14 марта 2002
Z Интервью Все выпуски

Ситуация вокруг «Газпрома», налоговая задолженность «Газпрома» перед бюджетом; перспектива продажи медиа-активов ОАО «Газпром».


Время выхода в эфир: 14 марта 2002, 15:15

14 марта 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Борис Федоров — член Совета директоров ОАО «Газпром».
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ Сегодня на заседании правительства обсуждались вопросы инвестиций в газовую отрасль, и я знаю, что, возможно, подобный вопрос каким-то боком будет завтра на Совете директоров. Но что интересно, может быть, для наших слушателей и потребителей, сегодня Михаил Касьянов, председатель правительства, сделал заявление. Он говорит: «Необходимо сделать так, чтобы тарифы на газ не повышались, а соответствовали реальной себестоимости». В то же самое время председатель правления «Газпрома» Миллер говорил в интервью российской телекомпании о том, что чтобы «Газпром» работал только как самоокупаемая компания, цены должны быть повышены на 105%, то есть в два раза. Есть ли у Вас какая-нибудь позиция по повышению тарифов, цен на газ в этом году и дальше?
Б. ФЕДОРОВ Я бы начал с того, что, вообще, было бы хорошо, чтобы все жили счастливо и богато, и при этом ничего не делать. Но это намек на правительство, наверное. Совершенно очевидно, что цены на газ, как бы это ни неприятно было, в стране на очень низком уровне находятся. Допустим, здесь они, условно говоря, 14 долларов, а за границу пришло 80. И, конечно, можно довести до того, что цены на газ, поскольку они в рублях определяются, будут потом 5 долларов, 1 доллар. Можно вообще сделать бесплатное все, но тогда не надо говорить, что «Газпром» это компания, лучше сказать, что это часть государственной машины, которая должна субсидировать всех и вся. Но тогда включить все расходы в бюджет и забыть о том, что это, в общем-то, коммерческая организация.
То, что происходит последние годы, когда в связи с тем, что был старый менеджмент, который, видимо, другими вещами занимался, его это не так сильно волновало, конечно, запас прочности был большой, цены повышают крайне редко. Это неправильно. Вообще-то надо каждый месяц или каждый квартал пересматривать, и понемножку. Если в стране инфляция в стране 20% в год, раз, год прошел, два, год прошел, все цены растут вокруг на трубы, зарплата должна расти у людей, — а вы не можете на свой товар повышать цены. Но это же явно нелогично. Поэтому совершенно очевидно, что при всех тех правильных пожеланиях многих людей в правительстве, Андрей Илларионов высказывался: надо снижать издержки, надо повышать эффективность, надо о реструктуризации уже сегодня думать, как она будет происходить, но без реального повышения тарифов на газ сделать «Газпром» прибыльной, нормальной компанией, о которой, кстати, еще ждут много налогов…
А. ВЕНЕДИКТОВ Мы поговорим о налогах.
Б. ФЕДОРОВ То есть можно ли ждать налогов от компании, которую вы хотите сделать банкротом? В этом смысле я, безусловно, поддерживаю Миллера. Позиция правильная, болезнь застарелая, не при нем началась, но, к сожалению, у нас всегда крайний кто-то оказывается.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вы ведь член Совета директоров, Вы будете принимать участие в выработке решения, если говорить о Вашей личной сейчас позиции, как Вы считаете, реально в этом году цены на газ для потребителя поднять сильно, не сильно? Миллер называет 105, но не сразу.
Б. ФЕДОРОВ Ну, 105 это такое благое пожелание, о котором Алексей Борисович знает, что это фантастика. То есть были просьбы повысить на 35%, согласились на 20%, да и то, сейчас говорят, может, не надо дальше ничего повышать. Потому что совершенно очевидно, что если хотя бы на треть цены повысились, по крайней мере, это компенсировало то, что пропало в прошлом году в связи с инфляцией. Здесь не идет речь о том, чтобы все проблемы решить. И может быть, если программа повышения эффективности «Газпрома» будет работать хорошо, то в дальнейшем, может быть, снизить надо будет темпы повышения цен, чтобы они отставали от общего уровня цен в стране. Я не против этого. Но сегодня не дать повышение хотя бы на 20-30% за год, конечно, это просто губить «Газпром», а наше национальное достояние, как известно, принадлежит на 40% государству. И, судя по всему, государство от него отказываться не собирается.
А. ВЕНЕДИКТОВ В связи с этим, многие газеты опубликовали информацию, (это, видимо, утечка, можете ли Вы ее подтвердить или опровергнуть?), что завтра на Совете директоров «Газпрома» будет рассматриваться бюджет «Газпрома», и там дефицит в 5,6 млрд. долларов. Эта цифра близкая, не близкая?
Б. ФЕДОРОВ Дефицит существует с том смысле, что если посмотреть на задолженность, которая в совокупности, может быть, миллиардов до 13 доходит, мне сейчас трудно точные цифры сказать, не моя задача, я не менеджер компании. Но совершенно очевидно, что «Газпром» за последние годы загнали в такую ситуацию, когда инвестиций не было, падение производства, кучу денег явно, извините, украли, набрали кредитов, в том числе в стране, достаточно дорогих. Господину Миллеру сегодня приходится это все разруливать в таком режиме, когда он и команду меняет, и бороться надо за «Пургаз», бороться с «Сибуром». Правильная или неправильная форма это уже другой вопрос, но совершенно очевидно, гигантское количество проблем. Поэтому совершенно очевидно, что финансовое состояние «Газпрома» пока оставляет желать лучшего, и одна из проблем тарифы, другая проблема куда деньги уходили. Нужно было бы скорее перекрывать все эти вещи. Но если не будет инвестиций в «Газпром», если не будут найдены ресурсы, будет падать производство, то будет падать экспорт, потому что в стране пока еще экономический подъем продолжается, значит, внутреннее потребление растет, как я сказал, по 14 долларов, а реальные доходы «Газпром» получает на самом деле только из заграницы, по 80 долларов и больше. Поэтому совершенно очевидно, что если не принимать мер, то мы можем «Газпром» довести до ручки окончательно. И тогда не будет доходов бюджета, (до четверти всего федерального бюджета за счет «Газпрома»). То есть та курица, которая несет золотые яйца. Конечно, можно ее съесть, но когда ты ее съешь, останутся косточки, и больше она яиц нести не будет.
А. ВЕНЕДИКТОВ При этом сегодня очень многие наблюдатели с изумлением отметили, что руководство «Газпрома» вышло на заседание правительства с просьбой о налоговых льготах. Как Вы считаете, (если это правда), это в нынешней ситуации нормальный путь для «Газпрома», для того чтобы предотвратить разрушение «Газпрома»?
Б. ФЕДОРОВ Я, честно говоря, не знаю о таких просьбах. Я лично против налоговых льгот, я могу сразу сказать, что, прежде всего, в «Газпроме» ресурсы эффективности это повысить эффективность того же экспорта. Помните, недавно были сообщения, как Юрий Вяхирев что-то в Польше, какие-то компании, разница в ценах, сотни миллионов долларов куда-то исчезли. Нужно прекратить закупать товары по высоким ценам. Совершенно очевидно, что многие закупки, которые делал «Газпром», были по чрезмерным ценам. И есть такая программа в «Газпроме» сейчас улучшение этой ситуации с закупками. Все эти непрофильные активы… мы обсуждали на совете директоров, минимум сто дочерних компаний, а еще сотни «внучек» и тысячи «правнучек», которые черт знает чем занимаются, от яхт-клубов до производства почему-то дверей, до каких-то гостиниц, в которых очень мало людей, но содержание которых стоит очень дорого. Очевидно, что это нужно продавать, где-то ликвидировать, где-то довести до состояния, когда можно продать. За счет этого можно уменьшить расходы, получить реальные деньги, которые заместят эти заемные средства, и рефинансировать. То, что сейчас Миллер занимается, на мой взгляд, достаточно активно и правильно, когда дорогие внутренние кредиты, всякие векселя, которые опять же на миллиарды долларов… представляете, у нас в стране под шумок кое-какие проценты некоторые брали кредиты. Когда он сейчас это рефинансирует на гораздо лучших условиях, улучшая финансовое положение… то есть нужно ему сказать, что «правильно идете, товарищ».
А. ВЕНЕДИКТОВ А что, условия «Газпрома» улучшаются за эти… сколько там Миллер, уже полгода?
Б. ФЕДОРОВ Безусловно. Все последние кредиты, которые привлекали…
А. ВЕНЕДИКТОВ 300 млн., которые будете завтра утверждать.
Б. ФЕДОРОВ Не только эти 300 млн., а выпуск еврооблигаций на 500 млн. долларов. То есть, если до недавнего времени речь шла о том, что, допустим, если там под залог, не под залог, (там разные условия), но если брать внутри страны, то ставки астрономические, по существу. Сейчас на мировом рынке не обеспеченные «Газпром» может брать где-то под 10%. Попробуйте сами взять в нашей стране кредит под 10%. Вы понимаете, что это гораздо лучше. Если ты можешь взять на более длительный срок, но ставку, которая на 50% ниже, чем раньше, то это колоссальная для компании выгода. Поэтому все последние кредиты получены на очень хороших условиях. И я думаю, что эта программа постепенно вообще должна изменить профиль всех долгов «Газпрома». То есть в этом смысле я симпатизирую нынешнему руководству. Но просто ожидать всего и сразу тоже было бы, наверное, неправильно.
А. ВЕНЕДИКТОВ Последнее время в связи с отсутствием Алексея Миллера на сегодняшнем заседании правительства и на завтрашнем заседании совета директоров, (он в отпуске, по-моему, в Ханты-Мансийске), пошли слухи о его возможной отставке, что он не справился с ситуацией. Считали бы Вы правильным сейчас сменить менеджмент «Газпрома»?
Б. ФЕДОРОВ По этой теме я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, (я ответственно заявляю, сейчас я как член Совета директоров говорю, не просто как Борис Федоров), совершенно очевидно, что в последние дни была развернута достаточно странная и довольно грязная, провокационная игра. Во-первых, совершенно очевидно, что кто-то на рынке специально распространял различные сведения, в том числе об отставке, цену сбили, потом цена поднялась. Но я официально заявляю, что я буду направлять в ближайшие два дня, (может быть, завтра это сделаю), в ФКЦБ письмо с просьбой расследовать, кто и как организовал на фондовом рынке России в течение одного дня падение акций «Газпрома», потом их поднятие, и кто на этом заработал. Это нужно расследовать, потому что, конечно, в нашей стране слишком много таких махинаций-манипуляций. Но при этом мы видим это налоговое заявление.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мы сейчас об этом поговорим, про налоговое заявление. Мы поговорим как раз о судьбе Миллера, о налогах, о «Сибуре» и о медиа-активах «Газпрома» сразу после новостей.

А. ВЕНЕДИКТОВ Итак, мы ставим вам вопрос. Что нужно для усиления эффективности работы «Газпрома»? Либо усилить контроль государства, либо распродать акции «Газпрома» в частные руки. Если вы согласны с тем, что нужно усилить контроль государства, звоните 995-81-21. Если вы считаете, что нужно распродать акции «Газпрома» и передать в частные руки, чтобы «Газпром» стал абсолютно частным предприятием, звоните 995-81-22. А Борис Федоров в конце голосования прокомментирует окончательные цифры.
Мы остановились на возможной смене менеджмента, раз так все плохо.
Б. ФЕДОРОВ Я могу сказать, что это уже не первая попытка с помощью распространения слухов наехать на Алексея Миллера.
А. ВЕНЕДИКТОВ А может, это все правда?
Б. ФЕДОРОВ Я считаю, что абсолютно неправильно. Можно его критиковать, естественно, и не все получается, но, с моей точки зрения, с точки зрения многих миноритарных акционеров, безусловно, в последние месяцы в «Газпроме» начались определенные позитивные сдвиги. И в этот момент нужно человека поддерживать, а не устраивать шабаш. Вы помните, в октябре была такая же ситуация, когда вдруг, внезапно кто-то что-то заявляет, все засуетились, вот уже Миллера снимают.
А. ВЕНЕДИКТОВ Во время русского Давоса, как раз шел Давос.
Б. ФЕДОРОВ Я считаю, что это провокация. Никто такого вопроса не ставит, и сам он никуда не собирается. Президент, насколько я понимаю, ему доверяет. И дайте человеку спокойно поработать. В этом смысле я хотел упомянуть об этом налоговом заявлении.
А. ВЕНЕДИКТОВ Про налоги. Все вчерашние газеты, ссылаясь на руководителя управления службы Федеральной налоговой полиции по Москве, опубликовали эту страшную цифру. Десятки миллиардов рублей недоплачены «Газпромом». Еще неизвестно, это умышленно или неумышленно, будет уголовное дело или не будет, но…
Б. ФЕДОРОВ Но уже сообщили.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но недоплачены. Сокрыты, недоплачены десятки миллиардов рублей.
Б. ФЕДОРОВ В общем-то, как бывшего руководителя налоговой службы, который в свое время «бодался» с «Газпромом» достаточно много, меня это заявление несколько шокировало. Зная, что в «Газпроме» сменился менеджмент, наводится порядок, проведена реструктуризация значительной части задолженности по налогам с министерством налогов и сборов. Во время пресс-конференции, посвященной странной дате, 10 лет существования налоговой полиции… я думаю, что это вообще печальное событие, поскольку, на мой взгляд, ошиблись, когда создавали, и я как противник существования отдельно налоговой полиции, хочу это в праздник сказать. И внутри этой пресс-конференции вдруг выбрасывается эта бомба, выбрасывается из налоговой полиции, хотя Вы понимаете, что на самом деле налоговые проверки, прежде всего, проводит министерство налогов и сборов… а министерство налогов и сборов молчит, ничем не комментирует, нигде не высказывается. Но совершенно очевидно, что выглядит это, по меньшей мере, неприлично.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но, может быть, это правда?
Б. ФЕДОРОВ А что правда? Что «мы что-то там расследуем, у нас ничего не закончилось, в конце месяца мы что-нибудь решим»? Вы меня извините, это не государственный подход. Государственный чиновник не имеет права делать такие заявления, касающиеся 25%, части бюджета России, по компании, в которой из 11 членов совета директоров 6 это министры, которые все его начальники. Надо думать, прежде чем что-то говоришь. Либо это уже тоже какая-то провокация. Если есть претензии по «Газпрому», вы, извините, дорасследуйте, сделайте выводы. Будет уголовное дело, не будет, Вы решите сначала, возбудите его. Тогда это может быть сенсацией. Но у меня такое подозрение, я готов даже с Вами поспорить на энную сумму, что мы дойдем к концу месяца, и не будет никакого уголовного дела, и что все это, как обычно у нас, мягко умрет. Да, претензии к «Газпрому» были и, наверное, будут. И нужно, в этом я согласен с налоговой полицией, расследовать все, что было и в позапрошлом году, и в позапозапрошлом году. И наверняка много нарушений, за которые неплохо было бы, чтобы ответили люди. Но как это было сделано это выглядит, на мой взгляд, как провокация.
А. ВЕНЕДИКТОВ Что за провокация?
Б. ФЕДОРОВ Кто-то на этом заработал. Поэтому я считаю, что вообще нужно провести расследование, что произошло в последние дни, и кто распространял эти слухи целенаправленно, кто затеял всю эту бучу. В любом случае, я ответственно это говорю, что по такой компании как «Газпром»... либо это неумышленно, может быть, пресс-конференция, на которой о чем-то надо было сказать, говорить было нечего, что-то вспомнили, а из этого уже сделали сенсацию. Но совершенно очевидно, что по таким вещам должны быть согласованные действия налоговой полиции и министерства налогов и сборов. И такие заявления, и тем более, пресс-конференции могут быть только после того, когда действительно принято решение. Как я понял, никакого решения не принято.
А. ВЕНЕДИКТОВ Не принято. Сегодня в интервью Фрадков сказал: «не принято никакого решения».
Б. ФЕДОРОВ Я ведь уже это все проходил, еще 10 лет назад. Мелкий чиновник делает заявление. Что-то изменяется: курс российских бумаг за границей, или на акции. На следующий день его начальник делает другое заявление, и все поправляется. Мне лично это подозрительно. Я считаю, что это очень печально, и таких вещей допускать нельзя. Особенно когда это касается действительно жизненных интересов страны.
А. ВЕНЕДИКТОВ Борис, но согласитесь, что, с одной стороны, это заявление, а с другой стороны, эта просьба о налоговых льготах заставляет…
Б. ФЕДОРОВ Опять же, это пока тоже как слух. У Вас есть документ? У меня как члена Совета директоров…
А. ВЕНЕДИКТОВ Может, вам не дают документы?
Б. ФЕДОРОВ Да, у нас это, конечно, иногда… я могу покритиковать Миллера, что, конечно, членов Совета директоров информируют не так хорошо, как надо было. Вы иногда получаете пресс-релизы, которых я не видел. Я считаю, что это безобразие. Я эту точку зрения высказываю официально, и в письменной форме. Но в данном случае просьбы о льготах… а на каком основании, вообще, их можно просить? А может ли их дать правительство? А Вы не задумывались о юридической стороне?
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, правительство внесет законопроект в ГД.
Б. ФЕДОРОВ Это опять же долгосрочное, долгоиграющее. И, может быть, через 5 лет парламент что-то примет. Но все почему-то уже считают, что чуть ли ни льготы дали. Никто никаких льгот не дал, никаких решений ни правительство ни делало. Кто в правительстве возмутился, кстати? Вы говорите: «возмутились в правительстве». Кто шокирован-то? Фамилию мне назовите.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я предполагаю, что Касьянов.
Б. ФЕДОРОВ Если Касьянов, пускай скажет премьер-министр, что он возмущен.
А. ВЕНЕДИКТОВ Спросим.
Б. ФЕДОРОВ Если это Пупкин сказал в коридоре…
А. ВЕНЕДИКТОВ А Пупкин у нас кто?
Б. ФЕДОРОВ Я не знаю, кто. Какой-то Пупкин проходил и что-то шокированно там сказал. Несерьезно просто из этого раздувать слона. Поэтому есть за что критиковать и «Газпром». Где либерализация акций рынка «Газпрома»? Совершенно конкретный вопрос, который поможет государству увеличить капитализацию этой компании. Мы пока все раскачиваемся, нам все еще обещают, но когда что произойдет, я, например, не знаю. Я думаю, что никто не знает. А это абсолютно… Мы сегодня должны иметь комиссию имени Кресса, например, которая сегодня думает о будущей реструктуризации «Газпрома». Чтобы не получилось через два года, что нам вбросят какой-то проект, который не прошел апробацию среди общественности, экспертов. Вот чем нужно заниматься тоже сегодня. Это, к сожалению… я за это могу критиковать компанию. Конечно, надо ускорять некоторые процессы по сокращению издержек. Но, на мой взгляд, в последние несколько месяцев есть прогрессивные сдвиги. Может, завтра их не будет, я буду критиковать. Но сегодня они есть, и надо это признать.
А. ВЕНЕДИКТОВ Через минуту новостей мы продолжим наш эфир, у нас еще вопросы «Сибура» и медиа-активов.

А. ВЕНЕДИКТОВ 15.47 в Москве и мы продолжаем разговор с Борисом Федоровым, членом Совета директоров «Газпрома». Мы вас спросили для усиления эффективности работы «Газпрома» нужно усилить контроль государства или распродать акции «Газпрома» в частные руки? Нам позвонило 2747 человек за 5 минут. 74 процента позвонивших высказываются за то, что нужно усилить контроль государства. Прокомментируйте, пожалуйста, такой расклад.
Б.ФЕДОРОВ Для меня он совершенно очевидно понятный, поскольку
А.ВЕНЕДИКТОВ С учетом того, что Вы представляете частных, миноритарных акционеров.
Б.ФЕДОРОВ Ну, я бы сказал, что я, на самом деле, независимый директор, потому что если мне миноритарные акционеры будут говорить сделать глупости, то я откажусь. И у меня такие ситуации уже были, то есть я не собираюсь там под чью-то дудку плясать, что называется. Но я понимаю, откуда это проистекает. То есть, естественно, что у меня, как у экономиста и рыночника, душа лежит, что в частные руки это более эффективно, но, с другой стороны, мы прекрасно видим, что, зачастую вот продать в частные руки хорошая идея, но у меня сразу возникает вопрос а как будут продавать? А по какой цене? И в какие частные руки? Понимаете, то есть, если это в частные руки действительно честные и по хорошей цене, то наверное, это, конечно, компания будет более эффективная. Но поскольку в нашей стране мало кто верит, что продавать будут честно и действительно в разные частные руки, а будут продавать, скорее, в какие-то конкретные руки, там они с перстнями, или какие-то такие но я понимаю, откуда это проистекает. Поэтому, в этом смысле, наверное, было неизбежно, что вот такая реакция на то, что происходило в «Газпроме» последние годы, когда формально все-таки было, значительная часть, государственная компания, но фактически ее отдали как в другое государство, что хотели, то и делали. И сегодня у людей такая реакция, что нужно усиливать государственный контроль. Но, естественно, что сразу, как у экономиста, у меня вопрос до какой меры, потому что на определенном этапе, если это будет придаток правительства, который будут, извините, доить для того, чтобы финансировать какие-то неэффективные вещи, как это зачастую происходит, ну, значит мы угробим газовую отрасль, инвестиции будут снижаться, потому что, как известно, из бюджета много инвестиций не получишь. В конечном итоге, можно лишиться газовой отрасли и это очень плохо. Поэтому, конечно, вот я бы надеялся, что, допустим, в ближайшие пару лет государство поможет Миллеру навести порядок, с жульничеством покончит, что надо расследует, компания станет гораздо эффективнее, и тогда вопрос продажи, но уже не при капитализации, которая сегодня, там, 75 центов
А.ВЕНЕДИКТОВ Акция?
Б.ФЕДОРОВ Да. Но я считаю, что если там будет 2 доллара 75 центов то, наверное, это выгоднее продавать вот при такой цене, а это достаточно реальная задача
А.ВЕНЕДИКТОВ А какова стоимость «Газпрома»?
Б.ФЕДОРОВ Ну, на сегодняшний день, так я понимаю, где-то от 12 до 14 миллиардов, но это меньше «Юкоса», знаете, вот. Ну можете себе представить, это как шутка, вот все западные инвесторы смотрят «Газпром». Ну ежу ясно, что это самая большая компания России, это гигантская компания по масштабам, вообще, мировым. Но она периодически меньше «Юкоса», там, меньше «Сургута» бывала, но это же понятно, да? Она должна стоить минимум 100 млрд долларов для того, кстати, чтобы государство что-то получило, потому что вот эти вот продажи за копейки ясно, за это люди не проголосуют. Но если мы с вами дойдем до стадии, когда менеджмент отлажен, компания хорошо работает и будет совершенно ясно, что, на само деле, государство может сохранить контроль какой-то с помощью закона или, там, золотой акции, то нет никакой необходимости сидеть Меня иногда, знаете, убивает, когда я вижу, что пол-правительства сидит сегодня в «Газпроме», потом они сидят в РАО «ЕЭС», потом они сидят в «Сбербанке» и так далее. Слушайте, ну вы ж правительство все-таки! Я бы хотел, чтобы правительство занималось правительственными вопросами, потому что это ненормально, это конфликт интересов и это неэффективно. Н, к сожалению, это не задача, вот, мгновенная, я думаю, что, действительно, люди будут по-другому относиться к этому вопросу, если они поймут а для чего продается и действительно ли будет лучше.
А.ВЕНЕДИКТОВ Вот смотрите, Борис, Вы говорили о том, что надо наводить порядок в «Газпроме», тогда повысится его капитализация, и вот опять Алексей Миллер в интервью Российскому телевидению, нашим коллегам, сказал, что «ситуация сейчас такова, что восстановить контроль над «Сибуром» можно только через процедуру банкротства, никакого другого пути в настоящее время, к сожалению, нет» — сказал Миллер. То есть, банкротят собственную дочку. Сильно повысит капитализацию.
Б.ФЕДОРОВ Ну, прежде всего, эта ситуация с «Сибуром» — она очень сложная и, я думаю, что кроме, может быть, господина Голдовского никто вам до конца ее и не сможет определить
А.ВЕНЕДИКТОВ Мы, к сожалению, сейчас не можем взять интервью у господина Голдовского.
Б.ФЕДОРОВ Я должен сразу сказать, что я категорически против любых вот этих вот арестов людей, без суда и следствия они сидят, потом суда нет и все забыли. Я считаю, что человек виноват — вы его судите, но для этого необязательно держать людей, которые не опасны для жизни других, в тюрьме, а у нас это, конечно, стало такой манерой, в результате чего доверия к правосудию нет. То есть, моя позиция здесь однозначна. Но, с другой стороны, я прекрасно помню презентацию в «Сибуре», когда нам рассказывали, какая это гигантская компания, сколько у нее всего, вот такие пачки пресс-релизов давали, статьи гигантские Потом, когда подошло все ближе к концу, я помню, как господин Шеремет и некоторые другие говорили: да слушайте, да чего вы там, да «Сибур» — это ж просто название, у нее ж ничего нет, это трейдинговая компания, на которой никаких активов.
Как это нет? А куда же делись вот эти все Это же империя! Все нефтехимические предприятия страны уже почти там. Ну, вы понимаете мои чувства, как директора, которому в один день говорят, что это гигантская компания и нужно туда еще больше денег закачать, а уж закачали сотни миллионов долларов. Их закачали и ничего нет. Есть пустая дырка от бублика. А где-то активы эти есть. Но кто их контролирует совсем по-другому там все связано. И совершенно очевидно, что я вот, следя за развитием этих событий, был категорически, кстати, против того, чтобы вкладывать новые деньги в «Сибур» еще полтора года назад, потому что было ясно, что все шито белыми нитками. Наконец, стали рассматривать этот вопрос. Миллер тот же самый был против банкротства, на самом деле, в начале. Были люди, которые обсуждали эту проблему и говорили да лучше их сразу банкротить, и не надо растягивать агонию, все равно каши не сваришь, давайте спасать то, что еще можно спасти. Насколько я помню, был план такой, чтобы как можно больше активов попытаться ввести обратно в «Сибур», реструктуризировать долги «Сибура» перед «Газпромом» таким образом, чтобы они были обеспечены реальными активами и тогда, может быть, была возможность бы спасти. Конечно, меня ни в камеру не допускали обсуждать такие вопросы, естественно, на определенном уровне, это не Совет директоров — детали, техника вопроса, но очевидно, что договоренности настоящей, которая могла «Сибур» спасти вот в той форме, ее так и не удалось достичь. И я считаю, что это печально, потому что, конечно, хорошо бы «Газпрому» иметь дочку — мощную нефтехимическую компанию, которая сходную сферу, рядом, могла бы окучивать и мы бы ее потом продали бы еще за 50 млрд долларов.
А.ВЕНЕДИКТОВ Но теперь банкротят, Вы согласны с этим?
Б.ФЕДОРОВ Банкротство, во-первых, не означает исчезновение.
А.ВЕНЕДИКТОВ Ну, это понятно.
Б.ФЕДОРОВ У нас иногда думают банкротство это все, исчезло. Банкротство это механизм разобраться со всеми долгами, со всеми активами, в судебном порядке, очень утомительном и длительном, попытаться спасти то, что еще можно спасти.
А.ВЕНЕДИКТОВ То есть, другого выхода Вы так же, как
Б.ФЕДОРОВ Понимаете, мне трудно судить, я же не менеджер
А.ВЕНЕДИКТОВ Ну как Вам кажется?
Б.ФЕДОРОВ Но я так понял, что после нескольких месяцев попыток решить вопрос цивилизованным путем, хотя я считаю, что некоторые вещи, которые были сделаны отнюдь не цивилизованные, найти решение не удалось. Я полагаю, что это вынужденное решение, я в этом смысле Миллеру доверяю, потому что вот я был гораздо радикальнее настроен на гораздо более ранних периодах. Он, как раз, был гораздо более компромиссно настроен и пытался спасти ситуацию. Но если нет других выходов, то, конечно, я, как директор «Газпрома», за то, чтобы любыми законными средствами, через суды, через процедуру банкротства спасти хотя бы 10 процентов того, что мы вложили.
А.ВЕНЕДИКТОВ Я напоминаю, что у нас в гостях Борис Федоров, член Совета директоров «Газпрома». Сейчас у нас будет с Вами конфликт интересов. Речь идет о решении «Газпрома», будет завтра рассматриваться, состояние работы с медиа-активами, куда входит контрольный пакет «Эха Москвы». Есть некие объявленные решения, я знаю, что Герман Греф поставил вопрос в повестку дня, я знаю, что туда входит «Эхо Москвы» мало кого волнует, рядом с НТВ, мы это прекрасно понимаем, но, тем не менее, есть некий пакет. Я не буду Вам задавать вопросов, именно потому, что конфликт интересов, я хочу, чтобы Вы изложили свою точку зрения на то, что и как, по уровню информации, который Вы имеете, «Газпром» должен делать со своими медиа-активами.
Б.ФЕДОРОВ К сожалению, информации, на самом деле, не так много и те документы, которые представлены к завтрашнему заседанию, они, скорее, такого, описательного характера что происходило, и, по существу, являются информацией для Совета директоров и там даже нет проекта решения, такого, что вот срочно что-то продать или нет. С другой стороны, действительно, этот вопрос затрагивался и Вы правильно сослались на министра, который ставил этот вопрос, потому что понятно для любого человека нормального, что если у «Газпрома» есть непрофильные активы а это явно непрофильные активы на которые были потрачены существенные ресурсы в прошлом, то, конечно, я, например, как директор, за то, чтобы как можно быстрее и за как можно более высокую цену избавиться от этих непрофильных активов. И в этом смысле я думаю, что вот эта точка зрения, она существует и я думаю, что Греф примерно такой же точки зрения придерживается. Вопрос, как всегда в России, в исполнении решений, и, конечно, когда я увидел этот пресс-релиз, который пришел, наверное, вам, пришел ко всем журналистам, вот мне, как члену Совета директоров, не пришел, в котором было больше информации по этому поводу, чем я знал типа «закрытый аукцион, оценку нельзя доводить до сведения», у меня это вызвало, мягко говоря, глубокое удивление, потому что с моей точки зрения, с моим опытом участия в различных финансовых органах заграницей и здесь, конечно, в общем-то, чем более публичен процесс, тем меньше шансов, что потом будут скандалы, что будут оспорены результаты. Если цена показана и она удовлетворяет многих, больше будет участников, можно цену сделать повыше в этом смысле, я могу сразу сказать, что мне лично абсолютно не нравится подход, когда что-то будет делаться секретно и не разглашаться, там, оценки и прочееДля чего делается оценка? Для того, чтобы иметь базовую цену вот такая оценка, а дальше выше, кто сколько даст. Чем больше мы будем привлекать участников аукциона, тендера Я считаю, что это должна проводить какая-то западная фирма, я абсолютно уверен, что иначе будут нарекания и «Газпрому», и государству, потому что у нас же все проецируют сразу, что все делается в Кремле. Чем более прозрачным будет процесс, чем быстрее он произойдет, чем по более лучшим ценам для «Газпрома» вот моя задача. Я так понимаю, что, конечно, интересов в стране много, есть разные люди и в правительстве Греф экономист, у него четкая позиция, наверное, есть некие ведомства, которые более политизированные, у них своя точка зрения на это, но вот, во всяком случае, я буду выступать за то, чтобы этот процесс был максимально открытым, и, самое главное, вот я же директор «Газпрома» в данном случае, а не министр. Мне интересно, чтобы в «Газпром» пришло как можно больше денег, а как будут звать того, кто купил меня абсолютно не интересует.
А.ВЕНЕДИКТОВ То есть, Вы для себя политический фактор продажи национального канала, я имею в виду телеканала
Б.ФЕДОРОВ Я считаю, что вопрос должен решаться таким образом, что мы можем рассчитывать на независимость этих средств массовой информации. Если Ирак захочет купить этот канал для того, чтобы в России пропагандировать какие-то иракские ценности, то понятно, что есть проблема. Естественно, такие вопросы мы не рассматриваем. Но если это солидные фирмы, которые занимаются, допустим, медийным бизнесом, если это финансовые инвесторы, которые хотя заработать Никто же не говорит, что нельзя сделать схему, при которой никто не может купить контрольный пакет. Могут быть различные варианты, и их надо, безусловно, рассматривать, потому что, конечно, больше будет споров, если кто-то придет и купит 100 процентов всего на корню и завтра мы будем иметь новые какие-то проблемы кому это нужно. Чем больше будет размыта собственность средств массовой информации, тем они будут, на мой взгляд, более независимыми, потому что будет труднее их кому-то контролировать и олигархам, и государству, и «Газпрому», и кому-то еще. Но, для того, чтобы этот процесс прошел, он должен быть достаточно открытым и обсуждаемым и нужно как можно более профессионально к этому подходить. И чем дальше будет от этого процесса государство, с моей точки зрения, тем, на самом деле, лучше. Да, у вас есть там какие-то политические задачи не должно 100 процентов уйти, там, одной иностранной фирме. Ну хорошо, сделайте, там, 49 процентов, или 25 процентов, пускай они будут из двух стран, в конце концов, это уже вопрос бизнеса, кто придет, кого это заинтересует. Но совершенно очевидно, что есть политический фактор, который вот я просто как гражданин могу сказать конечно, если все будет принадлежать, условно говоря, государству, мне лично это не нравится. Я могу быть не согласен с тем, что говорит «Эхо Москвы» по каким-то вопросам, когда господин Черкизов выступает, руки чешутся, я могу честно сказать
А.ВЕНЕДИКТОВ Приходите.
Б.ФЕДОРОВ Я с ним встречался, он, правда, выходил тогда из комнаты после беседы со мной, долго не выдерживал со мной разговора. То есть, меня это возмущает иногда, его некоторые заявления, но я считаю, что он пускай выступает, я не против, пускай даже есть точки зрения. Если все будут под одну дуду, мне это не нравится. Поэтому здесь вопрос стоит как государству найти формулу с тем, чтобы никто не терял престиж и не обвинял государство в нарушении права свободы слова, прессы и так далее, при этом «Газпром» получил, извините, деньги, это моя обязанность просто за этим смотреть, и при этом мы получили средства массовой информации, которые будут действительно независимы. Я могу сказать честно, если говорить о фамилиях, если вдруг, в результате всего этого процесса, выяснится, что Боря Йордан взял и все это купил себе, чтобы потом перепродать кому-то, я буду возмущен. Вот я буду возмущен, потому что это неприлично просто. Понимаете? Если это купит, там, консорциум финансовых и медийных каких-то компаний международных, пускай они в сумме купят 100 процентов ну и черт с ним, у нас есть законы, при которых, там, пропаганду порнографии и расизма мы не допустим в нашей стране. Но если это будет какая-то сделка, которая будет с душком, от которой потом будет этот шлейф годами мы будем обсуждать и на нас будут все время пальцем показывать, мне лично это, как гражданину и члену Совета директоров, не нужно, поэтому мой совет государству и менеджменту «Газпрома» сделать это как можно более профессионально, прозрачно, соблюдая, естественно, определенные правила игры.
А.ВЕНЕДИКТОВ Это будет завтра Ваша позиция на Совете директоров «Газпрома»?
Б.ФЕДОРОВ Я думаю, что завтра как раз решение-то не будет приниматься, мы будем обсуждать в целом ситуацию, но позиция такая, я ее не собираюсь менять. Вы меня знаете, я не боюсь высказывать свою точку зрения.
А.ВЕНЕДИКТОВ Да. Я напоминаю, что у нас в гостях был Борис Федоров в качестве члена Совета директоров «Газпрома» и завтра мы будем следить, конечно, за этим Советом директоров. Спасибо большое, Борис Григорьевич.




Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире