07 марта 2002
Z Интервью Все выпуски

Программа «Без протокола»


Время выхода в эфир: 07 марта 2002, 23:35

7 марта 2002 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Без протокола»
В гостях — гендиректор ЗАО «Аргументы и Факты» Николай Зятьков.
Эфир ведут Борис Берман и Ильдар Жандарёв.

И. ЖАНДАРЁВ Здравствуйте! Человека, который находится рядом со мной, зовут Борис Берман.
Б. БЕРМАН Так распорядилась судьба.
И. ЖАНДАРЁВ А меня зовут Ильдар Жандарёв. И мы предлагаем вашему вниманию программу «Без протокола».
Б. БЕРМАН Наша передача родилась на канале ТВ-6, а сейчас она живёт в эфире «Эха Москвы».
И. ЖАНДАРЁВ Так распорядилась судьба.
Б. БЕРМАН Сегодня у нас в гостях Николай Иванович Зятьков, генеральный директор и главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты». Добрый вечер!
Н. ЗЯТЬКОВ Добрый вечер!
Б. БЕРМАН Мы сегодня хотим расспросить Николая Ивановича о том, что происходит в «Аргументах и Фактах». Ну, представлять сегодня «Аргументы и Факты», я думаю, нет смысла, потому что три миллиона, около трёх миллионов тираж еженедельника говорит сам за себя, запись в Книгу рекордов Гиннесса, потому что в начале 90-х годов было свыше 35 миллионов экземпляров, ну, и так далее, и так далее, и тому подобное. «Аргументы и Факты» знают все, и все мы, журналисты, завидуем белой завистью, потому что сделать газету, которую читают все, это дорого стоит. Но некоторое время назад прошла информация о том, что «Промсвязьбанк» приобрёл контрольный пакет акций издательского дома «Аргументы и Факты». И вот мой первый вопрос: что произошло, почему акционеры, а это были, как я понимаю, журналистский коллектив, и 17 человек из 27, — почему они решили избавиться от своих акций?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, такова жизнь. Вы знаете, если посмотреть лет на 10 назад, мы, обладатели этих акций, учредители газеты, не имели представления о том, что они сего-то стоят. Работали, получали зарплату Да, единственное было преимущество, что ещё получали дивиденды, помимо зарплаты, — значит, мы отличались как акционеры от остальных журналистов вот этой привилегией. Ну, потом жизнь немножко разбросала часть людей ушли в другие редакции, на другое место работы.
И. ЖАНДАРЁВ Но остались акционерами.
Н. ЗЯТЬКОВ Но остались, да. Это закон, это собственность как-то
И. ЖАНДАРЁВ И получали дивиденды.
Н. ЗЯТЬКОВ Получали их, да. Но после кризиса естественным образом дивиденды стали, конечно, поменьше. Вот, а люди грамотные, журналисты, — они стали задумываться, может быть, и даже подсчитывать они рассказывали, как происходило образование такое, экономическое. Сколько времени нужно при этом количестве дивидендов, так сказать, быть обладателем акций, чтобы покрыть возможную сумму, которую я могу получить при продаже. И вот так возникла идея реализовать их на рынке. Вот, конечно, мы страшно перепугались, потому что кому-то это всё отойдёт, но и, безусловно, хотели, чтобы эти акции попали в надёжные и хорошие руки. Не могу сказать, что те покупатели, которых они нашли, были недостойны или были очень плохи, но, всё-таки, лучше своим продать. И мы, проведя большую работу, совместную, согласованную, убедили этих акционеров, продать именно тому покупателю, который, на наш взгляд, являлся Ну которого мы знали гораздо лучше и который был проверен уже совместной работой, поскольку с этим банком, как с институтом финансов, мы работали долгое время, большая часть активов находилась наших там. Через него проводились расчёты, знакомы были с владельцами этого банка, — молодые симпатичные люди, сами сделали этот бизнес, сейчас они активно расширяются. Вот так ушёл первый пакет.
И. ЖАНДАРЁВ Но почему 10 человек не продали свои акции?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, я хочу сказать ещё дальше, что после этого появилась вторая волна людей, которые, уже работая в редакции
Б. БЕРМАН Тогда «Промсвязьбанк» не был ещё обладателем контрольного пакета.
Н. ЗЯТЬКОВ Да, совершенно верно, да. И мы их уговаривали очень долго. Говорили: купите, ради Бога, помогите, подержите, потому что всё-таки вместе работать, мы друг друга знаем, гораздо лучше. И потом созрела вторая волна, когда люди увидели, что, опять-таки, за те же самые бумажки можно получить, как их коллеги, кое-что ещё и продолжать работать здесь большинство и осталось работать. Вот, они и реализовали эти акции. Вот, потом ещё третья волна появилась
И. ЖАНДАРЁВ Но ведь кто-то не продал акции.
Н. ЗЯТЬКОВ Да, совершенно верно, а сейчас чуть больше половины, скажем так, у «Промсвязьбанка», и чуть меньше 50 у работающих акционеров.
И. ЖАНДАРЁВ Журналистов.
Н. ЗЯТЬКОВ Журналистов, да.
И. ЖАНДАРЁВ В результате их акции повысились в цене?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, это выяснится со временем. Тут, в общем, как лотерея. Может быть, проиграли те, кто продали, но мы надеемся, что мы не проиграли, потому что
Б. БЕРМАН Простите, это передача «Без протокола» вы были среди тех, кто продал акции?
Н. ЗЯТЬКОВ Нет, безусловно. Я всё это помогал организовывать, то есть я был таким сводником, который искал эти все варианты. Я опускаю те
места, когда я ходил по банкам, финансовым структурам, искали мы партнера, но не продал, не собираюсь.
Б. БЕРМАН Вы знаете, поскольку передача «Без протокола», вот на этом сюжете пытаемся увидеть некие типические черты. Поэтому вопрос задам, прошу прощения, неполиткорректный. Для тех, кто продал эти акции это действительно хорошая прибавка к пенсии, как говорится?
Н. ЗЯТЬКОВ Очень хорошая.
Б. БЕРМАН Хорошая, да?
Н. ЗЯТЬКОВ Да.
И. ЖАНДАРЁВ А для тех, кто не продал это спекулятивный ход? Они надеются продать дороже их потом?
Н. ЗЯТЬКОВ Нет. Значит, хорошие деньги получили потому, что всё-таки, кажется, что вот эта газета и всё, она выходит раз в неделю, — на самом деле, это большой издательский дом. Огромное количество приложений тематических «Здоровье», «Молодой», «Дочки-матери» и так далее. В пятидесяти регионах у нас выходят региональные приложения. Мы печатаемся во многих странах мира и у нас там тоже выходят приложения. У нас есть киосковые сети по стране.
Б. БЕРМАН Вы ходите сказать, что это затратное производство?
Н. ЗЯТЬКОВ Нет, я хочу сказать, что это очень большая фирма
И. ЖАНДАРЁВ И высокая капитализация акций.
Н. ЗЯТЬКОВ И соответственно, стоимость этих акций очень высокая. А что касается вашего вопроса то мы не были инициаторами продажи, мы, наоборот, уговаривали коллег не продавать, имея ввиду, что и дивиденды повысятся, и в конечном итоге, можно совмещать и то, и то, — и получать и отдачу от работы, и быть на самой этой работе. Но, каждый решает свою судьбу сам, поэтому для нас более ценным приоритетом является собственно сама работа, и где-то иногда, там, может быть, червячок, — когда видишь, что люди уже получили, а ты, возможно, до этого никогда не дойдёшь, вот, червячок сомнения появляется, но на самом деле, сейчас атмосфера стабилизировалась, люди с удовольствием уже, буквально, вчера мы уже приняли новую редакцию устава, была поставлена последняя жирная точка, ещё раз с банком мы распределили, все спорные вопросы решили, интересы коллектива журналистского прописаны очень точно, — банк на это пошёл, соответственно, все силы будем отдавать
Б. БЕРМАН Вот, кстати, о журналистском коллективе, потому что в некоторых изданиях я увидел такую фразу: «Началась «чистка кадров» в коридорах «Аргументов и Фактов». Вы изменили штатное расписание?
Н. ЗЯТЬКОВ Нет, это может быть какая-то недоброжелательность или незнание точной информации
И. ЖАНДАРЁВ Желание создать проблему очередную со стороны конкурентов.
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, может быть. Никто не позвонил и не спросил да, у нас периодически кадры уходятприходят, у нас даже существует плановая система, как при социализме, — может, я открою какие-то секреты, за счёт которых у нас тираж высокий, — у нас есть такая процедура, как аттестация кадров. То есть раз в год, предположим, раз в два года, мы заслушиваем каждого творческого сотрудника-журналиста, а также нетворческие подразделения, индивидуально каждого, не начальство, и выясняется, что ему мешает работать, или наоборот какие-то претензии к руководству
Б. БЕРМАН Ну, будем считать, что это ваше ноу-хау.
Н. ЗЯТЬКОВ Ну не ушли, вот, отвечаю на ваш вопрос, чтобы вы не подумали, что я как-то от него ускользнул основные, в общем, большинство, не ушло, но если только в каком-то плановом процентном соотношении, в котором люди обычно приходят и уходят.
Б. БЕРМАН Но, тем не менее, открывая, смотря на последнюю страницу, мы видим, что там теперь стоит подпись главного редактора Зятьков Николай Иванович. Николай Иванович Зятьков чтобы слушатели понимали, — человек, который работает в «Аргументах и Фактах» с 81 года, долгое время был заместителем главного редактора, потом генеральным директором издательского дома, — человек, который прошёл типичную для «АиФ» такую профессиональную карьерную лестницу вы были депутатом Верховного Совета, — то есть, это человек команды «АиФ». Но, тем не менее, всегда на последней странице, в течение долгих лет, было написано: «Главный редактор Старков». Владислав Андреевич Старков человек, известный многим. Теперь Старков не главный редактор простите, неполиткорректный вопрос: как случилось так, что в связи со сменой владельца сменился и главный редактор?
Н. ЗЯТЬКОВ Там вы не сказали, что в конце есть ещё одна подпись, строчка «Шеф-редактор издательского дома»
Б. БЕРМАН Но это всё-таки не главный редактор. Шеф-редактор это такой приглядывающий за кадрами, за молодыми сотрудниками Шеф-редактор это не главный редактор.
Н. ЗЯТЬКОВ Вот, вы знаете, то, что мы сейчас говорим, раскрываем карты эта ситуация уже длится больше года, и информации о том, что что-то происходит внутри «АиФ» практически не было. Это говорит о том, что все перемены происходили достаточно спокойно, бескровно, потому что ну сами понимаете, когда конфликт, когда драка сразу начинается утечка информации. И та же самая продажа акций и смена
Б. БЕРМАН Смена менеджмента.
Н. ЗЯТЬКОВ Менеджмент не изменился абсолютно.
Б. БЕРМАН Руководства.
Н. ЗЯТЬКОВ Руководства, скажем потому что я и был генеральный директор, я и остался. Переизбрали на очередной срок.
И. ЖАНДАРЁВ Языком шоу-бизнеса, смена «фронтмена».
Н. ЗЯТЬКОВ Да, наверное. И точно так же в руководстве. Это было сделано абсолютно согласованно, без участия крупного акционера банка. Внутри редакции возникла такая договорённость, инициатива была самого Владислава Андреевича, — он выступил с этим предложением, от которого мы вначале даже, говоря простым языком, обалдели. Ну, потому пообщавшись и обменявшись мнениями, решили, что можно пойти на такие вещи. Вызвано это Это можно его пригласить и спросить.
И. ЖАНДАРЁВ А Старков продал свои акции, полностью? Он теперь не акционер?
Б. БЕРМАН Потому что в некоторых изданиях написано, что он избавился от акций.
Н. ЗЯТЬКОВ Мне кажется, что всё-таки это, не сказать, что коммерческая тайна, а, скажем так, — он хозяин своих акций, он ими распорядился, как посчитал возможным.
Б. БЕРМАН Хорошо. Скажите пожалуйста Простите, наш телефон 203-19-22, вот, звукорежиссёр просит повторить номер телефона.
И. ЖАНДАРЁВ Или сообщения на пейджер мы ждём: 974-22-22, абонент «Эхо Москвы».
Б. БЕРМАН Вы сказали, что хорошие молодые люди, владельцы банка и так далее. В нашей стране, если перефразировать «когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет» — «когда я слышу слово «банк», я лезу в уголовный кодекс». К сожалению, такая у нас страна и такие у нас нравы. А кто владеет «Промсвязьбанком»?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, это, естественно, акционерное создание, так сказать, коллективное, как и все структуры серьёзные и солидные. Среди учредителей, или владельцев-акционеров, там много крупных предприятий. Даже само название говорит о том, что это, так сказать, не чисто финансовая структура, она состоит из двух составляющих собственно банк, и структура, связанная с производством оборудования для связи, — для компьютеров, для обеспечения деятельности железных дорог. Входят крупные предприятия, типа «Криогенмаш», ещё такие, то есть это такой базовый банк в производственной сфере.
Б. БЕРМАН Какое он имеет отношение
И. ЖАНДАРЁВ А почему в ряде изданий есть такая информация, что этот банк близок банкиру Пугачёву, и в этих изданиях эта информация подаётся как некий компромат. Как вы думаете?
Н. ЗЯТЬКОВ Я думаю, что это абсолютная чушь, потому что, работая с банком долгое время, и зная, так сказать, и учредителей, и самих этих людей, — абсолютно самостоятельный банк. К Пугачёву они, я знаю, относятся с симпатией, но никаких деловых или каких-то других отношений Просто какая-то утка запущена от незнания, для того Ну, не знаю, для чего.
И. ЖАНДАРЁВ А почему это в чьих-то глазах выглядит компроматом?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, а компромат, наверное, в том плане, что не самостоятельный, а как марионетки. У меня тоже спрашивали на первых порах, но как так можно вот такой банк, не очень известный, хотя на самом деле он входит в двадцатьпятку крупнейших страны, практически по всем показателям там, по объёму капитала, и даже сейчас вышел в тридцатку по обслуживанию индивидуальных вкладчиков. И он может вот так вот вести самостоятельную политику. Да, я ещё хотел прокомментировать ответ на предыдущий вопрос о смене руководства. Дело в том, что это ведь решается назначение, избрание главного редактора, — не келейно и не только акционерами. Трудовой коллектив, журналистский коллектив, по закону о средствах массовой информации, на общем собрании выдвигает кандидатуру и избирает. Поэтому журналистский коллектив меня избрал единогласно
Б. БЕРМАН И освободил Владислава Андреевича от должности.
Н. ЗЯТЬКОВ И назначил его шеф-редактором. А уже акционеры, собрание акционеров, решение это утвердили. Так что здесь никакого закулисья не было.
Б. БЕРМАН Давайте послушаем звонок. Наушники наденьте, пожалуйста. А, мы вас слушаем. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста!
СЛУШАТЕЛЬНИЦА Здравствуйте, меня зовут Вика. Скажите пожалуйста, вам не кажется, что увеличение вашего тиража объясняется, прежде всего, тем, что вы снизили планку. Нельзя сравнить «АиФ» сейчас и «АиФ» лет 6 назад, 7 назад.
Б. БЕРМАН — Снизили планку в каком смысле, Вика?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА В интеллектуальном плане.
Б. БЕРМАН Спасибо, вопрос понятен, да?
Н. ЗЯТЬКОВ Спасибо, Вика, за вопрос. Я так не считаю. Вообще, идёт расслоение в прессе. Многие солидные издания уходят в нишу жёлтой прессы. Появляется много таких изданий, нельзя назвать их бульварными, а вместе с тем, появляются такие солидные респектабельные издания, экономические, политические и так далее У нас задача сложная, потому что очень большая аудитория, и, с одной стороны, мы должны удовлетворить интересы просвещённой части, у нас много читателей традиционно с высшим образованием, а сейчас многие из них учителя, врачи, находятся не в лучшем состоянии. К сожалению, вот. Но часть людей занялась бизнесом, и вот эта прослойка обеспеченных людей, успешных в предпринимательстве, тоже наши читатели, — у них, соответственно свои запросы. Мы находимся несколько на таком вот перепутье. Отчасти я согласен с тем, что всё издание, наверное, нельзя сделать под одну гребёнку. То есть часть материалов, касающуюся экономики, политики, культуры, социальной какой-то сферы, безусловно, мы будем поднимать, стараться поднимать, делать их более
Б. БЕРМАН Я не согласен с Викой. Я не хочу вступать в дискуссию с Викой, но мне кажется, что вы нашли и не теряете эту манеру, этот стиль «говорить просто о сложном». Ну, может быть, Вике кажется, с точки зрения интеллектуальной — это не очень высокий уровень, на мой взгляд, — напротив.
Я хочу вернуться к читателям. Я знаю, что вы, ваша редакция получает в день полторы тысячи писем. А я прочитал, что сто е-мейлов, 200 телефонных звонков. То панорама общественной жизни просто перед вашими глазами. Волнует ли ваших читателей, а соответственно, и нашу страну с вами, такая категория как свобода слова?
Н. ЗЯТЬКОВ Да, безусловно. Ну, в меньшей степени, скажем так, чем это волнует нас самих, журналистов и политиков. Такое расхождение есть.
Б. БЕРМАН Я хотел про это узнать. Она не в числе первых семи или десяти позиций?
Н. ЗЯТЬКОВ Совершенно верно, на первые места, как ни странно, выходят такие темы, как какие-то непознанные явления, научные открытия, как ни странно. Вот какое-то время была политика, экономика, здоровье, история одно время лидировала. То есть люди немножко устают от этой политической борьбы. А борьба за свободу слова это тоже продолжение той же самой борьбы. Те же фигуры, политики, журналисты, в общем, сами себя и защищают.
И. ЖАНДАРЁВ Скажите, а какое событие заставило бы вас решить, что свободы слова в России больше нет?
Н. ЗЯТЬКОВ Это сложный, конечно, вопрос.
И. ЖАНДАРЁВ Вот все говорят об угрозе свободы слова, а где она, та граница, где угроза превращается в реальность?
Н. ЗЯТЬКОВ Может, я покажусь эгоистом, но, в принципе, всё всегда испытываешь на своей шкуре. Если что-то бы случилось с «Аргументами и Фактами» нехорошее
И. ЖАНДАРЁВ Вот если закроют «Аргументы и Факты», то, значит, что свободы слова больше нет. А пока они открыты, — свобода слова есть. Так?
Н. ЗЯТЬКОВ Но мы все эгоисты. Вы знаете, когда мы боролись с ЦК КПСС, нас очень сильно поддерживали читатели.
И. ЖАНДАРЁВ Журналистское сообщество, на самом деле.
Н. ЗЯТЬКОВ Минуточку.
И. ЖАНДАРЁВ То, что Старков обратился к журналистам, это совершило чудо.
Н. ЗЯТЬКОВ Минуточку. Минуточку. Это сейчас уже как с бревном, которое нёс Ленин на субботнике, — оказывается, столько помощников! Даже из ЦК КПСС, старички, они подходят иногда: ребят, вы знаете, это мы помогли, мы голосовали Значит, я вам совершенно авторитетно заявляю, потому что это эпизод борьбы, он всегда как будто происходил только что вчера. Так вот, в первую очередь читатели, которые демонстрацию организовывали, сейчас уже НТВ последние, видимо, были демонстрации
И. ЖАНДАРЁВ И толку чуть.
Н. ЗЯТЬКОВ Тогда люди искренно выходили. На втором месте это мировая общественность, журналисты, иностранные, Запад.
Б. БЕРМАН Тоже не помогает.
Н. ЗЯТЬКОВ Тогда это играло.
Б. БЕРМАН Сейчас нет.
Н. ЗЯТЬКОВ Наши, отечественные журналисты, не хочу никого упрекать, — но, в общем, практически была тишина. То есть особой поддержки Наверное, сочувствовали, наверно
Б. БЕРМАН Но искусно скрывали своё сочувствие. А вот скажите пожалуйста, как вписывается сюжет с «Аргументами и Фактами», я имею в виду сюжет сегодняшний, что контрольный пакет у банка и так далее, — вписывается в общий сюжет, который я бы назвал так: «Россия на новом этапе». Вот попробуем обобщить это.
Н. ЗЯТЬКОВ Я считаю, что это нормальное явление, хотя, конечно, мы ещё не успели его переосмыслить и пережить. Нормально оно потому, что это дело. Газета это дело, прежде всего.
Б. БЕРМАН Сейчас принято говорить «бизнес», Николай Иванович.
Н. ЗЯТЬКОВ Я всегда стараюсь оперировать русскими словами. Мне не очень нравится, когда, там, «Кофе-хаус» называют, можно было «кофейней» назвать Вот, это дело. И, как любое дело хорошее, — оно всегда защищает интересы и удовлетворяет интересы потребителя, то есть в первую очередь того, ради кого это создаётся. Времена, когда можно украсть нефть, золото, газ, — они, ещё, конечно, живы, но постепенно уходят в прошлое. Вот можно создать всё-таки какую-то сеть распространения, магазинов, или заводов и так далее Так вот, в этом деле, мы заинтересованы в том, чтобы нас больше читали было больше подписчиков и покупателей. Соответственно, мы должны выпускать качественный продукт, а этот продукт должен отвечать, — качественность в чём заключается? Что б было интересно, остро, в меру скандально, и так далее
Б. БЕРМАН Всё понятно, это называется
Н. ЗЯТЬКОВ И кто это делает, — вот я хочу как бы обобщить в рамках страны Вот кто это делает? Это порой не так уж и важно. Вот мы с вами готовим статьи и говорим: «Вот этот бизнес скуплен иностранцами». Сами пугаемся ой, какой кошмар! Ну надо же конфеты, пиво, лекарства, потом говорим: а давайте посмотрим, что в руках россиян русских бизнесменов. Готовим следующую статью, оказывается, — да, там пищевая промышленность, там обслуживание, сырьевая и многая-многая, и, в общем, слава богу, что и то, и то на слуху, и люди это узнают и знают: да, и эта фирма хорошая, сильная, и та фирма. Лучше было, если б только местные, если б только журналисты выпускали газету без банка, — наверное, было б лучше.
Б. БЕРМАН Но вы же чего-то опасались. Я сам читал ваше интервью, где вы говорили, о том, что, когда мы И сегодня вы сказали «Когда мы искали возможных владельцев, мы опасались», и так далее, и так далееПонятно, чего вы опасались, — вы опасались того, что это уйдёт в плохие руки и вами начнут манипулировать, наверное. А сегодня, вы уже ничего не боитесь. Контрольный пакет акций у «Промсвязьбанка». Пусть они живут себе сто лет и будут хоть на первом месте. Чего вы опасаетесь? Скажите без протокола, нам.
Н. ЗЯТЬКОВ А почему вы решили, что я опасаюсь?
Б. БЕРМАН А, то есть вы не опасаетесь, ну замечательно.
Н. ЗЯТЬКОВ Ну естественно, что динамика Естественно, жизнь она сама, каждый день преподносит сюрпризы. Мы почему выбирали потому что на самом деле в мире, в стране у нас окружает нас большинство хороших людей. Но в начале передачи вы правильно подчеркнули, что есть некие заповедники, где этих людей хороших почему-то меньше. Вот там в бизнесе, в торговле Не хочу никого обижать. Потому там их найти сложнее. Вот мы нашли, и я думаю, что Мы опасаемся только одного, что б нас читали.
И. ЖАНДАРЁВ Скажите, когда-нибудь «АиФ» участвовал в информационных войнах?
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, мы, в общем, родились и были созданы как инструмент войны. При создании мы были контрпропагандистским органом. И мы участвовали в этой мировой войне.
И. ЖАНДАРЁВ Ну, а позже, уже в демократической России?
Н. ЗЯТЬКОВ Нет, мы, слава богу, не участвовали, не собираемся участвовать, и вы знаете
И. ЖАНДАРЁВ А как можно работать на рынке прессы и не участвовать в информационных войнах? Даже отражая их ход просто, сообщая факты, всё равно участвуешь!
Н. ЗЯТЬКОВ Вы знаете, есть такое слово «дурдом». Вот дурдом он проходит. На этой войне что можно получить? Какой-то всплеск интереса к изданию, если слив компромата, это значит, привлечение каким-то жаренным фактом Я говорю слова такие, как какой-то ретроград, да? Такой старый человек, там, коммунист из прошлого, что вот это есть, но оно, как бы, плохое. Нет, я хочу сказать другое, что оно есть, но потом на каком-то этапе кажется, что да, это палочка-выручалочка, это поможет, если мы обгоним конкурентов, дадим раньше, горячее, потом обольём кого-то, потом из другого ведра обольём соответственно этого, этот источник Мы на каком-то этапе тоже что-то пытались такое сделать. Потом, познакомившись с тем, что приносят, что сливают, что хотят те, кто участвует в этих войнах, опубликовать, мы поняли, что мы это не можем сделать. Да, и, собственно, и они в нас разочаровались, потому что мы просили доказать, показать, и не всё печатали. Они говорят: «Ну, с вами не интересно надо, чтоб канал действовал, вот этот поток лился, вот вам дали, вы и печатайте. И мы боялись, что мы на этом что-то потеряем, но потом оказалось, — читая письма, встречаясь с читателями, мы поняли, что вот этот дурдом он немножко прошёл. Потому что человек устаёт от всего. Его интересуют какие-то базовые вещи, — конечно, они меняются. Сначала ваучеры были
И. ЖАНДАРЁВ В связи с этим, скажите, пресса формирует или только отражает общественное мнение?
Н. ЗЯТЬКОВ Я сказал бы совсем по-другому. Но это, действительно, немножко формирует, безусловно.
И. ЖАНДАРЁВ То есть не только информатор, но и коллективный организатор.
Н. ЗЯТЬКОВ Да, это ленинский лозунг И слегка организует, но сейчас, в нынешнее время, преувеличивать это не надо. Мы подходим гораздо проще. Мы считаем, что пресса это хороший продукт. Точно так же, как телевидение, радио, — это продукт. Вот у человека есть энное количество денег в кармане, да? Один потратит на бутылку водки, второй потратит на какой-нибудь фильм или на подарок любимой женщине, завтра 8-е марта. Большинство людей, конечно, тратит на какие-то духовные вещи, в том числе, и прессу, она относится Вот чтоб он с удовольствием вынимал деньги из кармана и тратил (смеётся)
Б. БЕРМАН Скажите, пожалуйста, уже вы обладаете опытом, уже типичным для рынка СМИ, но не очень типичным. Но всё-таки, обладаете этим опытом. Так вот, обладая этим опытом, как вы оцениваете ситуацию с «Эхо Москвы», где мы сейчас находимся, с ТВ-6? У нас осталось совсем немного времени, — это будет последний ваш ответ.
Н. ЗЯТЬКОВ Ну, ситуация, безусловно, неприятная. Мы вас поддерживаем, сочувствуем, как журналистов, как людей, творческих личностей, но есть закономерность всего происходящего в том, что люди, которые владеют этим, вот, мы говорили, порядочные-непорядочные, а когда они входят в клинч с властью, то, естественно, жертвами становятся журналисты. При этом решают они интересы не журналистов, и не аудитории. Они решают интересы лично свои. Вот в этом проблема. Ну, не может в любой стране цивилизованной, нецивилизованной, человек, который стоит в оппозиции, обладать таким оружием, как средства массовой информации и быть легальным на этом рынке. Это законы борьбы.
Б. БЕРМАН У нас был сегодня в гостях отважный человек, потому что издание, которым он руководит, оно идёт по пути, перехода из рук журналистов, которых знаешь, в руки людей, которые могут не дай бог, я вам этого не желаю, но могут войти в клинч с властью, и тогда мы посмотрим, что из этого получится, но, в любом случае, поздравляем с тем, что у вас очень много читателей. У нас в гостях был Николай Иванович Зятьков, руководитель «Аргументов и Фактов», а программа «Без протокола» встретится с вами на следующей неделе.
И. ЖАНДАРЁВ Так распорядилась судьба.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире