09 января 2002
Z Интервью Все выпуски

Как выглядят наши деньги


Время выхода в эфир: 09 января 2002, 20:30

9 января 2002 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Елена Китаева, художник, соавтор проекта «Новые деньги».
Ведущий эфира — Антон Орех

А.ОРЕХ: Мы сегодня будем говорить о том, как выглядят денежки. Не будем говорить о фальшивых, о том, как лучше их подделать, кто в чем хранит свои сбережения. Будем говорить о внешнем и эстетическом. На пейджере у нас есть вопрос, с которого я и хочу начать беседу. Дмитрий из Вологды интересуется «оцените дизайн евро? Правда ли, что банкноты отличаются в зависимости от того, в какой стране напечатаны, и есть ли в этом смысл?». Я же скажу, что мне они не нравятся. Правда, я видел их не живьем, а на картинках. А вам?
Е.КИТАЕВА: Я, скорее, с вами соглашусь. Что-то меня в них смущает.
А.ОРЕХ: Я вам скажу, что меня смущает все-таки это единая Европа, там 12 стран кроме трех, которые не рискнули войти Британия, Швеция и Дания. Я ожидал увидеть что-то значительное а там 10 евро — мостик, 20 евро  — мостик, 50 — тоже мостик получился путепровод. В чем же была концепция, когда рисовали евро?
Е.КИТАЕВА: Как я знаю из СМИ, они расположили на одной стороне стили искусства по возрастающей от классического, романского, готики, Возрождения, барокко, рококо, модернизм и современный стиль стекло и бетон. А вторая сторона обозначает мосты Европы. В той же последовательности стилей.
А.ОРЕХ: Мосты, символизирующие связь народов?
Е.КИТАЕВА. Наверное. Но все это как-то немножко по-детски. Я понимаю, что художник стремился сблизить по стилю, художественному исполнению, но сведение всего этого воедино нивелировало это временное различие. К тому же  моя главная критика в том, что я не узнаю тех великих произведений, с которыми у меня ассоциируется это время. Например, модернизм — я хотела бы видеть Гауди, или французское метро но здесь я этого не вижу.
А.ОРЕХ: Моя первая ассоциация, и она такая же, как у Сузанн Шолль, австрийской журналистки она сказала, что это похоже на денежки из игры в «Монополию», и даже на прошлой неделе уже был такой случай, что какой-то мужчина с этой денежкой из игры пришел, заплатил, и ушел с покупкой, — и никого это не удивило. И думаю не только потому, что люди не привыкли новым деньгам, а  из-за именно «детского» дизайна.
Е.КИТАЕВА: Да, думаю, они пестроватые. Мы бы хотели видеть мощные, сдержанные деньги. Даже цифра нарисована различными цветами. Хотя здесь видна попытка разведения их по цвету. Но из-за того, что в новых деньгах используется дополнительный цвет, хотя в наших это тоже есть например, беж соседствует с фиолетовым, — здесь же  это усиливается.
А.ОРЕХ: Что такое дополнительный цвет?
Е.КИТАЕВА: Это второй контрастный цвет, — к желтому синий, к красному зеленый. То есть, на противоположных сторонах цветового круга если углубиться в цветоведение. Это делается для того, чтобы усилить основной цвет. Все знают, что если взять в руки красный зонт, то ваше лицо будет казаться зеленым. Это техника цветоведения, на уровне оптического восприятия цвета. Когда вы используете желтый, и чтобы вы поняли окончательно, что это именно желтый цвет, то нужно плеснуть туда чуть-чуть синего, контрастного цвета, и он усилит желтизну. Это физический закон.
А.ОРЕХ: Что бы вы хотели увидеть на европейских деньгах?
Е.КИТАЕВА: Думаю, что можно было взять из прежнего опыта европейских денег там тоже было очень много приятных вещей. На мой взгляд, самые красивые прежние деньги были во Франции и Италии. На мой взгляд, французские деньги это эталон денег. Эталон дизайна. Они страшно красивые как они сделаны, нарисованы, какие там цветовые сочетания и приемы дизайнерские и  художественные там все находится в идеальном балансе. Считается, что в деньгах есть некая технология там принято использовать растры, гравировку, сближенные тона, а во французских деньгах были плотно закрашенные декоративные элементы. А итальянские деньги были хороши из-за своей классичности. Там все признаки того, как страна гордится своим прошлым там есть Рафаэль, Леонардо. И я думала, что создатели евро пойдут немножко по французскому пути. Но, видимо, не получилось.
А.ОРЕХ: Какие были варианты, если пофантазировать? Могли быть портреты знаменитых европейцев
Е.КИТАЕВА: На самом деле, там была туча путей, направлений, тем и чего угодно. Думаю, они сознательно себя остановили в этом направлении. Потому что можно, конечно, было взять от каждой страны архитектурный символ, например, или какого-нибудь творца, художника, научного деятеля. Но там, конечно же, началась бы разборка кто на копейке, почему мы на 50 евро, а почему на 500 немцы себя поместили, например?
А.ОРЕХ: А, между прочим, с вашей точки зрения, какая купюра важнее 500 евро или 5? 500 же менее употребительны, а в обиходе будут 5. На  одном долларе Джордж Вашингтон это я знаю, а кто на 500, я не помню.
Е.КИТАЕВА: Видите, получается, что в деньгах главное идеология.
А.ОРЕХ: Можно было пойти другим путем поместить Нотр Дам, Биг Бен
Е.КИТАЕВА: Я и не понимаю, почему они этого не сделали. По-моему это символы искусств определенных направлений.
А.ОРЕХ: Колизей это символ Италии, или больше европейской культуры?
Е.КИТАЕВА: Для нас это, конечно, Европа, но думаю, что у них более тонкие отношения.
А.ОРЕХ: Значит, все-таки они пошли по пути абстракции, и, по нашему общему мнению, не очень у них получилось, все-таки, в итоге.
Е.КИТАЕВА: Думаю, да. Слишком они отстранены, не душевные деньги получились.
А.ОРЕХ: И все-таки  на какие деньги евро больше похожи? Может быть не по исполнению и цветам, но по идее? Какие у вас возникают ассоциации?
Е.КИТАЕВА: Думаю, что они ближе к бельгийским гульденам. Они очень экстравагантные, мультяшные. На них помещены великие люди, но они немножко карикатурные.
А.ОРЕХ: Олег прислал нам на пейджер: «Господа, красота денег, в том числе и евро, заключается в их количестве. Это же не произведение живописи можно ли об этом спорить?» Так что это все-таки  произведение искусства, или это прикладная вещь, средство платежа? У нас была забавная история когда завозили к нам евро, но еще их не использовали, у нас на таможне спорили является ли это ценной бумагой, или это полиграфическая продукция?
Е.КИТАЕВА Нет, конечно, это триединая вещь это и деньги как таковые, и художественное произведение, и  третье — я привношу в такие вещи всегда мистику. Я считаю  — какую мощь задать любому произведению от художника, настолько она и будет весома, велика или мала я отношусь мистически немножко к этим изображениям.
А.ОРЕХ: Ну, это определенно влияет на наше сознание
Е.КИТАЕВА: Конечно. Это то, что непрерывно курсирует, меняется как кровь.
А.ОРЕХ: Ну уж. По крайней мере, это тот символ страны, с которым мы каждый день сталкиваемся в отличие от флага, герба, гимна, текст которого помнят единицы. И через деньги мы можем людей приучить к каким-то символам.
Е. КИТАЕВА: Естественно, работает такой момент, как подсознание, когда вы  все время видите какие-то вещи, они к вам закрадываются глубоко-глубоко, и работают с какими-то подсознательными вещами.
А.ОРЕХ: Поговорим со слушателями. Дима. Скажите, помните ли вы, что изображено на нашей купюре в 500 рублей?
СЛУШАТЕЛЬ ДИМА: Не помню.
А.ОРЕХ: А сто рублей? 10 рублей?
ДИМА: 10-рублевую, кажется, помню Там, по-моему, нарисован водопад, а с другой стороны Красноярск.
А.ОРЕХ: Очень хорошо, 10 рублей мы уже идентифицировали. Идем дальше. Что нарисовано на тысяче?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА НАСТЯ: Ох 
А.ОРЕХ: А 500? 100? 50? Хорошо, какой рисунок вы помните на наших отечественных деньгах?
НАСТЯ: Помню стоит статуя
А.ОРЕХ: Кого и  на какой купюре?
НАСТЯ: По-моему, на 50 рублях.
А.ОРЕХ: Это уже какой-то показатель. Я хочу слушателям нашим предложить проголосовать по следующему вопросу «Нравится ли  вам внешний вид современных российских денег?» Если нравится вы звоните по телефону 995-81-21, если нет — 995-81-22. Начинаем голосование. Послушаем телефон.
СЛУШАТЕЛЬ ПАВЕЛ: Вы знаете, я так считаю лишь бы они были. Нравятся.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА: Нравятся. Я к ним уже привыкла. Мне нравится Большой театр на больших деньгах, мне нравится цвет, размер денег.
СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ: Не нравится тем, что нет портретов великих людей. Молодежь изучила бы наши персоналии, иконографию хотя бы по деньгам.
СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Более нравятся, чем не нравятся в отличие от предыдущих, которые были во времена реформ. Но советские нравились больше. Особенно нравился четвертной билет, сиреневый. Самый сложный, насколько я помню по своей структуре.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЕЛЕНА: Категорически не нравятся деньги однотонные. Хочу, чтобы были красные десятки, чтобы деньги были цветными я в темноте 50 и 10 путаю. Очень не интересные деньги. Категорически.
А.ОРЕХ: Подведем итоги нашего интерактивного голосования приняли мы 514 звонков, и удивительный факт — народ разделился ровно пополам — половине нравится, половине нет. Если такой результат, значит, уже есть что обсуждать. Вас удивляет, что половине граждан не нравятся наши деньги? Вот Алексей из Самары пишет, что ему бы понравились изображения планет на деньгах
Е.КИТАЕВА: Очень интересная идея.
А.ОРЕХ: А вот Дима из Питера «Мне нравятся наши деньги уже тем, что на них не изображены великие люди». Григорий «Нравятся, потому что на  500 рублях изображен монастырь без куполов». «Мне не очень нравятся наши монеты не планируется ли заменить герб на обратной стороне», — это Марина Алексеевна. Хотя, думаю, это вопрос не к художникам, а в целом. Но начнем плясать от печки. Берем наши деньги в руки, и смотрим. Начинаются деньги с размера как вы думаете, они должны быть большими или маленькими? Мы с моим другом в школе рисовали деньги. И нам казалось, что деньги должны быть большими, и купюра в миллиард рублей была в тетрадный лист а изобразили мы на ней адмирала Нахимова. Так все-таки  размер имеет значение?
Е.КИТАЕВА: Скорее всего, да. Наверное, они должны быть функциональными. Функции диктуют размер. С большими деньгами тяжело обращаться. Слишком маленькие деньги теряются. Хотя, видимо, нет какого-то золотого сечения для размера денег.
А.ОРЕХ: А купюры различного достоинства должны быть одинакового размера?
Е.КИТАЕВА: Наверное, они должны быть единого размера. Он продиктован какой-то технологической целесообразностью. Потому что на листе располагается определенное количество купюр, их легко резать, одинаково настраивается станок для резки денег. Скорее всего, это технологическая идея. Хотя, видимо, удобнее разные деньги если рассматривать функцию денег.
А.ОРЕХ: Думаю, что деньги все-таки не лотерейный билет, ради них можно и постараться, и станок сделать.
Е.КИТАЕВА: Различные по размеру деньги с функциональной точки зрения правильнее. Потому что даже если у купюр сближенные цвета, то по размеру ты все равно поймешь разницу.
А.ОРЕХ: Советские деньги были разного цвета, и  народ не путал их.
Е.КИТАЕВА: Там был такой основополагающий визуальный элемент, как огромная тройка, пятерка, — то есть, одна из сторон была полностью посвящена цифре как таковой. А картиночка была с другой стороны.
А.ОРЕХ: А уважение к тем деньгам было больше?
Е.КИТАЕВА: Те деньги действительно были красивыми. Я проанализировала их, они действительно были красивы. И они были сделаны, оказывается, в старорусском стиле, орнаментальном они были классичные, как бы привет от революции. Если разобраться, то художник там использовал стиль, орнаменты «а ля теремок»  — виньетки, вензеля это все оттуда.
А.ОРЕХ: Кстати, я помню фамилию художника Дубинин. И говорят, что после того, как он скончался, и начали рисовать уже российские деньги, и пошла вся нелепость какие-то жуткие пятна, разводы народ все-таки врать не будет они называли их фантиками. Помните сто рублей крошечные, с флажком? Но вот Марат из Тольятти пишет «Размер неудобный хотя бы потому, что постоянно приходится складывать деньги вдвое».
Е.КИТАЕВА: Ну, может быть, деньги будущего такие и будут как маленькие чипы. Но думаю, это уже будут электронные деньги, и вид банкнот не будет иметь значения.
А.ОРЕХ: Разобрались с размером технологически удобнее делать одного размера, но для стиля чтобы были разными. По цвету тоже разными. Какова цветовая гамма?
Е.КИТАЕВА: Мне лично нравятся более гармоничные и сближенные, виражные оттенки, можно назвать их благородными без откровенных ярко кричащих красок. Я люблю тяжеловатые цвета.
А.ОРЕХ: А почему еще доллар людям нравится  — он ведь монохромный, хотя и пафосный.
Е.КИТАЕВА: А кто знает, если бы  не знать, что это твердая валюта и  прекрасные деньги мира, то может быть тогда, если разобрать доллар с художественной точки зрения, то это очень странные деньги. В нем используется один цвет, без особых тоновых различий. Унифицирован по размеру, изображениям только портреты меняются. Полнейшая унификация. И, по идее, минимум затрат. Но видите из-за того, что валюта сильная, и, видимо, из-за того, что там заложен какой-то магический элемент, он такой весомый.
А.ОРЕХ: До войны были деньги, по-моему, 38 года, купюра была в той же цветовой гамме там был изображен Ильич, и они были довольно крупные, и очень красивые. Может быть простота в каком-то смысле, прямолинейность, пафосность и помпезность в одноцветной гамме не мешают.
Е.КИТАЕВА: Я добавлю они, наверное, опередили по дизайну почти на столетие. Доллар выглядит и сегодня довольно современно. Какой-то был в него заложен перспективный, опережающий дизайн так мне кажется.
А.ОРЕХ: Николай Михайлович нам, кстати, сообщает: «На американских деньгах присутствуют только два цвета». Может быть цветовой минимализм и полезен? По крайней мере, американские деньги уважают. Теперь поговорим о номинале. В вашем проекте, сделанным совместно с Леонидом Парфеновым и галереей Гельмана варианты советских номиналов 3, 25-рублевые номиналы это ностальгия, дань советским временам?
Е.КИТАЕВА: Где-то там, конечно, есть перекличка со старыми деньгами, потому что, все-таки, нужно было в деньгах оставить что-то от прежнего, традицию какую-то соблюсти. А традицию лучше соблюдать в номиналах нам так показалось. Три вообще русская цифра жаль, что нет семи, и 25 это экзотика, половинчатая сумма, и все здесь замечательно. Я бы еще семерочку добавила. Есть же такая русская мистика цифр 3, 7
А.ОРЕХ: Теперь надписи. Что должно быть написано на банкнотах? У американцев все просто «В Бога мы веруем». Надпись — лозунг. Что должно быть написано на наших деньгах?
Е.КИТАЕВА: Думаю, что-то такое Центральный банк обязан быть какая-то константа должна присутствовать это мне нравится.
А.ОРЕХ: Подпись главы Центробанка должна быть там?
Е.КИТАЕВА: Это вопрос мне кажется, это какая-то личностная история. Мне больше нравится, когда много-много кодовых цифр. Такая тоже мистика А, там 354 непонятно что серия, номер страшно, не понимаешь, что это чувствуешь, что серьезное мероприятие.
А.ОРЕХ: Ну а лозунг какой-нибудь? «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» И, между прочим — помните, было написано обеспечивается всеми активами, золотом, и еще какой-то кучей
Е.КИТАЕВА: Я бы добавила какую-нибудь огромную надпись, но может быть водяным знаком «Россия»
А.ОРЕХ: То есть, вроде бы деньги, а на просвет родина. Попросим наших слушателей присылать нам свои варианты надписей на купюрах. Перейдем к самому трогательному что должно быть нарисовано люди или предметы? Мы уже поняли из общения со слушателями, что люди просто не помнят, что на деньгах нарисовано. Наверное, нужно, чтобы помнили.
Е.КИТАЕВА: Наверное. Надо, чтобы какая-то личностность приобреталась с деньгами. Но мне кажется, что одних портретов маловато. Я бы сочетала архитектурные памятники и  портреты. То есть, на самом деле, лучше обозначить изображение как символ человек-символ, архитектура-символ, произведение искусства -символ такой пусть лучше всего.
А.ОРЕХ: В вашем проекте было не так.
Е.КИТАЕВА: Нет, у нас как раз были двухличностные деньги. У нас были по два человека и там, и там.
А.ОРЕХ: Давайте я, все-таки, расскажу о вашем проекте. Значит, в 96 году трио Марат Гельман, Елена Китаева и Леонид Парфенов придумали новые денежки. Сейчас эти макеты передо мной. Один рубль  — с  одной стороны наш великий шахматист Александр Алехин, чемпион мира, с другой стороны Лев Иванович Яшин. Три рубля Репин и  Малевич со своим квадратом. На пяти рублях Шаляпин, и с другой стороны Уланова. 10 рублей Петр Ильич Чайковский Большой театр, «Лебединое озеро», партитура все это изображено, на обороте Дмитрий Дмитриевич Шостакович, противотанковые ежи и его «Седьмая симфония» и добровольцы, идущие на фронт. Как должны были выглядеть по замыслу 25 рублей — Достоевский, Лев Толстой. 50 рублей Гагарин и Менделеев на фоне периодической таблицы. И 100 рублей с одной стороны Гоголь, и с другой стороны наше все Пушкин. Почему именно эти люди и по таким категориям исполнительское искусство, наука, техника, писатели, поэты почему они, а, например, не было военачальников, например, Суворова или же Петра Первого?
Е.КИТАЕВА: Ну да, тут вопрос есть, конечно. Но, на самом деле, автором концепции была целая группа товарищей, которых возглавлял Леня Парфенов. Эта история была продумана, прописана. Я себя вела скромно в этом проекте, я не очень была согласна, например, что две деньги посвящены литературе. Можно было бы, действительно, ввести полководцев. Категорически были отменены политические деятели, цари, президенты и Ленины.
А.ОРЕХ: То есть, шли все-таки от культуры не политика, не война — культура. Ну а спорт?
Е.КИТАЕВА: Спорт это культура.
А.ОРЕХ: Попробуем принять звонки слушателей.
СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Меня удивил набор персоналий для денег. Раз Гельман возглавлял эту кампанию, я ожидал, что там будет Олег Кулик в ошейнике собачьем
А.ОРЕХ: А политики или военачальники должны быть на деньгах?
ВЛАДИМИР: Когда с одной стороны один портрет, а  с другой другой  — это вообще не вкусно выглядит.
СЛУШАТЕЛЬ ДИМА: Политики должны быть на деньгах.
А.ОРЕХ: Не смущает вас неоднозначный их вклад в историю?
ДИМА: Не обязательно должен быть вклад.
А.ОРЕХ: Ваш кандидат?
ДИМА: Не знаю из сейчашних… Петра Первого надо бы..
А.ОРЕХ: Лучше почитаем сообщения с пейджера: «Я бы изобразил на деньгах Александра Первого, Екатерину Вторую, Николая Второго, и они бы так и назывались — «Сашенька», «Катенька», «Николенька» — прислал нам Володенька. Лозунг: «Копейка рубль бережет» замечательно, или «демократия это диктатура закона, плюс порядок», изобразить также щит и меч требует Дима из Питера. Алексей предлагает печатать портрет действующего президента. Но я спрашивал все-таки про политиков и военачальников — послушаем звонки.
СЛУШАТЕЛЬ НИКОЛАЙ: Военачальники должны быть. Например, Суворов. Из политиков тот, кто крестил Россию.
А.ОРЕХ: Лена, когда подбирались персонажи для денег какой исторический период вы брали?
Е.КИТАЕВА: Видимо, идеология группы людей, двигавших этот проект, в этом и  заключалась поставить себя в рамки, что-то сознательно отбросить, потому что невозможно себя остановить можно углубиться, действительно, в крещение Руси. Но мне не хватает в этих деньгах нового времени.
А.ОРЕХ: То есть Путина, Зюганова и Явлинского? В чем конкретно должен выражаться дух третьего тысячелетия, в образах, я имею ввиду?
Е.КИТАЕВА: Если бы креаторы этой идеи ввели бы какую-то архитектурную линию, научные символы изобразить может быть, можно было бы уйти от метания середины 19-начала 20 века. Хотя я думаю, что деньги это такая последовательно изменяющаяся вещь. Если бы мы ввели такие деньги, то прошли бы какой-то этап истории, и следующим шагом уже был бы, может быть, отрыв в абстракцию, какие-то новые символы то есть, последовательно можно было идти, не зажиматься во временных историях. Сейчас сознание людей готово к быстрым сменам, и можно было бы это сделать безболезненно.
А.ОРЕХ: Знаете, что меня смутило в вашем проекте? давайте выйдем на улицу и спросим кто такой Малевич?
Е.КИТАЕВА: Даже если они не знают, они должны узнать с помощью денег, кто такой Малевич. Потому что есть степень первости людей, которые должны здесь появиться. Здесь супер-первые люди — можно, конечно, обсуждать Репин или Васнецов.
А.ОРЕХ: А почему Менделеев, а не Ломоносов?
Е.КИТАЕВА: Тут опять-таки возникает вопрос самоограничения. Если уже договорились, что конец 19-го и 20-й век, то Ломоносов по этой причине отпадает. И Менделеев — это большая величина современной науки, хотя, конечно, Ломоносова отрицать никак нельзя.
А.ОРЕХ: То есть, как в евро политкорректность, голая абстракция они вообще могли нарисовать одну купюру зеленую, другую красную, и не было бы никаких вопросов вообще.
Е.КИТАЕВА: Конечно, спор о том, кто будет на деньгах, был просто кровавый. Я помню решение этого вопроса.
А.ОРЕХ: Читаю подряд с пейджера: Петр Первый, Александр Невский, Суворов, Кутузов, и, между прочим,  — Красный флаг над рейхстагом.
Е.КИТАЕВА: В нашем проекте тоже была такая попытка изображать события полет в космос, оборона Москвы, блокада Петербурга.
А.ОРЕХ: А Нобелевские лауреаты? Бунин, Пастернак, Капица, Прохоров, ушедший от нас буквально позавчера насколько эти люди были вам интересны?
Е.КИТАЕВА: Список может быть бесконечным  — людей, которые в России достигли высот. Но, на самом деле, линий, по которым составлять символы для денег или для других проектов момент самоограничения обязан быть.
А.ОРЕХ: А насколько вы учитывали религиозные моменты, религиозные символы, национальные?
Е.КИТАЕВА: Этот вопрос мы корректно обошли. Это был проект, созданный в 96 году, кстати, он был очень созвучен тому времени и настроению, и еще он был связан с тем, что мы долго не могли решить убирать то безумное количество нулей, которые были тогда?
А.ОРЕХ: Так почему же ваш проект не осуществился? Вы зря говорите, что сегодня это не актуально мы сейчас в очередной раз задумываемся о державности, государственности, самосознании, великой державе, и о символах, соответствующих великой державе
Е.КИТАЕВА: Это всегда актуальная проблема, потому что сейчас у нас деньги все-таки несовершенные. Этот же проект был провокационным было непонятно, делаем мы его исходя из своих личных побуждений, или это был какой-то заказ, и со стороны это выглядело странными нашими телодвижениями. Но это был наш проект, названный нами патриотическим проектом группы людей, взявших на себя социально активную роль создания некоего проекта. Естественно, он вызвал резкое отторжение людей, которые занимаются этим по профессии, по должности, по статусу. И, естественно, мы подверглись не скажу остракизму, но что-то в этом роде было.
А.ОРЕХ: Но почему, ведь хорошая же была идея?
Е.КИТАЕВА: Да потому, что то была наша личная инициатива, инициатива активных людей. Думаю, что это был испуг с их стороны — странно, что люди с самого низа проявляют такую инициативу. Во всяком случае, проект был шумный. И Дубинину даже несколько раз приходилось опровергать, что ничего никто не заказывал, что ничего не будет. И то, что шел разговор об уничтожении нулей это придавало еще больше загадочности. Поэтому то, что Леня и Марат сделали это публичным и гигантским проектом, я думаю, дало какой-то толчок, что нули окончательно убрали. Но потом появилось огромное количество статей, где вся дискуссия свелась к вопросу о степенях защиты, водяных знаках. И суть, что должны из себя представлять русские деньги — быстро растворилась в технологических спорах.
А.ОРЕХ: Замотали идею. Но  из сильных мира сего вы встречались?
Е.КИТАЕВА: По-моему, там было очень качественное сотрудничество с банковскими людьми они и помогали, и участвовали в этом, мило и благожелательно к этому относились. И творческие люди тоже хорошо к этому отнеслись.
А.ОРЕХ: Но, в итоге, ничего не получилось.
Е.КИТАЕВА: Ну да, но думаю, что из-за того, что когда вот такое серьезное дело, то у нас не принято обращать внимание на народную активность  — думаю так.
А.ОРЕХ: Михаил из Петербурга очень смелую идею выдвигает: «Предлагаю на всех купюрах Путина. Везде лицо  — разного цвета. На самой мелкой — в лохмотьях, на самой крупной в соболиных мехах». Смешно. Не то, что мы  бы были против Путина, но идея хорошая. Дальше все тот же ряд с военачальниками . И все-таки  насколько, на ваш взгляд, уместно изображать не королей и императоров, а политических современных деятелей? Насколько это корректно?
Е.КИТАЕВА: Я лояльна в этом смысле, потому что деньги имеют определенный срок жизни. Например, есть деятель, который подводит платформу под свою политику и действия он может спокойно выпустить свои деньги со своим лицом я к этому готова.
А.ОРЕХ: Недавно во Владимире была такая история к бабуле пришла женщина из Собеса и предложила поменять ей денежки. Бабуля согласилась, и  поменяла свои деньги на «путинки» это были 500-рублевые купюры, на которых был изображен наш президент, который сидел в кабинете за своим столом, на фоне российского флага и все это хозяйство сопровождалось надписью «Пятьсот бабок». Бабуле денежки понравились Вот предложение Сергея: «Монета: аверс великий полководец Жириновский в профиль, и подпись «Однозначно!». Можно и купюру на эту тему сделать». И еще: «Думаю, что на деньгах должны изображаться деревья. Они же сделаны из бумаги. А бумага из древесины. Денежная купюра номиналом в один рубль может изображать карагач, три рубля березу, пять рублей сосну» — это Вадим. В итоге, все равно приходим к нашим символам. Друзья мои, мы с вами сегодня занимались исключительно фантазиями фантазировали, как могли бы выглядеть наши деньги если бы вдруг партия, правительство и руководство нашей страны задумали провести если не деноминацию, то перепечатку денег. Думаю, что это была не самая глупая тема для разговора, потому что мы вспомнили людей, которыми гордимся, и которых хотели бы видеть рядом с собой каждый день. И спасибо большое Елене Китаевой, художнику, соавтору проекта «Новые деньги», которая была у нас сегодня в гостях.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире