11 марта 2002
Z Интервью Все выпуски

введение Россией запрета на импорт куриного мяса из США, начало российско-американских переговоров по этому вопросу; повышение США пошлин


Время выхода в эфир: 11 марта 2002, 14:08

11 марта 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Максим Медведков заместитель министра экономического развития и торговли РФ, руководитель российской делегации на переговорах по вступлению в ВТО.
Эфир ведет Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ Максим Медведков, заместитель министра экономического развития и торговли у нас в гостях. Добрый день.
М. МЕДВЕДКОВ Добрый день.
А. ВЕНЕДИКТОВ Сегодня, как вы знаете, начались переговоры в министерстве сельского хозяйства, не в вашем министерстве, касающиеся импорта куриных ножек. Но при этом я обращаю внимание, что практически все средства массовой информации, как России, так и США, пишут о том, что между Россией и США началась торговая война. «Сталь в обмен на ножки». Где правда?
М. МЕДВЕДКОВ Ну, правда, совершенно очевидно, не здесь. И никакого обмена не будет. Ветеринарные меры это ветеринарные меры. Это чисто технические вещи. Они направлены исключительно на охрану здоровья людей. Стальная проблема из совершенно другого ряда. Это торговая мера, и для нее есть другие рецепты решения.
А. ВЕНЕДИКТОВ Скажите, пожалуйста, вот американцы говорят, что они имеют право, я имею в виду международный договор, повышать на 30% пошлины на сталь. Мы говорим, докажите. Я правильно излагаю позицию?
М. МЕДВЕДКОВ Совершенно верно. Мы очень сомневаемся в том, что США имели право на введение этой меры. В чем здесь проблема? У нас соглашение с США было подписано в 90-м году. Это соглашение определяет условия и процедуры введения мер по защите рынка. С нашей точки зрения, эти условия и процедуры наши партнеры не выполнили. Несмотря на то, что мы неоднократно просили представить аргументы, подтверждающие соответствие мер, которые приняты по 201-й статье процедурам, установленным соглашением, такие аргументы, такие подтверждения пока не представлены. Мы на днях еще раз беседовали с коллегами из Минторга. Еще раз просили их это сделать. Вот, ждем, возможно, что-то появится.
А. ВЕНЕДИКТОВ А они обязаны предоставить аргументы, или они могут в одностороннем порядке устанавливать такие пошлины?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, они должны предоставить аргументы, а введению мер должны предшествовать консультации, такие консультации у нас не состоялись. Поэтому у нас есть серьезные основания полагать, что у наших коллег им будет достаточно трудно подыскать правильные правовые обоснования своим действиям с точки зрения нашего двустороннего торгового соглашения. С точки зрения норм ВТО, это ВТО разберется, мы, к сожалению, не можем присоединиться к искам, которые передали европейские сообщества, и другие страны в Женеву. Вполне возможно, там тоже есть признаки нарушения, но не мы судьи, мы не участники этого процесса.
А. ВЕНЕДИКТОВ Мы не члены ВТО.
М. МЕДВЕДКОВ Мы не члены ВТО.
А. ВЕНЕДИКТОВ Скажите, пожалуйста, какой объем российской стали, экспорт российской стали на американские рынки, чем рискуем? И в деньгах, и в тоннах?
М. МЕДВЕДКОВ В деньгах мы рискуем порядка 400 миллионов долларов. Это те доходы, которые в прошлом году российские предприятия получили за свой экспорт. Хотя здесь нужно быть объективным. В результате консультаций, которые были проведены на прошлой неделе с коллегами из Минторга США, удалось определить определенные изъятия из этого режима практического запрета, 30% пошлину, это тот запрет, который обойти нельзя, это подтверждают все наши компании. Что имеется ввиду? Имеется в виду не применение пошлины в отношении экспорта слябов из России.
А. ВЕНЕДИКТОВ Чего?
М. МЕДВЕДКОВ Слябы — это продукция низкого передела, такие большие листы железа. Вот в отношении этих слябов не будет применяться 30%-ная пошлина. А для России установлена квота, которая выше той, которая применялась в прошлом году.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, вот 400 миллионов долларов, ну, вокруг, вокруг, да, могут потерять российские сталеплавительные заводы, если вам не удастся договориться?
М. МЕДВЕДКОВ Да.
А. ВЕНЕДИКТОВ А вот российские предприниматели упрекают правительство в бездействии, что правительство не защищает отечественного производителя, не может договориться с американским партнером, что правительство идет на поводу у Минторга США, и у администрации США.
М. МЕДВЕДКОВ Ну, мы об этих упреках пока не слышали.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, через два часа.
М. МЕДВЕДКОВ Через два часа, возможно, мы услышим. Вы знаете, я хочу с большой степенью уверенности сказать, что все, что мы могли, мы сделали. Другое дело, что мы не можем сделать больше того, что предписано или что содержится в нашем торговом соглашении. Наша изоляция от Женевских механизмов и от механизма ВТО не позволяет нам действовать по-другому. Но с другой стороны, мы надеемся, не все потеряно, может быть, нам удастся что-то сделать и в рамках действующего правового механизма.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вы знаете, я еще пропустил один свой вопрос, вернее, не дожал его. А сколько вообще, в тоннах, стали экспортировалось в США и сколько может продолжать экспортироваться, если будет введена вот эта вот 30%-ная пошлина?
М. МЕДВЕДКОВ В тоннах это порядка 1 миллион 800 тысяч тонн продавалось. Останется фактически где-то миллион 200, миллион 300 тысяч тонн.
А. ВЕНЕДИКТОВ А скажите пожалуйста, вот недавно в Брюсселе, по-моему, вчера что ли, или позавчера, было парафировано соглашение о продаже миллиона 200 тысяч тонн европейским партнерам, да? То есть, вы как бы таким образом замещаете экспорт в Америку на экспорт в Европу. В чем проблема?
М. МЕДВЕДКОВ Мы не замещаем американский экспорт европейским. Во-первых, это не контракт, это соглашение, которое позволяет нам, действительно, продавать миллион 200 тысяч тонн в Европу. Это на почти 30% больше, чем мы могли продавать в прошлом году. Однако, европейский рынок как бы всегда был для нас привлекательным, но мы всегда продавали около миллиона тонн в рамках квоты и еще 3 миллиона тонн среди неквотируемых категорий, то есть, это не в замещение, у нас этот рынок остается. В чем ценность этого соглашения, что мы сможем, независимо от развития событий на международных стальных рынках продавать. Но что делать с металлом, который не пойдет в США, это большой вопрос, и пока ответа на этот вопрос нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ Вчера, сегодня в газете «Газета» статья, посвященная этому делу, Дмитрия Пономарева, называется так: «Судьба стальной Золушки: Россию вытесняют с мировых рынков стали и проката». Ну, вытеснять можно экономически, конечно, только с помощью, как мы видим, государства. Считаете ли вы, что это вопрос политический, Максим? Для Америки?
М. МЕДВЕДКОВ Нет, я не считаю, что этот вопрос политический. Безусловно, меры направлены не только, и не столько против России, основную угрозу для американских производителей представлял металл из Европейского сообщества, Японии и Южной Кореи. Мы как бы попали под руку. Но я не думаю, что здесь есть политика.
А. ВЕНЕДИКТОВ И все-таки, «Сталь по цене курицы», еще один подзаголовок. Все-таки, понятно, что таким ласковым взаимным шантажом правительства разных стран во всем мире всегда, во все торговые войны, пытаются смягчить, отретушировать, договориться, отшантажировать этот вопрос. Вопрос у меня: все-таки, вы абсолютно не увязываете, ведь администрация США говорит, вы не будете снимать запрет на ввоз курятины, мы не гарантируем вам, что будет отменена поправка Джексона-Вэника, то есть, чисто политическая поправка, в открытую, впрямую. Как вы к этому относитесь?
М. МЕДВЕДКОВ Ну, вы знаете, я думаю, что это дело в данном случае вкуса. И здесь как раз здорово замешана политика. Чем они мотивируют это дело, наши американские партнеры? Тем, что меры по курятине затронули 38 штатов, все эти штаты представлены в Конгрессе, и Конгресс решает вопрос о том, отменять поправку Джексона-Вэника или нет. Для меня лично это немножко странная увязка. Поправка Джексона-Вэника касается эмиграции людей, а не импорта куриц. Ну, если логика конгрессменов такова, мы вряд ли что-то с этим можем сделать.
А. ВЕНЕДИКТОВ Скажите, пожалуйста, как вы думаете, вот этот вот скандал, эта война, или эти пограничные сражения ускорят процесс вступления России в ВТО или наоборот, затормозят?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, если бы я был на месте американцев, я бы существенно ускорил этот процесс.
А. ВЕНЕДИКТОВ Почему?
М. МЕДВЕДКОВ А мы оказались заложниками одной и той же ситуации: мы пока ничего не можем сделать с американцами по стали, мы можем жаловаться только самим себе. Американцы не могут тоже поехать в Женеву и подать, в том случае, если они признают нас неправыми с точки зрения ВТО, подать на нас в суд ВТО, поскольку мы не члены ВТО.
А. ВЕНЕДИКТОВ По курице?
М. МЕДВЕДКОВ По курице. Абсолютно идентичная ситуация. Вернее, она обратная ситуация. Поэтому, если американцы хотят, чтобы их коммерческие интересы на нашем рынке были бы обеспечены, с точки зрения международного права им, безусловно, лучше иметь Россию в ВТО, чем за его рамками.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вы знаете, Максим, прозвучали такие маловнятные, но я все-таки расценивал их как угрозы от господина Зеллика, который возглавляет, видимо, вот этот департамент на переговорах, о том, что в случае, если отношения будут накаляться по курице, давайте упрощать, то возможно, американцы распространят вот эту 30%-ную пошлину еще на какие-то предметы импорта из России. То есть, в ответ на курицу будет что-то еще. А на что еще они могут поставить барьер?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, я не слышал об этих заявлениях. Если это действительно будет, то я думаю, что это серьезно выйдет за рамки наших соглашений. Дело в том, что ветеринарными мерами, которые приняты Минсельхозом, Россия не нарушает действующих соглашений. Поэтому а противная сторона, в данном случае США, не может претендовать на какие-то ответные меры. Если мы ничего не нарушаем, за что нас наказывать?
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, а все-таки, какая структура экспорта российских товаров в США? Вот, кроме стали, что мы поставляем туда? Чем мы рискуем политически?
М. МЕДВЕДКОВ Ну, это не политически, это экономически.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, все-таки, это политическое решение было бы. Вы говорите, какая связь между людьми и куриными окорочками, а какая связь между сталью и следующими какими-то Что мы еще поставляем в США реально, вот в прошлом году?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, у нас есть самые разные поставки, мы поставляем и уран, мы поставляем некоторые химические товары. У нас достаточно большая палитра по экспорту. Но я думаю, что наиболее чувствительный товар это металл, потому что альтернативы для его сбыта практически нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Как я понял из вашего интервью, которое вы дали нашим коллегам с НТВ, Савику Шустеру, что, собственно, российскому бюджету ничего не угрожает. Это угрожает лишь конкретным частным предприятиям? В частности, «Северстали».
М. МЕДВЕДКОВ Ну, наверное, это все-таки не совсем так. Действительно, любые потери частных предприятий, это и потери для бюджета, поскольку снижается налогооблагаемая база и бюджет получит меньше денег.
А. ВЕНЕДИКТОВ Но торгуют с США частные фирмы или государственное предприятие?
М. МЕДВЕДКОВ Нет, торгуют исключительно частные фирмы. И все наши компании частные, за исключением одной. Там есть небольшая доля государства, но она совершенно незначительна, и не влияет на принятие коммерческих решений. Это крупнейший налогоплательщик, и для федерального бюджета, и для региональных бюджетов. По нашим оценкам, мера США в том виде, в котором она сейчас есть, может привести к снижению объема производства примерно на 2,5% металлопродукции в России. И, соответственно, снизятся прибыли, снизятся поступления в бюджет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Вот еще такой вопрос: президент говорит о том, что США являются союзником и партнером России в антитеррористической коалиции, и вообще, страны начали сближаться. При этом президент США, сначала Клинтон, потом Буш брали на себя обязательства поддержать Россию при вступлении в ВТО, создать России определенную систему преференций, если так можно сказать, в торговле. При этом в предвыборной программе Джорджа Буша, я напомню, что это было ни много, ни мало, два года тому назад, уже говорилось о том, что он будет защищать интересы американского производителя, в частности, вот сталелитейного. То есть, мы были готовы к этому повышению пошлин, или мы не знали об этой части предвыборной программы Джорджа Буша-младшего?
М. МЕДВЕДКОВ Мы знали, естественно, о предвыборной программе, но мы надеялись, что как и многие предвыборные программы, не все будет выполнено, по крайней мере, сразу. Это оказалось не так, но я бы не увязывал здесь вопросы стратегического партнерства и торговых конфликтов. Мир торговой политики очень циничен. И, несмотря на то, что страны сохраняют между собой блестящие отношения общие, или в военно-политической сфере, в сфере политики, это не мешает им развивать, сохранять торговые противоречия, достаточно известный пример отношения США и Европейского союза. Они воюют постоянно. Тем не менее, остаются стратегическими союзниками.
А. ВЕНЕДИКТОВ Насколько то, что вот этот конфликт там, «Сталь по цене курицы», вынесены на заголовки российских и американских газет и первыми новостями в российских теле— и радиоканалах, насколько это действительно заслуживает внимания общественности, вот эта ситуация?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, я думаю, что здесь такой элемент совпадения двух этих конфликтов и достаточно много эмоций. В нашем реестре ограничений, которые применяются против России, 111 дискриминационных мер. У нас торговые конфликты идут с 29-ю государствами мира, постоянно. Каждый день у нас появляется что-то новое, и что-то исчезает. И пресса более-менее молчит. Здесь, конечно, другие деньги, достаточно большие деньги задействованы, и, наверное, это самое крупное торговое противоречие с США за последние 3-4 года.
А. ВЕНЕДИКТОВ Максим, может быть, это вопрос к Гордееву, но все-таки к вам. Насколько такой запрет считали в министерстве экономического развития, насколько запрет на курятину вызовет рост цен и покрытие рынка отечественной или европейской курицей? И с другой стороны, насколько это повлияет на потребление стали внутри страны и по ценам?
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, мы не считали последствия ветеринарного запрета по той простой причине, что это бессмысленный расчет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Почему?
М. МЕДВЕДКОВ А если мы посчитаем и придем к выводу, что ветеринарный запрет приведет к росту внутренних цен, мы что, его отменим? Мы что, скажем, что хорошо, пусть население испытывает проблемы с желудком?
А. ВЕНЕДИКТОВ А кто может отменить этот запрет?
М. МЕДВЕДКОВ Тот, кто его ввел. Ветеринарный врач.
А. ВЕНЕДИКТОВ Понятно. То есть, это бессмысленный подсчет.
М. МЕДВЕДКОВ Бессмысленный, потому что как только ветеринарный врач или ветеринарная служба будут убеждены, что импорт из США не наносит ущерба и не может создать угрозу ущерба населению, я думаю, что он примет решение о прекращении этого запрета.
А. ВЕНЕДИКТОВ А сталь?
М. МЕДВЕДКОВ Сталь, опять же, из другой оперы, как говорится, из другой серии. Здесь расчеты мы провели, они очень приблизительны. Пока мы хотим их уточнить после консультаций с российскими производителями. Но примерно что нам грозит, это 2,5%, возможное падение производства, и соответственно, падение экспорта. В отношении занятости сказать сейчас очень трудно. Мы надеемся, что ничего не изменится, надеемся, что мы сможем найти какие-то альтернативные пути решения проблемы. Мы их сейчас разрабатываем. Ну, посмотрим, как это повлияет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Я не знаю, к вам ли вопрос, но одновременно, как стало известно, Минторг США сегодня, 11-го марта должен объявить о начале антидемпингового расследования в отношении Иркутского, Уральского и Братского алюминиевых заводов, которые обвиняются в продаже сплавов по заниженным ценам. То есть, антидемпинговое расследование. Насколько ваше министерство или это ваш вопрос, лично ваш, вот как замминистра, вы следите за этим, что вы предпринимаете, чтобы понять, что происходит на самом деле?
М. МЕДВЕДКОВ Мы следим за всеми антидемпинговыми процедурами. Узнали мы об этом только вчера, поскольку до момента принятия решения предварительное расследование является конфиденциальным, это во всем мире так, и так это и в России. Безусловно, как только мы получим материалы, которые легли в основу данного расследования и жалобы, которую подали американские производители, мы начнем работу с нашими экспортерами.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, вы будете проводить свое расследование?
М. МЕДВЕДКОВ Нет, мы не будем проводить расследование, мы посмотрим, какие аргументы использовали жалобщики США. Мы объясним нашим предприятиям, как строить линию защиты, мы будем наблюдать за этой процедурой. И в том случае, если права наших предприятий будут нарушены, то мы будем вмешиваться.
А. ВЕНЕДИКТОВ И мой последний вопрос. Немножко из другой области. Вчера, как нам сказали, министерство экономики опять подняло вопрос о старых иномарках, и внесло что-то в правительство, некий документ о пошлинах. Вы не могли бы подробно сказать, что это за документы, и в каком контексте они рассматривались?
М. МЕДВЕДКОВ Вчера министерство экономического развития и торговли отдыхало.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, вы понимаете вопрос, бумага вчера поступила, шла по почте, по электронной, наверное. Хакеры читали.
М. МЕДВЕДКОВ Если хакеры читали, то это интересно.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, Максим, все-таки, если по сути понимать?
М. МЕДВЕДКОВ Если по сути, я не видел этой бумаги, я не слышал о том, чтобы она готовилась в нашем министерстве. Что если бы она готовилась, она бы готовилась как раз в том подразделении, которое я курирую.
А. ВЕНЕДИКТОВ А есть ли у вас лично тогда позиция по поводу старых иномарок, понимаете, в каком контексте, лично у вас?
М. МЕДВЕДКОВ Есть, и она двойственная.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну, если можете, два слова, вот это очень важно для людей.
М. МЕДВЕДКОВ Вы знаете, здесь необходимо, наверное, четко понять, есть ли у российского автопрома перспективы или нет. Согласны ли мы как общество с тем, что автопром может когда-то выдать на гора автомобиль, который устроит всех, или не согласны. В зависимости от этого выстраивать свою тарифную политику, хотя тарифная политика в области импортных пошлин, это не единственная мера, которая влияет на автопром, но вместе с тем, она достаточно существенная. Мы встречались с крупнейшими заводами 2 недели назад. И они обещали представить планы своего развития и инвестиционные планы в ближайшее время. Этот вопрос будет рассматриваться на правительстве в конце марта. Что изменилось по сравнению с тем, что было 3-4 года назад, когда нам обещали, но ничего не делалось? Как текли краны в шестых моделях, так они и текут до сих пор.
А. ВЕНЕДИКТОВ Ну да.
М. МЕДВЕДКОВ Изменились собственники, изменились менеджеры. И здесь, с моей точки зрения, есть определенная надежда на то, что ситуация исправится. Эта ситуация не только для потребителя, это ситуация ведь для более чем миллиона людей, которые связаны с автопромом. Это огромный кусок экономики, о котором правительство не может забывать. Поэтому, я думаю, что более точно можно будет ответить на ваш вопрос тогда, когда мы увидим все эти планы, и тогда, когда правительство рассмотрит вопрос по автопрому в конце месяца.
А. ВЕНЕДИКТОВ То есть, решения пока нет?
М. МЕДВЕДКОВ Решения нет.
А. ВЕНЕДИКТОВ Спасибо большое.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Максим Медведков заместитель министра экономического развития и торговли РФ, руководитель российской делегации на переговорах по вступлению в ВТО.















Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире