17 марта 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Валерий Сюткин, певец.
Эфир ведут Матвей Ганапольский, Николай Тамразов, Елена Кандарицкая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас в гостях Валерий Сюткин. У Валерия юбилейный концерт 22 марта
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Я хочу тебя перебить. Это день рождения нашего гостя.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И кроме этого, 20-летие его присутствия на сцене. Что для меня абсолютный шок, потому что я не представляю себе, он мне кажется абсолютно молодым человеком.
Н.ТАМРАЗОВ: Может быть, он берет год за два, на севере работал
В.СЮТКИН: Обычно артисты любят так: «800 лет в шоу-бизнесе, отчет за первые 20 лет». Я сразу хочу снять, я вообще избегаю таких слов, как «мое творчество» и «вес», «вклад». Просто действительно, по календарному отсчету ровно 20 лет назад в городе Вятские Поляны состоялся первый концерт, 5 марта он был. Вятские Поляны  — в Кировской области, это город крупный, там завод стоит, делает сеялки вертикального взлета. И концерт был знаменателен для меня тем, что это сборный был такой Росконцерт, помимо меня в этом концерте участвовал еще балет «Ритмы планеты» и эквилибрист на проволоке с очень звучной фамилией цирковой, я ее не помню, но как Алмазов звучит. И вот появился он в кабинете директора Дворца культуры с огромной дрелью ручной, и говорит здравствуйте, я танцор на проволоке Алмазов, мне нужно сделать 15 отверстий в сцене, чтобы установить полиспаст. Она спросила — что? Он говорит  — полиспаст. У меня три минуты на проволоке Она говорит да вы что?! У нас румынский паркет! Какие дырки в сцене? Он говорит я не знаю, у меня номер три минуты художественный. И она сказала — да какие три минуты? Я вам поставлю, что вы работали концерт, только не надо дырок в нашем паркете делать. Сто концертов мы отработали в этом первом туре я этого Алмазова, кроме как с дрелью, не видел ни разу. Я даже не знаю, есть ли у него полиспаст. Вот я своей дрели за 20 лет так и на нашел, так вот песни и пою. До сих пор не дает мне покоя, как же так просто и гениально найти
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И человек гениально живет, у него все отмечено.
В.СЮТКИН: А второй колоссальный урок хорошего здорового эстрадного цинизма преподала хореограф ансамбля. К ней обратился администратор, который организовал это турне, если его так можно назвать, по Кировской области. Он к ней обратился с таким предупреждением — Клавдия Степановна, сегодня на концерте будет присутствовать третий секретарь райкома комсомола. На что она сказала что вы говорите?! И, обращаясь к труппе, поворачиваясь, сказала цинично и надменно девочки, концерт полуправительственный, работаем в колготках Кстати, только в нашей стране это есть: «полулюкс» — не люкс, не рыба, не мясо; «полубокс» — стрижка была в детстве, и «полуправительственный концерт».
Н.ТАМРАЗОВ: В Кургане — День Авиации, а мы там шарим по колхозам с  какой-то группой Москонцертовской, и меня приглашают в филармонию вести этот концерт, и берут какие-то два номера из нашей бригады. А мы по колхозам шарим. И вдруг — я ищу своих артистов: в филармонии их нет, в театре их нет А мои-то должны быть! Я никого не нахожу И вдруг подходит одна ко мне и говорит каким я номером пойду? Я смотрю ей в глаза и говорю  — Люба это ты?! Она говорит я! Я не узнал. Потому что это был правительственный концерт — пошли в ход парики, помады, наклейки на брови, на ресницы. В колхозах шарили, не снимая колготок
В.СЮТКИН: Я не так давно я участвовал тоже в сборном концерте, и один из юношей, участвующий в балетной группе, сопровождающий певицу одну известную, забежал за кулисы, у него была пауза — вздохнуть перед очередным выходом на сцену. И он подправил тушь на ресницах и опять побежал на сцену. А рядом стоял Михаил Михайлович Жванецкий со мной, и он, как всегда, обладая совершенно точной формулировкой, сказал так он думает, что в них кто-то смотрит!
Н.ТАМРАЗОВ: Но объясните, что такое полиспаст.
В.СЮТКИН: Это система блоков и рычагов, которая позволяет удерживать проволоку в этом натянутом состоянии, это я точно знаю.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Вы по первой профессии кто?
В.СЮТКИН: Я обладал целым рядом профессий. Я советский человек, то есть большая часть моей жизни, первых почти 30 лет, прошла в советской стране, это потом уже были изменения. Поэтому я знал точно, что я хотел заниматься музыкой, но либо я буду петь песни патетического звучания и вечно сдавать худсоветы, либо я буду работать в народном хозяйстве. Не работать было просто нельзя «Тунеядство» сразу. А какие профессии позволяли избежать тунеядства? Я работал грузчиком, я работал помощником повара в ресторане «Украина», потому что там аккордовый метод работы помог повару и ушел домой быстро. Я работал немножко в барменской системе, пока там не навели порядок, в беспорядке барменском работал, и я работал проводником вагонов зарубежного сообщения, для того чтобы посмотреть мир немножко.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: Вот откуда полиспаст, я думаю.
Н.ТАМРАЗОВ: Какие поезда?
В.СЮТКИН: Поскольку я не являлся членом партии — наши демократические друзья.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Товарищ Сюткин — у него ряд премьер песенных. Песня следующая «Для тебя», она посвящается родной партии
В.СЮТКИН: Эта песня написана мужчиной, который вовремя не вернулся в семью, где-то там загулял чуть-чуть, пришел и гипертрофированно признается в любви своей любимой.

Е.КАНДАРИЦКАЯ: Это песня подлизы. Человек вернулся и старается
В.СЮТКИН: Это из той же серии, как когда два пьяницы решили отметить наконец в очередной раз то, что они живут не зря этот день на земле, и один из них признается другому — у меня у супруги сегодня день рождения, я голову ломаю, что бы подарить. Тот говорит что подарить? Хотя бы раз трезвый пришел домой Тот говорит да, вообще-то у нее не круглая дата.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знакомство с товарищем Сюткиным у меня произошло заочное очень много лет назад, когда он был участником одного популярного ансамбля. У меня есть друг старый Гриша Гладков, композитор, и он мне показывал видео, где они валяли дурака
Е.КАНДАРИЦКАЯ: «Фен-о-мен»?
В.СЮТКИН: «Зодчие».
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И там вдруг, среди какого-то бешеного помпезного серьеза наших групп, которые в то время существовали, когда пробовались какие-то инструменты и вообще было много пафоса такого, эти люди вдруг стали петь смешные песни. Напомните мне.
В.СЮТКИН: Там целый ряд произведений был. Мы пели песни на стихи Игоря Иртеньева, тогда открытого мной для себя и не только для себя. Я цитирую его и получаю большое удовольствие от его стихов. Мы пели Гришины песни, кстати.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Напомните несколько песен.
В.СЮТКИН: Такой текст был: «Девушка в прозрачном платье белом // в туфлях на высоком каблуке, // ты зачем своим торгуешь телом // от большого дела вдалеке? // Ну зачем пошла ты в проститутки? // Ведь могла геологом ты стать, // или быть водителем маршрутки, // или в небе соколом летать. // Видишь, в поле трактор что-то пашет — это иртеньевский стих потрясающий.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И еще у вас был хит знаменитый, по телевизору шел.
В.СЮТКИН: У нас был хит «Автобус 86», это мой «телефоновский», посвященный проблемам общественного транспорта переполненного. Что еще в «Зодчих» такого вытворяли
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смешная какая-то песня.
В.СЮТКИН: Очень смешная была песня, посвященная советскому ансамблю, ВИА: «Лето и зима, осень и весна, а любовь одна нам с тобой дана»
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И они с тупыми лицами
В.СЮТКИН: Гротеск такой, гипертрофированная отечественная песня.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И вот с того времени как-то совершенно замечательно Есть некий сюткинский стиль, которого я ни у кого другого не нахожу.
В.СЮТКИН: А я могу вам его назвать, как я его сам называю. Это слэнговое слово, но, в отличие от современного сленга, когда людей «плющит», «колбасит» и «прет», он звучит очень мягко и, на мой взгляд, очень по-детски. Я называю это так псевдосолидон. То есть все вроде бы солидно, в галстуке парень, но это псевдо, я сам это знаю. И за счет этой самоиронии получается небезнадежный, я думаю, результат.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но одна из вершин, текст ваш «Модный оранжевый галстук». Можете его напомнить?
В.СЮТКИН: Да. «Как для геолога карта, как для пилота штурвал,// стильный оранжевый галстук мне верным спутником стал. // В час, когда я улыбаюсь или на сердце беда, // стильный оранжевый галстук вместе со мною всегда. // Пускай я никогда не встречал в Африке рассвет и не видел сам пожар в джунглях в час ночной, // но знаю точно я, на земле самый яркий свет свет, который дарит всем стильный галстук мой».
Н.ТАМРАЗОВ: Он все подмял под галстук!
В.СЮТКИН: А я объясню. Русский язык наш замечательный позволяет вот столько воды налить вокруг простого сочетания: стиляги носят галстук пожар в джунглях. Вот был отправной момент при сочинении песни к текстам: галстук — пожар в джунглях. И я рисовал такие ляпы.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И там гениально было, там же был клип этот с радостным лицом, и он пел Новости на «Эхе», после чего продолжаем

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Катя, сейчас будет развенчание легенд. Катя просит, чтобы Сюткин спел знаменитую песню про «Мастердент», которой он стал популярен среди простого народа, и, может быть, эта песня сделала его в 6 раз популярнее. И сейчас мы услышим трагическое известие
В.СЮТКИН: Уважаемые слушатели «Эха Москвы», расскажите всем, и я должен вам признаться прямо сейчас, без всяких реферансов: я не пел этой песни. Мою скромную вокальную возможность приписали другому исполнителю. Эта реклама не лишена художественности, а главное, она выполняет, видимо, свою функцию, но я действительно этой песни не пел. Видимо, тембр похож или навеяло кому-то Вот что касается кофе «Гранд» это я. Но когда мне люди начинают говорить: «Может быть, кофейку, Валерий?», я отвечаю, как старые эстрадные артисты: «Не надо это трогать, я этим кушаю»
Е.КАНДАРИЦКАЯ: У Вас много было всяких коллективов, но был коллектив, где было три парня Миров, Яковлев и Вы. Назвался он «Фен-о-мен».
В.СЮТКИН: Мы писали все через дефисы, с одной стороны можно расшифровать как поклонник мужчины (никакого отношения это не имеет к ныне прогрессирующей противоположной ориентации, просто такой феномен мы разделили на три слова). Это недолго просуществовало, потому что обречен был проект, это такой номер. Нельзя сольный концерт смотреть — трех ироничных исполнителей. Что я пытался придать? Опять же, мой любимый стиль псевдосолидон, и мне хотелось придать этим двум мужчинам, которые изображали и примерно делали то, что и девушки в подтанцовке у популярного певца. Я хотел, первое, чтобы они это делали с достоинством, и чтобы это было не пошло, как такое банное творчество, клип снятый в жанре «полицейские новости», а просто это было бы иронично. Это просуществовало чуть меньше 2 лет, и, к чести нашей всеобщей, Сережа Миров тоже не бедствует, он в журналистике, а Евгений Яковлев — это мой импресарио, последние 15 лет он со мной работает. Мы работали с Михаилом Сергеевичем Боярским под оркестр «Диапазон», ездили по всей стране, и за эти полтора года, спасибо большое дяде Леше Канонникову Это наш очень известный тромбонист, ветеран из этого оркестра, он мне фактически дал полное джазовое образование кого слушать, что слушать, Рея Чарльза для меня открыл и дальше более утонченных исполнителей в этом направлении.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте мы сейчас послушаем следующую песню «Нарисованный песок».
В.СЮТКИН: Это босанова, мой любимый жанр.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пока песня идет, самое интересное говорится. Вдруг зашел разговор о концерте, какой он будет, что натолкнуло. Кого что натолкнуло?
В.СЮТКИН: Собственно говоря, что мы обсудили, уважаемые радиослушатели, над чем спорили: какой должен быть концерт. Он, во-первых, никому ничего не должен, это концерт. У одного исполнителя он превращается в такой памятник самому себе, то есть приходят гости, исполняют его песни, говорят о том, что жить без него не могут. Иногда это получается очень органично и имеет право на жизнь. Я другой человек, у меня этого не получится, поэтому гостей на концерте будет не так много, но зато это те люди, которые тем или иным образом повлияли на меня
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А кто?
В.СЮТКИН: Это Андрей Макаревич, с которым мы исполним один из блюзов вместе, мы как-то это делали в неформальной обстановке, а здесь мы это сделаем на широкую аудиторию. Леня Ярмольник просто откроет концерт и скажет несколько слов, как он меня видит в любом аспекте, я совершенно не редактирую это. И это Игорь Бутман, с которым мы не так давно тоже вместе музицировали, вместе с оркестром, замечательный джазовый музыкант, которому будет развернутое соло отведено в одной из пьес. Вот плюс-минус один человек, может быть, обсуждается сюрприз, но примерно так.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А роль дочки в этом концерте?
В.СЮТКИН: Мы этот концерт снимаем и делаем сами такой небольшой фильм, не хвалебный ни в коей мере. Я не хотел бы, чтобы я говорил про мое творчество, я вообще не люблю очень такую форму собственного концерта. А не так давно я снимал на камеру, каждый Новый год мы в семье у дочки спрашиваем, как она видит этот мир в этот момент, и просим охарактеризовать о маме, о папе. Что она сказала в последний год о папе? Она сказала папа? Он такого приличного вида, шутливый, любит женщин Я сразу сказал как? А мама тогда что? — Мама любит мужчин И дальше у нее потрясающе было. Я попросил ее спеть песню какую-нибудь. Она говорит ну, какую я могу спеть, о чем тебе? Ну, о любви и о зиме Она говорит хорошо: «Ромашки в январе, принц ты мой сердечный, приезжай ко мне, и он приехал на белом коне и привез бриллианты и изумруды, а я его прогнала, а это все оставила себе.» Мне очень песня понравилась, доченька пошла правильной дорогой. Просто это иронии масса! И я спросил — а где папа работает? Она — папа-то? На бензоколонке не моргнув глазом. Я спросил как, на бензоколонке? Что он там делает? — Бензин заправляет? Я говорю — это что, я что ли? — Нет, это другой папа. Тут мама на ковер вызывается, и после двухминутной беседы мы понимаем Но все это, конечно, с юмором. Потом она, выходя из образа, говорит так, мне даже неудобно, когда она обо мне так говорит. Я говорю — так кто папа-то у тебя? — Папа у меня Валерий Сюткин. В общем, это все трогательно. Если такие оценки будут, если скажут обо мне не так, что вы знаете, про его вклад или наоборот, то есть обаяние, а какой-то найдут угол совершенно другой — вот это мне кажется наиболее интересным. Возможно, я ошибаюсь, потому что массовый зритель любит перья и переодевания. Но хочу вам сказать, что я недавно сакцентировал себя на той мысли, что раньше с концерта мы приходили и всегда говорили, какие песни звучали, а сейчас это совершенно не обсуждается. Сейчас обсуждается, чем поразил. Или закулисным Вот такое отличие.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что на Ваш концерт Если бы мне сказали про концерт Сюткина, я меньше всего предположил бы, что будут какие-то подтанцовки и какое-то яркое оформление.
В.СЮТКИН: Собственно, выбор площадки, я имею в виду Кремлевский дворец, для меня не столь характерен, просто я хочу в один день, в день рождения собственный, расправиться с этим юбилеем наконец-то и дальше жить нормально. Я не очень это люблю все, честно говоря Но мы решили вот так в этот раз.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все-таки Вы человек, правильно поймавший интонацию. Это будет неправильное определение, то, что я говорю, — такая городская песня.
Н.ТАМРАЗОВ: Эта ниша должна была быть кем-то заполнена. Она ведь нужна.
В.СЮТКИН: Я проще вам скажу. Все лестные отзывы, то, что я певец 60-х, они сводятся к очень простой формуле. Просто все, что я ни делаю, я стараюсь в жизни делать с самоиронией. И второе надежда на лучшее. Вот этот сплав самоиронии и надежды на лучшее сразу же дает дух 60-х. Сейчас мы находимся в более циничной позиции, потому что в детстве мы думаем, откуда все берется, а чуть более зрелые мы думаем о том, куда все девается. И сейчас время такое — все на бегу, информационный поток сумасшедший, в этой информации мы немножко теряем в качестве самой жизни. Мы выиграем в скорости, теряем в качестве, вот и все.
Н.ТАМРАЗОВ: А он умный парень!
В.СЮТКИН: Небезнадежен.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это ему Ярмольник текст писал Тут важна вот какая вещь. Все песни очень романтичны: про летчика
Е.КАНДАРИЦКАЯ: В них есть, помимо всего прочего, какая-то наивность
В.СЮТКИН: Дело в том, что если бы я был романтик Я циничный романтик, и это дает правду. Потому что романтик, который поет «Любите девушки романтиков» и делает это с таким комсомольским порывом, — ему не веришь, потому что такой солнечный пустодуй получается. А человек, который говорит, как я люблю цитировать Вову Вишневского: «В моем-то возрасте — только с предоплатой» — это тоже звучит очень улыбаясь вроде бы, но это правда. Я такой есть, со всеми присущими нам грехами: я все еще мечтаю заработать Но при этом я радуюсь, потому что период очень маленький, не время, товарищи, для того чтобы думать о вкладе себя любимого в какой-то процесс. Ничего не остается, все быстро сметается.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы сейчас послушаем песню, она называется «001». Что это такое?
В.СЮТКИН: Это такой псевдо «007», который в 7 раз лучше «007», наш ответ бондиане песенный.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Должен сказать, что, наверно, это все-таки было очень хорошее совпадение, что Вы попали и стали вместе работать с «Браво», потому что сейчас я слушаю то, что вы делаете, оно от «Браво» отличается немного. Там только хавтановская музыка.
В.СЮТКИН: Надо отдать должное хавтановской музыке — она очень авторская, узнаваемая, очень стильная, и я так не умею.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но очень многое совпало. Потому что там тоже нельзя это серьезно воспринимать, кроме того, там тот стиль был, на мой взгляд, который и Вы не то что исповедуете, но который нравится. Стиль минувшего времени, которое все равно рядом с нами.
В.СЮТКИН: В нужный момент мы с Женей оказались в одном месте, и совпало то видение, как мы придумали группу. Собственно, она придумана им была до моего прихода, просто мы решили делать такую стиляжную тему и стали просто флагманами движения стильного. А поскольку таких групп было в истории отечественной эстрады или рок-музыки немного, которые точно знали что они хотят, не просто песни, это, может быть, «Секрет» с игрой в «Битлз», это «Браво», опять же, со взрослой игрой в стиляг, и отечественный рок-н-ролл с американской, смесь очень правильная, очень органичная Это, может быть, «Любэ», как игра, такой мужской угол зрения на эстрадную песню, продвинутый, чуть-чуть шпанистый, не блатной именно, а как от шпаны, но очень органично тоже сделано, Матвиенко очень талантливо это сделал. И «Моральный кодекс» как такие мачо, играющие жесткий брит-поп, но все равно я на них смотрю, и нет у меня ощущения, что это абсолютно слизано с клише американского или английского, как это сейчас происходит. Потому что я уверен, что нам не хватает для выхода на международный рынок одной маленькой детали, которую нащупало, скажем, норвежское трио «А-НА». У нас слушаешь — глаза закрываешь и сразу говоришь, что это из Норвегии. Прямо фиорды в музыке есть. Это не значит, что мы должны на балалайках играть обязательно. Но тот же ансамбль «Любэ» или «Браво» 90-х годов, на мой взгляд, ближе к тому, чтобы удивить зрителя в других странах, чем талантливая девочка Алсу, у которой с песнями внутрироссийскими мне нравится, а та песню, которую на международный рынок продюсер повез, абсолютно даже не вторична, а я это слышал очень много у американских певиц, которых я называю почему-то пластмассовыми. Это от слова «массовая культура» — пластмассовая такая музыка. Не личность, а продукт, как они говорят.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А не хочется себя попробовать в каком-то другом жанре?
В.СЮТКИН: Я пробую себя в жанре Как говорят мои друзья, неплохо, когда певец имеет ставку разговорника, в скромном жанре ведения, не отнимая хлеб у радиоведущих и телеведущих, эпизодично — иногда бывает. Есть ряд предложений, но, к сожалению, просто не совпадает. Я не хотел бы вести такую на телевидении игру, где нет совершенно места для оценки, ты просто знакомишь телезрителей знакомишь с правилами игры В общем, все телеэфиры забыты викторинами, это очень тяжело.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А предлагали?
В.СЮТКИН: Собственно говоря, первое предложение было, когда я был в «Браво», оно было очень заманчивым, это «Угадай мелодию», до того как Валдис еще в эту программу пришел, еще Влад Листьев с Юрой Николаевым, тогда они вдвоем почему-то в таком тандеме Я смотрел программу, и уже все было утверждено, и я отказался, по причине того, что я бы тогда развалил группу, значительно раньше ушел бы из «Браво», а я тогда еще хотел попеть. А сейчас есть желание, Матвей попал в десятку. Мне кажется, что с возрастом хочется в этом участке не то что себя проявить, мне просто это приятно делать, интересно. Если я могу как-то хотя бы чуть-чуть людей не то чтобы развлечь, а сделать программу небезнадежной И мне кажется, что большинство телеведущих сегодня думают о нашем зрителе с заниженной планкой. Мне кажется, что надо делать для умных. Вот Михаил Михайлович Жванецкой говорит: «Вы поете небезнадежные песни, продолжайте в таком русле». Я его мнением очень дорожу. И он сказал: «Делайте для умных Нас немного, но мы есть»
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, я так думаю, что совпало все.
В.СЮТКИН: Чувствую себя как на худсовете.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А у нас такая манера. Почему не поговорить о человеке? Это же не интервью.
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А Вы сами будете, кстати, вести программу эту?
В.СЮТКИН: Собственно, да, внутри я это делаю на всех концертах, я это делал в «Браво» и до «Браво», и в «Зодчих», но эту часть я освоил давно. И если дело касается выступлений в эмиграции, которые я тоже практикую, там не нужен концерт в том виде, в котором мы в России работаем, когда вышел артист и — сейчас как подарю свое искусство, 20 песен подряд! Там как раз нужна творческая встреча. И вот этот опыт дает такую надежду, что я этот участок у Кремле не завалю 22 марта.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Юбилейный концерт 22 марта в Кремле, 20-летие на сцене и личный какой-то юбилей?
В.СЮТКИН: Нет, это просто происходит в мой день рождения. Мне исполняется 44 года, и я просто решил подвести черту под этим двадцатилетием, чтобы был чистый лист впереди. Я люблю подводить такие промежуточный итоги для себя, не для того чтобы посмотреть со стороны и порадоваться, а для того чтобы освободить голову не от опоры на прошлое, а нарисовать себе вновь чистый горизонт
Е.КАНДАРИЦКАЯ: А уже вырисовывается?
В.СЮТКИН: Вы точно заметили. Это некая работа в области словесности, попытки какие-то научиться разговаривать, наконец, более или менее. Второе — это работа над новым альбомом взрослым. Вскормлен внутренний цензор внутри себя, я уже не могу писать такие песни, как мы делали в «Браво». Они очень органичны все-таки для моего тогда юношеско-мужского возраста. А сейчас я начинаю и понимаю ну все уже, уже нельзя
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас под конец мы послушаем песню, которая не случайна, потому Валера сам выбирал, где что будет идти. Очередная визитка, но у него все песни — визитки уже известные. Я еще раз говорю: есть некий романтизм, дух какой-то романтический очень в этих песнях есть: «Радио ночных дорог» или «Семь тысяч под землей» — все такое полетное. Эта песня сейчас и прозвучит. Кстати, музыка товарища Сюткина. Знаете, какое счастье для ведущего, когда ему ничего не надо говорить, а гость говорит? Вот это все замечательно. Мы желаем хорошего концерта, чтобы все произошло, как Вы хотите, и ждем в гости вновь.
В.СЮТКИН: Я, в свою очередь, всем радиослушателя желаю здоровья, это самое главное. И живете с надеждой на лучшее. Уверяю вас, удача к вам обязательно потянется.
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, он циник в данном случае или он правду говорит?
Е.КАНДАРИЦКАЯ: У него и то и другое есть.















Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире