'Вопросы к интервью

Т. Фельгенгауэр 20.04 в столице. Сегодня вместо программы «Полный Альбац» мы представляем журнал «The New Times». Представляем его с Борисом Юнановым, первым заместителем главного редактора журнала и с Иваном Давыдовым, зам. главного редактора журнала «The New Times». Здравствуйте. Я думаю, что для тех, кто был в отпуске, на даче надо пару слов сказать, почему в таком формате презентуем «The New Times». Были проблемы с типографией и в положенное время журнал напечатать не смогли. Иван, расскажете чуть подробнее

И. Давыдов Да, конечно. Журнал сдается в печать в ночь с пятницу на субботу и вот днем в пятницу буквально за несколько часов до сдачи в печать типография, с которой мы работали много лет, 8 если не ошибаюсь, которая называется «Пушкинская площадь», вдруг совершенно без предупреждений, как говорится без объявления войны отказала нам в печати следующего тиража. Никаких серьезных конфликтов у нас не было, были претензии по качеству печати. Потому что иногда они не очень качественно делали фотографии, иногда путали тетради при брошюровке и получалось довольно смешно. Никаких долгов у нас перед ними не было, мы работали, надеялись продолжать работать. Но вот вдруг узнали, что ничего не получится. Причем никаких внятных объяснений не было нам дано, просто нет и все.

Т. Фельгенгауэр Насколько я знаю и коллегам тоже и нашей радиостанции всем СМИ, которые пытались получить хоть какой-то комментарий у этой фирмы, ничего не удалось выяснить. Никаких разъяснений до сих пор это загадка. Что же случилось.

И. Давыдов Мы не смогли тоже выяснить, что случилось. И даже поговорить с их руководством…

Б. Юнанов Руководство находилось на производственных совещаниях.

И. Давыдов Отфутболивали нас от менеджера к менеджеру. И ни один из менеджеров не мог нам сообщить, что происходит. В общем, мы решили, что мы все равно сделаем номер. У нас часть подписчиков есть такая опция получать ПДФ-версию, часть подписчиков у нас через сайт читает подписные материалы. Закрытые материалы журнала. Мы решили, что мы все равно доделаем номер и выпустим его, так или иначе. Ну параллельно наши специалисты ответственные за печать, искали типографию, которая возможно согласится в экстренном порядке нам помочь напечатать нас. И вот в итоге вопреки можно сказать даже нашим ожиданиям, хотя это стоило некоторого времени и нервов, найдена была такая типография. И мы успели, и в понедельник журнал достался подписчикам. И поступил в киоски.

Отфутболивали нас от менеджера к менеджеру. И ни один из менеджеров не мог нам сообщить, что происходит.

И.Давыдов: Отфутболивали нас от менеджера к менеджеру. И ни один из менеджеров не мог нам сообщить, что происходит

Т. Фельгенгауэр Сегодня вот у каждого из нас есть экземпляр журнала «The New Times». В качестве компенсации морального вреда и сотрудникам и всем поклонникам журнала «The New Times», которые переживали с пятницы за судьбу этого номера. Мы сегодня вам устно расскажем, что здесь самое главное, в этом номере «The New Times». На что обратить внимание, что почитать. Благо журнал в доступе есть, вы можете его и в бумажной версии и в Интернете и на сайте, если вы подписываетесь, там есть разные варианты подписки, кстати.

И. Давыдов Короткую реплику, прежде чем мы перейдем к содержанию, действительно это было удивительно, многие волновались, звонили и писали, включая незнакомых людей. Переживали за нас, это было и приятно и нас это поддержало. Я бы хотел от имени редакции всех, кто нам сочувствовал, поблагодарить.

Б. Юнанов Я тоже присоединяюсь. Была ощутимая поддержка.

Т. Фельгенгауэр Я думаю, что это абсолютно нормально, когда коллеги за вас переживают и когда ваши читатели и потенциальные читатели, надеюсь, что на подписной кампании это скажется может даже и хорошо. Во всяком случае, сейчас подробно расскажем, о чем пишет журнал «The New Times», может быть, заинтересуем новых людей. На обложке два барана перед новыми воротами, видимо. Кремлевские войны. Это главная тема номера.

И. Давыдов На самом деле это одна из основных тем номера, у нас вообще есть раздел, который называется «Главная тема». Но в этом номере ее нет, а есть несколько блоков. Один посвящен всяческим ожидаемым, но уже случившимся перестановкам в высших эшелонах власти и к нему относится картинка на обложке. И второй – выборам по Центральному одномандатному округу Москвы.

Т. Фельгенгауэр Ну давайте тогда, наверное, с кремлевских войн. Здесь я бы разделила это на две части. Во-первых, большой очень текст авторства Ивана Давыдова про Вячеслава Володина, что вокруг него происходит. Какие есть предположения. Потому что я так понимаю, что мы можем основываться исключительно и только на разговорах с некими источниками, которые тщательно оберегают свою анонимность.

И. Давыдов Да, к сожалению все так и есть. Когда дело касается настоящей власти, высших эшелонов исполнительной власти, мы можем только гадать или строить более-менее какие-то рабочие объяснительные модели. Но и ссылаться только на людей, которые готовы с нами поговорить на условиях анонимности. И не более того. К сожалению, так, вы тоже прекрасно понимаете, как это все устроено. К сожалению, нет в России публичной политики в той сфере, где по-настоящему принимаются решения. Она имитируется пресс-секретарями или допустим, какими-то беснованиями депутатов ГД. А все остальное, если мы что-то узнаем достоверно, так это значит, чью-то переписку взломали. А если ничью переписку на неделе не взломали, остается гадать.

Т. Фельгенгауэр Что мы можем нагадать по поводу будущего Вячеслава Володина?

И. Давыдов В любом случае я думаю будущее Вячеслава Володина более приятно, чем у нас с вами. Но в начале недели как раз появились слухи, что Вячеслав Володин, возможно, не вернется, вы знаете, что он возглавляет сейчас один из региональных списков «Единой России». Ведет кампанию. И конечно, он пройдет в ГД. И вполне может остаться там работать, если захочет. Если придется. И неожиданно появились слухи, что он действительно не вернется в администрацию президента после выборов, с одной стороны это странно, потому что это очень сильная должность. Со времен Владислава Суркова так получилось, что первый зам, который отвечает за внутреннюю политику, он может быть даже важнее, чем, собственно говоря, его номинальный начальник. Глава администрации президента. И уж точно для него поход в думу формально это повышение, Володину там некоторые прочат место спикера. Спикер вроде бы третий человек в стране, но на самом деле это русская имитационная политика так устроена, что это депутаты бегают к нему советоваться, я имею в виду в администрацию президента и получают приказы. А не наоборот. То есть это вроде бы на самом деле, пользуясь термином политолога Симона Кордонского, внутри административного рынка это конечно, понижение, утрата веса.

И.Давыдов: Спикер третий человек в стране…

Т. Фельгенгауэр Но с другой стороны из вашей статьи я так понимаю, что Вячеслав Володин в свое время свой вес уже теряет. Потому что, даже будучи главой управления внутренней политики, например, на назначение губернаторов и на региональную политику то, что было его сильной стороной всегда, он уже влияет в меньшей степени. Давайте посмотрим на недавние назначения.

И. Давыдов Безусловно, мы понимаем, что так называемых охранников Путина, то есть вот выходцев из ФСО, из службы безопасности президента, наверное, не Вячеслав Володин рекомендует и назначает на их места, а кто-то другой. Это означает, что он на них давить не может из Москвы, ну потому что у них административный вес не меньше. Они тоже не хуже его знают Путина. А главное что он не может ничего обещать региональным элитам. Потому что он мудрый политик, очень изощрен, говорят в разного рода интригах. Он может как угодно в каждом регионе, выстраивая сложную цепь обещаний, держать их на коротком поводке. Представителей местных элит. Но он не может гарантировать, что в службе безопасности президента нет очередного человека, который просто станет губернатором в этой области и все. Безусловно, это его ослабляет.

Т. Фельгенгауэр То есть получается, что будущее Вячеслава Володина хоть и лучше, чем у нас с вами, но все же хуже, чем могло бы быть.

И. Давыдов Чем было недавнее прошлое. Когда он наверное чувствовал себя в сфере внутренней политики почти всесильным. Давайте так аккуратно скажем.

Т. Фельгенгауэр Но лучше, чем у Сергея Иванова. Потому что здесь вы возвращаетесь к истории с уходом Сергея Иванова в своей статье.

И. Давыдов Да, как вы помните, масса была каких-то невероятных, опять же это показатель того, что на самом деле у нас никаких достоверных сведений, чтобы судить о том, что происходит в высших эшелонах власти, нет. Масса была самых разных, включая невероятную интерпретацию ухода. По нашим сведениям, мы ссылаемся на информированные источники, у нас они есть, но не знаю, информированнее, чем другие или нет. Так вот по нашим сведениям, да, Сергей Иванов просто устал, ему стала неинтересна административная работа, он просился в отставку. Допустил несколько серьезных проколов, которые Владимира Владимировича Путина расстроили. И вот специально под него была придумана должность странная, которая называется, по-моему, специальный представитель президента по вопросам экологии и природоохранной деятельности, и кажется еще строительства. И собственно, перестал быть главой администрации президента. Это очень серьезная в условиях российского административного рынка должность.

Б. Юнанов Прости, перебью. У тебя в статье приводится один неплохой пример. Того, как президента подставили некачественно подготовленным законом.

И. Давыдов Да, это довольно известная история.

Б. Юнанов Который пришлось редактировать на ходу, и в результате…

Т. Фельгенгауэр Когда несчастная «Российская газета» была вынуждена опубликовать два варианта закона.

Б. Юнанов И мне эта версия представляется весьма правдоподобной. Убедительной. Зная от разных источников, насколько щепетилен президент в вопросах документооборота, документации…

Б.Юнанов: Зная от разных источников, насколько щепетилен президент в вопросах документооборота, документации

И. Давыдов Во-первых, он юрист, не будем забывать.

Б. Юнанов Да. Кстати.

И. Давыдов Во-вторых, он просто некоторое время выглядел глупо, мне кажется, мужчине с его характером очень не нравится выглядеть глупо. Никакому не нравится, а ему особенно. Таким особенно.

Т. Фельгенгауэр С Володиным вроде разобрались. Прежде чем про Антона Вайно поговорим, потому что о нем упоминается в вашей статье, и там есть еще достаточно подробная другая статья про всю семью Вайно и отдельно про Нооскоп многострадальный. Я хочу спросить у Бориса, на что бы вы обратили внимание читателей, потому что вы сказали, что есть два разных человека с противоположными взглядами на один и тот же вопрос.

Б. Юнанов Да. И я сейчас имел некоторое время подумать дополнительно и понял, что даже три таких человека у нас обнаруживаются в номере…

Т. Фельгенгауэр В разных частях журнала.

Б. Юнанов Совершенно верно. Так даже для меня самого это неожиданно. Потому что всю минувшую неделю, в пятницу это как-то дошло до некой доминанты после того, как стало известно о том, что Минобороны наше проводит внезапную проверку боеготовности. Перебрасывались крупные подразделения на юго-западное направление, на западное. Более того, даже перебрасывались части воздушно-десантных войск подразделения в Крым и Краснодарский край на незнакомые полигоны, как подчеркивал Минобороны. То есть это отрабатывались на незнакомой местности навыки. И всю минувшую неделю шло ощущение какого-то тревожного нарастания ожидания. После крымской истории с крымскими диверсантами стало ясно, что отношения с Украиной переживают полный крах. И тут в начале недели всплывает замечательная история с прослушками, в которой оказался замешан советник президента господин Глазьев. И все это переплелось в какой-то такой совершенно непонятно, а что будет вообще, опять ощущение нарастания кризиса и в отношениях с Украиной и непонятно, что будет в Донбассе. И переброска войск. Собственно, у нас три человека по-разному отвечают на этот вопрос, чего ждать. Александр Гольц, военный аналитик, известный своими репликами, говорит о том, что внезапные учения это прекрасный способ обойти Венский документ, который обязывает и нас, и натовцев заранее предупреждать о широкомасштабных, подчеркиваю, учениях войск. Если количество превышает 9 тысяч человек. Если вы проводите внезапные учения не более чем 72 часа, то вы освобождаетесь от необходимости заранее предупреждать и приглашать иностранных наблюдателей. Этим правом, скажем так, в кавычках правом мы пользуемся все чаще и чаще. Вроде бы прямой угрозы миру безопасности на планете здесь нет. Но нужно иметь в виду, что чудесное использование лазеек, наши западные контрагенты тоже начинают постепенно и все чаще проводить такого рода внезапные учения. И соответственно кривая непредсказуемости она имеет свойство расти, расти, увеличиваться в размерах и в один прекрасный момент как подчеркивает в своей реплике Александр Гольц, это может привести к незапрограммированным инцидентам.

Б.Юнанов: Замечательная история с прослушками, в которой оказался замешан советник президента господин Глазьев

Т. Фельгенгауэр Я процитирую реплику Александра Гольца. Это третья страница журнала «The New Times». «По сути, речь идет о репетиции большой войны. Неслучайно свою озабоченность выразили не только власти Украины и Грузии, у чьих границ и проходит проверка, но также официальные представители США и НАТО». То есть Александр Гольц всерьез опасается, что последствия будут

Б. Юнанов Они могут быть, конечно. Когда купированы каналы горячей, что называется связи, они остаются по линии МИДа. Покуда существуют доверительные отношения между Лавровым и Керри, они остаются. Но каналы по линии оборонных ведомств в какой-то степени присутствуют только в Сирии. А вот такого конструктивного регулярного общения по линии оборонных ведомств я лично не наблюдаю. И были уже случаи, когда наш министр пытался дозвониться до шефа Пентагона, у него это не получалось.

Т. Фельгенгауэр Кто второй человек, который на эту тему высказывается.

Б. Юнанов Второй человек он как бы нас провоцирует на этот разговор. Это, во-первых, Глазьев. Второй фигурант. И другие действующие лица, эта замечательная история с прослушками. В чем тут дело.

Т. Фельгенгауэр Ваша рубрика «Скандал».

Б. Юнанов Совершенно верно. В чем тут дело, я поясню. Мы ставили задачу разобраться в том, а что же интересного, что же примечательного в этих прослушках. Но вроде бы говорят обо всем давно известных вещах, уже прошло два года с лишним. Понимаете, абсолютно вырисовывается картина того, как население Украины не поддержало идею вот этого обращения, не то что даже население, даже законодательные парламенты местные не поддержали идею обращения к России с просьбой о помощи. В итоге сценарий сработал только в двух местах. Не сработал в Харькове, не сработал в Одессе, как видно из этих прослушек. И становится понятно, почему мы перешли к тактике гибридной войны. Потому что вот не удалось как бы тем путем, которым планировалось, взять под свой контроль восточные регионы Украины, это видно из прослушек. Я кстати рекомендую многим почитать подробности, опубликованы были.

Т. Фельгенгауэр Кстати, некоторые выдержки вы можете и в журнале тоже посмотреть. Это 46-я страница. Тут есть фрагменты.

Б. Юнанов Выдержки и попутно мы анализируем, что собственно произошло. Как, например, «совершенствовались» вопросы касательно референдума 16 марта. Что вначале вопросы ставились иначе. Допускалась вероятность того, что Крым может остаться в составе Украины. То есть это было заложено, эта вероятность, после вмешательства Москвы сами вопросы были переформулированы. Но опять же повторю, даже это не самое существенное. А самое существенное то, что из этого переговорного провала с помощью телефонной дипломатии и прочего, то, что пытался сделать Глазьев, у нас просто не осталось иного шанса как довольствоваться Донбассом, Луганском, а впоследствии просто начинать гибридную войну. Потому что и там тоже не было все предрешено.

Т. Фельгенгауэр И третья реплика.

Б. Юнанов Замечательное интервью, которое сделала Евгения Альбац с Сергеем Гуриевым. Который сейчас приступает к работе главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития. Впервые россиянин занимает эту почетную должность. Ему был задан вопрос, что называется в лоб: насколько вы оцениваете вероятность большой войны. Он сказал: ничтожно мала. Почему?

Т. Фельгенгауэр По-разному оценивают.

Б. Юнанов Потому что если бы вероятность была высокой, мы видели бы гораздо более низкие цены на акции, и гораздо более высокие цены на золото. Вот взгляд экономиста. Так что с моей точки зрения так получилось в разных материалах журнала, на эту тему разные люди дают свой ответ. Это уже интересно полезно с моей точки зрения.

Т. Фельгенгауэр И я напомню, что мы устраиваем такой устный обзор журнала «The New Times», за который мы все переживали в конце прошлой недели. Возникли внезапные необъяснимые и необъясненные до сих пор проблемы с типографией. Поэтому мы чтобы всех успокоить, говорим, что журнал вышел, он есть в бумажной версии. И такой устный обзор мы представляем с Иваном Давыдовым и Борисом Юнановым. То интервью, о котором сейчас говорил Борис, это интервью Сергея Гуриева Евгении Альбац. Это эксклюзив «The New Times», на 36-й странице. Я от себя хотела бы обратить еще ваше внимание, в репликах есть не политическая, хотя у нас сейчас везде политику видят, заметка от Антона Долина. Про два фильма Андрея Звягинцева, дело в том, что недавно Би-Би-Си опубликовал результаты опроса 177 кинокритиков из 36 стран и их попросили назвать лучшие фильмы 21 века. В список из 100 наименований вошли сразу две картины Андрея Звягинцева. Больше ни одного фильма, снятого в России там нет. Мы представлены в этом топ-100 двумя фильмами. Это «Левиафан», он на 47-м месте, и на 80-м месте дебют, который получил сразу двух «Золотых львов» в Венеции, фильм «Возвращение». Я его кстати люблю больше, чем «Левиафан». Видимо, в новостях слишком много работаю, «Левиафан» у меня каждый день. А «Возвращение» нет. Еще из такого культурного наверное это конечно, к 75-летию Сергея Довлатова. Можно почитать на 62-й странице текст Варвары Бабицкой. Я думаю, что про Довлатова в ближайшее время не раз будете писать.

И. Давыдов Да, конечно куда деваться. Потом это же золотой фонд так сказать цитирования интеллектуального. Даже если мы не будем писать специально про Довлатова, мы как-нибудь припомним его афоризмы, они всегда кстати.

Т. Фельгенгауэр Из культуры на что-то еще стоит обратить внимание? Я видела, есть еще скорее даже не культура, а образование. Текст Ксении Лариной про реакцию педагогического сообщества на нового министра образования.

И. Давыдов Да, конечно, если говорить совсем про культурные материалы, очень хорошее интервью с Кирой Муратовой.

Т. Фельгенгауэр Да, большое интервью на 50-й странице.

И. Давыдов Тоже сделал Антон Долин. Отвечающий у нас в принципе за культуру. И действительно есть текст Ксении Лариной про реакцию на назначение нового министра образования и науки Ольги Васильевой. Ксения Ларина просто собрала наиболее яркие высказывания заметных представителей цеха, скажем так в основном знаменитых, известных школьных учителей. Которые, в общем, конечно, немного напуганы. Но при этом уверены, что пока никто не помешает им, что все-таки возможность учить детей нормально, она в первую очередь у учителя, а дальше уж там давление министерства и так далее. Кстати, этот текст здесь неслучайно, он продолжает подборку про кремлевские перестановки, потому что и может быть не все так просто с назначением нового министра, это часть большой игры внутри администрации президента. Про это мы что-то пишем. Но не будем много говорить про них.

И.Давыдов: Этот текст здесь неслучайно, он продолжает подборку про кремлевские перестановки

Т. Фельгенгауэр Про перестановки мы еще поговорим и конкретно про назначение Антона Вайно буквально через пять минут. Сейчас новости.

НОВОСТИ

Т. Фельгенгауэр 20.35. Мы продолжаем устный выпуск журнала «The New Times». Вместо программы «Полный Альбац». Для тех, кто испугался, что этот номер не выйдет, потому что были проблемы с типографией, номер в порядке. Его смогли экстренно напечатать в другой типографии, и мы вам его сегодня представляем. Про перестановки. Вы частично, Иван, затронули появление в новой должности Антона Вайно и дальше есть большая статья про семью Антона Вайно. И еще тут же смежная тема это тот самый Нооскоп, про который так много всего пытались понять.

И. Давыдов Все так. Только давайте мы поделимся. Борис готовил как редактор статью про семью. Пусть он расскажет про семью. А я потом про Нооскоп.

Т. Фельгенгауэр Давайте. Борис, давайте про семью. Что интересно, про что почитать можно.

Б. Юнанов Начнем с того, что назначение Антона Вайно имело довольно неожиданный отклик в Эстонии, где сейчас проходят президентские выборы. И вот этот именно фактор сыграл, наверное, ключевую роль в том, что Россия снова стала одной из основных тем полемики между кандидатами в президенты. Именно потому что одно из ключевых мест в Кремле занял человек с эстонской фамилией, эстонскими корнями. Я с большим интересом читал статью, которую для нас написал Яанус Пийрсалу. Это московский корреспондент Postimees. Известной довольно газетой эстонской. Качественной газетой. Который прослеживает историю вообще всего клана и прадеда. И деда, и отца. И внука. И сына, скажем так. И собственно, мораль такова, что поскольку все у нас закладывается генами, примерно 80-90% запрограммированного жизненного пути, всегда в клане Вайно все получалось, потому что люди преданно служили системе. Будь то императорская власть в российской империи или большевистская власть и так далее. Делался выбор и как говорится, в этом клане никто как в исполнителях, надежных людях никто не сомневался. В этом смысле Антон Вайно выглядит достойным продолжателем традиций всей семьи. Хотя лично мне очень запомнились такие живые детали из этой статьи. Где говорится о том, что в общем рос нормальным современным парнем, слушал тяжелый металл на даче с друзьями, в юности. Но примерно совсем как наш премьер. Ничто человеческое не чуждо.

Б.Юнанов: Назначение Антона Вайно имело довольно неожиданный отклик в Эстонии

Т. Фельгенгауэр Не хотелось бы других параллелей с нашим премьером.

Б. Юнанов Для себя лично я открыл такие интересные факты, касающиеся вообще жизни сибирских эстонцев. Это оказывается, целая каста своего рода. И конечно, когда дедушку Антона перебросили на ЦК Компартии Эстонии, он продолжал оставаться там в большей степени сибиряком. Говорил по-эстонски с ошибками, с акцентом. Но я очень рекомендую почитать эту статью. Она даже чисто познавательно очень любопытная.

Т. Фельгенгауэр Да, на 14-й странице в журнале «The New Times» «Семья Вайно: век на государевой службе». От прадеда до правнука.

Б. Юнанов Там очень много интересных биографических данных. Которые лучше почитать, чем послушать в радиоэфире.

Т. Фельгенгауэр И тем сложнее нам сейчас с Иваном будет разбираться с Нооскопом. Потому что в журнале есть схемы, не сказать, что сильно понятные. Но все же. А вообще мы тут с коллегой Плющевым, когда только появилось это слово, пытались разобраться, но все свелось к стихотворениям как обычно.

И. Давыдов Не стану врать, мы тоже до конца не разобрались. Но наш корреспондент сходил в этот Институт экономических стратегий, который издает журнал «Экономические стратегии», где была впервые опубликована статья, которая должна была читателям объяснить, что такое Нооскоп. Который изобрели два ученых Сараев и Кобяков. И помогавший им соискатель научной степени, полный тезка главы администрации президента нынешнего и предположительно это он и есть. Выяснили, что институт, кстати, совершенно процветает. Это скорее коммерческое предприятие, занят он тем, что пишет для администрации различных регионов стратегии долгосрочного развития, как-то очень умно называющиеся, на 50 лет вперед, они платят за это неплохие деньги, буквально миллионы рублей. Я знаю немного разных региональных чиновников, они очень любят, даже не читая, иметь на полке какие-то толстые научные труды. И показывать и главное, чтобы побольше было умных слов. И собственно говоря, вот статьи, это было две части большие статьи «Код рынка». Мы прочитали книгу «Образ победы», где еще подробнее рассказывается о том, что такое Нооскоп. Врать не буду, она довольно толстая, мы за неделю…

Т. Фельгенгауэр Сломались.

И. Давыдов Но просмотрели и даже воспроизвели две схемы. Я не могу вам объяснить, что на них изображено, но мне кажется это так красиво и чувствуешь, как простой человек свое ничтожество перед умом государственного человека. Понимаете, понятно, почему кто-то администрацией президента руководит, а кто-то сидит в студии это еще в лучшем случае. Можно читать, цитаты эти известны. Я не могу удержаться. Мы какие-то новые выбирали. «Нооскоп – код материализации момента перехода жизни из пространства во время. Код действия гармонизации жизни. Транзакция — точка в пространстве-времени-жизни, в которой происходит материализация». Выбрали мы много таких цитат, которые возможно не прояснят читателям, что такое Нооскоп, но зато доставят своеобразное удовольствие любителям литературы. Над схемами этими, а их в книжке больше, я думал, у меня начало закрадываться подозрение, что что-то вроде Интернета они изобрели. Но боятся сказать, потому что Интернет уже есть.

И.Давыдов: Это так красиво и чувствуешь, как простой человек свое ничтожество перед умом государственного человека.

Т. Фельгенгауэр Это как Рипедия. Они просто тут вроде Википедия есть, а у нас будет наша собственная.

И. Давыдов Очень может быть. Просто мне нравятся картинки, они очень красивые.

Т. Фельгенгауэр Надо сказать, что авторы этой статьи действительно выбрали замечательные цитаты. Ими можно наслаждаться и наслаждаться. Поэтому отсылаю я вас на 17-18-19 страницы журнала «The New Times». Про серьезное хотела я с вами поговорить. Выборная тема, вроде как и кампания в разгаре. А вроде как болото какое-то с этой кампанией. И даже там, где есть какое-то движение, есть какие-то интересные события, не очень понятно, в каком формате это освещать, как представлять, потому что очень много партий, очень много людей, если мы говорим про самовыдвиженцев, одномандатников. Мы например для радиоэфира толком формат так и не смогли придумать. Особенно если говорить про выборы в Центральном административном округе Москвы. 13 человек.

И. Давыдов В центральном избирательном округе. Административный это географическое.

Т. Фельгенгауэр Да. В ЦАО в общем.

И. Давыдов В ЦИО.

Т. Фельгенгауэр Да, прошу прощения. Там 13 человек. Мы в нашем радиоформате не можем придумать, как этих 13 человек либо объединить, либо утрамбовать, либо что с ними сделать.

И. Давыдов Могло бы быть 14, как известно, просто «Яблоко» с «Парнасом» договорились, что «Яблоко» не будет своего кандидата выставлять, не будет мешать Андрею Зубову избираться.

Т. Фельгенгауэр Зато есть Мария Баронова.

И. Давыдов Безусловно.

Т. Фельгенгауэр Но вы смогли придумать формат, расскажите, пожалуйста, подробнее. Как готовили, какие вопросы присылали, вообще насколько сложно взаимодействовать с этой толпой. Извините, кандидатов.

И. Давыдов Давайте я чуть начну с коротких вводных соображений. Да, действительно вы правы, вроде кампания в разгаре. Осталось всего ничего. При этом идет она довольно вяло, когда кампания официально стартовала, начались дебаты на ТВ и реклама избирательная. Выяснилось, что большинство партий, в общем, видимо, и настроены на то, чтобы вести ее вяло и чтобы по ошибке как-нибудь не зазвать лишнее количество избирателей на избирательные участки и не будь там вообще знаменитого теперь блогера Вячеслава Мальцева, было бы вообще скучно. Который представляет «Парнас» и который не стесняется в выражениях. Рассуждая о президенте нашем. Но вы, наверное, знаете. Но при этом это была гипотеза наша давняя, когда еще только начиналась эти кампания, что возвращение мажоритарки, появление одномандатников, оно добавит нерв там, где власть его не ждет. Потому что живые люди это всегда интересно. Взяли, конечно, Центральный округ, потому что мы сидим в Москве и потому что нам отчасти проще с этим работать, это честная такая первая причина. Вторая – потому что тут все очень типово и наглядно и практически да, есть кандидаты от всех партий. И третье там сразу же начались конфликты, причем не только между властью и оппозицией…

Т. Фельгенгауэр Главным образом между оппозицией.

И. Давыдов Главным образом между оппозицией и оппозицией. Но неважно, это создает все равно если не интригу, то это хоть интереса к этим выборам добавляет. Это показывает, что возможна настоящая политическая борьба живых людей между собой. И за этим интересно наблюдать. То есть в имитационной политике возможна настоящая. Мы попытались со всеми кандидатами связаться и связались практически со всеми. Просто два кандидата, два штаба кандидатов, а именно помощники «единоросса» Николая Гончара обещали нам, обещали передать ему вопросы, но так и не передали. И в какой-то момент перестали выходить на связь, но зато мы сходили пообщались на улице с его агитаторами. И помощники Ксении Соколовой, которая идет от Партии Роста, они нам прислали ответы на вопросы, в конце концов, но прислали, к сожалению, эта бумага, понимаете, у нас технологические процессы, когда все было сверстано, их ответы было уже поздно вставлять. Хотя мы их честно предупреждали о временных ограничениях. Но зато мы поговорили с начальником штаба Ксенией Соколовой. Это ваша бывшая, насколько я понимаю, коллега Леся Рябцева тоже определенным образом в московской тусовке знаменитая девушка. И мы думали, как выстроить, остальные все кандидаты пошли на контакт, и мы выстроили как такой набор, объединенный заголовком, набор отдельных текстов про каждого кандидата. Из тех, кто ведет реальную агитацию, мы еще с их встреч с избирателями или от их кубов, сделали маленькие репортажики. А кто не ведет, с теми просто поговорили. Честно сказать, некоторых порезали немного. Я имею в виду ответы. Оставили только то, что нам интересно. Да, не без произвола. И потом, чтобы не быть обвиненным в агитации, не буду никого называть, но мы же с вами понимаем, что из 13 кандидатов из ряда партий люди, в общем, идут или провести время или поотнимать другие голоса. Никаких целей других у них нет. Ну пусть читатель из ответов сам делает выводы, кто зачем идет.

Т. Фельгенгауэр В общем, все внятно изложено.

Б. Юнанов Я позволю себе только добавить, что собственно после 10-ти лет абсолютно отсутствия политики, конечно, мы в какой-то степени отвыкли от полемики, вообще, что мысли формулируются не по бумажке, нестандартно. И наш выбор сделать такой большой материал, обусловлен именно тем, что люди отвыкли от каких-то живых проявлений в политике.

Б.Юнанов: И нужно помнить, что все это было и было в 90-е и в начале нулевых

И. Давыдов Совершенно верно. Мы хотим напомнить, что это возможно, это даже в России возможно. Безусловно, повторю, здесь есть какие-то люди, у которых своеобразные цели, а есть люди, которые действительно пытаются делать политику. Это причем не только оппозиция.

Б. Юнанов И нужно помнить, что все это было и было в 90-е и в начале нулевых. А за это время уже успело вырасти, между прочим, целое поколение, которое вообще не видело никаких живых проявлений в политике.

Т. Фельгенгауэр Но если мы говорим все-таки про Москву, то встряска с прошлыми выборами мэра была заметной.

И. Давыдов Это, наверное, самая яркая кампания оппозиции. Но мы можем вспомнить…

Т. Фельгенгауэр Ну так у нас и здесь московские кандидаты. 13 штук.

И. Давыдов Безусловно.

Б. Юнанов Москва — да. Но опять же выборы мэра это скажем так, масштаб не тот, соответственно общественные ожидания немножко не те. Выборы в думу простите, это все-таки нечто более существенное с моей точки зрения.

Т. Фельгенгауэр С одной стороны существенное. А с другой стороны внимание избирателей сильно размывается. За счет, во-первых, откровенной слабости ведения этой кампании. Такое ощущение, что никто не заинтересован в том, чтобы о выборах помнили и на выборы приходили. А во-вторых, слишком много участников.

И. Давыдов Позволю себе не согласиться. В целом особенно на уровне списков это так. Мне кажется, очень наглядно видно, что оппозиция заинтересована по разным причинам показать хорошие результаты. А остальные нацелены на повторение старых, рассчитывают на силу брендов или может быть на административный ресурс. Но вот здесь этим нас заинтересовал этот округ. На уровне одномандатников все не так. Конечно, может быть их многовато и конечно, за всеми не уследишь. Но повторю, понятно, что тут есть основные игроки, есть вообще не игроки. Хотя это уже избиратель. Может быть, те, кто будет фальсифицировать выборы, если решат, кто настоящий, а кто нет. Но в первую очередь все-таки я надеюсь избиратель. И очень интересно, что даже вплоть до уровня взаимных оскорблений, чем это похоже на черный пиар, в Москве в Центральном округе это все вернулось. То, чего нет на уровне списков, на уровне борьбы партий. То, на что на самом деле интересно смотреть человеку, который в принципе политикой интересуется.

Т. Фельгенгауэр Потому что это почти настоящая политика.

И. Давыдов Почти. Да. Мы как раз это и пытались показать, причем пытались показать, мы написали маленькую вводочку, которая разъясняет нашу мысль. С нее начинается главная тема, но это не так важно. Важно то, что они говорят сами. И честно всем предоставили трибуну и над некоторыми ответами задумались, некоторым порадовались. Цитировать-то можно у вас.

Т. Фельгенгауэр Можно, конечно.

И. Давыдов Вот прекрасно, например, я принципиально не стал править грамматику, потому что это почти большая литература. Руководитель штаба избирательного Ксения Соколова из Партии Роста говорит нашему корреспонденту: «Лично мне больше симпатизирует история с вирусной агитацией и пропагандой смыслов. Звучит пафосно и непонятно, но это про то, что мы находим идею, которая симпатизирует нашему избирателю, и преобразовываем ее в контент».

Т. Фельгенгауэр Конец цитаты.

И. Давыдов Все всем симпатизируют. Очень как-то…

Т. Фельгенгауэр Да, то идеи симпатизируют, то истории. Как не умереть в слоях этой бесконечной любви. По поводу форматов. Все-таки 13 человек, сейчас вы делали 13 портретов. У нас еще три недели до выборов. Какие есть еще варианты с этой выборной темой. Потому что ну все-таки там дебаты не устроишь.

И. Давыдов Кстати, мы предлагали некоторым кандидатам, изначально идея была устроить дебаты и выяснилось, что не в этом заинтересованы. Обойдусь без фамилий. Но мы там по линии центрального конфликта в этом округе пытались устроить дебаты. И одна из сторон не признала другую достойной разговора с собой, поэтому нам пришлось изобретать другой формат.

Б. Юнанов Пришлось от этой идеи отказаться.

И. Давыдов Хотя нам идея понравилась. Я могу чуть-чуть анонсировать следующий номер. Мы планируем, собственно говоря, поскольку кампания все-таки идет, поскольку элемент в выборах все равно будет, какой бы политика ни была имитационная, мы планируем сделать такой серьезный анализ к тому, что происходит на этой поляне за две недели. У кого какие шансы, где в каких регионах и даже не только в Москве, где есть какие-то нервные напряженные узлы, настоящая политическая борьба. Естественно, не только в Москве это происходит. Это раз. Еще мы планируем сделать такой обзор рекламы политической, тоже с упором на регионы, потому что бывают настоящие шедевры. В стихах.

И.Давыдов: У кого какие шансы, где в каких регионах и даже не только в Москве, где есть какие-то нервные напряженные узлы

Т. Фельгенгауэр Это к нам с Плющевым.

И. Давыдов Пытаюсь вспомнить прекрасное стихотворение одного кандидата регионального одномандатника от партии Владимира Жириновского. Стихотворение не очень складное, но от души. Есть собака или кот — выбирай ЛДПР.

Т. Фельгенгауэр А это почти порошок. Раз, два, три, четыре, пять – с детства с рифмой я дружу. Мне нравится.

И. Давыдов Там человек борется за права животных и так агитирует. Много есть такого.

Т. Фельгенгауэр Тема выборов начинается на 28-й странице. На самом деле очень увлекательно. Эти ответы они где-то покороче, где-то подлиннее. Но это хорошие яркие портреты.

И. Давыдов Совершенно разные люди. Среди них есть сильные политики, опытные. Есть неопытные и не политики, но все равно интересные. Там гляньте, может быть, те же выборы мэра, по-разному можем относиться к депутату от ЛДПР Михаилу Дегтяреву. Который там идет одномандатником, но он прекрасный опытный политик. Он показывает, как это делается. Мы ему задали вопрос, что вы заняли предпоследнее место на выборах мэра, почему вы думаете, что сейчас москвичи к вам лучше отнесутся. Он ответил: я занял не предпоследнее, а пятое место. Напомню, было шесть человек. Дальше прекрасно защищался. Сказал, что выиграет эти выборы.

И.Давыдов: Есть неопытные и не политики, но все равно интересные

Т. Фельгенгауэр Ну посмотрим. На самом деле для тех, кто предпочитает не только политику, но и экономику, порекомендую статью Дмитрия Бутрина «Башнефть как новый «Связьинвест»». Тема богатая. Развивается. Поэтому на 42-й странице можете почитать. Но нам, к сожалению, уже пора прощаться. Это был устный обзор свежего номера журнала «The New Times». Большое спасибо говорю Борису Юнанову, первому заместителю главного редактора журнала и Ивану Давыдову, заместителю главного редактора журнала «The New Times». Я очень надеюсь, что больше с типографией каких-то проблем не будет, но вы нас держите в курсе.

И. Давыдов Конечно, мы вас хотим поблагодарить за то, что в такое непростое для нас время смогли нам помочь.

Т. Фельгенгауэр Спасибо большое. Счастливо.

Б. Юнанов Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире