08 октября 2015
Z Интервью Все выпуски

О присуждении Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе


Время выхода в эфир: 08 октября 2015, 15:39

Дмитрий Быков Я не могу сказать, что я был в этом уверен. Именно потому, что это слишком предсказуемый вариант. Она лидировала во всех опросах. еще и с прошлого года. И в букмекерских конторах, насколько я помню, ставки были 1 к 5. То есть это очень предсказуемое решение. Оно, конечно, вызывает гордость и одобрение.
Во-первых, потому что награжден пятый в истории представитель советской литературы – Алексиевич начала печататься еще в советское время. И хотя Советского Союза больше нет, но русский мир есть. Правда, это не тот русский мир, о котором нам трубят по телевизору. Не мир агрессии, лжи и шовинизма, а мир борьбы за правду, мир доброты, гуманности, мир человечности. И это прекрасно, что награжден автор, который последовательно вторгается в самые закрытые области. Который рассказал первым правду и о катастрофе женской на войне – о том, чем платит женщина за участие в войне. И в книге «Последние свидетели» о детском опыте. И страшные физиологические детали о чернобыльской катастрофе – «Чернобыльская молитва». И о мужестве спасателей, и о том, как ими пренебрегла страна, в конце концов. Это все очень серьезный вклад.
Мне нравится, что Нобелевский комитет наградил человека не за художественные изыски, а за правду и гражданскую позицию.
Но при этом я не стал бы отрицать и большого авангардного вклада Адамовича и его лучшей ученицы Алексиевич в развитие прозы. Ведь эта белорусская традиция, которую Адамович называл «традицией сверхлитературы» — это и художественно очень интересно. Это полифония, такой мощный трагический хор разных голосов, где автор практически убирает себя из книги. Потому что он дает выговориться участникам. Адамович справедливо считал, что писать художественную прозу о кошмарах двадцатого века – кощунственно. Тут нельзя выдумывать. Тут надо давать правду, как она есть. И в этом смысле сверхлитература – литература, которая состоит из вот этих кровоточащих действительно содранной кожи и людских свидетельств – она требует от писателя огромного мужества и очень большого смирения. Абсолютно убрать собственный голос и дать говорить истории. В этом смысле вклад Алексиевич очень серьезен.

Комментарии

334

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

supalov 11 октября 2015 | 05:30

"Абсолютно убрать собственный голос?" Ну тогда это - магнитофон, а не писатель.


Mihail Bfg 11 октября 2015 | 10:06

Вся соль этой истории в том, что вчера её мнение никого не интересовало.


teterev 12 октября 2015 | 02:36

Mihail Bfg: Это не её персональное мнение. это мнение Людей, если хотите Человеков.истории. и в этом неприятии и в бесконечных разговорах о русской душе- чушь и истоки катастрофы россии


nikson7007 11 октября 2015 | 10:38

С каких это пор евреи принадлежат к русскому миру.То ,что человек знает русский и имеет российское гражданство-это ни о чем не говорит .Русский мир-это состояние души,гордость за своих предков.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

Vasily Vasiliev 29 октября 2015 | 10:18

"Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя — Феликс Дзержинский — "меч и пламя" пролетарской революции".
Светлана Алексиевич, очерк "Меч и пламя революции". Журнал Неман. №9 за 1977 год

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире