20 марта 2002 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» семья Бер, участники проекта «ОСВВП»: папа Леонид, мама Мария, дочь Ольга, сын Илья.
Ведущий эфира Антон Орех.

А. ОРЕХ Добрый вечер! Семья Бер у нас на этой недели и Наталья Баннова человек, который к этой семье прикреплен.
Н. БАННОВА Добрый вечер!
А. ОРЕХ — Добрый вечер! Ну, что же, Наталья, сначала твой отчет о проделанной работе. Что ты там успела свершить, подсмотреть? Как у наших подзащитных прошел сегодняшний день?
Н. БАННОВА Сегодняшний день был ничто по сравнению с вечером, т.к. все повернулось совершенно неожиданным образом. Я сама не помню, как, но внезапно мама, Мария Наумовна, вспомнила о своей коллекции, которую она собирает практически всю жизнь. Она совершенно внезапно о ней вспомнила, вспомнила, где она лежит, и начала ее срочно доставать. Я была в шоке! Это просто глобально, очень здорово. И я думаю, что Мария Наумовна сейчас сама о ней расскажет, т.к. она действительно впечатляет.
А. ОРЕХ Я так понимаю, что это будет основная тема нашего эфира.
Н. БАННОВА Все члены семьи начали сразу вспоминать, что они в своей жизни коллекционировали, появилось огромное количество вариантов. Но начнем с мамы.
А. ОРЕХ Мария Наумовна, я вас приветствую!
М. БЕР Добрый вечер!
А. ОРЕХ Что же вы извлекли такого, что Наташу повергло в шок?
М. БЕР Я извлекала то, что абсолютно соответствует первому пункту моей характеристики, которая прозвучала в первый день эфира не может жить без драматического театра, была такая фраза. Так вот, коллекция моя представляет из себя собрание программок.
А. ОРЕХ А я так и думал!
М. БЕР Всех спектаклей, концертов, творческих вечеров, которые я посетила так обильно с 1962 года, а некоторые разрозненные программы даже с 1956 года.
А. ОРЕХ Что самое раннее в вашем собрании?
М. БЕР Т.е. я была ребенком, который в музыкальной школе учился, то первый программки это балет «Щелкунчик», опера «Евгений Онегин». Потом уже были спектакли ТЮЗа, детского театра. А когда стала немного уже самостоятельно что-то выбирать, был МХАТ, вся классика во МХАТе. Потом очень хорошо помню, где-то в 9 классе как мы ходили на арбузовскую пьесу, простите, не помню спектакль, потом по нему был балет «Ангара». А потом просто это уже стало абсолютно неотъемлемой частью жизни. Потом появился к этому какой-то вкус, какие-то знания. Поэтому здесь, я надеюсь думать, самые лучшие спектакли, лучшие гастролеры.
А. ОРЕХ А по времени примерно это какие-то годы, самые первые коллекционные экземпляры?
М. БЕР Вот уже система, когда кучка программ заложена бумажкой, на которой написано 1962-1963 это уже приличное количество.
А. ОРЕХ И в общем, энтузиазм ваш, если проследить по годам, он как-то остыл? Или до сих пор вы с прежним пылом собираете все программки?
М. БЕР Он абсолютно не остыл. Просто был период, когда экономические условия моего проживания пробили в этой коллекции брешь. Когда стали очень дорогие билеты в театр, очень дорогие программки. Поэтому в период 90-х годов можно найти рукописные мои программки. Потому что купить программку я не могла, а иметь память о спектакле было совершенно необходимо.
А. ОРЕХ Т.е. вы сидели в зале и просто записывали
М. БЕР Зачем в зале? Я после спектакля, иногда, если я что-то не помню, фамилию, я люблю, чтобы подробно, все чтобы было, и художник, и композитор, и режиссер. Поэтому эти вещи я списывала с афиши. А актеров я достаточно хорошо знаю.
А. ОРЕХ Расскажите мне, человеку, который не собирал программки, хотя в более юные годы я много чего собирал значки, шайбы, т.к. первая моя профессия спортивный обозреватель, всякие такие со спортом связанные вещи, ну, и марки, все подряд я собирал, но программки я не собирал. Вот в чем интерес собирания именно программок к спектаклям, концертам? Что вас как-то задевает, цепляет в этом?
М. БЕР Знаете, я когда это все откладывала, мне казалось, что наступит период, когда у меня в жизни не будет суеты, работы, каких-то по дому забот, когда вырастут дети, появится время такое, пространное, ничем конкретным не занятое, я просто сяду и вспомню свою вот эту жизнь. Потому что вот это огромная часть моей жизни. Вспомню этих людей талантливых. Я думаю, что это потребность такая, сердечная.
А. ОРЕХ Из тех людей, кого вы смогли увидеть лично, и тех, чьи имена были в программках, с кем-то вы знакомы лично?
М. БЕР Ну, сказать, что близко лично знакома нет. У меня был период, когда я чуть-чуть как концертмейстер работала в театре Маяковского, 4 месяца, и поэтому я, конечно, общалась с Арменом Борисовичем Джигарханяном, немного теснее с Наташей Гундаревой, потому что когда она играла на сцене, я в это время играла за кулисами. Ну, вот с актерами театра более-менее была знакома. А кое с кем, кто работает в Большом театре, я, конечно, знакома достаточно близко, потому что там просто есть мои ученики, я считаю, что они тоже артисты. Мы просто о драматическом театре говорим. А в оперном театре у меня, конечно, много знакомых.
А. ОРЕХ Из тех программок, которые вы собрали, какая самая ценная, может быть? Самая памятная?
М. БЕР Вот сейчас она, что называется, выпала из пачки в силу своего размера нестандартного. Это были гастроли английского театра, когда я смотрела с Полом Скофилдом «Макбета».
А. ОРЕХ Это какой год?
М. БЕР Примерно 1967 год. Это, конечно, совершенно незабываемое впечатление. Я этот спектакль помню, как будто я его вчера видела.
А. ОРЕХ Мама дорогая! В 1967 меня и не было еще
М. БЕР Это был совершенно колоссальный шок, просто в силу того, что у нас тогда Шекспира играли совершенно иначе.
А. ОРЕХ Иначе как?
М. БЕР У нас как-то Шекспир, как в свое время, наверное, и Пушкин, на некоторых карикатурных демонстрировался текстах, было все такое неестественное, что ли. А приехал английский театр, и оказалось, что Шекспир может звучать как нормальная человеческая речь. Я не знала, к сожалению, языка, но т.к. я музыкант, я в состоянии оценить интонацию и речь, как она. Абсолютно естественная речь, это меня тогда сразило. И очень лаконичная была постановка в смысле сценографии. Она была основана как бы только на цветовой гамме. Был багровый такой, кровавый задник, бархатом обтянутый, очень лаконичная сценография, деревянные скамьи, стол. И картина, средневековью соответствующая. Вот это все как-то очень сильно застряло в памяти.
А. ОРЕХ Замечательно! Нам тут прислали на наш пейджер 974-22-22 для «Эха Москвы» то сомнение, которое было по поводу пьесы Арбузова напоминают, что это была «Иркутская история».
М. БЕР Ой, спасибо им большое!
А. ОРЕХ — Всяческие вам приветы шлют, потому что как раз одна из наших слушательниц собирает тоже программки, и приятно ей было это все услышать.
М. БЕР Родная душа!
Н. БАННОВА Я хотела отметить, еще одна, небольшая часть этой коллекции состоит их фотографий, которые в свое время, наверное, продавались в газетных киосках. И некоторые из них представляют собой буклеты и называются они так: «Артисты советского кино». Это что-то неподражаемое! Я думаю, что все себе представляют, это в такой дымке сфотографированные прекрасные молодые лица, черно-белые фотографии, и как бы коллаж такой: большой портрет и коллаж из ролей, которые они играли. Т.е. в разных костюмах, в разное время. Это что-то неподражаемое!
М. БЕР Типа иконы с Климовым!
Н. БАННОВА Что-то вроде. Потом перетянутые такими уже самодельными как бы пожелтевшими листочками, написано, например Франция, 14 шт., И первая фотография из этих 14 это Бриджит Бардо, которая вырезана из какой-то французской газеты. И написано: 25 декабря 1960 года. Какая газета, неизвестно, но датирована
А. ОРЕХ Я думаю, что газеты этой просто нет уже в природе, не существует!
Н. БАННОВА В общем, на меня это произвело большое впечатление. Как я уже сказала, наши домочадцы все стали вспоминать, кто что собирал, и вот Илья вспомнил о своей почти несостоявшейся коллекции.
И. БЕР Добрый вечер! Было дело в 1996 году, и для вас это, наверное, будет несколько ближе, чем театральные программки, т.к. был чемпионат Европы по футболу в 1996 году. И выпускали перед ним такие специальные альбомы для наклеек.
А. ОРЕХ Да, я так правда, этот альбом и не доклеил. Хотя честно выезжал на точки, где народ обменивался, было дело.
И. БЕР Вы знаете, я тоже не доклеил, хотя у меня довольно много заклеено. Например, у меня почти вся
А. ОРЕХ Может быть, нам встретиться, поменяться как-нибудь?
И. БЕР У меня, кстати, повторников еще очень много.
А. ОРЕХ У меня тоже есть!
И. БЕР Я привезу обязательно на радио
М. БЕР Мы можем поделиться.
А. ОРЕХ Я тоже могу поделиться. У меня просто что-то осталось, но не хватало, сейчас поди, 1996 год найди!
И. БЕР Но если вдруг найдете привозите! Потому что там у меня, например, сборная Хорватии, Италии и Чехии без одной фотографии все собраны.
А. ОРЕХ Без одной это самое обидное. У меня есть, где нет половины, ну, я просто плюнул на это дело, ну, нет половины, ладно уж.
И. БЕР Ну, я тогда был еще в 10 классе, и очень надолго у меня этого интереса не хватило, поэтому я и бросил. Но было время, очень увлекался, тащил у родителей деньги всеми возможными методами на покупку наклеек. Было интересно.
А. ОРЕХ А я хочу узнать еще у Марии Наумовны: вы не хотите с кем-нибудь поменяться чем-нибудь из своих раритетов? Потому что просто приходят к вам конкретные предложения от наших слушателей. Если вам это интересно, я могу вам через Наташу потом телефон передать.
М. БЕР Вы знаете, я никогда и не задумывалась на эту тему. Я просто не коллекционер, вот когда они занимаются обменом, я как-то собирала для себя
А. ОРЕХ В общем, что вам удалось собрать для себя, то вам и ценно?
М. БЕР В общем, да.
А. ОРЕХ Просто Нина Сергеевна предлагает, у нее есть еще с довоенных времен какие-то вещи. Ну, если будет интересно, могу при случае дать телефон. Наше дело предложить.
М. БЕР Понятно, спасибо.
Н. БАННОВА И еще о коллекциях. Есть в семье Бер еще одна коллекция, она находится в довольно странном месте под роялем. Это большие коробки с книгами поэтов, книги с автографами этих поэтов. И вот об этой коллекции расскажет папа, Леонид Борисович.
Л. БЕР Здравствуйте! В общем, это не моя коллекция, это наш приятель, который уехал. Но коллекция интересная. Там поэты-шестидесятники, есть, правда, и Леонид Мартынов, и другие хорошие люди, и Евтушенко, Вознесенский. Это приятно, это ранние издания их маленьких, тоненьких еще поэтических книг. В основном собиралось это на поэтических вечерах. Это просто приятно посмотреть. Я бы хотел, чтобы еще Оля что-то сказала.
А. ОРЕХ Еще и Оля что-то собирала? В общем, вся семья что-то коллекционировала!
О. БЕР Что касается нашей сегодняшней тематики, я собирала в школе марки, календарики, потом довольно долго я любила собирать, я покупала специально открытки с природой и с изображением животных. У меня до сих пор лежит эта внушительная пачка. Но я хотела перекинуть свой взор на другую коллекцию, потому что из сегодняшних сообщений я как-то очень порадовалась и хотела это отметить в эфире сегодня день рождения у Ирины Антоновой, директора музея им. Пушкина. А т.к. мы всей семьей очень любим этот музей, бываем там достаточно регулярно, стараемся не пропускать ни одной новой выставки, и «Декабрьские вечера», конечно же, так что эта фигура у нас в доме живет всегда. И хотелось бы просто через наше-ваше радио, передать ей огромное поздравление, самые лучшие пожелания, долгих лет жизни, сил и благодарность огромную за то, что она делает.
А. ОРЕХ В общем, считайте, что передали! Нам присылают слушатели разные вопросы, просьбы, пожелания. В частности, Нинель пишет: «Вчера очень понравилось пение Ильи. Ждем музыкального номера». Рояль в кустах у нас сегодня припасен?
Н. БАННОВА Несомненно! Рояль в кустах припасен ежевечерне. Вот Ольга сейчас проберется к роялю
И. БЕР Дело в том, что кот, который, естественно, сидит на коленях мамы, он никак Олю не пускает за рояль. Поэтому надо некоторое время, чтобы его потревожить.
А. ОРЕХ О! Давайте послушаем.
П. И. ЧАЙКОВСКИЙ. «ВРЕМЕНА ГОДА». «ОСЕННЯЯ ПЕСНЬ».
А. ОРЕХ Спасибо! Замечательная семья Бер до конца недели в нашем эфире.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире