'Вопросы к интервью
27 декабря 2015
Z Интервью Все выпуски

О смерти Влада Колесникова и реакции на нее


Время выхода в эфир: 27 декабря 2015, 16:14

В. Сунгоркин:  — Для меня эта реакция совершенно неожиданная. Мне вдруг стали через Фейсбук, через соцсети, приходить пожелания убить себя, умереть немедленно… Это я мягко перевожу на литературный русский. Потому что это маты, проклятия в мой адрес, в адрес всех моих родственников и так далее. Почему я считаю, что это какая-то паранойя, потому что публикация, вокруг которой поднялся этот шум, была в Комсомольской правде 29 июня, т.е. полгода назад. Значит, я всех ваших слушателей призываю, если они интересуются всей историей, а не паранойей, вокруг этой истории, зайти на сайт Комсомолки. Это очень легко – Комсомольская правда, публикация Александра Гришина, не о Колесникове, а это интервью, которое дал КП дедушка погибшего Колесникова, это научный работник, профессор, по-моему… и сам Колесников. Мы опубликовали интервью с самим этим несчастным парнем и с его дедушкой. Я его специально сейчас перечитал и всем советую, всем, кто оскорбляет, обвиняет, посылает на мою несчастную голову какие-то феерические проклятья, просто прочесть эту публикацию и пожелать им жить своим умом. Еще я бы добавил… Насколько я знаю, и на лентах уже, и в сетях выложено некое заявление отца этого несчастного парня о том, что стало причиной его гибели. Это лично его проблемы, связанные, в частности, с девушкой… ну, нормально, 18 лет. Дальше, в сетях выложена информация о том, что у него были проблемы с психикой, который вскрылись во время прохождения медосмотра в армию… Понимаете, любой человек, которого интересует правда, он бы зашел, посмотрел, а потом бы уже решил, надо ли посылать проклятья в ту или иную сторону, или надо просто отнестись к этой ситуации с пониманием.

Корреспондент:  — Скажите, пожалуйста, насколько я помню, в случаях, когда в публикации есть несовершеннолетние, как правило, скрывается настоящая фамилия и замазывается на фотографиях лицо. Если ли какая-то редакционная политика в отношении несовершеннолетних?

В.Сунгоркин: — Я не юрист, но думаю, тут нужен комментарий добросовестного юриста. Не тех юристов, которые азартно, с криками, с проклятиями, с оскорблениями все комментируют. А нужен комментарий нормального настоящего юриста, который скажет: «В данном случае произошло нарушение закона» или «В данном случае никакого нарушения закона не происходит, потому что комментарий дан самим героем с его согласия, и родственники дают это интервью, и они не считают нужным замазывать»... и так далее. Это вот тоже какая-то паранойя: Почему вы назвали его своим именем? Послушайте, в любой газете огромное количество фамилий названы. Мы не рассматриваем его как злодея, преступника, жертву преступления… Мы просто берем у него интервью, как у человека, ставшего объектом всеобщего общественного интереса. Что меня поражает, это то, как все передернуто. Никто не удосужился прочесть заметку.

Корреспондент:  — Но, как это бывает в практике, это делается, чтобы человек не становился объектом травли, если поднимается какой-то сложный вопрос. Есть ли у вас какая-то редакционная политика на этот счет, чтобы такого не происходило? По словам самого мальчика, после публикации этого интервью, ему гораздо больше начали присылать сообщения, как вам сейчас, гневные…

В.Сунгоркин:  — Вы знаете, мы к этому, как вы его называете мальчику, мы к этому 17-летнему герою, обратились, не потому что мы его открыли для общества, а потому что в это время, в июне 2015 года, к этому мальчику уже был проявлен огромный интерес, его уже сделали знаменем оппозиции либеральной, светочем… и пошло-поехало дальше со всеми остановками. Этот парень оказался, на мой взгляд, такой разменной монетой во всех этих наших политиканских играх. Поэтому мы взяли у него самого интервью, интервью дал нам его дедушка. Парень стал игрушкой, картой, монетой во всех этих играх. Что и сейчас делается. Сейчас с таким упоением и восторгом эти светочи наши, просто с восхищением, с азартом обрушились на то, что кровавый путинский режим погубил надежду нашу и так далее. Слушайте, у парня были явные психологические отклонения. Это не мое суждение, это заключение тех, кто с ним работал, медиков. Это и дед признавал, и отец признавал. Ну, бывает такое, особенно в наше время. У нас каждый второй, наверное, немножко не в себе. Но не стоит в этой ситуации увеличивать количество зла. Вот вы говорите, после публикации в Комсомолке… Это же тоже передергивание. До публикации в Комсомолке он уже был в центре интересов разнообразных…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире