24 января 2002
Z Интервью Все выпуски

Возможное перераспределение полномочий между верхней и нижней палатами парламента; ситуация вокруг телекомпании ТВ-6; важнейшие законопр


Время выхода в эфир: 24 января 2002, 15:15

24 января 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Любовь Слиска, первый вице-спикер Госдумы РФ 
Эфир ведет Сергей Бунтман

С.БУНТМАН: Много очень вопросов, я думаю, что в Госдуме не меньше вопросом, чем хотели бы задать и наши слушатели, и мы тоже, в нашей редакции. Первый. Я бы хотел одну социальную проблему и решение о повышении пенсий. Повышение пенсий на 6%. Понятно, что растут цены, и даже такое повышение не сможет компенсировать сейчас положение пенсионеров. Но многие задают себе вопрос об источниках повышения, и могут ли они привести, если взять неподтвержденные, необеспеченные какие-то деньги, не может ли это привести к новой эскалации инфляции, подъем цен, который никогда не компенсируется?
Л.СЛИСКА: Нет, вы знаете, то, что у нас идет все-таки такой динамичный рост пенсий, наверно, это надо приветствовать. Другое дело что он, может быть, не в том объеме обеспечивается, в котором, наверно, уже давно нам необходимо обеспечивать достойные пенсии нашим пенсионерам. Потому что, во-первых, несовершенство пенсионного законодательства, порядок в котором мы наконец-то начали наводить в 20002001 году, он, наверно, тоже сказался на начислении пенсий и коэффициентов к этим пенсиям за трудовой стаж, за вредность, и прочие факторы, которые требовали дополнительного начисления к пенсиям. Я должна сказать, что 2001 год и 2000-й год, несмотря на то, что рост инфляции был чуть выше, который планировало себе правительство, я не хотела бы строить пессимистических прогнозов в отношении резкого скачка цен или роста инфляции. Я все-таки думаю, что и в 2002 году у нас все-таки сохранится нормальный рост доходов в бюджете Российской Федерации. Единственное, что сейчас создает некоторую проблему в регионах России, — это повышение заработной платы бюджетникам. То есть областные бюджеты не справляются с возможностью выплатить зарплату бюджетникам в объеме, установленном правительством Российской Федерации. Думаю, что где-то по февралю будет подведена какая-то уже информационная итоговая справка, по которой будет видно, кому из регионов нужно будет в этом вопросе помочь. А с пенсиями, я думаю, что в течение 2002 года это не первое и не последнее повышение пенсий нашим пенсионерам.
С.БУНТМАН: Но главное, чтобы это было не за счет других статей бюджета. Потому что здесь может быть эффект домино.
Л.СЛИСКА: Естественно, нельзя заимствовать, из-за того, чтобы прибавить одному, забрать у другого. Поэтому все эти показатели, все эти цифры должны быть в бюджете, и если есть возможность за счет сверхнормативных доходовых поступлений в бюджет эти начисления и эти выплаты увеличить, то, наверно, нужно исходить из реальных финансовых возможностей.
С.БУНТМАН: Здесь очень много вопросов, которые уже начинают приходить. Раз мы о пенсиях заговорили, еще один только вопрос, потому что это отдельная тема. Наша слушательница Наталья считает, что нужно раз в квартал при соответствующей инфляции повышать, было бы правильно индексировать пенсии.
Л.СЛИСКА: Мы, наверно, каждый считаем, что что-то нужно сделать раз в квартал, раз с понедельника, с первого числа очередного месяца. Я еще раз говорю: нужно смотреть на финансовые возможности государства. К сожалению, до этого созыва Думы, когда в Думе преобладало все-таки большинство левое, принималось очень много законов, которые совершенно не были обеспечены финансированием. Зачем обманывать население? На этом себе авторитет никогда не заработаешь. И сейчас, по-моему, многие поняли, что лучше синица в руках, чем журавль в небе.
С.БУНТМАН: Вопрос о Думе, прежде чем мы перейдем к другим вопросам. Алла Павловна спрашивает: «Почему Дума отказалась обсуждать ситуацию с ТВ-6? Отключение сигнала до начала ликвидации юридически неправомерно, Вы как юрист должны это знать. Госдума должна руководствоваться не собственными интересами смотреть олимпиаду, а интересами и конституционными правами потребителя. Не могли бы Вы прокомментировать эту ситуацию?»
Л.СЛИСКА: Во-первых, хотелось бы сразу ответить: Дума не отказалась обсуждать этот вопрос. Предложение было вчера пригласить немедленно на правительственный час министра Лесина. У нас существует регламент, мы должны сообщить о вопросе, который будет слушаться на правительственном часе, не менее, чем за неделю. Такие срочные приглашения бывают в случае каких-то очень серьезных чрезвычайных ситуаций, и поэтому вчера Дума не проголосовала за приглашение Лесина именно сегодня. У нас Лесин приглашен на очередной правительственный час в феврале, в том числе, будет поставлен вопрос о ТВ-6 и о работе средств массовой информации в РФ. Поэтому вчера так был поставлен вопрос и он был так проголосован. Я не вижу здесь никакой трагедии.
С.БУНТМАН: Ваше собственное отношение к проблеме ТВ-6?
Л.СЛИСКА: Я уже несколько раз высказывала свое отношение. Я за то, чтобы у нас было много разных точек зрения, мы могли бы оценивать поданную информацию, сами зрители. Я была категорически против закрытия очередного канала, тем более на ТВ-6 были передачи, которые я, например, смотрела с удовольствием, новостные выпуски мне очень нравились, потому что там немного иная точка зрения превалировала над другими. Но сейчас ситуация с ТВ-6 мне напоминает знаете какую ситуацию? Я не хочу обидеть журналистов, но здесь уже личностный конфликт стал выходить за рамки того конфликта, который определен судебной инстанцией. В этой ситуации похоже очень на ситуацию, когда жена узнает о неверности мужа и всех своих подруг начинает обзванивать и рассказывать об этом. Вот мы сейчас, слушатели России, оказались, наверно, в ситуации подруг или просто знакомых и соседок. Я думаю, что все-таки не все правовые возможности господин Киселев использовал, для того, чтобы ситуацию выровнять. И на тот шанс, который дало министерство по делам печати, чтобы сохранить коллектив опять, мы увидели совершенно неожиданный шаг господина Киселева. И вот сейчас в политическую плоскость переводить этот конфликт я бы не стала.
С.БУНТМАН: Там были достаточно сомнительные юридические вещи, что и доказало решение приставов.
Л.СЛИСКА: Еще раз хочу вам сказать: сомнительные значит, очень плохая юридическая служба работала в акционерном обществе «ТВ-6», раз такие возможности появились. Значит, нужно было завести себе хорошего, дорогого и оплачиваемого юриста, который смог бы эти все коллизии юридические искоренить. Вы знаете, три юриста 5 мнений, поэтому лучше собрать 6 юристов и 10 мнений и из них выбрать лучшее.
С.БУНТМАН: Но, наверно, тогда и в министерстве не очень хорошие юристы, раз они предлагали такое. Может быть, встретиться, совместить юридические мнения министерству и руководству ТВ-6 и как-нибудь выработать отдельный подход, если он возможен?
Л.СЛИСКА: А наверно, уже упущено время. Я думаю, упущено время, потому что есть решение высшей судебной инстанции. Решение суда исполнено. В этой ситуации сейчас мне бы очень хотелось, чтобы сегодняшние объявленные правила участия в мероприятии, которое даст возможность участия в получении лицензии на вещание ТВ-6, ТВ-6 поучаствовать и все-таки завоевать право снова Но уже, я думаю, не на личностных контрастах строить свои отношения с государством, с властью, со своими зрителями. Ведь ничего не случилось с НТВ, НТВ нормально работает, оно не стало хуже, и творческий коллектив там не стал хуже. Я еще раз хочу вам, слушателям, сказать: мне жаль, что так случилось. ТВ-6 была очень профессиональной командой, которая работала. Но сейчас мы снова столкнулись с тем, что только ТВ-6 защищает свободу слова в России. Разве это так? Разве у нас мало разных федеральных региональных СМИ, журналистов профессиональных, которые также делают свое профессиональное дело, действуют по своей совести, не боятся высказывать свою точку зрения и не боятся критиковать власть? Наверно, это касается печатных средств массовой информации, в том числе.
С.БУНТМАН: Но, тем не менее, только ТВ-6 было закрыто. И в случае с экономическим положением, если эту тему несколько подвесить, многие средства массовой информации находятся, может быть, не в лучшем, а может быть и в худшем положении, чем ТВ-6 — почему-то процессов никаких нет.
Л.СЛИСКА: Я вас прекрасно понимаю. Вы работаете, так скажем, в одном цехе, и «Эхо Москвы» и ТВ-6. Вы всегда очень активно поддерживали
С.БУНТМАН: Но если бы закрывали условное ОРТ, мы бы точно так же говорили, по таким же принципам.
Л.СЛИСКА: Я вам еще к тому хочу сказать, что все-таки, наверно, действует принцип солидарности. Но почему раньше никто не подсказал руководству ТВ-6, что неплохо было бы юридические эти правовые аспекты упредить? Есть же и нормы, которые трактуются не только юристами, которые нас окружают, но можно найти и совершенно другие подходы. Закон у нас, говорят в России, что дышло (пока еще), как повернешь, так и вышло. Вот можно было повернуть, но не захотели.
С.БУНТМАН: Вот именно, к сожалению. Хочется, чтобы закон не был дышлом.
Л.СЛИСКА: А вот вы хотите как раз, чтобы он был. Вы хотите вернуть все назад, когда приставы исполнили законные решения суда, а мы еще пытаемся посадить за стол переговоров и найти какое-то компромиссное решение. Какое? Высшее решение — это судебное. И его опротестовать теперь, я думаю, удастся с трудом.
С.БУНТМАН: Ну что же, опротестовать можно всегда, лишь бы не было поздно. А на конкурс надо выходить.
Л.СЛИСКА: На конкурс выходить надо обязательно. Тем более, что сейчас, насколько я знаю, на сегодняшний день подана заявка только от ТВ-6. Но если, может быть, будут участвовать еще 2-3 компании Потом, состав федеральной конкурсной комиссии все-таки оставляет надежду на то, что он будет все-таки беспристрастным к тому, чтобы по этой лицензии определиться. Во всяком случае, Познера уж, наверно, в каком-то ангажировании не уличишь, правда?
С.БУНТМАН: Конечно, но я бы хотел, чтобы если все закончится нормально, я бы хотел пожелать всем нашим судам так оперативно решать вопросы, и особенно арбитражным, как это было решено замечательно Как между праздниками люди работали — просто у меня вызывает трудовой стахановский восторг.
Л.СЛИСКА: Но это не только, наверно, по вашему делу. Бывает в других случаях.
С.БУНТМАН: Бывает так быстро?
Л.СЛИСКА: Бывает, представьте себе.
С.БУНТМАН: Хорошо. Но против дышла я категорически, могу Вам поклясться.
Л.СЛИСКА: И я категорически. Но понимаете, в чем дело. Главное, чтобы были аргументы нормальные для того, чтобы с тобой согласились. Достаточных аргументов для того, чтобы оспорить решение предыдущей инстанции, никто не нашел, а времени было для этого достаточно, с ноября достаточно было времени, и декабрь весь был ваш.
С.БУНТМАН: Но ведь московский суд федерального округа решил.
Л.СЛИСКА: Решил. А потом арбитражный решил.
С.БУНТМАН: В высший президиум подан был протест. И не дождались нового рассмотрения, кстати говоря, нового рассмотрения, непредвзятого и объективного Хорошо, если Вы после 27 вдруг, паче чаяния, увидите ТВ-6 на 6-й кнопке, каковы будут Ваши ощущения?
Л.СЛИСКА: Нормальные. Совершенно нормальные.
С.БУНТМАН: Видите, сколько мы точек соприкосновения за 5 минут нашли. Давайте попытаемся найти несколько точек других. Перераспределение полномочий между Верхней и Нижней палатой — вернемся к  Вашему цеху
Л.СЛИСКА: Какое перераспределение? Его просто не может быть. Они просто решили поговорить и из этого сделать какой-то информационный повод. Есть закон о статусе члена Совета Федерации, о статусе Государственной Думы, в конце концов, есть закон о выборах депутатов Государственной Думы 19992003 годов. Члены Совета Федерации у нас назначены от органов представительной и исполнительной власти, уже этим наши статусы разнятся очень серьезно. Поэтому перераспределения полномочий здесь просто пока не может быть никакого. Если оно может наступить, то только тогда, когда члены Совета Федерации будет избраны так же, по той же схеме, по той же системе, как избираются депутаты Государственной Думы. Я думаю, что то, что мы сегодня будем взаимодействовать немного иначе, потому что палата стала работать на постоянной основе, это не является перераспределением полномочий.
С.БУНТМАН: Скажите пожалуйста, с какой радости стали об этом говорить? Не просто же создать информационный повод.
Л.СЛИСКА: Наверно, просто у нас иногда высказывания некоторых политиков, даже некоторых членов Совета Федерации, начинают быстренько обыгрывать, что какой-то конфликт уже зреет между Мироновым и Селезневым, что Миронов замахнулся на какие-то полномочия Селезнева и прочее Я была на этом совещании, потом вторую часть я его смотрела по телевидению. Ничего там такого не было, просто были поиски нормального компромиссного взаимодействия, вот и все, что бы дало пользу обоим палатам. Естественно, работу Государственной Думы и работу Федерального Собрания даже близко нельзя сравнить. Мы работаем с законом с момента поступления его в управление делами регистрации, и он проходит у нас стадии до вынесения его на Совет Федерации. Как на этой стадии могут работать члены Совета Федерации? Как, может быть, субъекты законодательной инициативы от регионов, или выступать по доверенности с этой инициативой, которую регион представляет в Государственную Думу как законодательную инициативу. Да, здесь, по-моему, так работали всегда. И то, что мы сейчас обменялись вице-спикерами и у нас Горегляд будет участвовать в наших заседаниях Совета, а я буду участвовать в заседаниях палаты Совета Федерации, — я тоже ничего плохого в этом не вижу. Единственное, что господину Горегляду здесь более свежая, наверно, информация будет даваться по тому, какие законы у нас готовятся на ближайшее рассмотрение, а я просто буду констатировать, что после нашего принятия принял Совет Федерации.
С.БУНТМАН: Я бы хотел сейчас обозначить, у нас минута до новостей, а потом мы еще продолжим разговор и будем даже голосовать. Проблема, которая рискует вылиться в очень большую кампанию с беспризорными детьми.
Л.СЛИСКА: Да, проблема серьезная.
С.БУНТМАН: Как бы это в звонкую кампанию не превратилось и тем не ограничилось
Л.СЛИСКА: Конечно же, одна Валентина Ивановна Матвиенко с этой проблемой не справится. Тут любой волшебник не справится. Потому что проблема это не вчерашнего дня, не позавчерашнего и даже не года, а нескольких лет. Уже эта проблема испортила не одно нам с вами поколение. Но самое что неприятное, что как раз Матвиенко на этом поприще работала и многое делала, для того чтобы эти проблемы снять, а те, кто сейчас пытаются свои какие-то альтернативные проекты преподнести, быстренько прислониться к этой проблеме Даже новостные выпуски стали откровенно спекулировать на этой проблеме. Что, разве президент должен был сказать о том, что у нас такая проблема существует? Мы сами десятки тысяч раз проходили мимо таких детей. Кто-нибудь помог хоть одному? Скажите, кто остановился, кто спросил почему ты побираешься, почему ты пьешь, почему ночуешь? Кто помог? Вот об этом надо говорить. Пусть каждый тогда, кто сейчас пытается сделать на этом политический капитал, расскажет сначала, кому конкретно он помог, кого он спас от этого, как он повлиял на родителей этих беспризорных детей, которые сами не хотят работать, а заставляют побираться своих маленьких ребятишек неграмотных, которые даже не понимают Когда даешь им купюру денежную, они сами не знают, сколько это, могу я на это хлеба купить или не могу — вот что страшно.

С.БУНТМАН: Я бы хотел спросить наших слушателей. Мы сейчас будем говорить о том, что может сделать государство, правительство, парламент, разные ветви власти в решении проблемы беспризорных детей. Если государство поможет нам с вами, готовы ли вы сами принять участие в решение проблемы беспризорных детей и не перекладывать все на плечи государства? Теперь с другой стороны. Граждане могут быть готовы и не готовы, но все равно это в рамках некоей программы, которую государство осознает. Как Вы считаете, сейчас клич брошен, и каким образом Мы говорили о том, что опасность есть кампанейщины в этом.
Л.СЛИСКА: Опять надо разделять два понятия: безнадзорность и беспризорность. Это очень серьезно.
С.БУНТМАН: Хорошо, давайте разделим, но общая проблема есть.
Л.СЛИСКА: Это очень серьезно. Надо разделить. Это первое. Второе, что для этого нужно сделать, это исключить эту разобщенность ведомств, которые отвечают по этим вопросам за детство, за обучение, за здоровье детей. У нас получается так, что у нас 4 структуры и между собой договориться не могут. Я, к сожалению, серьезно этой проблемой здесь не занималась, но я занималась достаточно серьезно ей в Саратове как заместитель председателя правительства. Мы сделали там программу «Внимание, дети!», и мы помогали одаренным детям из малообеспеченных семей, тем, которые могли бы учиться, но не имеют финансовой и другой возможности, помогать им учиться. Мы с вузами договорились, с лицеями, с гимназиями. У нас такие дети там были, они на надзоре. Вот эта программа действует уже несколько лет у нас. Может быть, мы сделали мало, но все равно мы спасли эти детские души, мы помогли.
С.БУНТМАН: Это один из шагов, которые возможны.
Л.СЛИСКА: Неплохо было бы Вообще правильно сказал, мне вчера понравилось очень выступление моего коллеги депутата Жириновского, что, наверно, нужно поискать в России Ушинских и Макаренко, у нас таких педагогов достаточно много, которые могли бы дать дельные советы власти в том числе в регионах, как бороться с этой проблемой. Но вы знаете, у нас одна проблема детства этим не кончится. Мы сейчас заговорили о детях, а почему у нас сейчас столько домов престарелых, столько брошенных стариков, которые тоже побираются наравне с детьми, замерзают и бомжуют и такая же у них судьба Из этих мы растим преступников и отморозков, потому что не обращаем на них внимания, потому что эти дети не наши, они нам не нужны. А старики, которые сделали то, что мы сейчас с вами живем, они сейчас тоже стали нам не нужны. Я знаю эту проблему по Саратовской области. Не убавляется, а прибавляется количество. Прибавляется, к сожалению. Обеспеченные дети бросают своих родителей. А что же мы хотим получить от этих детей, которые сейчас уже, с детства на всю нашу страну, на все наше население обижены, потому что они брошены, они обездолены, они голодные, над ними издеваются Вчера стоял вопрос в Государственной Думе, приглашать или не приглашать Касьянова Михаила Михайловича по программе беспризорности и безнадзорности и генерального прокурора Устинова дать нам оценку, как все-таки прокуратура осуществляет надзор за раскрытиями преступлений в отношении несовершеннолетних. Так вчера в  Думе это вызвало целую полемику: а зачем, а почему, может быть и не надо, будет же программа 15-го
С.БУНТМАН: А почему не надо?
Л.СЛИСКА: Да, наверно, надо. Это надо было делать уже вчера, год назад, два года, 5 лет назад, и на контроль особый поставить это дело.
С.БУНТМАН: Так чем же аргументировали, что не надо? Вы говорите, будет программа. Но ведь клич брошен, правительство тоже должно было задуматься об этом.
Л.СЛИСКА: Нет, вы знаете, так тоже нельзя пессимистично говорить о том, что правительство Программа «Дети России» существует уже несколько лет, и год от года повышается возможность финансирования этой программы, и по этой программе многие регионы РФ получают деньги и спасают какое-то количество детей. Но вы знаете, от этого тоже их не становится меньше. Вот я как юрист, как депутат государственной Думы, как женщина должна сказать, что очень плохо, что мы из Уголовного кодекса, гонясь за правами человека хочу, работаю, хочу, не работаю, — исключили статью о тунеядстве. Хотя бы какая-то административная должна быть ответственность за то, что родители не обеспечивают должного содержания своих детей. Если вы их родили, то вы за них отвечаете. Семейный кодекс у нас слишком лояльный. Не может государство заботиться обо всех маленьких детях, должны родители о них тоже заботиться. А мы  — видите как. У нас пытались поставить вопрос о том, чтобы доплачивать какие-то повышенные суммы денег приемным семьям, которые принимают ребятишек из детских домов, из интернатов, которые помогают им, как-то снизить налог на благотворительную деятельность организациям, которые помогают детским домам, учреждениям и прочее. Это всегда наталкивается на сопротивление. И понимаете, у людей просто опускаются руки да зачем это надо?
С.БУНТМАН: А на чье сопротивление это наталкивается?
Л.СЛИСКА: Чиновников, бюрократов. Особенно это в регионах, когда местные пытаются за счет этого Может быть, да, где-то есть уловки, чтобы что-то словчить и схитрить, но все-таки давайте в корень смотреть. Польза-то от чего будет? От того, что он там украдет несколько тысяч рублей или десятков тысяч? Или на десятки тысяч рублей поможет детям? Детям выучиться, одеться, обуться, подлечиться где-то. Ведь они же больные, все эти ребятишки, которые валяются у нас сейчас по этим переходам и тоннелям. Они все уже больны. Это больное население, которое вырастет через несколько лет. То есть мы в эту проблему втянули себя сами. И сейчас очень много советчиков, сейчас вдруг все решили, что такое-сякое правительство. Да нет, надо смотреть совершенно по-другому. Мы сами ничего для этого не делали, мы не били в этот колокол и бубен, все население, что у нас трагедия, что у нас начинается просто вырождение нации, что дети подвергаются истязаниям, насилиям и прочему. Почему заграницей есть статья в уголовном законодательстве за то, что детская порнография преследуется? Вы помните этот случай, когда сделал один из журналистов на РТР. В России такой статьи нет. Почему не усилить уголовную ответственность за эти вещи? Это маленькие души, беззащитные совершенно, насилие в отношении которых вообще должно караться строже любого преступления. Опять, мы все время под европейский стандарт хотим попасть. Но там немножко другое отношение ко всему этому. Нам до европейских стандартов надо еще дойти, до определенной степени понимания, ответственности и, скажем, участия каждого в судьбе того, кто рядом с тобой, отвечать за тех, кто рядом.
С.БУНТМАН: Но получается, инициатива если будет от людей от региональных, может ли Дума принять целый комплекс, например, законов, внести дополнение в тот же самый Уголовный кодекс?
Л.СЛИСКА: Конечно, может. И она сделает это. Насколько я знаю, есть сейчас уже некоторая информация, правда, она непроверенная, но думаю, что все-таки она имеет под собой основания, что будет внесен единый закон о беспризорных и безнадзорных детях. И, наверно, ликвидация этой разобщенности ведомств должна дать тоже свой результат. Потому что смотрите. Я несколько раз наблюдала такую ситуацию. Спрашиваешь ребенка — почему ты побираешься, стоишь у магазина, где рынок, какое-то кафе? Он начинает говорить бабушка, папа сидит в тюрьме, мама пьет, мамы не бывает дома Проверяешь действительно, в Саратове очень часто мне приходилось это делать. И в то же время работник милиции ходит по тому же рынку, по кафе или какому-то торговому центру он лучше у бабушки подойдет и мзду возьмет за три пучка редиски, но он не обратит внимания на то, что ребенок побирается. И ответственность участковых. И участковым надо вменить в обязанность, чтобы они следили за этими семьями, где ребятишки безнадзорные, чтобы они могли уже здесь в каком-то и правовом поле действовать, чтобы их не обвинили, что они превышают свою власть. Наделить участкового этим правом, с малого начинать все. Тут особых мозгов и особого закона-то не надо. Просто это могут быть ведомственные инструкции в каждом министерстве, которое отвечает за эти вопросы.
С.БУНТМАН: Мы видим, что здесь целый комплекс проблем огромный, но все-таки, я думаю
Л.СЛИСКА: Ничего невозможного нет. Мы в космос с вами летаем. А эту проблему детскую, это население
С.БУНТМАН: Мы с вами, к сожалению, не летаем, но запускаем других, имеем такие возможности, сложнейшие технологии. Дети должны воспитываться государством. Да нет, понимаете, и дети, и родители должны воспитываться. Спасибо, что Вы упомянули тех, что бросают не только маленьких, но и старых, слабых и так далее.
Л.СЛИСКА: Это проблема России, к сожалению безнравственность, аморальность
С.БУНТМАН: В общем, все сделать нам на защиту слабого, на защиту ребенка. И  потому что есть некая апатия и не очень пока что внятные расходящиеся по ведомствам усилия по решению этой проблемы, может быть, поэтому наши слушатели, которых было 809 человек, самых активных, но из них 60% ответили на вопрос, что они не готовы сами принимать участие.
Л.СЛИСКА: Это говорит как раз о нашем пессимизме. Пусть кто-то другой, но не я. Вот опять вам решение вопроса. Вот если бы 67 были за то, что они могут Нет такого, чтобы за что человек не взялся и не возбудил бы в себе желание помочь ближнему. Почему мы всегда, когда рядом с уходящим стоим у гроба, говорим да, мы не жалеем друг друга при жизни. Мы их не жалеем сейчас, при жизни, а что будет с нами потом? Кто нас-то пожалеет, когда нам с вами по 80 будет? Вот эти, кого мы не хотим поддержать? 67% ответили «нет», такая же будет реакция в отношении вас, такое же будет отношение и к вам, когда мы состаримся.
С.БУНТМАН: Давайте на каком-то следующем этапе, может быть, когда мы с Вами постараемся поговорить, я бы очень хотел поговорить о  конкретном взаимодействии, о дальнейших шагах программы, о разумных шагах, чтобы это не превратилось в какую-нибудь звонкую капанию, о выполнении которой будет доложено, когда останется непонятно пока сколько беспризорных и безнадзорных детей.
Л.СЛИСКА: Я не уверена, что это превратится в кампанию. Президент Путин — человек достаточно серьезный, и я думаю, что ответственность за решение этой проблемы будет тоже серьезная, и сроки для решения этой проблемы будут достаточно короткими и жесткими.
С.БУНТМАН: Мы с Вами не поговорили о планах весенней сессии, но у нас, я думаю, будет Сев на эту проблему, не хотелось бы от нее отступать, потому что ее надо действительно решать
Л.СЛИСКА: Это все вторично. Главное права, здоровье, образование и возможность жить как все, как нормальные люди, вот этот главнее любых сессий, любых планов и всего остального. Эта работа вторичная. Дети — это сейчас главное. Мы всегда говорили, что дети наше богатство, дети наше будущее. Мы сейчас об этом будущем думать, к сожалению, перестали.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была Любовь Слиска, первый вице-спикер Госдумы РФ.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире