17 апреля 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Евгений Гонтмахер — руководитель Департамента социального развития аппарата правительства РФ, Ольга Короткова — генеральный директор Центра консультационных программ «Поколение XXI век».
Эфир ведет Владимир Варфоломеев.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ Сейчас мы будем говорить о беспризорности, об этой жутчайшей проблеме, которая характерна не только для Москвы, Питера и других крупных городов, но и вообще сейчас для всех городов нашей страны. Прежде всего, скажите мне, пожалуйста, уважаемые дамы и господа, сколько у нас в стране беспризорных. Потому что я слышал замечательные цифры. Кто-то говорит: «миллион», потом выходит другой большой важный чиновник и говорит: «три миллиона». Это либо миллион, либо три миллиона, либо ни то, ни другое. Соответственно, если эта статистика есть, то откуда она берется и кто это считает? Кто-то по подвалам ходит, записывает, проводит какие-то исследования? Сколько, и откуда это берется?
Е. ГОНТМАХЕР Понятно. Во-первых, надо понимать, что есть два понятия: беспризорники и безнадзорные дети. Это два совершенно разных явления. Да, на поверхности, на улице г. Москвы это кажется одним и тем же. Беспризорник это ребенок, у которого нет родителей и вообще нет никаких социальных корней. А безнадзорный ребенок это ребенок, у которого есть жилье, у которого есть родители, живые, здоровые, не лишенные родительских прав. Но он точно таким же образом, как и беспризорные дети, болтается на улице. Вот две категории. Почему я это говорю? Привыкли как-то все это одним словом покрывать.
К вопросу о цифрах. Конечно, точной статистики нет, как-то не приходилось вести статистику, чтобы специальные были формы по этому явлению. Кстати говоря, дано поручение Госкомстату такую форму статистическую разработать. Раз уж взялись за эту проблему, надо знать. Но оценки есть. Так вот, как мне представляется, с моей точки зрения, насколько я знаю информацию, беспризорных детей (у которых нет никаких социальных корней) у нас по стране не так много. Конечно, их все равно много. Это кощунственно говорить, «много», «мало». Их порядка 200-300 тыс. на всю страну. Безнадзорные дети это дети из неблагополучных семей, у которых есть квартира, родители, но которые проводят время на улице. Таких детей, наверное, действительно 1,5-2 млн. Я думаю, наверняка.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Хорошо. Если мы имеем две категории таких беспризорных и безнадзорных, соответственно, видимо, все-таки, при всей кажущейся для обывателя, который ходит по улицам, похожести эти двух категорий, должны быть разные пути решения?
Е. ГОНТМАХЕР Абсолютно правильно. Если мы возьмем беспризорных детей, то, как показывает обследование, большая часть этих детей это вообще даже не граждане РФ. Это те дети, которые к нам каким-то образом на поездах, попутках приехали в Москву, в Петербург, крупные города, из Казахстана, Средней Азии, с Украины, из целого ряда других бывших республик Советского Союза. Когда этих детей приводят в милицию, начинают выяснять их личности, оказывается, что они даже не российские граждане. Но это понятно, почему они попали в Россию. Здесь все-таки худо-бедно полегче, здесь больше возможностей, для того чтобы хоть как-то получить какие-то источники существования. И конечно, в отношении беспризорных детей, этой категории, должна быть одна политика. А те дети, у которых есть живые родители, есть жилье, должны быть совершенно другие меры. Это очевидно, и сейчас правительство этим занимается.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Я у Ольги хотел спросить. Коль скоро у вас целый Центр консультационных программ, то, вероятно, какие-то и у вас есть методы, рецепты, способы? У вас тоже как бы два подхода, к беспризорным и безнадзорным, или у вас какая-то единая программа?
О. КОРОТКОВА На данный момент 24 апреля в Государственном кремлевском дворце мы будем проводить первую такого рода масштабную акцию. Конечно же, она будет объединять проблему как беспризорников, так и безнадзорных детей. Поскольку у нас даже сейчас существует федеральная целевая программа по ликвидации беспризорности и безнадзорности, то есть, так или иначе, эти два понятия ходят рядом друг с другом, несмотря на то, что происхождение этих двух категорий немножечко разное. И мы будем проводить форум. А цель форума это уже обеспечить взаимную связь всех слоев общества, заинтересованных в решении этой проблемы. Будь то руководители страны, общественные организации, фонды или просто, условно, мамы, которые растят детей и заботятся, волнуются об их будущем. Мы хотели бы, поскольку проблема эта очень актуальна, объединить всех людей, (я говорю немножко пафосно, но, так или иначе, цель такая), дабы всем вместе попытаться выйти, возможно, на какие-то, как стандартные, так и нестандартные пути решения.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Это в говорильню просто, извините, не превратится? Потому что мы выйдем и скажем: «Мы хотим всех объединить». А как мы это будем делать?
О. КОРОТКОВА Существуют, например, общественные организации, которые пытаются на местах помогать детям. Но об этом никто не знает, и мало кто подключается к их работе. И мы попытаемся все-таки объединить, скоординировать все эти меры. Так, чтобы, если деньги на детский дом перечисляются, не расползались, пока они перечисляются на счет детского дома. Наша задача постараться, чтобы все те средства, которые государство… мы за это не ручаемся, естественно, мы не вправе распоряжаться бюджетными средствами, но, так или иначе, мы будем стараться, чтобы те средства, которые будут исходить от нас или каких-то общественных организаций, контролировались.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ольга, мы остановились на вашем форуме «Взрослые детям». И Вы говорите, что необходимо привлечь внимание широкой общественности, тех, кто работает в центре, к тому положительному опыту, который, как я полагаю, есть на местах. Может быть такая ситуация, что выходит человек, который, не знаю в каком городе, где-нибудь за Уралом, и говорит: «Мы сделали то-то и то-то», и вы говорите: «Как это замечательно», весь ваш форум это поддерживает, все говорят: «Вот он, отличный путь, найден, вот она, прекраснейшая методика»? И дальше что? Товарищ Гонтмахер прислушается к вам? Вы ему скажете: «Видите, Евгений, какая отличная…», он скажет: «Правда, Ольга, как здорово, давайте будем это реализовывать». То есть, понимаете, вы поговорили, есть какой-то хороший пример, а дальше это пойдет, чтобы по всей стране каким-то образом это распространить? Потому что количество конференций, форумов, заседаний просто огромное. И люди, которые присылают на пейджер половину вопросов: «найдем вас, всех замучаем, ничего не делаете, занимаетесь ерундой», они просто удивляются, что обсуждали, обсуждали и… С правительством как вы намерены взаимодействовать, если намерены?
О. КОРОТКОВА Начнем с того, что у нас будет достаточно много руководителей, которые именно работают по проблемам беспризорности и безнадзорности, которые, возможно, смогут нам представить какие-то свои достижения в этой области, в плане законодательной части, в то время как общественные организации и фонды будут рассказывать о своей деятельности. И я думаю, что если у кого-то получается что-то положительное в отношении детей, кто-то ремонтирует приемники-распределители, кто-то помогает детским домам, кто-то возит детей по театрам, это уже хорошо. Если это немножечко увеличить, количество подобного рода акций, возможно, у нас что-то в стране изменится к лучшему. Если не делать ничего, я думаю, ситуация останется прежней, и более того, она будет ухудшаться. Мы постараемся, все-таки форум по беспризорности и безнадзорности это первая масштабная акция по этой тематике.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Я обращаюсь к Евгению Гонтмахеру, начальнику Департамента по социальной политике аппарата правительства РФ. Вы следите за подобными форумами? Будет ли там какой-то ваш человек, который бы зафиксировал это все, перенял положительный опыт? Из Москвы-то, наверное, не все видно, люди приедут и расскажут.
Е. ГОНТМАХЕР Конечно, да, потому что правительство будет принимать участие в этом форуме. Во всяком случае, Минтруда, Минобразования, МВД, самое ответственное по этой части, там обязательно будут. Но я бы хотел обратить внимание вот на что. Общественность это общественность. Ее роль, конечно, нельзя недооценивать, и безусловно, очень большая в этой проблеме. Но вообще-то у государства тоже должна быть некая роль. А то у некоторых слушателей, наверное, создается впечатление, что, вот, форумы там проводятся, а проблема не решается. Так вот, я должен сказать, что, если говорить о проблеме беспризорности, то я думаю, что в ближайшие год-полтора ситуация существенно изменится в лучшую сторону. Почему? Потому что будут заключены соглашения с нашими сопредельными государствами, откуда эти дети к нам попадают, и они будут туда все, обратно, транспортированы, для того чтобы там, уже на месте, решали их судьбу. То ли их там в те детские дома, то ли в какие-то приюты, это проблема каждой из этих стран.
Что касается наших беспризорных детей, то сейчас расширяется сеть приютов, сеть медицинских учреждений. Потому что многие из этих детей больны, их надо просто вылечить. И готовится целый пакет законодательных актов. Это тоже обязанность правительства. Это повышение роли комиссий по делам несовершеннолетних. Есть такие комиссии, о них уже многие забыли. А ведь у нас, например, многие дети не ходят в школу, это тоже факт известный. Это надо достаточно административными методами отслеживать и пресекать. Готовятся поправки в закон, который предусматривает большую ответственность родителей за воспитание ребенка. Это я перехожу к проблеме уже безнадзорности. Потому что проблему беспризорности решить, я считаю, не так сложно. Общественность должна этим заниматься и государство. Здесь вопросов нет. А вот безнадзорность это проблема, уже связанная с положением семьи в нашем обществе, с общим социальным, экономическим положением. Родители пьют, не имеют работы, еще какие-то проблемы. У нас, к сожалению, во многих регионах их достаточно много. Это, конечно, за один день не решить. И здесь я согласен, капля камень точит, потому что, например, если представители общественности будут заниматься тем, чтобы как-то досуг детский организовывать, спортивные вещи, походы в театры, музеи, — мы тем самым, может быть, как-то оторвем этих детей безнадзорных хоть на немножко от этой среды, куда они попали. Конечно, государство со своей стороны должно делать все, чтобы и уровень жизни повышался, и чтобы семья крепла. Но это проблема многих лет. Когда страна будет благополучной в экономическом смысле, тогда у нас эта проблема безнадзорности и будет кардинально решена.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Хорошо. Допустим, Вы видите, неблагополучная семья, ребенок явно предоставлен сам себе, и непонятно, на какой путь он встанет. В крайнем случае, ему повезет. А может, и не повезет. Самое простое что? Лишить родителей родительских прав. И ребенок тогда остается без родителей. Уж если они пьют и не работают, работа сама по себе не возьмется, и пить вряд ли бросят.
Е. ГОНТМАХЕР Понятно. Есть два варианта. Первый вариант это то, о чем Вы сказали, лишить родительских прав, забрать в детский дом. Тогда у ребенка путь один. Тоже возможный вариант. Но мы должны тут понимать, какие должны быть детские дома. У нас же примыкает к проблеме безнадзорности целый ряд других крупных социальных проблем. Те детские дома, которые сейчас это, извините, казармы. И у нас много, между прочим, беспризорных детей, как показывают наши исследования, — это как раз беглецы из этих детских домов. Значит, нужны детские дома нового типа. Семейные, частные детские дома. Как раз общественность должна нам помочь. Вы говорите, что она может дать. Вот примеры. Они, кстати говоря, есть в регионах. Надо их поддерживать. Надо, может быть, законодательно как-то закреплять. Чтобы это был не детский дом, это была новая семья для этого ребенка. Это один вариант.
Второй вариант. Да, не лишают родительских прав. Да, семья неблагополучная. Но тогда, извините, есть такое старое слово «общественность». Эта общественность в этом микрорайоне, в этом доме, в этом подъезде должна, наверное, не проходить мимо такой семьи, мимо хотя бы ребенка, который живет в этой семье, который болтается на улице, неизвестно чем занимается. Для этого тоже общественные организации должны существовать, даже самые небольшие. На этом форуме, если он пройдет нормально, я на это надеюсь, такие примеры будут даны. Их надо, главное, растиражировать, показать. Потому что очень часто многие люди хотят помочь таким детям, но не знают, как. Нужны какие-то, хотя бы элементарные рецепты и предложения. И это не обязательно сводится к какому-то очередному закону или указу. Хотя это тоже нужно.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Кстати, Евгений Гонтмахер поднял один из интереснейших путей решения. Это семейные детские дома, где человек чувствует себя как в семье. Насколько это возможно? Притом, что много детей попадают к людям, которые первоначально не знакомы, которые не их родители. Я Ольгу хочу спросить. На вашем форуме эта тема каким образом будет обсуждаться?
О. КОРОТКОВА Тема семейных детских домов?
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Да, если это как-то будет у вас затрагиваться. И вообще, такой новой формы воспитания детей, которые остались без родителей, или их родители лишены родительских прав, они оказались в такой ситуации, чтобы они не попадали на улицы.
О. КОРОТКОВА У нас по программе форума проходит очень много тем самой различной направленности. В том числе там будет и что-то из разряда новых методов воспитания молодежи и т.д. Я уверена, что будет затронута тема детских домов, именно семейных. Вообще, у нас в России люди добрые, и существует очень много людей, женщин и мужчин, семейных пар, которые хотели бы к себе в дом, наравне со своими родными детьми, взять детей из детского дома, или просто беспризорных, безнадзорных. Иногда на это, большей частью, не хватает финансов. Эти вопросы тоже могут решаться не только с помощью государства, но и с помощью общественности. Мы пытаемся привлечь не только фонды, общественные организации, мы пытаемся привлечь к этому форуму и этой проблеме коммерческие структуры, которые могли бы помогать.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Кстати говоря, Александр Кучеров, генеральный директор одной из московских фирм, интересуется, как можно вашему форуму помочь.
О. КОРОТКОВА На данный момент контактные телефоны для заинтересованных организаций 128-09-23 или 782-15-00.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Кстати, по ходу нашего разговора прозвучало хорошее, что должны быть Минтруда, Минобразования и МВД привлечены к этой проблеме, к решению ее. На ваш взгляд, все-таки что приоритетно: труда, образования или внутренних дел?
О. КОРОТКОВА Все вместе.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Потому что один из наших слушателей, Вячеслав Сергеевич спрашивает: «Используются ли методики с беспризорными детьми, которые были у Дзержинского?» Макаренко еще можно вспомнить.
Е. ГОНТМАХЕР Когда сравнивают нынешнюю ситуацию, которая на российских улицах, с тем, что было после гражданской войны или после ВОВ, это неправильно. Это сравнение некорректно. Дело в том, что после гражданской войны, ВОВ было просто очень много сирот, погибли родители. Сейчас проблема как раз в том, что подавляющее большинство детей имеют родителей и прописку, квартиру. Поэтому методы Макаренко как раз соответствовали тому времени: собрать этих детей, у которых ни корней, ничего не осталось, в эти коммуны, дать им образование, трудовые навыки, и выпустить в жизнь. Сейчас немножко другое. Сейчас мы такие коммуны, наверное, собирать не должны. Потому что из этих коммун и выросли детские дома, к сожалению, о которых мы сейчас говорим. Сейчас другое время, другие задачи и другие дети.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Тогда как же?.. Ну, хорошо, давайте мы к этим трем направлениям: Минтруда, Минобразования, МВД.
Е. ГОНТМАХЕР МВД, если с этого начать, хотя я бы не стал выделять какое-то одно из этих министерств как главное, все должны вложить свою лепту, МВД это сотрудники милиции, которые обеспечивают порядок на улицах. Это самое первое звено. Они должны этих детей подбирать. Они должны устанавливать их личность. И после этого ситуации может быть две. Первая: если этот ребенок в чем-то замешан, в каких-то правонарушениях, тогда есть специальные центры временного содержания, куда этого ребенка помещают, и где идут дальнейшие действия. Выясняют степень его вины и т.д., вплоть до помещения в специальные колонны для несовершеннолетних. Подавляющее большинство детей ни в чем не виноваты, ничего не совершили, и милиция должна их передавать в органы Минтруда, то есть в органы социальной защиты, которые должны уже с этим ребенком дальше действовать. И там у нас тоже получается развилка.
Если ребенок сирота и если он российский гражданин, то тогда его действительно надо помещать в социальный приют, его потом надо помещать в детский дом. Мы об этом с вами уже говорили, в какой лучше всего было бы это делать. Если у него есть живые родители, тогда надо разбираться с этими родителями. Приезжать туда, по месту жительства, выяснять, почему ребенок болтается на улице, что они сделают, и уже принимать какие-то решения, вплоть до лишения родительских прав. Если говорить о Минобразования, это школьники. У нас, к сожалению, сотни тысяч детей не посещают школу. Значит, Минобразования должно по своей части эту проблему каким-то образом ликвидировать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ Сейчас к нам в рамках нашего проекта ОСВВП присоединяется семья Потемкиных-Марковых, и Сергей Борисович задаст вопрос нашим гостям.
С. ПОТЕМКИН Я думаю, что стране нужны эти беспризорные дети. Может быть, стоит доплачивать матерям, если они сразу будут сдавать ненужных им детей в детские учреждения? И второе. Почему все-таки не сделать вменяемую процедуру усыновления? Потому что сейчас это практически невозможное дело. Эти бесконечные справки, которые надо собирать, не позволяют реально это сделать.
Е. ГОНТМАХЕР Конечно, предложение доплачивать матерям за то, что они оставляют детей в роддомах, я считаю, вряд ли стоит серьезно обсуждать. Потому что это и так глубоко аморальное явление, когда матери оставляют своих детей, и еще за это доплачивать это означает, что мы будем только стимулировать и поощрять. Я считаю, это несерьезно, путь в другом. Я нисколько этих матерей не осуждаю, я понимаю, что у них есть разные причины. В том числе это и люмпенизированные женщины, и с самого дна общества. Это проблема, о который мы говорили. Это семья, это социальное благополучие нашего общества. Поэтому здесь надо смотреть.
Что касается проблемы процедуры усыновления, удочерения, здесь, конечно, бюрократия достаточно большая. Но я хотел бы, чтобы вы посмотрели на эту проблему с другой стороны. Ведь речь идет о судьбе живого человека, ребенка, не дай бог ошибиться. У нас ведь были случаи, много случаев усыновления наших детей, даже за границей, когда требуется очень много справок, это очень длинный процесс, который может затянуться на целые годы. Даже там, при таких процедурах бывают, очень редко, к счастью, случаи, когда ребенок попадает в не очень хорошие ситуации. Это в богатых и развитых странах. У нас, я считаю, что лучше, чтобы лишнюю справку семья принесла, чем если ребенок потом окажется в ситуации, из которой он только вышел, когда у него либо не было родителей, он был в детском доме, либо у него были родители, с которыми жить было невозможно. Поэтому я подходил бы так.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Я понимаю, что все наши проблемы, как правило, упираются в финансирование. Мы говорим, что надо детей привлекать к каким-то занятиям спортом, при этом знаем, что у нас стадионов мало, спортивных площадок практически не осталось во дворах, которые были, спортивных залов тоже нет. То есть мы можем это продекларировать, но реально заниматься спортом им будет негде. На хороший спектакль, в общем-то, тоже, по сути, не попадешь, а ходить просто, что он был в театре, посидели, пожевали семечки, когда же это все закончится, понятно, что ребенку в возрасте 7-10 лет (и таких детей полно на улицах) не очень интересно в театре. Поэтому все упирается в деньги. Если у государства денег, естественно, нет, тогда их нужно откуда-то привлечь. Соответственно, может ли быть такой вариант, как предоставление льготного налогообложения, каких-то иных льгот для тех фирм, которые захотят, в силу гражданского порыва, каким-то образом поддержать? Какая-то компания хочет спонсировать, условно говоря, такой-то детский дом. Может ли она рассчитывать, не сейчас, в принципе, в будущем, на какие-нибудь льготы? Или какой-то человек, который хочет взять в семью детей еще, может ли рассчитывать на какие-то льготы?
Е. ГОНТМАХЕР Кое-какие льготы есть по благотворительности, но они недостаточны и они не охватывают всего спектра случаев, когда может такая помощь оказываться. В частности, Вы привели пример, когда какая-нибудь фирма хочет оказать помощь детскому дому. Сейчас, к сожалению, этой фирме выгоднее купить продукты или вещи и привезти туда, чем отдать туда деньгами. Потому что, действительно, деньги будут облагаться всеми возможными налогами. Понятно, что это невыгодно никому.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Ни фирме, ни самому детдому.
Е. ГОНТМАХЕР Естественно. А если просто они купят на свои деньги шоколадные конфеты, грузовик, и привезут туда, то это никакими налогами облагаться не будет. Поэтому, с точки зрения законодательной, да, действительно, я согласен, нам надо работать. Но здесь тоже возникает очень тонкий вопрос, мы с ним уже давно столкнулись. Важно, чтобы законодательно была очень четко отмечена грань, где кончается благотворительность и начинается увод денег от налогообложения из коммерческой деятельности.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Под видом благотворительности.
Е. ГОНТМАХЕР Да. Мы столкнулись с этими вещами. Вы говорите правильную вещь, не только Вы, об этом многие говорят, что надо развивать таким образом благотворительность. Но когда в Минфине те, кто занимается налоговым законодательством в рамках нашего Налогового кодекса, стали этим заниматься, оказалось, что здесь очень сложно найти эту грань, описать в законодательстве так все эти случаи, чтобы действительно не было этих дырок и возможных утечек. Сейчас рабочая группа работает совместно с общественными организациями именно по этой части.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ От Натальи даже не вопрос, а суждение на пейджер. Видимо, это, скорее, к Ольге. «Весь мировой опыт учит, что проблема беспризорности решается только на самом нижнем, самоуправляющемся муниципальном уровне и только независимыми попечительскими организациями». Я так понимаю, что она в целом поддерживает идею вашего форума, но каким образом можно организовывать общественность на самом низовом уровне? Потому что иногда мы, живя в доме, даже не знаем своих соседей по лестничной клетке, и уж, естественно, заниматься проблемами каких-то детей, которые безнадзорные в нашем же доме, подавляющее большинство людей просто не захочет.
О. КОРОТКОВА Я не знаю. У нас вчера состоялось заседание нашего оргкомитета, как раз в преддверии форума. И там выступали различные люди, в том числе были организации, которые существуют у нас уже порядка 10-15 лет, но были и те, которые просто тихо, на уровне районном, своем каком-то, дворовом, работают, таким образом, что открыт какой-то детский клуб, они привлекают туда детей, они заинтересовывают их. Есть такие активисты, которые помогают. Просто другой вопрос, что иногда надо помогать еще и этим активистам, которые пытаются вытянуть этих детей с улицы.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ В общем, все равно упирается все, как мы понимаем…
О. КОРОТКОВА Это такая лесенка, и мы пытаемся ее выстроить, чтобы все было взаимосвязано, и чтобы прикрывать каждую ступенечку.
Е. ГОНТМАХЕР Понимаете, что получается? Все видят эту проблему детей улицы, и многие начинают дружно кивать на правительство, если взять наше общественное мнение: «Куда смотрит правительство?» Конечно, правительство отвечает за эту проблему тоже, но на самом деле надо кивать на себя. У нас, к сожалению, слишком много безразличия в обществе к этой проблеме. Проходят мимо этих детей, в крайнем случае думают: «Слава богу, мой ребенок не такой, у моего ребенка все в порядке». Это в лучшем случае. А в худшем случае просто проходят, не замечают. И к этому привыкли. И здесь как раз правильно говорит слушатель о том, что это проблема местных сообществ, проблема самоорганизации людей. Если мы действительно хотим строить гражданское демократическое общество, эта проблема для этого общества. А государство налоговыми льготами, строительством тех же детских домов должно помогать.
О. КОРОТКОВА Да, у нас существует такая проблема, что люди равнодушны. Но даже тем, кому не все равно, очень тяжело. И своими силами они не справятся. И мы пытаемся сейчас в некотором плане выявить еще тех людей, кто все-таки помогает, и мы постараемся помочь им.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ Наверное, последний вопрос. Такая идея постоянно бродит в умах, и она высказывается часто: привлекать детей, маленьких, но которые достигли какого-то возраста, с которого можно трудиться, к труду. Они бродят по улице, пусть фантики собирают, в конце концов, или хоть чем-то занимаются, может быть, за какую-то минимальную плату, потому что они все равно ходят, деньги стреляют, в итоге. Так они их получат относительно честно.
Е. ГОНТМАХЕР Такое решение уже принято. Есть даже статья в бюджете, в том разделе, который связан с занятостью. Это занятость несовершеннолетних, и летняя, и в течение всего года. И уже в бюджете 2003 года после заседания правительства Минтруда поручено эту статью и эти деньги в намного большем объеме выделять. Вы совершенно правы, этих детей надо чем-то занимать. Но проблема в том, что им, к сожалению, придется платить маленькую зарплату. А многие безнадзорные, беспризорные дети на улице зарабатывают намного большие деньги совершенно разными образами. И поэтому в этом есть некоторая проблема.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» были: Евгений Гонтмахер — руководитель Департамента социального развития аппарата правительства РФ, Ольга Короткова — генеральный директор Центра консультационных программ «Поколение XXI век».


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире