28 января 2002
Z Интервью Все выпуски

Меценатство в России; культурно-просветительская и благотворительная деятельность Альфа-банка; мировые звезды в России.


Время выхода в эфир: 28 января 2002, 14:08

27 января 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка».
Ведущий эфира Алексей Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Добрый день! У нас в гостях Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка».
А. ГАФИН — Добрый день!
А. ВЕНЕДИКТОВ — И тот вопрос, который мы задали, кстати, и наши слушатели задают, кстати, сегодня, когда наши слушатели и слушатели Интернета узнали, что вы будете у нас в гостях, Александр из Урюпинска задал вопрос: «Согласны ли вы с таким выражением, что благотворительность это возвращение части награбленного?», такой философский вопрос.
А. ГАФИН — Ну, я бы не согласился прямо с этой формулировкой.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Он по ОГенри, абсолютно!
А. ГАФИН — Да. Ну, возможно, это некоторая компенсация того, что не отдано налоговым инспекторам, не отдано еще куда-то. Но, скорее, это для физических лиц, нежели для крупных организаций, которую я представляю.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Если говорить об организации, которую вы представляете, есть несколько известных организаций, людей, которые оказывают помощь, меценатствуют, можно сказать, в России. Я бы напомнил, конечно, и «Альфа-банк», я напомню, что вы финансировали, спонсировали, но это, безусловно, и Владимир Потанин, который занимается Эрмитажем, и Борис Березовский, который финансирует «Триумф», и много других. Но все равно это, скорее, частности. И люди, которые об этом слышат, они говорят а почему другие этого не делают? А почему они делают так мало, огромный оборот!
А. ГАФИН — Я бы разделил, на самом деле. Есть имиджевые проекты, которые работают на создание имиджа той или другой личности или корпорации, чистая благотворительность, чистое спонсорство например, помощь церквям, больницам, деньги на сложные операции детям, взрослым и т.д. Помощь нашим известным людям, которые, к сожалению, часто влачат такое жалкое существование. И много есть других разных видов помощи благотворительной, а которой стыдно говорить, потому что надо просто делать, и все. А вот имиджевые разные проекты, как помощь с Эрмитажем, безусловно, в них заложено, наверное, желание помочь, что-то сделать, но здесь большая доля есть и чтобы эти деньги работали на твой имидж.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А это же разве плохо?
А. ГАФИН — Это отлично, и это надо поощрять, на мой взгляд. Но к сожалению, у нас в стране этого пока еще не научились делать.
А. ВЕНЕДИКТОВ — В каком смысле?
А. ГАФИН — В том смысле, что не открою секрет, что налоги платят большие корпорации, иногда бывает, как в случае с «Газпромом», они не платили деньги почему-то, но в основном с них легко получить, потому что видны все потоки. У нас есть большая категория людей, занимающихся средним бизнесом, которые как бы живут в своей такой ауре. Они бы хотели, может быть, куда-то приложить свои силы, но государство не придумало механизма, чтобы поощрить эти усилия. И эти, к сожалению, может быть, вот те деньги, которые спрятаны у нас под подушкой, они так и остаются там. Хотя люди уже готовы эти деньги вкладывать в добрые дела.
А. ВЕНЕДИКТОВ Напоминаю, у нас в гостях Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка». И вот пример. Мы неоднократно задавали вопросы депутатам по поводу принятия наконец-то закона о меценатстве, который подобно законам в других странах, аналогичным законам, позволял бы часть налогов отправлять на благотворительную деятельность. Нам отвечают, я могу сказать, думаю, вам тоже отвечают, но нам отвечают публично, нам говорят этим будут пользоваться все, чтобы не платить налоги в госказну. Я цитирую, да, лидеров фракций, почти всех под видом благотворительной деятельности деньги будут выниматься из государственной казны. Самые рыночные фракции тоже об этом говорят.
А. ГАФИН — Не могу с этим не согласиться, потому что, к сожалению, культура бизнеса в стране еще как бы на заре своего зачатия. Поэтому любая дырка, возможность как-то увести деньги, моментально воспользуются. Я могу сказать, что занимаясь в банке вопросами в том числе и социальной помощи, это одно из направлений работы моего подразделения, могу сказать, что я получаю гигантское количество как раз от депутатов, при каждом депутате организовано порядка 6-7 разных фондов, которые в ультимативной форме, в какой-то другой просят дать деньги туда, сюда, на любые проекты. Могу сказать, что никогда я этого не делаю. Мы оказываем помощь адресно, проверяя именно те организации и куда мы даем эти деньги. Очень хочется, чтобы эти деньги были потрачены с пользой, а не были как-то выведены в карман тех или иных лиц.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Может быть, просто тогда в законе предусмотреть какие-то статьи, я не имею ввиду карательные, а какие-то чипы безопасности, которые не позволяют, ну, максимальные
А. ГАФИН — Вполне возможно это сделать. Но это как раз, я думаю, что при детальной проработке Минфин и другие органы постараются сделать
А. ВЕНЕДИКТОВ — Абсолютно не заинтересованы.
А. ГАФИН — На самом деле есть еще одна форма, которой я хотел бы коснуться в нашем разговоре. Форма вот таких человеческих амбиций. На самом деле, людей же сподвигают разные поводы заниматься меценатством. Кто-то хочет, как слушатель сказал, какие-то свои грехи, а кто-то хочет оставить след в жизни своей, личное эго потешить. Я не знаю, что двигало братьев Третьяковых строить Третьяковский проезд
А. ВЕНЕДИКТОВ — Действительно, хороший вопрос!
А. ГАФИН — Но наверное, они поставили условие, чтобы он назывался не Петровский, не Разумовский, а именно Третьяковский проезд. И только поэтому они, наверное, и построили. И никого это не смущало.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И никого это не смущало.
А. ГАФИН — Не смущало. Я сейчас очень много езжу по стране. У нас в банке порядка 35 отделений в крупнейших городах страны. И могу сказать, что, в принципе, губернаторами не ведется такая работа, которая могла бы сподвигнуть людей на получение дополнительных ресурсов и создания чего-то нового. Люди готовы в принципе отреставрировать театр или сделать какую-то площадь. Можно ее назвать не площадь какого-то неизвестного революционного героя, а почему бы не дать площади имя какого-то известного гражданина? У нас сейчас почетные граждане города по-прежнему это сталевар, токарь, в лучшем случае врач хороший, что я считаю и правильно. Но на самом деле, а почему бы не назвать какую-то улицу именем жителя города, сделать какое-то специальное, почетный гражданин города
А. ВЕНЕДИКТОВ — Третьяковский проезд.
А. ГАФИН — Да, сделать такого рода. Кроме этого, ведь ежегодно благотворители, как это было в старину, мы ничего нового не придумываем, губернатор дает обед раз в год, приглашает всех благотворителей, благодарит их, вручает какие-то ордена специальные, может быть, нам нужно было бы учредить. То же самое могу бы сделать и наш президент, и его администрация, т.к. раз в год встретиться с людьми, которые готовы
А. ВЕНЕДИКТОВ — Благотворительный обед, бал.
А. ГАФИН — Совершенно верно, и т.о. поощрить тех людей, которые
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я передам Владимиру Владимировичу ваше предложение.
А. ГАФИН Будьте любезны!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы продолжим через минуту после новостей.
НОВОСТИ.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы продолжаем беседу, наш гость — Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка». Сразу другой поворот темы, который опять поднимают наши слушатели. Вот, «Альфа-банк», известно, привозил, если я ошибусь, вы меня поправите, в Россию Элтона Джона и Стинга, да?
А. ГАФИН — И Тину Тернер, и Брайана Адамса, и Элтона Джона, и многих других.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И вот сразу вопрос на пейджере: «Кому это надо? Не лучше ли помочь безымянной больнице? Что добавляет нам Стинг и Элтон Джон?»
А. ГАФИН — Здесь такой вопрос, как бы он правильный, но я могу сказать, что слушатель, к сожалению, не очень разобрался в этой истории во всей. На самом деле мы помогаем, «Альфа-банк», и у нас есть шефские больницы, несколько детских домов, и дома малютки для брошенных детей. Мы это делаем, но никогда об этом не говорим. А привоз, приглашение сюда артистов, известных мировых звезд, это в некотором роде, безусловно, имиджевая история. Мы таким образом делаем себе рекламу, если так объективно говорить. Но в этой истории тоже есть, наверное, какая-то еще другая сторона. На самом деле, мы первые, кто начал серьезно приглашать выдающихся музыкантов мира, можно назвать это звезд эстрады. Т.о. мы в нашей стране создали климат вполне, в частности, наверное, в Москве, что для звезд Россия не стала какой-то страной за Полярным кругом, где бегают медведи. Что сейчас, благодаря, наверное, в том числе и нашим усилиям, Москва это один из реальных городов уровня международных столиц, куда гастроли заносят серьезных людей, серьезных звезд. До этого мы были просто обделены. Помните, мы же слушали с вами музыку по другим радиостанциям, покупали какие-то диски. И для нас было неправдоподобным, чтобы Элтон Джон выступил в Москве.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Абсолютно, да. Выступил он не в Москве, сказал я сразу злобно.
А. ГАФИН — Он выступал в Москве 2 раза, тем не менее. В Царском селе тем летом, он сам захотел приехать в Россию, опять же из-за того, что здесь создана такая атмосфера. Мы из этой темы, как бы сейчас уходит «Альфа-банк», потому мы все пригласили всех, по-моему, уже, кого мы хотели. Некоторые артисты не нашего формата, такие как Мадонна, не будем их никогда приглашать, этим пусть занимаются профессиональные команды, те, кто занимаются шоу-бизнесом. Вот, ближайшие наши планы, и наверное, эту тему поднимут слушатели
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, давайте я тогда сразу спрошу ну?!
А. ГАФИН — И мы решили уйти, вот мы показали высокие достижения, постарались показать высокие достижения мировой эстрадной музыки. Теперь мы хотели бы показать высокие достижения оперной сцены. Поэтому мы планируем пригласить серьезные симфонические оркестры, труппы театральные, оперные труппы. И один из ближайших проектов это приглашение в Москву Римской оперы с очень интересным проектом «Тоски», который поставили к 100-летию Верди. И мы надеемся, что те 4 спектакля, которые даст здесь Римская опера с приглашением выдающихся голосов мира, мы сможем сравнить нашего Баскова, творчество Гергиева и все наши потуги в этой области с высокими достижениями мировой культуры.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А когда это будет?
А. ГАФИН — Это будет в ноябре.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Так задолго ведутся переговоры.
А. ГАФИН — Знаете, для того, чтобы получить звезду, надо за 1,5-2 года заниматься этим вопросом, потому что туры планируются загодя. У эстрадных звезд это зависит от выхода того или иного нового диска, а оперные труппы, естественно, могучий механизм, который раскручивается очень долго.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Тут есть некие просьбы о спонсорстве. Я вам передам потом их, просто вам вот, там с телефонами, со всем. Я вам передам, и вы будете принимать решение.
А. ГАФИН — Спасибо большое, но я сразу могу сказать, что продюсированием каких бы то ни было российских артистов
А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет-нет, тут вопрос в другом. Там беспризорная музыкальная государственная школа, еще что-то там. Я вам передам.
А. ГАФИН — Я когда шел на передачу, я знал, что после этого на нас обрушится шквал.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, но тем не менее
А. ГАФИН — Я с удовольствием, мы рассматриваем все.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вот это важно, чтобы сейчас я не читал длинный список. Я хочу задать вот какой вопрос. Вот смотрите, Элтон Джон приехал и уехал, опера, замечательно, приехала и уехала. А увековечить? А Третьяковский проезд? Понимаете, да, ведь что-то должно остаться потомкам.
А. ГАФИН — Вы знаете, в чем дело? У меня как бы был рояль в кустах, и я вам расскажу. Мы сейчас прорабатываем интересный очень проект по строительству в Москве музея Гуггенхайма. Есть такой музей Гуггенхайма, современного искусства, он расположен в Нью-Йорке, в Бильбао, в Берлине, филиал в Венеции. Мы бы очень хотели сделать нечто подобное в Москве. Не нечто подобное, а построить здание, которое бы принимало вот эти выставки, которые по всему миру в Гуггенхайме проходят, чтобы Москва опять стала еще одной точкой в мире реальном, где интересуются современным искусством, и мы могли бы знакомиться, для этого не выезжать в Бильбао, посмотреть, а чтобы к нам приезжали выставки. 8 числа я встречаюсь с директором Гуггенхайма Кренцем в Берлине, а там интересная история, что 2 этажа музея Гуггенхайма находятся внизу, под «Дойчебанком», а дальше 24 этажа «Дойчебанка», а музей внизу
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, да, все должны пройти через музей, практически.
А. ГАФИН — Ну, в принципе, я считаю, что это не совсем плохо.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Очень много тут мне из Питера пришло вопросов по поводу памятников деятелям российской культуру, всюду. Ну, вот, последние памятники какие строили? Петру Первому или Чижику. Вот как бы разброс-то большой. Но это политические, даже Чижик политический деятель, знаете, был, и был репрессирован. Если говорить об этом направлении? Это же память.
А. ГАФИН — Это память. И интересный как бы просто ассоциативный ряд. Я смотрел по телевизору, по-моему, это было ТВ-6, это было достаточно давно, молодой режиссер Дима Завильгельский снял фильм о таком человеке по фамилии Звездин, а в простонародье Аркадий Северный. Это была его первая работа документальная, и ее показали по телевидению. Этот человек, о котором целое поколению людей слышало, никогда не видело, он был где-то в тени. И я поблагодарил просто, ему позвонил, этому режиссеру и поблагодарил за фильм, потому что я считаю, что это очень полезно, что еще маленькую приоткрыл занавесочку нашей культуры, какое-то маленькое окошко. И после этого у нас родилась идея поставить памятник, не памятник, я даже не могу сказать, что это памятник
А. ВЕНЕДИКТОВ — Памятный знак.
А. ГАФИН — Памятный какой-то, ну, знак пускай будет, где-то около какого-то кабачка питерского, в скверике, куда любил ходить Аркадий Северный. Поставить, сделать там маленький садик, куда бы приходили его поклонники или просто люди посидеть, что-то вспомнить, другого поколения. И можете представить, сколько нападок вдруг я услышал. Кто такой Северный? Да почему мы ему должны делать памятник? Зачем это нужно? А памятники Ленину, которые стоят в каждом городе, неужели люди от них не устали?! Даже известный один бард мне позвонил вы что, с ума сошли, зачем вам этот памятник? Вот, мне сказали, что дочка против, Северного. И я ему ответил послушай, Саша, если когда-нибудь народ захочет поставить тебе памятник и твоя дочка будет против, неужели мнение дочки, с которой может быть ты практически и не жил, как не жил Северный, неужели мнение будет так существенно влиять? Хотят люди построить, это не «Альфа-банк». Мы как бы даем деньги на проект, а деньги собирает народ. Вот он захочет или не захочет. Тем не менее, как ни странно, комитет по архитектура Петербурга захотел сделать этот памятник. И выделил место. И я думаю, что где-то в начале следующего года он будет уже там стоять.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Знаете, я вспоминаю, помните, был план монументальной пропаганды им. Ленина? В свое время его детально изучал, получал массу удовольствия. Конструктивисты, там, хороший список был
А. ГАФИН — В Ульяновске это все воплотилось.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Воплотилось, да?
А. ГАФИН — Ну, конечно, гигантские стеллы, вот этот комплекс Ульяновский.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А может быть, вот план монументальной пропаганды, но в другом смысле, каким-то образом начать осуществлять?
А. ГАФИН — Идея очень хорошая. И я, когда начал говорить, что по другим городам мы ездим, просвета в других городах нет, никто не собирается ничего там украшать, ставить. Хотя очень много дизайнеров современных, которые могли бы создать нетрадиционные композиции. Знаете, закрутить гигантский кран водопроводный, размером 30 на 30 метров. Причем деньги городу не надо искать. Я думаю, что как раз здесь меценатов на это будет больше, чем достаточно. И чтобы люди безрадостным серым днем шли на работу, вдруг увидели что-то такое оригинальное и радостное, и у них чуть-чуть поднялось настроение. Вот, такой на самом деле можно сделать проект, выставить их, эти проекты, в Манеже, а губернаторы бы приехали, посмотрели, сказали вот это я беру к себе в Челябинск, это я беру в Иркутск, а это в Новосибирск поедет. Но для этого мало одного банка. Здесь нужно, чтобы объединилась группа большая энтузиастов, людей, у которых душа болит за всю страну и все то, что будет дальше.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это был Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка». Мы договорились с Александром, что через какое-то время мы соберем на «Эхо Москвы» круглый стол по поводу меценатства. Мы пригласим людей, которые имеют деньги, и пригласим депутатов, которые готовы работать над законом о меценатстве, пригласим министра культуры Михаила Швыдкого, и поговорим по кругу по проблемам. Спасибо большое! привозите гостей. Хотя не могу не задать еще один вопрос, который Ирина задает нам. Вы сказали мы не помогаем российским актерам. И тут же вопрос почему вы не помогаете российской культуре?
А. ГАФИН — Мы не помогаем не актерам эстраде российской. Мы помогаем культуре. Мы спонсировали «Современник» до тех пор, пока он не встал на ноги, еще какие-то проекты мы делали. Но эстраде не помогаем. Эстраду вообще давно уже нужно обложить данью, потому что она уже может кормить театральные коллективы.
А. ВЕНЕДИКТОВ — И еще вопрос от молодого слушателя из Красноярска, Ивана: «Ну, а Бритни Спирс вы нам привезете?»
А. ГАФИН — Бритни Спирс это не наш формат, Иван. К сожалению, не наш формат.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А кто нам привезет Бритни Спирс?
А. ГАФИН — Я думаю, что привезет вам какая-нибудь серьезная компания, такая как «SAV-Entertainment», возглавляемая Евгением Болдиным. Это их бизнес. А для нас это, к сожалению, только в некотором роде имиджевые акции.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Спасибо большое! Александр Гафин, вице-президент «Альфа-банка».



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире