18 февраля 2002
Z Интервью Все выпуски

Выход новой книги «Последний еврей».


Время выхода в эфир: 18 февраля 2002, 17:15

18 февраля 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Михаил Барановский писатель, сценарист.
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Мы пригласили в студию Михаила Барановского, писателя и сценариста. Здравствуйте, Михаил, очень приятно.
М. БАРАНОВСКИЙ Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Поговорить о книге, которая стала сейчас бестселлером и продается и в метро, и на книжных развалах, и, прежде всего, привлекает своим названием. «Последний еврей» называется она. У меня сразу вопрос: это как, это кто? Это каким образом? Я анонсировал эту передачу и сразу пригласил всех антисемитов сюда.
М. БАРАНОВСКИЙ Это очень приятно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Потому что в последнее время, ну, наконец-то, знаете, часть населения, по-моему, 2% антисемитов, или сколько, радостно закричат: «ура!»
М. БАРАНОВСКИЙ Я должен, наверное, разочаровать антисемитов, потому что это некая гипербола. Я надеюсь, что этот еврей не последний.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Опять гипербола!
М. БАРАНОВСКИЙ Речь идет о том, что, может быть, даже не в это книжке, а в принципе, о том, что евреев осталось очень мало, и вобщем, очень многие люди ощущают себя последними евреями, потому что уходит язык, если не ушел, по крайней мере, на этой площади географической, на которой мы проживаем, уходят традиции, и остаются какие-то суррогаты, какие-то вещи экспортного варианта. Маца, фаршированная рыба, «Хава нагила», и тому подобное.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Зато какие запоминающиеся образы вы сейчас назвали!
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, ключевые.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Это знаете, это как после Великой Октябрьской социалистической революции, 7-е ноября главный выходной день. Ведь не обязательно совершенно ходить с красным знаменем по Красной площади, согласитесь.
М. БАРАНОВСКИЙ Это да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, давайте по порядку. Пару слов скажите о себе. Вы ведь из славного города, который, по-моему, второе место после Одессы нет, ну, третье, давайте еще скажем, что Одесса есть, потом есть Санкт-Петербург, а вот на третьем месте Ростов-на-Дону. Откуда всякие популярные личности появляются в городе Москве. Откуда вы сами? Немножко о себе расскажите.
М. БАРАНОВСКИЙ Как вы уже сказали, из Ростова, и всю сознательную жизнь я там провел, и  в Москве я появился чуть более года назад, а именно потому, что понял, что дистанционно я не могу решить проблемы, связанные с выходом книги, кино, и так далее. То есть, я как бы чувствую себя в эмиграции, хотя люди здесь говорят на том же языке, но проблемы, в принципе, наверное, те же самые.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Нет, переезд в Москву это тяжелое дело. Даже если просто приезжаешь решать дела, вот как вы говорите, то это тяжело, это тяжело. Тут надо тяжело.
М. БАРАНОВСКИЙ А никто и не обещал, что будет легко.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да. Ну? Откуда в вас это проснулось-то, тяга к писательству?
М. БАРАНОВСКИЙ Она в какой-то степени профессиональна, поскольку я журналист и занимаюсь этим с 7-го класса.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вы на «Эхо Ростова» случайно не работали?
М. БАРАНОВСКИЙ Нет, не работал, я работал в печатных средствах массовой информации, наверное, с 7-го класса, и когда я приходил в школу, то сразу шел к вахтеру, с тем, чтоб узнать, не получен ли гонорар на мое имя. Гонорары, как ни странно, в то время приходили в каких-то очень странных цифрах. Было всего два варианта возможных: либо 3.62, либо 4.12.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Серьезно? Это за публикацию?
М. БАРАНОВСКИЙ За публикацию, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ То есть, государство мягко намекало.
М. БАРАНОВСКИЙ Какой-то опытный бухгалтер, вероятно, был.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Не, ну вы правду говорите?
М. БАРАНОВСКИЙ Абсолютную правду. Да, вот в седьмом классе я ходил, и меня презрительно завуч называла «пресса». А дальше все, как это бывает обычно, то есть, какие-то газеты, какие-то издания, потом своя газета, приложение к газете «Коммерсант», вернее, журнал «Коммерсант Weekly» мы делали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ О, серьезно!
М. БАРАНОВСКИЙ Да, полноцветное такое, первое было в Ростове издание. Потом в августе 98-го года в ряду других организаций почила и вот моя.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А вот вы знаете, я еще хочу про Ростов. Дело в том, что мы сейчас с вами говорим, а я хочу вы первый раз в прямом эфире, да?
М. БАРАНОВСКИЙ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, я вам говорил, ничего страшного.
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, пока да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Как говорят, «вскрытие показало, что больной скончался», знаете, от вскрытия.
М. БАРАНОВСКИЙ Мы еще должны дождаться звонков, насколько я понимаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Звонков?
М. БАРАНОВСКИЙ От антисемитов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ой! Я вас умоляю! Во-первых, за этим не станет, а во-вторых, вопрос, нужно ли тратить на это время. Давайте лучше поговорим о книге. Послушайте меня. Я вот про Ростов, знаете, в начале. Дело в том, что как бы атмосфера города, судя по страницам книги, там чувство юмора присутствует
М. БАРАНОВСКИЙ Хотелось бы надеяться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, хотелось бы надеяться. И есть, могу вам сказать. Каждый город дарит что-то. Вот мы знаем, что как бы Одесса дарит, это вот какой-то ряд образов у нас существует, и мы его ага, вот Одесса, это это. А что Ростов? Я там был несколько раз и  Ну, жарко, ну, Ростов-папа, да, вот есть такое. Что для вас этот город? Вот что он как-то ведь литература, она откуда-то появляется.
М. БАРАНОВСКИЙ Откуда она появляется большой вопрос, и я думаю, что это никак географически не связанные вещи. Я сейчас могу говорить о Ростове только имея годичный опыт пребывания в Москве, делая из этого какие-то выводы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ У вас чудный южный говор, потрясающий совершенно. Ну-ну, продолжайте.
М. БАРАНОВСКИЙ Так вот, прелесть этого города заключается в том, что когда я последний раз приехал туда, напротив моего дома есть большой супермаркет, я зашел туда, и это где-то первый час моего пребывания в Ростове был.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ В Ростове или в Москве?
М. БАРАНОВСКИЙ В Ростове. И я увидел там всех, встретил там всех. Кого я хотел встретить, кого я не хотел встретить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А почему?
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, очень популярное место, ходят туда, покупают продукты.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Так они там просто собираются. Да? Вместо тусовки.
М. БАРАНОВСКИЙ Они собираются, они даже не тусуются, так, совершенно естественным образом происходит, что все друг с другом встречаются, поэтому когда ты попадаешь в Москву, ощущение вот этой близости с другими известными тебе людьми нет, хотя Москва удивительный город. А может, не Москва, а просто те ситуации, в которые мы попадаем все. Я однажды в Москве, совершенно случайно, встретил в подземном переходе своего отца, который на два дня приехал, а я приехал на другие два дня, и мы об этом не знали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ О, как!
М. БАРАНОВСКИЙ Да. Но вот это теплый город, южный город.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Это не теплый город, это жаркий город, очень жаркий.
М. БАРАНОВСКИЙ Я имею в виду не температурный режим.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А, вы имеете в виду атмосферу.
М. БАРАНОВСКИЙ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Атмосферу в супермаркете.
М. БАРАНОВСКИЙ Атмосферу в супермаркете, да, и может быть, еще по инерции, может быть, это все закончится тем, чем закончилось это все в Москве, но пока еще очень многое в этом городе делается по любви.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ В Ростове, да?
М. БАРАНОВСКИЙ Да, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вы знаете, я вам скажу, что в Москве тоже очень многое делается по любви. Только плотность меньше, вот этой любви, потому что народу больше. Вокзалы, миллионы приезжих, там пару миллионов приезжих, сейчас тяжелее это, билет дорого стоит
М. БАРАНОВСКИЙ Но это такая, быстрорастворяющаяся любовь в Москве.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, быстрорастворяющаяся. Без осадка. Помните, как в кофе написано?
М. БАРАНОВСКИЙ Угу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Сейчас будут новости. После чего мы поговорим о книге, которая носит завлекательное название «Последний еврей» Я вас расслабил? Вы не чувствует напряга, ничего, все нормально?
М. БАРАНОВСКИЙ А я пытаюсь да, мне с вами хорошо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А что пытаетесь? Более того, даже тут вот у меня задача поставлена: должна быть атмосфера доброжелательности. Вот, видите, доброта за зарплату. На самом деле, будете сами определять, за зарплату или нет. Вот, и поговорим об этой книге, и поговорим вы ведь еще сценарист, кроме всего прочего, да? И мне дали ваш сценарий. Это по книге этой или это другая вещь?
М. БАРАНОВСКИЙ Нет, это другой сценарий.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А я хочу сказать радиослушателям, что точно так же, как и вы на другом конце эфира, мы будем сейчас фабульную часть книги узнавать, потому что это очень интересно. Мне книгу дали, но я не успел ее прочитать, и в этом проблема. Сейчас будут новости. А после этого продолжим беседу с вами.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Почему вот здесь пошли женские голоса здесь, в начале, фонограмма такая, потому что, Михаил, вы покорили женские сердца. Здесь несколько сообщений: «милый гость из Ростова-на-Дону, если нужна будет в Москве поддержка, особенно моральная, обращайтесь к землякам, помогу. Горячий привет». И подпись: Юля. Есть телефон, могу передать.
М. БАРАНОВСКИЙ Классно!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ О книге Барановского сейчас мы поговорим. «Сколько лет вашему гостю? Хотя бы интервал, очень интересно, 20-30, 30-40, 40-50». Маша спрашивает, сколько.
М. БАРАНОВСКИЙ 38-39.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Вот такой интервал, да? Нормально. И вот последний комплимент: «Матвей, у вас чудный гость, все бросила, сижу и слушаю. Если можно, подарите мне, пожалуйста, эту книгу. Лолита».
М. БАРАНОВСКИЙ Давайте подарим, давайте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Это Лолита, наверное, та Лолита, цекаловская, знаете.
М. БАРАНОВСКИЙ Да чьей бы Лолитой она ни была, книжку мы ей подарим.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, давайте, действительно, про книжку, а то мы о главном и не говорим. Что за книга, расскажите, в чем фабула?
М. БАРАНОВСКИЙ Вот, честно говоря, не хотелось бы мне рассказывать фабулу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, что-то же о ней надо рассказать.
М. БАРАНОВСКИЙ В силу того, что фабула, как мне кажется, для меня, это не главное, вот сюжет. И национальная тема, мне кажется, тоже не очень актуальна, по крайней мере, не хотелось бы быть национальным писателем, не хотелось бы я боюсь называть себя писателем, потому что писатель все-таки, это Чехов, Достоевский, Толстой. Писатели отвечают на какие-то злободневные или не злободневные, но какие-то серьезные, глобальные вопросы, волнующие общество, кто виноват, что делать и зачем человек живет. Вот я ничего про это не знаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Как, вы не знаете, кто виноват?! По-моему, каждый бывший советский человек это знает. Вот уж кто виноват Что делать не знает никто, но вот кто виноват
М. БАРАНОВСКИЙ Да, я ехал в поезде последний раз в Москву, в купе со мной сидел человек, и всю дорогу на протяжении 18-ти часов он сетовал на то, что евреи споили русский народ. А когда еще один попутчик возразил ему, сказав, ну, они б не спаивались, он сказал: ну, ты скажешь!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Но все же, наша задача, у нас с вами технологическая задача есть, между прочим, Миша. Мы что-то должны про эту книгу сказать. Ну, хотя бы, кто там герой, по мотивам чего это написано. Вернее, по мотивам каких жизненных обстоятельств. Понимаете? Народ-то должен хоть чего-то понять!
М. БАРАНОВСКИЙ Это, как мне кажется, достаточно веселая книжка. По крайней мере, такой вывод можно сделать из многочисленных отзывов, которые я успел получить. Это книжка про всякие рефлексии человеческие, про кризис среднего возраста, про какие-то ощущения послевкусия, которые остаются от разговоров, слов, ощущений.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Сложно, сложно. Мы люди простые, понимаете, нам надо понять. Там есть главный герой, какая-нибудь любовная интрига, да?
М. БАРАНОВСКИЙ Да, то есть, это традиционная литература, это не постмодернизм, там все всем понятно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А действие происходит где?
М. БАРАНОВСКИЙ Действие происходит, как вы, наверное, могли бы догадаться, в небольшом южном городке.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ То есть, своих там мочите, да? «Коля, войдя в универсам, встретил своих знакомых», да?
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, я же в контексте, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, и это единое произведение, как бы повесть такая? Или там рассказы разные?
М. БАРАНОВСКИЙ Нет, это две повести, это можно назвать путевыми заметками, это третья. И это какая-то эссеистика, рассказы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А насколько то, что вы описываете, реально? Или это домыслено? Потому что, вот если говорить об универсаме, о котором вы рассказали, это уже картинка, то есть, дальше уже можно писать рассказ, потому что действительно, в маленьком городе я не про Ростов говорю, вообще, знает, некий маленький город, в котором построен вдруг неожиданно красивый универсам, и действительно, где как единственное красивое место, понимаете, красивое, потому что там всякие рекламки крутятся, там продукты красивые, которые, может быть, очень дорогие, купить невозможно. Это становится престижным местом развлечения, потому что туда можно так зайти, и походить там, встретить друзей, а если еще там есть маленькая кофейня Помните, сериал юмористический, «Аптека»?
М. БАРАНОВСКИЙ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ В этом есть что-то такое.
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, естественно, что приходится от чего-то отталкиваться. Я могу, кстати, по поводу еврейской темы, которой, видимо, избежать невозможно
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Где, в книге или в разговоре?
М. БАРАНОВСКИЙ Теперь в разговоре.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А в книге она есть?
М. БАРАНОВСКИЙ Она есть в книге, там есть то, что я назвал путевыми заметками, это такая вещица, называется она «Израиловка», это ощущения от Израиля, от той жизни, в которую попадают так называемые новые репатрианты.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А вы были?
М. БАРАНОВСКИЙ Я не был новым репатриантом, но я это видел.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ То есть, вы бывали в Израиле, смотрели там?
М. БАРАНОВСКИЙ Я просто был в гостях, и когда мой приятель вернулся из Израиля, незадолго до того, как я поехал туда, он был по туристической путевке, он ездил на сафари, он приехал в полном восторге, он рассказывал про крокодилов. А я приехал вот в такую клоаку, то есть, вот это люди, которые получили «медленную скорость». «Медленная скорость» это контейнер, который они отправили за год до того, как приехали в Израиль.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, и оно год туда идет.
М. БАРАНОВСКИЙ Вот это год туда идет, а потом, когда они это все разбирают, то они забывают уже, несколько семей, где чьи вещи. И начинают разбираться: вот это мои ложки, нет, это мои, и так далее. Вот, это замечательные люди, я их очень люблю, но они волею обстоятельств находятся в этой ситуации. Они переживают стресс, хронический такой невроз, потому что они адаптируются к новым обстоятельствам, новому климату, новому языку, и так далее. И вот я это все наблюдал как бы изнутри, потому что я жил в гостях. И у меня были совершенно другие ощущения, естественно. Я не писал там про сафари и про крокодилов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А про «медленную скорость».
М. БАРАНОВСКИЙ А про «медленную скорость».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А вы знаете, у меня такая сложная ситуация. С одной стороны, мне нужно вытащить из вас про книжку побольше, а с другой стороны, я абсолютно понимаю, почему вы говорите о ней очень так, даже не эскизно, а как бы как иглоукалывание, знаете, вот такие какие-то точки
М. БАРАНОВСКИЙ Рефлексотерапия.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Да, рефлексотерапия. Пусть это будет хорошая рефлексотерапия для слушателей, как некая такая, нормальная завлекалка в эту книгу, потому что если сейчас рассказать, о чем она, тем более, что она состоит из рассказов. Ну, действительно, не рассказывать же, этот рассказ о том, а этот о том. Во всяком случае, я думаю, что человек, тяготеющий к литературе, по разговору вашему, по тому, как вы говорите, а вы говорите вот, определенно, то есть, есть како-то почерк разговора, он вполне понимает, что это за книга, и стоит ли ею интересоваться. Давайте поговорим о прикладном, если можно так сказать. Значит, где ее купить мы сказали везде можно купить, да?
М. БАРАНОВСКИЙ Везде, не везде, я знаю, что
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Я, во-первых, хочу вам сказать, чтобы вы не комплексовали, по той причине, что автор говорит о своей книжке. А кто еще должен говорить о своей книжке?!
М. БАРАНОВСКИЙ Вот, по-хорошему, должен говорить литературный агент, например. Ну, у  нас нет этого института, как института литературных агентов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Ну, вот вы и есть свой литературный агент.
М. БАРАНОВСКИЙ Вот, я решил, что да, я это сделаю сам, с помощью каких-то близких мне людей, которые мне в этом помогают.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Значит, скажите мне, купить это можно везде, поинтересоваться, да?
М. БАРАНОВСКИЙ Ну, по крайней мере, я точно знаю, что в книжных ларьках метро она есть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А скажите мне, кто ее издал, и чего вы собираетесь писать дальше?
М. БАРАНОВСКИЙ Это очень смешно, потому что книга «Последний еврей» вышла в издательстве «Российские вести».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Я скажу, что это правильная национальная политика.
М. БАРАНОВСКИЙ Правильная, да, не придерешься.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Правильная, да.
М. БАРАНОВСКИЙ Что-то пишется, и если мне настолько трудно говорить о том, что уже написано, то говорить о том, что не написано еще
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Еще сложнее.
М. БАРАНОВСКИЙ Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Понимаю. Хорошо. Тогда, вы знаете, книга эта у меня есть, к нам приносят очень много книг. Я вам честно в этом признаюсь.
М. БАРАНОВСКИЙ Не сомневался.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Они в пакетах, они в конвертах, там, «Матвей Юрьевич», ну, и начинается. И не осуждайте меня, что вот я, например, я эту книгу прочитаю после нашего с  вами разговора, потому что мир так устроен. Вот я на вас посмотрел, послушал, как вы говорите, я теперь понимаю, что там внутри. Рекомендовать нашим радиослушателям читать эту книгу а вы сами делайте вывод, хотите купите и прочитайте, что я могу сказать. Где можно купить эту книгу мы сказали
М. БАРАНОВСКИЙ Похоже, мы уже все сказали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Не, мы все сказали, сейчас будут новости, спасибо вам большое. Здесь есть один вопрос, замечательный, без подписи. А без подписи мы обычно не читаем, но я хочу элегантно закончить передачу, понимаете, элегантно. Вот честно вам говорю. Вот этот вопрос: «объяснено ли в книге, зачем евреи кладут в мацу кровь младенцев?» Можно я сам отвечу?
М. БАРАНОВСКИЙ Будьте добры, я вам буду очень признателен.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Я не знаю, объяснено ли в книге, но в принципе, могу объяснить: для вкуса.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был Михаил Барановский писатель, сценарист.












Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире