04 октября 2001
Z Интервью Все выпуски

Предстоящая премьера мюзикла «Норд-Ост».


Время выхода в эфир: 04 октября 2001, 16:08

4 октября 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Цекало, исполнительный продюсер мюзикла «Норд-Ост»
Эфир ведет Татьяна Пелипейко

Т.ПЕЛИПЕЙКО: Как Вас занесло в такие административные функции, не скучно ли Вам?
А.ЦЕКАЛО: Меня занесло северо-восточным ветром, он же норд-ост. Занесло, на самом деле, абсолютно случайно Нет, не случайно. В детстве у меня было несколько любимых книжек, и я же такой ребенок, еще из советской власти, поэтому «Библиотечка пионера» была прочитана от корки до корки, книжки вроде «Васек Трубачев и его команда», а также «Улица младшего сына» — это были важные книжки. Поэтому после истории про Володю Дубинина я пошел заниматься авиамоделированием во Дворце пионеров городском. А потом была прочитана книжка «Два капитана», а потом был просмотрен фильм «Два капитана», и, конечно, в летчики я не пошел, став взрослым человеком, потянуло на более сложную профессию, актерскую, не в обиду летчикам будет сказано, коих мы воспеваем у себя в мюзикле. А занесло случайно. Мой знакомый из города Киева, он же знакомый Георгия Васильева и Алексея Иващенко, сообщил мне, что ребята написали мюзикл и вроде бы они собирают команду для производства вышеупомянутого мюзикла «Норд-Ост». Я позвонил Васильеву и Иващенко, мы встретились и стали жить-поживать и проблем наживать. Они жили долго и умерли в один день
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Не пугайте. День когда, кстати?
А.ЦЕКАЛО: День премьеры 19 октября этого года, и с 19 октября 6 раз в неделю, за исключением понедельника, наше детище общее, всей команды большой, не мое — огромное количество людей работает Практически нанят театр, создан театр, и все цеха, свойственные театру, набраны для производства этого 4-5 миллионного проекта. Он очень дорогой, потому что делается по технологиям западным. Мы уже неоднократно про это говорили, но не устанем повторять это с гордостью: мы следуем всем технологиям западным.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: То есть, здесь уже не ваше авиамоделирование?
А.ЦЕКАЛО: Нет, здесь не наше авиамоделирование. Здесь самолет, который опускается на сцену, моделировался разными компаниями, насколько я знаю, там группа таких конструкторов-франкенштейнов работала, люди, одержимые другим совершенно авиамоделированием, и «Боинги» Хруничева Художник Зиновий Моргулин напридумывал, а они потом насоздавали.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: А Вы лично выходите на сцену?
А.ЦЕКАЛО: Я только на поклон, если позовут.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: А не хотелось? Оставаться за кулисами
А.ЦЕКАЛО: А вот не хотелось. Настолько мне было и сейчас есть и будет интересно работать в этой команде, что в данном случае никаких амбиций актерских не возникало и я сам с собой не боролся.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Вопрос, который задают довольно часто: а почему переименовали известнейшую книгу? Потому что когда вы какие-то другие детские книги называли, они, может быть, действительно отошли, но «Два капитана» — я Вас уверяю, в книжных магазинах я и сейчас вижу эту книжку. То есть ее, в общем, знают, ее даже, наверно, читают. Почему решили взять другое название, и каждый раз приходится объяснять, что это «Два капитана»?
А.ЦЕКАЛО: Во-первых, в истории мирового и отечественного кинематографа и театрального дела на практике существуют такие случаи, когда берется в основу произведение, ставшее практически классическим, и делается другое название. В каждом случае преследуются свои цели. Мы преследовали в определенной степени цель следующую. Мы хотели изобрести название, которое было универсальным на всех языках, именно поэтому возник «Норд-Ост». И странная история: в России пока нужно объяснять, что «Норд-Ост» — это «Два капитана», а когда разговариваешь с какими-то людьми, связанными с Уэст-Эндом или с Бродвеем, — они не знают все равно «Двух капитанов», поэтому мы говорим, что «Норд-Ост», и они понимают, что норд-ост — это северо-восточный ветер.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Это что-то, связанное, как минимум, с 
А.ЦЕКАЛО: Да, приключения, путешествия, романтика — это туда, поскольку это абсолютно мюзикловая история. Я не думаю, что это так сильно кому-то будет мешать воспринимать это произведение.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Значит ли это, что вы уже собираетесь ехать с гастролями?
А.ЦЕКАЛО: Нет, мы вообще не делаем культа из заграницы, мы просто использовали технологию и все. А заграница Во-первых, мы не собираемся ехать на гастроли, потому что мы не сможем, даже если захотим. Это стационарный мюзикл.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: То есть, каждый раз, если где-то ставить еще, то надо ставить на месте?
А.ЦЕКАЛО: Да, нужно продавать лицензию и ставить там, на месте. Мюзикл стационарный, у нас декорации вмонтированы в фундамент здания, их при всем желании невозможно
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Где это, кстати, территориально будет?
А.ЦЕКАЛО: Территориально это будет, официальный адрес: улица Мельникова, дом 7. Это бывший ДК завода «Московский подшипник», то есть это и сейчас ДК завода «Московский подшипник», ныне называемый Театральный центр на Дубровке, поскольку там улица Дубровка и Мельникова, на углу этих двух улиц Театральный центр находится. Несмотря на то, что это район Пролетарки, и Театральный центр, и Дубровка, и такая в этом есть некая допотопность, это не то, что Театр Наций сейчас отбивка должна была бы быть, — или филиал МХАТа, или еще что-то
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Вы так говорите, как будто вы зрителей разделяете.
А.ЦЕКАЛО: А я не договорил мысль. Я говорю, несмотря на то, что это не какой-то на Тверской, не центральный, этот зал на сегодняшний день самый оснащенный в Москве, потому что очень много денег вложено в свет, в звук, в оборудование театральное, поэтому мы совершенно не комплексуем на эту тему.

Т.ПЕЛИПЕЙКО: У нас уже идут вопросы на пейджер. Раз мы заговорили об адресе, вопросы сваливаются о том, когда начнут продавать билеты, какой разрыв цен на билеты
А.ЦЕКАЛО: Билеты продаются с июня этого года. Билеты можно купить я могу назвать телефон нашего колл-центра?
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Называйте.
А.ЦЕКАЛО: Билеты сейчас продаются везде, где они продаются. Во-первых, это в нашем офисе можно заказать по телефону 784-77-87, второе, можно заказать в режиме онлайн. Войдя в www.nordost.ru, можно сделать заказ посредством Интернета. Билеты продаются во всех кассах МДТЗК, театрально-зрелищные кассы, и во всяческих организациях билетных типа партер.ру, билетик.ру, контрамарка.ру и т.д., во всех магазинах «Союз» продаются билеты в общем, они продаются. Стоимость билета от одного доллара до 30. Или от 30 рублей до 900 рублей.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: А как зал? Не очень знаешь, если купить билет за 30 рублей, что-то будет видно? Слышно понятно, но там, наверно, и зрелище важно.
А.ЦЕКАЛО: Вообще, это достаточно намоленный театральный зал, потому что эта площадка была
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Но когда Вы говорите, что вы его перестроили сплошняком, то уже не представляешь, что там будет.
А.ЦЕКАЛО: Нет, мы не перестроили — мы его благоустроили. В этом зале играли спектакли Театра на Таганке еще во времена Юрия Любимова, в этом зале игрались антрепризные спектакли, я сам там не играл, но репетировал, когда работал в антрепризе у Тиграна Кеосаяна. Там прекрасный зал на 1160 мест, огромная сцена, очень большая сцена, и она сейчас оснащена новым поворотным кругом, оркестровой ямой, где будет размещаться наш оркестр в составе 32 человек, поэтому место это замечательное. В этом здании никогда не было никаких ночных клубов ничего такого порочащего светлый образ социально-культурного заведения, поэтому мы только сейчас его приведем в порядок, и оно зацветет и зарастет. И вообще инфраструктура этого места, я думаю, будет очень сильно оживлена.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Оркестр — то есть это никакие не фонограммы в аккомпанементе, все живое?
А.ЦЕКАЛО: Нет, мюзикл это мюзикл, это когда живой оркестр, 30 актеров взрослых, 40 детей
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Но это же безумие 40 детей организовать!
А.ЦЕКАЛО: Вообще все это безумие, и мне страшно оглядываться назад. Многие, думаю, указательным пальцем вертят у виска, поглядывая в нашу сторону, потому что не очень благодарное это дело, и я думаю, многие будут ждать, когда мы оступимся. Но хочу, наверно, их очень сильно и больно разочаровать: этого не произойдет, потому что мы последовательные последователи западной технологии, при этом применяем ее к русской литературе.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Что это такое западная технология? Чем она отличается вообще от любой технологии?
А.ЦЕКАЛО: Могу сказать, не обременяя вас техническими подробностями. Например, согласно западной технологии, актеры поют у них микрофоны вмонтированы, приклеены в волосы или где-то спрятаны в голове, и не в этом технология. У нас обычно, когда мы приходим в зал, мы звук слышим из динамиков, из колонок, слева и справа. По настоящей мюзикловой технологии звук должен идти изо рта. Вот человек говорит — отсюда и должен идти звуковой поток силовой. Часть технологии — это правильная настройка звука, часть технологии — это правильный свет, это правильное качество звука, это понятие тим-билдинга среди актеров, как сделать, чтобы это была одна семья. Мы детей отправляли в пионерский лагерь всех вместе, они там репетировали, жили вместе.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Как отбирали исполнителей детей и взрослых тоже? Это труппа, созданная под спектакль специально?
А.ЦЕКАЛО: Жестокие военные кастинги, в течение года отсмотрено боле 1000 человек, в прямом и в переносном смысле отобраны лучшие актеры московские. И совершенно замечательные детки у нас, которых мы учили, которые стали лучше учиться в школе, после того, как они пришли к нам в студию, мы практически создали детскую студию И вообще весь этот проект конечно, я не могу не хвалить проект, в котором участвую, но он производит впечатление отечественного экологически чистого продукта. И мы гордимся тем, что «бороться и искать, найти и не сдаваться», что русский герой, может быть, не совсем правильный, что мы воспеваем русского героя, мы гордимся тем, что это мюзикл патриотический, что он не калька, не переводной, ниоткуда не завезенный, он написан русскоязычными людьми для русскоязычных людей.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Что мне любопытно, поскольку практически до сих пор никаких аудиозаписей не выходит наружу, но я знаю творчество Иващенко и Васильева, с другой стороны, и как эта достаточно камерная манера вдруг трансформировалась в мюзикл — любопытно страшно
А.ЦЕКАЛО: На самом деле, я за последние лет, наверно, 13-14 в общем занимался написанием музыки и занимался изучением мюзиклов, и в моих планах были какие-то мюзикловые иллюзии или фантазии, но если это для кого-то будет доказательством, что это действительно замечательная музыка
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Нет, не в порядке доказательства, а очень интригует.
А.ЦЕКАЛО: Доказывать ничего не нужно, лучше всего прийти, я вам могу сказать, что у нас сейчас идут превью спектаклей, идут прогоны. И некоторые очень циничные мои друзья, циничные по отношению вообще к жизни, не только к искусству, к театру, попавшие на прогоны, выходили с глазами, которые были увлажнены слезами, и я слышал от них слова, которые я от них и они сами, наверно, от себя давно уже не слышали, — настолько это на них произвело впечатление. Даже те фрагменты, которые они видели, а видели они не полностью, еще не готов материал, и я абсолютно уверен, что это то, чего не хватает зрителю, вот что самое главное.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: А давайте напрямую со зрителем поговорим. Уже звонки есть. Алло, добрый день.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Вячеслав меня зовут. У меня вопрос к Александру. Если я ничего не путаю, то это не первый продюсерский его проект, в котором он участвует. И в связи с этим вот какой вопрос. Занят ли в этом проекте каким-либо образом Игорь Крутой, композитор?
А.ЦЕКАЛО: Игорь Крутой в этом проекте не занят, но, насколько я знаю, я боюсь, что я выдам какой-нибудь секрет, тогда меня Игорь Яковлевич простит, Игорь Яковлевич трудится над произведением, которое является по жанру своему мюзиклом. Какое произведение — я не скажу пока, поскольку не уполномочен, и не имею, может быть, пока, на сегодняшний день к этому проекту никакого отношения.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Следующий звонок
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Алексей. А зрителей с фамилией Татаринов будут бесплатно пускать?
А.ЦЕКАЛО: Кстати, очень хорошая мысль, я озадачу наших пиар-менеджеров.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Но тогда еще и девушек. Девушек многовато наберется.
А.ЦЕКАЛО: Думаю, мы предварительно справимся, сколько в Москве Татариновых, и потом решим, на сколько мы будем гулять. Но спасибо, вы меня сейчас не то чтобы поддели, но застали врасплох, это очень хорошая идея.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Я почему-то подозреваю, что позвонивший нам не иначе как носит такую фамилию.
А.ЦЕКАЛО: Я боюсь, что Георгий Васильев тогда отшутится, сказав, что незваный гость хуже Татаринова.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Еще звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Да  простит меня Цекало, но кто нас убережет от самопальщиков от искусства? Сделали по технологии, но самопальщики тоже джинсы американские, а самопальщики наши. И вы, ребята с «Эха Москвы», тоже замучили этим самолетом
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Вопрос более чем философский, но все-таки технология важна или руки?
А.ЦЕКАЛО: Действительно, от самопальщиков нас никто не убережет, но я с удовольствием, если встречу где-нибудь самопальщиков, я им это передам. Мы же два года занимаемся производством мюзикла, который будет идти 2,5 часа, поэтому смею вас уверить, что у нас работает высокопрофессиональная команда. Если же вы имели в виду отсутствие консерваторского образования у композиторов и авторов либретто — поверьте мне, что не всегда это является главным. Марк Бернес не был вокалистом и не обладал голосом Паваротти, но меня совершенно не трогают наши известные мировые теноры, а голос Марка Бернеса всегда вводил в чувство какого-то смятения, хотелось или плакать, или радоваться. Так что вы немножко чрезмерно агрессивны просто.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Забыли мы пейджер. А пейджер спрашивает такую вещь: «Есть ли возможность городским транспортом доехать до этого театра?»
А.ЦЕКАЛО: Да. Есть возможность доехать городским транспортом, это всего лишь одна троллейбусная остановка от метро «Пролетарская».
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Пешочком можно.
А.ЦЕКАЛО: Пешком пройти вообще 5 минут, будут указатели, все будет понятно, остановка будет назваться «Норд-Ост», поэтому никто не перепутает. Или три остановки троллейбуса от Таганки. Также будет ходить маршрутное такси «Норд-Ост» — также от метро «Пролетарская».
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Вопрос от Ольги: «Аудиоверсии спектакля есть ли уже и когда ждать?»
А.ЦЕКАЛО: Аудиоверсия будет, наверно, к Новому году. Будет, наверно, выпущен сингл, по арии из каждого акта или «Избранное». И вообще, также следуя технологии, это будет растянуто на год: будут сначала выпущены отдельные арии, потом «Избранное», потом полная версия, потом версия лайф, потом симфоническая версия, инструментальная
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Далее везде?
А.ЦЕКАЛО: Да.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Тут вопрос: «А как будете поступать с Ромашовыми среди зрителей?»
А.ЦЕКАЛО: С Ромашовыми тему закрываем сразу. С Ромашовыми, с Кораблевыми и с другими героями мы тогда закрываем. Татариновы мы подумаем, как с ними поступить.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: И помимо аудиоверсии что-то еще. А книжку почему не продавать? А какие-то сувениры будут ли?
А.ЦЕКАЛО: Права на продажу книжки принадлежат не нам. Возможно, мы договоримся с издательством, которое владеет правами, о том, что мы сделаем свою суперобложку, и мы у них, может быть, будем брать на реализацию.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Освежить в памяти, может быть, захочется после этого.
А.ЦЕКАЛО: Я думаю, что захочется. Вообще, если говорить об аксессуарах, будет определенный набор. У нас будут и буклеты, и кружки, и фляжки — там целый будет набор, он готовится. Видимо, он не сразу появится 19 октября, но последовательно мы будем добирать.
Т.ПЕЛИПЕЙКО: Михаил уже интересуется, а что там еще, кроме самолета, но, Михаил, я боюсь, что у нас уже времени нет это рассказать.
А.ЦЕКАЛО: Вы лучше приходите посмотреть. Билет в Парке Горького на ржавые качели я недавно был стоит 250 рублей, а у нас на мюзикле есть билеты по 30 рублей. Я думаю, что три минуты на ржавых качелях и три часа на спектакле это вполне сравнимые и доступные вещи.


Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире