. И эти ребята выезжают за границу, у нас есть люди, которые заняли 6 место на Параолимпийских играх.
И.СОБОЛЬ: В прошлом году после основной олимпиады в Сиднее были Параолимпийские игры, и наши ребята туда ездили и показали далеко не худшие результаты они там заняли 2-3 места. Но так как у нас в стране это не сильно освещается, и вообще, про инвалидов, инвалидный спорт не очень рассказывается, то никто об этом и не знал. А ребята наши были очень довольны.
Н.ВАЙНБЕРГ: А у меня там работает тренером Куликовская Татьяна Львовна, она бывшая чемпионка мира по конкуру, еще 48-го года, она крутится во всем этом, и мы об этом все знаем. Но сейчас у них достаточно плачевное существование, потому что были спонсоры, а сейчас их нет. Как им удается существовать — не знаю, а за границей знают об этом, и приезжают сюда. Должен был недавно приехать известный чемпион среди инвалидов, голландец Юпп, он без ноги и без руки, и при этом он ездит верхом, и сейчас собирается выступать среди здоровых. Это совершенно мужественные люди. И сейчас проходит Чемпионат России, и те, кто на нем победят, должны дальше ехать за границу.
И.СОБОЛЬ: На самом деле, они постоянно выезжают с тех пор, как клуб «Живая нить» разделился. Там одна часть занимается конным спортом, а другая часть занимается лечебной ездой, и еще одна часть занимается педагогической частью. Те, кто занимаются спортом, когда их спонсировали, они постоянно выезжали за границу — в Данию, Англию, Австралию, и они там очень хорошо выступали. К нам сюда приезжала принцесса Анна. И заграничные чемпионы тоже приезжают к нам.
А.ОРЕХ: Это спорт, который позволяет человеку с ограниченными возможностями чувствовать себя полноценным человеком, насколько я понимаю. По вашему мнению, когда государство готово потратить, как минимум, 250 млн. на то, чтобы провести здесь Чемпионат Европы по футболу как вы думаете, нужно это делать, или вложить лучше эти деньги в развитие физкультуры? Очень много дискуссий идет по этому поводу.
Н.ВАЙНБЕРГ: Дело в том, что все-таки футбол — это выражение не только любви огромного количества людей в нашей стране, но и выражение патриотических чувств, что отнимать это у них нельзя. И я думаю, что если в это дело будут вкладываться деньги, наверное, это правильно. Это объединение нации, также, как хоккей. И отнимать у людей такую возможность нельзя. Но просто нужно искать какие-то еще и другие возможности слава богу, у нас огромная куча благотворительных организаций почему бы эти организации не поддерживали еще и инвалидный спорт, он же развит во всем мире, и только у нас в таком плачевном состоянии находится. Наверное, нужно искать государству спонсоров, если государство не в состоянии само оплатить. Так мне кажется.
А.ОРЕХ: Большое спасибо, в эфире в проекте «Одна семья времен В.Путина» была семья Вайнберг-Соболь. Завтра мы встретимся с ними снова.




Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире