22 декабря 2001
Z Интервью Все выпуски

Концерты в Москве и выход нового диска «Оранжевое настроение 4».


Время выхода в эфир: 22 декабря 2001, 13:10

22 декабря 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Владимир Шахрин, лидер группы «Чайф»
Эфир ведет Ксения Ларина

К.ЛАРИНА: У нас в прямом эфире Владимир Шахрин, добрый день.
В.ШАХРИН: Здравствуйте, Ксения, здравствуйте все, кто нас слышит. По поводу погоды в Екатеринбурге могу сказать, что у нас та же фигня, что и в Москве.
К.ЛАРИНА: Все понятно. Но там холоднее, наверно.
В.ШАХРИН: Я 4 дня, на самом деле, не был дома, и если у нас на данный момент столько же по Цельсию, то у нас наверняка говорят сегодня: «Хорошая теплая погода, всего минус 17-19».
К.ЛАРИНА: Сегодня мы встречаемся не просто так, а по поводу. Выходит новый альбом, уже вышел, «Оранжевое настроение4», вчера, как сказал Володя, он поступил в продажу, а сегодня мы его слушаем на «Эхе Москвы».

К.ЛАРИНА: Владимир Шахрин сегодня у нас в гостях, лидер группы «Чайф», дедушка русского рока
В.ШАХРИН: Ну ладно. Согласен на дядю. На хорошо сохранившегося дядю.
К.ЛАРИНА: Судя по этому альбому, я так понимаю, что это ностальгия тоже по началу.
В.ШАХРИН: Дело в том, что «Оранжевое настроение», это такой CD-сериал, мы придумали такой термин, это уже четвертая пластинка под этим названием, — это параллельная жизнь группы «Чайф», когда мы находим какое-то определенное количество старых наших песен, ранее не издаваемых, и просто на акустических инструментах То есть здесь две акустические гитары, контрабас и барабаны, просто двумя-тремя микрофонами снято, все это на студии сыграно. Это для нас такое развлечение, своеобразные «русские горки». То есть мы садимся в студии и ныряем во времени в самое начало 80-х годов. И как показывает время, нам там очень уютно и хорошо, мы легко можем адаптироваться в этом времени, эти песни нам до сих пор доставляют удовольствие. И мы немножко покружимся на этих безумных каруселях и возвращаемся
К.ЛАРИНА: Это как раз к вопросу о возрасте. Это старость.
В.ШАХРИН: Это зрелость.
К.ЛАРИНА: А почему раньше эти песни не издавались? Почему вы от них отказались? Казалось, что они не слишком хороши, или что?
В.ШАХРИН: Нет, они были написаны так давно, что еще. Некоторые из них входили в какие-то совсем пробные записи или тогда мы просто не записывали, еще не было группы «Чайф». На этом альбоме есть песня из нашего школьного ансамбля еще, то есть когда мы с Бегуновым 25 лет назад в школе играли. А потом были новые песни. И обычно мы  прошел год или полтора, и мы записываем новый номерной альбом, альбом того состояния, в котором мы сейчас находимся. Потом пришла эта светлая идея начать параллельно тайную жизнь, и мы начали возвращаться, отдавая дань этим песням, которые были, и нам за них абсолютно не стыдно. Они наивные, трепетные все, но нам почему-то кажется, что может быть, это сейчас и надо. Если это надо нам самим, может быть, кому-то это надо еще.
К.ЛАРИНА: Поскольку уже прозвучала фамилия еще одного солиста группы, Владимира Бегунова Я привыкла, что вы все время к нам вдвоем приходите, а сегодня почему-то Володи нет. Он такой большой человек стал, на театре играет
В.ШАХРИН: Да у него была премьера в театре, это было потрясение для театральной московской общественности Он ходил вчера в гостинице покупал газеты и говорил ну где, почему они все еще не пишут? Я говорил Вова, они еще в культурном шоке все, они не могут оправиться. Он играл два спектакля, в каждом спектакле он играл в амплуа героя-любовника, у него две партнерши было, в одном одна, в другом другая, одна беленькая, другая черненькая Нарасхват наш Бегунов. Он, судя по всему, по времени на часах, он может еще и спать. Он у нас такой, он ночью футбол смотрит
К.ЛАРИНА: Но сегодня у вас концерт еще?
В.ШАХРИН: У нас еще концерт в «Горбушке».
К.ЛАРИНА: Пусть Бегунов с нами будет хотя бы виртуально.
В.ШАХРИН: Он очень редко поет на наших записях, а вот здесь песни. Это его музыка и слова нашего студенческого друга Роберта Газизулина, песня называется «Эко ладно», мне кажется, она очень удачная.

К.ЛАРИНА: Это Владимир Бегунов, который должен сейчас, по идее, вздрогнуть от собственного голоса и проснуться наконец.
В.ШАХРИН: У него в гостинице «Украина» нет радиоприемника. Там ничего нет.
К.ЛАРИНА: Много вопросов приходит на пейджер. Про Волгоград, про который мы говорили давеча, перед началом эфира. Вспомнили мы, что Владимир Шахрин принимал участие в программе Владимира Познера «Времена» в качестве свежей головы, и посчастливилось ему побеседовать на государственные темы с самим Анатолием Борисовичем Чубайсом. И сделал он доброе дело для всей страны не Чубайс, а Владимир Шахрин. Но и Чубайс в итоге
В.ШАХРИН: В конечном итоге, я думаю, что это именно Анатолий Борисович.
К.ЛАРИНА: Что же такое произошло? Ты включил свет?
В.ШАХРИН: Нет. Ситуация была, что я приехал на эту передачу прямо из Волгограда. И мы жили там в гостинице, которая прямо находится у подножия Мамаева кургана, и вот этот символ нашей страны Родина-мать, раз уж назвали так, Родина-мать, он с наступлением темного времени суток погружается в темноту полнейшую, и это выглядит жутко. И я начал сразу фантазировать, как если бы сделать какой-то мультфильм, когда она в темноте должна приседать, вздыхать тяжело И на этой передаче очень много говорилось о том, что после событий 11 числа в Америке такой взрыв патриотизма, что кругом все американские символы снова в ходу, кругом флаги висят Я говорю ребята, а собственно говоря, что нам мешает это сделать? Вот есть символ нашей страны, как бы мы к этому ни относились, но я уверен, что для огромного количества людей нашей страны Родина-мать как символ подсвеченная значительно важнее, чем подсвеченная рождественская елка возле здания мэрии или еще где-то. И очень хорошо отреагировал Анатолий Борисович. Вообще, в принципе, мне очень симпатичен этот человек именно как личность. Он сказал — ну я не в курсе, конечно (то есть понятно, что это не в его компетенции вопрос), но если это Володя Шахрин говорит, я постараюсь выяснить, что там И вот буквально два дня назад, позавчера нам позвонили и сказали вы знаете, а Родину-мать зажгли, она светится. Это приятное ощущение того, что, черт побери, слова чего-то стоят.
К.ЛАРИНА: Я сделал это.
В.ШАХРИН: Я не хочу сказать, что я сделал Просто слова чего-то стоят — мои слова, слова Чубайса, еще, в конечном итоге, электрика, который подсоединил провода
К.ЛАРИНА: Дай бог, чтобы не потушили все эти лампочки. Поэтому я обращаюсь к Волгограду, который нас тоже слышит. Если у вас есть возможность позвонить на наш пейджер и сообщить нам — правда ли, что зажгли Родину-мать, не потушили ее? Она сейчас вообще в каком состоянии? Будем рады, если мы увидим на экране нашего пейджера подтверждение. Поскольку мы заговорили о несколько других занятиях Владимира Шахрина, появление на телевидении в различных других программах, Володя, как ты себя чувствовал в этой передаче? Она же политическая.
В.ШАХРИН: Я когда приехал домой, я сказал мне было трудно. Знаешь, Лена — сказал я жене, — люди слишком умные, темы слишком далекие. Но при этом я понял, что единственное, что я могу сделать, чтобы не выглядеть полным дураком, это абстрагироваться до уровня просто человека, живущего в обычной 16-этажке в городе Екатеринбурге, что для меня понятие энергетика это мой дом, это розетка, выключатель и все, что с этим связано. И все пытался через позицию очень простого гражданина страны прогнать, я думаю, что, наверно, за этим меня и пригласили, в конечном итоге. Понятно, что на какие-то темы действительно экономические я не стал бы вступать в спор с этими людьми. Там касались вопроса и про Афганистан, и меня тоже интересовало — а это не просто разборки наркодилеров просто за рынок? У меня-то ощущение что именно такое. Я говорю хорошо, выгонят талибов. А вообще Афганистан готов что-то делать, кроме как воевать и торговать наркотиками, они умеют? Там были люди, которые говорили да, там есть полезные ископаемые, да, есть грамотные люди, интеллигенция Мне это было приятно узнать, что там что-то происходит.
К.ЛАРИНА: А что-нибудь новое ты узнал о людях, которые живут и работают во власти? Чем-то отличаются от простых смертных?
В.ШАХРИН: Я первый раз был знаком с господином Чубайсом. Первое, что меня подкупило, он вошел, протянул руку и сказал я только что слушал про «обе подруги, обе упруги». Впечатляюще То есть, во-первых, он эти песни знает, во-вторых, ему эти темы не чужды, в конце концов. То есть, из серии «принцессы не какают». То есть все нормально, такие же люди. И потом мы спокойно разговаривали, и  я даже потом обнаглел, распоясался и подписал ему компакт-диск, написал «Толе от Вовы», распоясавшись вконец.
К.ЛАРИНА: Александр Плющев нас с новостями знакомит, а мог бы, между прочим, и поговорить с лидером группы «Чайф».
А.ПЛЮЩЕВ: Я надеюсь, что мы это перенесем на чуть попозже, на несколько дней, недель.

К.ЛАРИНА: Прежде, чем песню запустить в эфир, я попрошу Володю ее представить. «Шорохи в саду».
В.ШАХРИН: Эта песня ни разу не издавалась, я ее написал тоже очень давно, наверно, в этом альбоме это самый брутальный номер
К.ЛАРИНА: Но приличный?
В.ШАХРИН: Он вполне приличный. По сравнению с тем, что сейчас звучит на радио и телевидении, это просто детский лепет. Но это один из любимых номеров на этой пластинке, потому что нам кажется, что нам удалось сделать такой симбиоз из традиционно чайфовской песни с кантри-музыкой американской и с русской народной музыкой, вот это все скрестить в одну штуку. И получилась забавная штучка, давайте послушаем. Она называется «Шорохи в саду».

К.ЛАРИНА: Уважает традиции группа «Чайф».
В.ШАХРИН: Вот такое хулиганство.
К.ЛАРИНА: Красиво. Правда о подмосковных вечерах.
В.ШАХРИН: Напомню, это акустический альбом группы «Чайф», то есть это просто гитара, контрабас, барабанщик, поэтому такое звучание.
К.ЛАРИНА: Вообще, говоря об акустике и о концертных версиях, это, конечно, такая разница колоссальная между тем, что записывается на альбоме студийном, и тем, что люди слышат, когда приходят на концерты. Мы тут недавно с Ринатом позволили себе завести «Аргентину Ямайку», но с концерта. Мы первый раз это слышали, и мы были вообще в шоке. Песня не начиналась минут 7. Потому что там на испанском языке было очень большое вступление, было очень красиво.
В.ШАХРИН: Может быть. Мы не помним. У нас, в принципе, концерт один на другой не похож, это в процентном отношении, процентов на 60 импровизация. То есть мы примерно определяем песню, а что будет внутри песни и внутри концерта
К.ЛАРИНА: Главное — песни не теряются.
В.ШАХРИН: Нет, хорошую песню не испортишь.
К.ЛАРИНА: Дорогие друзья, ваши вопросы сейчас я передам Володе, вопросов очень много на разные темы, есть и благодарности за отдельные альбомы. Например: «Большое спасибо за альбом «Симпатия». Скажите, нет ли в планах группы записать что-нибудь подобное?» — спрашивает Андрей.
В.ШАХРИН: Вообще есть еще очень много песен чужих, то есть не наших, которые мы с удовольствием бы исполнили. Вполне возможно. То есть у нас в этом году два альбома вышло, сами понимаете, что, помимо шоу, есть еще вторая часть у этого, бизнес. То есть наши промоутеры — у них волосы дыбом встают от нашей плодовитости. Они говорят, что это нельзя, в год по два альбома.
К.ЛАРИНА: То есть погодить надо немножко.
В.ШАХРИН: Надо погодить маленько.
К.ЛАРИНА: Вот по поводу вашей плодовитости Людмила задает Вам такой вопрос. «Скажите, улучшилось ли Ваше материальное благосостояние за последние 10 лет? Вас можно назвать новым русским? И как Вы относитесь к новым русским».
В.ШАХРИН: Мое материальное состояние, безусловно, за 10 лет улучшилось. 10 лет назад я работал на стройке монтажником, зарплата моя была от 250 до 300 рублей, когда в субботу работал и по 2 смены. Сейчас я, безусловно, зарабатываю больше, хотя живу в том доме, в той же квартире, которую получил, работая на стройке, двухкомнатную, но прикупил еще соседскую однокомнатную. То есть вот теперь стало немножко побольше. Но в этом же районе, в этом же доме. Поэтому, безусловно, мы не тянем на классический образ нового русского. У меня есть старенький «Мицубиси Паджеро» 83-го года, который я люблю, абсолютно не пафосная, в котором наворотов — часы и пепельница, но меня устраивает эта машина абсолютно. То есть не скажешь, я уже не езжу на 401-м «Москвиче», как 10 лет назад, но все-таки это не «Мерседес» и не навороченная «Ауди». Но, в принципе, я на свое благосостояние не жалуюсь. То есть я очень прилично зарабатываю, но в то же время я понимаю, что до нового русского нам еще очень далеко.
К.ЛАРИНА: А недвижимость на Ямайке где-нибудь?
В.ШАХРИН: Нет. Я могу сказать, что у меня есть небольшой счет в банке, если уж так откровенно пошло, у меня есть карта «Visa», но там, не совру, 3-3,5 тыс. долларов, и это все мои накопления.
К.ЛАРИНА: Вот видите, чем музыкант отличается от политика. Политик никогда подробно не расскажет о своем материальном благосостоянии.
В.ШАХРИН: Скрывать нечего.
К.ЛАРИНА: Еще один вопрос от Тамары Васильевны. «Находите ли Вы в теперешней жизни плюсы для творчества? И довольны ли Вы жизнью?»
В.ШАХРИН: По поводу того, доволен ли я жизнью. Я понимаю, что это очень, наверно, неприлично звучит, когда человек говорит, что я счастлив, я доволен. Я доволен тем, что у меня есть возможность заниматься своим любимым делом. Для мужчины, мне кажется, это очень важно делать то дело, которое ему нравится. И есть ощущение, что у меня это дело получается, и есть ощущение, что мои близкие, мои родственники не страдают от того, что я занимаюсь своим любимым делом, что частенько тоже бывает. Это дает мне основания чувствовать себя вполне счастливым человеком.
К.ЛАРИНА: На прошлой неделе в гостях у нас был Алексей Романов из «Воскресенья». И как раз задавала я ему вопрос по поводу зрелости, возраста. Что такое зрелость в музыке — как бы ты на этот вопрос ответил? Ты по-другому относишься к тому, что делаешь сейчас?
В.ШАХРИН: Я думаю, что зрелость в музыке очень похожа на самые первые шаги твои в музыке, то есть она дает определенную свободу, ты начинаешь больше себе позволять. То есть, когда музыкант только начинает первые шаги делать, у него нет ни обязательств, ни контрактов, он делает то, что хочет, записывается, как хочет, и все. Потом начинается это продвижение, то, что называется карьерой. И тебе уже говорят нужно делать звук, чтобы он был коммерческим, нужно делать песню, чтобы она попала в ротацию, выглядеть нужно так, чтобы нравиться определенным девочкам или мальчикам. А зрелый музыкант опять начинает попадать в состояние, когда он может позволить. Могу себе позволить не выглядеть так, как вам нравится, могу себе позволить записать альбом «Оранжевое настроение» с абсолютно несовременным звуком, некоммерческим, могу себе позволить петь песни 75-го года образца с наивными мелодиями вот я это для меня зрелость, я думаю, когда ты можешь себе позволить что-то.
К.ЛАРИНА: Ну что, «В Италию».
В.ШАХРИН: Эта песня, на самом, деле была написана в самом начале 80-х годов, когда вся эстрада, из каждого окна «Феличита». И меня тогда сдуру все это очень раздражало, и я ее тогда писал как пародию какие вы дураки. А сейчас понимаю, что хорошая мелодия. Еще считаю, что это песня о красивой стране Италии.

К.ЛАРИНА: Какая-то грустная песня получилась, какая же пародия? Как будто в Италию тянет. Что-то там было в Италии.
В.ШАХРИН: Все почему-то думают, что мы ее написали после посещения этой дивной страны. Это было гораздо раньше. Вот так уж вышло.
К.ЛАРИНА: «Оранжевое настроение» — почему именно по названию этой песни захотелось следовать дальше? Можно было любую другую выбрать.
В.ШАХРИН: Время показало, что мы очень точно вообще выбрали себе национальные цвета оранжевый. Во-первых, мы захапали очень приличный красивый цвет, так как уже много, сами понимаете, белые черные красные голубые и коричневые все захапали уже. И мы вдруг этот оранжевый цвет. Он вызывает, в принципе, положительные эмоции.
К.ЛАРИНА: Со времен «Оранжевого неба» не было ничего оранжевого.
В.ШАХРИН: Совершенно верно. И сейчас выясняется, к нам позавчера пришел очередной колдун Кулебякин, который сказал
К.ЛАРИНА: Не буди лихо!
В.ШАХРИН: Просто уже так привыкли, что это такой мифический образ, а  он уже на самом деле существует. И  пришел один человек, который сказал а вы знаете, что у любви аура оранжевого цвета. Мы говорим  — очень хорошо, в это я готов поверить
К.ЛАРИНА: Такое оранжевое путешествие во времени получается.
В.ШАХРИН: Наверно, да. На данный момент мы уже к этому так привыкли, что это наше, что даже уже обсуждать не готов, наше и все.
К.ЛАРИНА: Вопрос про детей. «Как они относятся к Вашему творчеству и слушают ли они другую музыку?» — спрашивает Лариса.
В.ШАХРИН: Я, конечно, лучше бы спрашивать у них, но наверняка могу сказать, что им не стыдно за то, что делает их папашка, они ходят на концерты
К.ЛАРИНА: Сколько лет им?
В.ШАХРИН: Младшей дочери 17, старшей 19. А младшей будет 28 декабря 17, то есть скоро очень день рождения. Они ходят на концерты, причем с компанией, с друзьями, с подругами, то есть у них есть, периодически с полки берут наши компакты, слушают. Притом что, конечно, основную часть музыку они слушают немножко другую, и я их, в общем, понимаю.
К.ЛАРИНА: Не раздражает тебя это?
В.ШАХРИН: Да нет, они так более или менее приличную слушают музыку, и поэтому я нормально воспринимаю. Пусть слушают. Фонотека у нас дома огромная компакт-дисков. Я вот смотрю на вашу стенку, у меня не меньше точно. И сами что-то носят, в Интернете находят, копаются. Да пусть слушают какую хотят музыку. На концерты ходят на все. Иногда приходят окрыленные, иногда разочарованные. Недавно у меня пришла дочь с концерта Дельфина, ей нравится очень. Она говорит — ну как, 45 минут И конечно, когда она ходит на наши концерты где 2,5 часа, она понимает папка-то наш орел!
К.ЛАРИНА: Насколько я понимаю творчество группы «Чайф», вы никогда не старались заигрывать с аудиторией. Но ведь такое искушение наверняка посещает понравиться именно этим, понравиться именно тинейджерам.
В.ШАХРИН: Мы стараемся найти такой дружеский, доверительный тон, но не переходящий в панибратство. То есть понятно, что эта грань очень рядом. Но при этом, в принципе, мы пресекаем, когда уже кто-то начинает воспринимать, что можно прийти ко мне домой в любое время, постучать с пивом и сказать, что мы приехали из Челябинска. Я могу очень жестко говорить в таких случаях. То есть выйти и спокойно сказать, что вы сейчас мозги свои включите и представьте себе ситуацию, что это мой дом, здесь моя семья, я приехал и провожу время, и вдруг вы ломитесь ко мне в дверь с каким-то пивом непонятным, что я должен все бросить и пойти с вами пить это пиво. Вроде люди вменяемые, в себя приходят. Но при этом мы любим публику, я этого скрывать не хочу, и концерты наши строятся все так, что во время концерта главное это публика. То есть они купили билеты, они тратят свое личное время, и мы им должны, то есть выходить на сцену нужно с таким посылом. Я частенько спорю с некоторыми артистами, кто говорит да мне плевать, как они воспринимают, я себя хочу реализовать. Не нравится — пусть идут другого артиста слушают или еще что-то. Я думаю, нет, что все-таки на концерте главное — это публика.
К.ЛАРИНА: Кстати, всегда чувствуется, есть же люди, артисты и неплохие, которые ненавидят публику, это очень чувствуется. Никогда не возникает здесь настоящего контакта, с другой стороны, может быть он им и не нужен
В.ШАХРИН: Чудеса происходят. Абсолютный маг и чародей Слава Бутусов, который выходит с одной гитарой. Он не любит концерты, и видно, что ему это не нравится. Он не прилагает ни малейших усилий. То есть выходит, глаза закрыл, сел на стул и начинает. И вдруг зал весь встает, руками машет и поет от начала до конца. И я видел это несколько раз, и я кроме как волшебством это назвать не могу. То есть этого не должно быть. Нет ни музыкального давления, ничего, он не протягивает к ним руки, не кричит, что я люблю, вы самые классные — он весь в себе абсолютно. И когда концерт заканчивается, выступление, он также открывает глаза, с удивлением смотрит на это все в зале, и уходит Он сам не понимает, что происходит. Но ему бог дал такой талант. То есть это магия.
К.ЛАРИНА: А вы никогда не пробовали рискнуть, если говорить о каких-то неожиданных проявлениях? Я не говорю о хулиганских: взять и вдруг матерную песню спеть. Хотя я не считаю, что это особый подвиг и героизм. А то, что пытается иногда делать Саша Скляр, взять и выступить с симфоническим оркестром, попробовать — не было такого искушения? Или взять и сольный концерт Шахрина сделать, сольный альбом выпустить, без никого, с гитарой.
В.ШАХРИН: В принципе, три года назад, по-моему, я взял и принял участие в таком проекте под названием «Шалуны на луне». То есть это Вадик Кукушкин, он очень концептуальный поэт, и это скорее всего музыкальная постановка. То есть он почти не поет, он  читает стихи. Но я ему помог сделать очень простые лаконичные аранжировки, играю на всех инструментах практически, кое-где подпеваю, мне очень нравится эта работа. Я считаю, судя по тому, что о ней не знает никто, то есть это очень некоммерческая работа, то есть это эксперимент в чистом виде, и риск был большой, потому что я все равно своими ставил. Сейчас где-то я принимаю участие, наверно, продюсер громко это будет звучать, но с молодой группой екатеринбургской «Сансара». Совершенно другая музыка, совершенно другая энергетика. С оркестром, в принципе, это достаточно несложно, мы сейчас как раз хотим одну песню записать, нам именно эту песню захотелось записать с оркестром. Мы это сделаем. Я как раз думаю, что Саня Скляр, которого я очень люблю, немножко путается, он запутал свою публику. Видя афишу «Ф.Скляр» или «Ва-банк», ты не можешь понять, что ты сейчас услышишь экстремальную музыку, или с цыганами придут, или с оркестром или Вертинского, или еще что-то. И я-то думаю, что в этом его проблема, что слишком он этим экспериментом увлекся, то есть в себе.
К.ЛАРИНА: Но это риск все равно, конечно. Он как артист рискует потерять всю аудиторию, которая есть.
В.ШАХРИН: Это, безусловно, риск. В принципе, я думаю, что эксперимент ради эксперимента мне, например, не очень интересен. Я понимаю, если я не могу реализовать какие-то свои потребности внутри группы «Чайф», тогда я делаю вот это. Но, в принципе, я практически все свои идеи могу реализовать внутри группы, у нас очень гибкий коллектив, очень понятный. Но судьба так или иначе подкидывает подарки. Была возможность, мне предложили для сериала «Азазель» по Акунину спеть два романса. Вот здесь без группы без всего, то есть мы взяли, Володя Елизаров, очень хороший гитарист, просто одна гитара, и в классическом нормальном исполнении я попытался спеть романс, просто понимая, что это очень сложный и непростой жанр. Заниматься этим мне понравилось.
К.ЛАРИНА: Мы заболтались и подошли уже к подножью «Фудзиямы». Поскольку мы именно этой песней хотели закончить нашу встречу, давай мы это сделаем.
В.ШАХРИН: Я могу сказать, что после того как эта песня мало-мальски начала по кругам по своим ходить, все нам начали говорить, что эта песня может стать если не гимном, то своеобразной попутной песней нашей сборной на чемпионат мира по футболу, именно нашей. Мы будем играть отборочные игры именно в Японии, и там будет команда сборной Японии с нами играть. И если представить себе, что это текст обращения к нашей футбольной команде и к удаче, которая, безусловно, имеет в спорте очень большое значение, то будем считать, что это попутная песня, мы как футбольные болельщики, все нам этого очень хочется.
К.ЛАРИНА: Итак, это группа «Чайф», представляли мы сегодня альбом «Оранжевое настроение4», он уже есть в продаже, а сегодня в Москве последний в этом турне концерт группы «Чайф» в «Горбушке».
В.ШАХРИН: У нас сегодня еще один концерт с этой программы. Вчера я волновался, меня прямо трясло как пацана, потому что это очень необычная программа, здесь нет базовых песен, на которых обычно последние года мы строим программы, это акустическая программа, а люди стоят, полная «Горбушка». Но концерт вчера прошел очень душевно. Часа 4 с половиной шел концерт, мне показалось, что это минут 30 было.
К.ЛАРИНА: Ни пуха тогда сегодня и до встречи.

















Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире