27 октября 2001
Z Интервью Все выпуски

Скандал вокруг Сада «Эрмитаж».


Время выхода в эфир: 27 октября 2001, 13:40

27 октября 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Михаил Левитин главный режиссер театра «Эрмитаж».
Эфир ведет Ксения Ларина, в беседе принимает участие Ринат Валиулин.

К. ЛАРИНА В нашем московском часе московский режиссер московского театра, главный режиссер и художественный руководитель Михаил Захарович Левитин, театр «Эрмитаж». Здравствуйте, Михаил Захарович.
М. ЛЕВИТИН Здравствуйте.
К. ЛАРИНА И чтобы объяснить нашим слушателям, почему вы пришли вдруг в программу, посвященную московским проблемам, а не на «Театральную площадь» с творческими планами, давайте сразу к делу.
Р. ВАЛИУЛИН Вот чтобы прийти сюда, на «Театральную площадь» с творческими планами, Михаил Захарович пришел в московскую передачу.
К. ЛАРИНА Для начала в московскую передачу, чтобы суждено было сбыться творческим планам. Ну, что, давайте всерьез, поскольку там ситуация, насколько я понимаю, такая, тревожная сложилась. Сад «Эрмитаж» не оставляют в покое, все время хотят как лучше, да, Михаил Захарович?
М. ЛЕВИТИН Да, да, там, наверное, нефть, я очень думаю, что там нефть.
К. ЛАРИНА Ну, так давайте, с чем связаны ваши тревоги и опасения?
М. ЛЕВИТИН Вы знаете, что взаимоотношения дирекции трех театров с дирекцией сада всегда были сложные. Потому что совершенно непонятные функции дирекции сада, кроме ухода за несколькими оставшимися деревьями, и чтоб было все в порядке в саду. Казалось бы, никаких функций нет, тем не менее, Комитет по культуре дирекции сада придает какое-то громадное, гигантское значение, и у нас то сад перерыт, то в этом саду происходят какие-то странные мероприятия вроде фестиваля вин, то еще какая-то дрянь происходит. То не дрянь, но очень громко, не согласованно с театрами. Это, фактически, такое театральное гетто образовалось. Три театра там живут, хотя они составляют основу этого сада, живут абсолютно бесправно, я бы так сказал.
К. ЛАРИНА Сразу напомним, простите, что в саду «Эрмитаж» находится 3 театра: театр «Эрмитаж», театр «Новая опера» и театр «Сфера».
М. ЛЕВИТИН И вот на протяжении какого-то, довольно большого времени, несколько раз в течение 10-ти лет, были у нас встречи и с Юрием Михайловичем Лужковым, было постановление, в котором учитывались наши интересы. Я считаю, что мы сами виноваты в том, что увлеклись несколько своими театрами индивидуально, нормальной, достаточно тихой творческой жизнью, так, выяснили отношения с садом немного и ушли, и не продолжали эту кампанию. А кампания заключается в том, что мы на протяжении, опять же, всех этих лет предлагали свою творческую концепцию сада. История сада известна. Он и есть история московской, как минимум, культуры, не говоря уже о русской. МХАТ, начало МХАТа, первые спектакли Эйзенштейна, первые спектакли Таирова и Коонен, первый концерт Рахманинова, премьера фильма братьев Люмьер, бесконечное множество. Вся наша эстрадная жизнь там: Утесов, Райкин, Шульженко и так далее. Этот театр силен даже не тремя театрами, а своим прошлым, этим он силен, очень мощно. И у нас была идея, красивая с моей точки зрения идея, и вполне реальная, идея арт-сада «Эрмитаж», такого культурного пространства, которое захватывает не только в понятие культуры наши три театра, но и все, что вокруг них. И мы захотели на этой базе и на основе щукинской сцены, там есть щукинская сцена такая, огромная, роскошная, на которую все претендуют и которая никому не достается, мы захотели создать фестивальный центр, такой новый Авиньон со спектаклями на воздухе, со спектаклями, которые вмещают в себя и закрытое пространство и внешнее пространство.
К. ЛАРИНА Ну, то, что, кстати, было опробовано на Театральной Олимпиаде в саду «Эрмитаж».
М. ЛЕВИТИН Безусловно. С большим успехом.
К. ЛАРИНА То, что сделал Вячеслав Полунин.
М. ЛЕВИТИН С большим успехом. Оценка полунинского этого эксперимента Комитетом по культуре резко отрицательная.
К. ЛАРИНА Кто сказал?
М. ЛЕВИТИН Да, да.
К. ЛАРИНА Кто сказал, говорите!
М. ЛЕВИТИН Я говорю в пределах высшего руководства Комитета по культуре. У нас было собрание по поводу нашего вот этого дела. Три театра собрались с Комитетом по культуре в помещении «Новой оперы», месяц мы ждали этого сбора, за это время была назначена новая дирекция и утвержден план перестройки щукинской сцены под молодежный центр, то есть, под дискотеку. На что Колобовым было сказано, что он просто из театра уйдет из своего, и работать на такой маленькой территории рядом с огромной дискотекой не будет. Сама эта дискотека, как бы автоматически, ее строительство, ее существование исключает существование «Сферы» и «Эрмитажа». Это за 3 метра до нас, буквально 3 метра, я не преувеличиваю.
К. ЛАРИНА — Это уже утверждено?
М. ЛЕВИТИН Это подписано, но постановлений было много. Так как постановлений было много, я надеюсь, что это одно из тех постановлений, которые можно, надеюсь, пересмотреть. Мы собрались, к нам пришел Комитет по культуре. К сожалению, я не буду называть ни одного имени, потому что
К. ЛАРИНА Подождите, Худяков, как руководитель Комитета по культуре, разговаривал с вами?
М. ЛЕВИТИН Конечно! Мы сидели рядом, как вот сейчас сижу с вами. И я надеялся, это первая встреча с ним. У нас запротоколирована эта встреча с разрешения Сергея Ильича, мы запротоколировали всю встречу, записали на диктофон, все записано. Ни на одну нашу просьбу, прямую, принимаете ли вы создание сада с дирекцией трех театров, с исполнительным директором, которого назначаете вы, вы назначаете, мы только согласовываем, мы берем на себя ответственность за эту маленькую территорию. Мы делаем это событием культурного значения. Мы превращаем щукинскую сцену в то, что я говорил: художественная галерея, концертный зал, драматическая сцена, новый Авиньон. Мы берем на себя трудности по планомерной жизни сада, по ежедневной. Уникальная идея создания сада в России, в Москве. Сейчас у меня хорошая примета была перед приходом к вам: я встретил тут Сан Саныча Калягина, который в курсе наших дел, что я выступал с этим накануне съезда и был поддержан горячо СТД и секретариатом, и они мне будут очень помогать. Помогать будет и Министерство культуры, безусловно. И все, кто может помочь, помогать будут. Мы пришли не голые, в сад привлекли внимание людей именно эти три театра. К нам приходили люди, этот сад был выстроен вот сейчас как бы под нас, во многом под «Новую оперу», конечно, под возникновение этого великолепного здания. Ну и слава богу! Потому что позиция Юрия Михайловича по отношению к культуре всем очевидна и ясна, а как там его информируют, я не знаю. Понимаете, и в итоге постепенно это пространство стало дробиться на чайхану, шашлычную, дискотеки, еще одну чайхану, еще планируется строительство ресторана, еще планируется что-то. Это маленькое пространство превратится в привокзальную площадь.
Р. ВАЛИУЛИН Появился забор там, на задворках, который закрывается, где стоит проходная.
М. ЛЕВИТИН Забор на задворках. Общественные туалеты, как говорит Еланская, напротив «Сферы», и так далее, и так далее. Все это без обсуждения, без учета театров, понимаете? Мы как заложниками становимся этого пространства. Нам надоело!
К. ЛАРИНА Минуточку, Михаил Захарович, подождите. А вот юридические какие права театры, которые вы называете, имеют на это пространство?
Р. ВАЛИУЛИН На прилежащие территории.
М. ЛЕВИТИН Нет, мы не имеем прав.
К. ЛАРИНА Никаких?
М. ЛЕВИТИН Никаких! Поэтому мы и предлагаем объединиться в Комитете по культуре, чтобы не был назначен случайный директор. Что такое дирекция, вы понимаете, сейчас только сняли одного директора.
К. ЛАРИНА Да, Владимир Рудый был директором сада «Эрмитаж», он снят.
М. ЛЕВИТИН Сняли. До этого снято еще на моем веку 4-5 директоров. Сейчас еще директора назначены, и так далее, и так далее. Директора, которые позволили себе сказать моему представителю: «вы у нас гости, а мы хозяева». В первый день появления на территории!
К. ЛАРИНА Это вот новые, да?
М. ЛЕВИТИН Новые, только сейчас. Я не хочу переходить на личности, я не вхожу в деловые качества этих реформ, возможно, это прекрасные деловые люди. У нас тоже есть деловые люди. Нашими театрами руководят помимо художников еще некие администрации, и некая дирекция. У нас есть инвесторы. Нам говорит Комитет по культуре, предъявите ваших инвесторов! Вы простите, пожалуйста, мы не будем предъявлять наших инвесторов, если не рассмотрены и не приняты наши условия. Нам говорят, вы должны сесть за стол переговоров. С кем? Я вас сейчас посвящаю, откуда возник мой приход. В результате всей этой борьбы, мы узнаем вчера, что особенно нас взволновало, что, узнав о существовании нашей творческой концепции, программы, собираются в понедельник-вторник Комитет по культуре принять и утвердить некую художественную концепцию творческую, при Бугаеве, бывшем, возникшую, — поэтому в ее решении Сергей Ильич принимать участие не будет, под руководством других людей, — принять и утвердить некую концепцию сада. Такая торопливость и спешка и выуживание из своих каких-то там анналов старой концепции объяснено только тем, что они против нашей установки, и против нашей позиции не чувствуют своей силы. Я не понимаю, не хочу комментировать, не хочу думать, откуда такой глобальный интерес к этой маленькой территории некоторых чиновников Комитета по культуре. Я не понимаю этой привязанности к этой территории. Я не понимаю, почему предлагает свои услуги Колобов, Еланская, я, театры, творческие силы, люди как-то себя зарекомендовавшие
К. ЛАРИНА Они что, отказываются?
М. ЛЕВИТИН Это это мимо! «Вы можете помочь дирекции! Предложите свои мероприятия!» Я не хочу предлагать мероприятий! Мы готовы на себя взять вал, целый вал работы! Огромную работу, всю работу! Мы готовы превратить это еще в один центр, еще в один центр культурный, настоящий.
К. ЛАРИНА А деньги?
М. ЛЕВИТИН У нас они есть! Повторяю, у нас они есть. Есть люди, которые только услышав, что это реально, приходят к нам. У нас эти люди есть, разговор о них будет конкретен, но не преждевременен, ни в коей мере. Мало ли какие отношения у одних финансистов с другими финансистами! Страшно вот что, вот что аморально: аморально столкновение художественных организмов с людьми бизнеса, нам неизвестными. Аморально, что нас подставляют люди, отвечающие за нашу судьбу, за судьбу культуры Москвы, подставляют. Меня вот сейчас отрывают от репетиции, Колобова от вчерашнего «Риголетто». Давать интервью, и в 55 лет, понимаете, начинать всю эту бесконечную бодягу, и прославится на партизанском фронте. Я не хочу прославляться на партизанском фронте! У нас есть абсолютно четкая программа, которую мы предлагаем. Отношение Комитета ясно. Вы знаете, я сейчас получил звание, и с этим званием меня поздравили все, кроме Комитета по культуре, меня выставившего на звание! Понимаете? Дело даже не в театре «Эрмитаж» сейчас, а дело во всех трех театрах. В том, что нам надоело это унижение людей культуры перед людьми я не знаю, я их не видел, я их не знаю! Кто они, откуда они? Почему шашлычная должна победить театр?! Почему мы должны чувствовать себя какими-то жалкими людьми? Почему мы должны снимать шляпу перед каждым экономистом?! Мы можем жить спокойно и отдельно. Хорошо, не надо концепций творческих, хорошо, оставьте сад как некое, уже созданное, предположим там, Зеленое фойе театра, как мы называем его, обеспечьте, чтобы люди приходили туда, получали удовольствие, и так далее.
К. ЛАРИНА Я не знаю, мне нравилась традиция, которая появилась последние годы, джазовые фестивали. Это вот для сада «Эрмитаж».
М. ЛЕВИТИН Конечно! Конечно! Который должен быть согласован как минимум в театре. Никогда не был согласован. У нас «Живой труп» под джазовый фестиваль было дело очень тяжелое.
К. ЛАРИНА Ну, ладно, у вас тоже джазовый спектакль! «Живой труп».
М. ЛЕВИТИН Ну, тем и тяжело. Что касается Полунина, в данном случае, например, Полунина, я знаю, что у нас у троих разное отношение к происходящему в парке, но, тем не менее, никогда не видел молодежи, я вам уже это рассказывал на передаче, находящейся в состоянии не такого эйфории, опьянения и пустоты. Я видел молодежь, которая опьянена искусством. Ну, простите, это многое значит. И мы гарантируем, что своими силами мы справимся с этим крошечным клочком земли, именуемым парком. Кстати, на встрече с Комитетом по культуре были представители парков, но не было представителей театрального сектора Комитета по культуре, о чем я спросил в открытую, и мне было сказано: простите, ошибка. Это не ошибка! Это не ошибка. Мы настаиваем на уважительном отношении к культуре, больше голодать, как 9 лет назад, я лично не собираюсь, сдаваться мы не собираемся, этого не будет больше, не будет больше!
К. ЛАРИНА Я хочу напомнить нашим слушателям, или сказать тем, кто не знает, что мы уже переживали такой период в истории театра «Эрмитаж», сравнительно недавно, как раз когда и началась наша дружба с Михаилом Захаровичем Левитиным, да, Михаил Захарович?
М. ЛЕВИТИН Социально мы просто отражаем то, что в обществе происходит. Тогда можно было голодать, бастовать, Юрий Михайлович нам все дал. Сейчас мы выходим на совершенно официальные отношения с Комитетом по культуре, какими они должны быть. Не товарищескими, не панибратскими. Но я поражаюсь, как точно этот маленький клочок земли отражает происходящее в обществе. Тоже конфликт, но он иной, он иной. Будет ли нам сейчас труднее? Будет! Будет ли нам легче? Тоже будет. Потому что на нашей стороне конкретные лица, официальные люди, официальные организации. Единственное, что меня удивляет, как может быть культура на стороне некультуры. Я не понимаю, я не понимаю!
К. ЛАРИНА Культура должна приносить доход, вы прекрасно это понимаете.
М. ЛЕВИТИН Конечно! Мы принесем доход. Хотя мы сами по себе как бы театры сами по себе, все театры убыточны изначально
К. ЛАРИНА Убыточны абсолютно.
М. ЛЕВИТИН Их надо поддерживать. Но в данном случае мы принесем доход, мы подарим Москве это пространство. Боже мой, как неприятно! Первый раз, когда мне неприятно сидеть и разговаривать с вами об этом. Первый раз я шел сюда невеселый, и думал, ну и слава! Ну и почет! Начинаешь биться снова за этот клочок земли. Невозможно выйти: тут бильярдный зал, там чайхана, там дискотека, там шашлычная. Опять все перерывается. Уже создан сад, уже он технически сделан, кончайте рыть его! Я понимаю, что рыть это очень хорошее занятие.
К. ЛАРИНА Что дальше-то? Ваше предложение в итоге? Исходя из реальной ситуации.
М. ЛЕВИТИН Мы начинаем наши действия, мы их уже начали, и мы просим просто поддержки органов информации, москвичей, Юрия Михайловича Лужкова.
К. ЛАРИНА Ну, вы сейчас ссоритесь с Комитетом по культуре, вы это понимаете?
М. ЛЕВИТИН К сожалению! Вы понимаете, какая дикость?! Ну это же дикость! Почему я должен с ними ссориться?!
К. ЛАРИНА А с министром культуры вы разговаривали на эту тему?
М. ЛЕВИТИН Конечно.
К. ЛАРИНА Чего?
М. ЛЕВИТИН Да все будет в порядке у нас, в смысле отношений министра культуры к этому. Это не может вызвать возражений! Это не может вызвать возражений, понимаете? Ну, какое здесь возражение?! Прочтите нашу художественную творческую концепцию! Что в ней? Возрождение сада «Эрмитаж» с его прошлыми традициями. Три театра предлагают свои мощности. Что, что может вызвать возражения?! Что, мы не понимаем, как расправиться с 7-ю деревьями и 10-ю скамейками? Что, мы не сумеем обеспечить коммерческую жизнь сада? Это не правда! Это че-пу-ха! Я просто подчеркиваю, че-пу-ха. Главное, чтобы это не стало снова молодежной такой, псевдомолодежной бузой все, что там затевается. Мы хотим, чтобы нас услышали.
К. ЛАРИНА Значит, слушайте. Безусловно, что нам необходимо, просто необходимо жизненно поговорить и с Сергеем Худяковым, руководителем Департамента по культуре Правительства Москвы, что буквально на следующей неделе
Р. ВАЛИУЛИН Было бы разумно пригласить и ту, и другую сторону.
К. ЛАРИНА Да, я думаю, что мы вернемся, естественно, к этому вопросу и будем следить за развитием событий, но главное уже сделано, мы уже сегодня сказали об этом вместе с Михаилом Захаровичем Левитиным, художественным руководителем театра «Эрмитаж», который пока, тьфу, тьфу, тьфу, функционирует, работает, и ждет своих зрителей.
М. ЛЕВИТИН От всех трех режиссеров я вас благодарю, потому что в данном случае это не только меня одного забота, и не только моего театра.
К. ЛАРИНА Спасибо большое.
М. ЛЕВИТИН Спасибо вам.














Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире