28 сентября 2001
Z Интервью Все выпуски

Тенденция к снижению мировых цен на нефть и связанная с этим опасность для российского бюджета 2002 г.; возможный кризис в мировой экономике


Время выхода в эфир: 28 сентября 2001, 15:08

28 сентября 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Александр Лившиц, заместитель гендиректора компании «Русский алюминий».
Ведущий эфира Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН Добрый день!
А. ЛИВШИЦ Здравствуйте!
С. БУНТМАН — Только что приняли бюджет в первом чтении. Бюджет в том виде, в котором сейчас есть, с запланированными допдоходами, как вы считаете, он действенен в перспективе?
А. ЛИВШИЦ Прежде всего, хотел отметить, что факт принятия отраден. Судьба бюджетов известна любые проблемы на первом чтении чреваты тем, что экономика и финансы кончаются, начинается политика, судьба правительства, ГД. Приняли и слава Богу, и очень хорошо. Что могу сказать про этот бюджет? В общем-то, могут только повторить, что говорил несколько месяцев назад на «Эхе» же это напряженный бюджет. Надо будет очень постараться, чтобы его выполнить. И я приведу, по крайней мере, 4 аргумента, 4 риска при выполнении бюджета. Первый были налоговые новации, снижение налога на прибыль, другие перемены в налогах. Правительство говорит, что мы все вычислили, все будет хорошо. Но будет ли хорошо, всегда знает только жизнь. Вот когда доходы подойдут, тогда будет ясно, хорошо или нет. Это обычный риск, связанный с налоговыми изменениями, в любой стране есть риск недобрать. Риск 2 это то, о чем вы только что сказали, что накануне первого чтения добавили 127 млрд. в расходы. Это прилично, это 4 примерно, даже чуть больше 4 млрд. долларов. Эти деньги надо еще собрать. Риск 3, пока незамеченный. Министр финансов Кудрин говорил о том, что в бюджете заложена собираемость налогов на уровне 91%. 91% — это колоссальная цифра, это уровень развитых стран мира с развитыми налоговыми системами и с добропорядочными налогоплательщиками. 91% — это Канада, я недавно оттуда вернулся
С. БУНТМАН — А почему Канада?
А. ЛИВШИЦ Я просто там был в командировке, рассказывал им про налоги, они очень живо интересуются. Я спрашивал у вас какая собираемость? У нас 90%, и мы очень горды. У нас 91%. Т.е. иными словами, думать, что если будет где-то недобор, можно добрать собираемостью, да еще и там Там потолок. И последний момент это цены на нефть. То, что сейчас мы видим на рынке по тем оценкам, которые мне доступны, по тем консультациям, которые мне приходится проводить, показывают, что эта тенденция длительная. Т.е. иными словами, в обозримой перспективе нефтяные цены не вернутся на высокие отметки. Что в сумме все эти 4 риска означают? Это напряженный бюджет, выполнимый пока бюджет. Но это такой бюджет, так, на грани. В любом случае, это не бюджетная ситуация прошлых лет, когда все выполнялось, перевыполнялось. Надо будет много поработать, чтобы его выполнить.
С. БУНТМАН — Какая у нас собираемость налогов последняя была?
А. ЛИВШИЦ Была то ли 85%, где-то на этом уровне, 85-86%.
С. БУНТМАН — Т.е. вот эти примерно 5%, за счет чего, за счет повышения сознательности? Или за счет того, что заработают налоговые реформы?
А. ЛИВШИЦ Это за счет того, что мы называем налоговое администрирование. Т.е. это что за процент? Это реально собираемые к запланированным, в соответствии с законами. Есть налоговый закон, надо собрать 100 рублей, но по разным причинам недобор. Кстати, в любых странах есть недобор. Чем больше недобор, тем хуже это администрирование сбором налогов. Вот цифра 91%, она, это просто очень высока.
С. БУНТМАН — Посмотрим, вроде бы все в своих руках, во всяком случае, внутри страны, кажется так. А то, что касается нефти, это не в своих руках, во всемирных. И как низко может пасть цена на нефть?
А. ЛИВШИЦ Сейчас это никто сказать не может. Позиция нашего правительства в том, чтобы поддержать ОПЕК в удержании коридора 22-28 долларов за баррель со средней ценой 25. Конечно, это устойчивая, стабильная цена, для нас очень выгодная, о чем мы можем говорить. Но судя по всему, этот коридор, может, и останется как минимальные, максимальные планки, но он поедет вниз. Как далеко, предсказать никто не может. Думаю, что в борьбе с терроризмом каждому свой вклад предопределен. Один войска посылает, другой базы дает, третий цены не повышает нефтяные. Поэтому ОПЕК заплатить придется, и возможно, это будет коридор, верхняя граница которого может быть 23-24, соответственно, средняя цена от 20 до 22 долларов. Судя по прогнозам, будет именно так.
С. БУНТМАН — Еще есть одна вещь общее снижение уровня экономики, деловой активности. Мы все выучили хотя бы название всевозможных индексов. Как вы считаете, сейчас пока без развития, односложно, входит еще после терактов в затяжной кризис экономика мировая, или здесь будут более разнообразные явления?
А. ЛИВШИЦ Думаю, что к концу года американская экономика начнет восстанавливаться, и вместе с ней и вся остальная.
НОВОСТИ.
С. БУНТМАН — К концу года, вы говорите, что оживится экономика США.
А. ЛИВШИЦ Есть такие прогнозы.
С. БУНТМАН — А с чем они связаны? Это просто уже какие-то есть явственные к тому предпосылки?
А. ЛИВШИЦ Понимаете, ведь экономически проблемы в США начались до взрывов. Взрывы, конечно, ситуацию ухудшили, поэтому те прогнозы, которые говорили, что все восстановится, скажем, к октябрю-ноябрю, их просто протянули подальше, может, на декабрь-январь. Т.е. несчастье американцев просто замедлило восстановление, не более того. Вдобавок, падения были неодинаковые. Понятно, что упали авиакомпании, страхование, многое другое. Но были отрасли, которые одновременно росли. Тем более, что падения были значительными, и рынок отыгрывает назад, т.к. это мощная экономика, и она, конечно, оживет и придет в себя, тем более, в общей сложности федеральное правительство США намерено потратить около 100 млрд. долларов для того, чтобы поддержать и страховщиков, и авиакомпании, и военных.
С. БУНТМАН — Американскому бюджету хватает, судя по всему, денег, чтобы поддержать и компании, и направить 40 с лишним млрд. долларов на цели обеспечения операции. Нашей немощной экономике весьма возможно, придется тоже потратить какие-то деньги на обеспечение борьбы с террором и хотя бы безопасности страны. Ведь где угодно может грянуть, и нам тоже надо принимать какие-то меры.
А. ЛИВШИЦ Я сторонник деполитизации такого рода ситуаций. Что я имею в виду? Бюджет наш, слава Богу, сейчас нет войны ветвей власти, как в 90-е. Если не дай Бог, в мире что-то произойдет, что будет угрожать России или еще что-то случиться, в наших силах вернуться к бюджету, изменить распределение по статьям, или найти какие-то дополнительные источники доходов. Поэтому тут не надо делать трагедии. Будут назревать проблемы будем их решать
С. БУНТМАН — А не наоборот? Делать трагедию и панику, когда вот грянет, надо будет быстро перераспределять. Может быть, лучше запланировать что-то?
А. ЛИВШИЦ Может быть. Мне очень трудно судить. Я не считаю себя специалистом по безопасности, много ли дали денег в этом году, нет ли. Сказать очень сложно. По военным статьям, самое отрадное, что наконец-то стали финансировать военную реформу.
С. БУНТМАН — Насколько я знаю, увеличили расходы на военную реформу?
А. ЛИВШИЦ Да.
С. БУНТМАН — Причем значительно.
А. ЛИВШИЦ Это очень важно, потому что законы приняты такие, что и для производства новых видов оружия, и для сокращения, просто без бюджета нет реформы, в отличие от кое-каких других реформ. Скажем, реформа естественных монополий идет за счет граждан и самих естественных монополий, а военная без бюджета никуда.
С. БУНТМАН — Но есть еще одна вещь. По той же военной реформе увеличили достаточно серьезно. Но вдруг что и вот это в рамках тоже военных расходов будет, расходы на силовые министерства, спецслужбы. Вдруг что более плотное участие, помощь Северному альянсу или завершение в кавычках операции в Чечне. Урежут, прежде всего, другие статьи военные, и ту же реформу могут подкосить под корень. Не лучше ли запланировать?
А. ЛИВШИЦ Знаете, когда бюджет принят в первом чтении Хотя в принципе, вы правы. Как раз перед вторым-то это все и делается. Первое чтение это самые крупные параметры, а потом можно делить между статьями. Вы знаете, мне приходилось иметь дело с бюджетами. Любой бюджет это влажное полотенце: можно отжать, любой.
С. БУНТМАН — Как реклама «Ридерс Дайджест»: все журналы берут, воду выливают, и получается такой. Можно. У нас есть несколько вопросов общего характера. Очень смешной один, от Александра: «Могут ли наши спецслужбы провести акцию в мире, которая позволила бы не падать мировым ценам на нефть?»
А. ЛИВШИЦ Это просто началось такое небольшое поражение сознания. Сплошные акции, крутые невероятные, почему бы нам это не сделать? Понимаете, нам не надо, чтобы цена на нефть росла. Любой нефтяник скажет: нам надо, чтобы она была сравнительно постоянная, чтобы можно было предсказать ее изменение. Всякий раз, когда цена на нефть зашкаливает за 30, как бывало, нефтяной сектор всего мира трясет, потому что они понимают, что этого быть не может, она куда-то упадет, куда, до каких пор и т.д.
С. БУНТМАН — Начинают какие-то неадекватные принимать действия?
А. ЛИВШИЦ Конечно.
С. БУНТМАН — Сергей из Питера спрашивает, а на акции нефтяных компаний, например, российских, которые достаточно мощные, или я не прав?
А. ЛИВШИЦ Фондовый рынок у нас достаточно слабенький. Последние данные, что я просто помню на память из компьютера, то, что видел утром, вроде бы там пока выраженных падений нет по акциям наших нефтяных компаний.
С. БУНТМАН — Это не связанные тенденции?
А. ЛИВШИЦ Они связаны, но рынок всегда реакционен. Не факт, что сразу начнется падение акций, если есть снижение цен.
С. БУНТМАН — Скажите, насколько должен подешеветь доллар, чтобы цены на рынке стали ниже, спрашивает Юля.
А. ЛИВШИЦ Доллар здесь, честно говоря, ни при чем. Цены на рынке какие, в России?
С. БУНТМАН Думаю, да.
А. ЛИВШИЦ Нет, доллар здесь не при чем. Здесь инфляция всегда рукотворна. Есть многие экономические беды, которые похожи на землетрясение, цунами люди ничего сделать не могут, а инфляцию же творят люди. Если в будущем году вот так же будут своевольничать естественные монополисты, если будут действовать другие факторы, которые есть в этом году, то опять сорвут прогноз инфляции. Чего бы, кстати, очень не хотелось. Потому что ведь как получается? Уже несколько лет подряд правительство говорит будет такая инфляция, а она больше. Второй год подходит то же самое. И уже не только компании, уже обычные люди, когда слышат прогноз, они чуть набавляют в уме, правда? Уже привыкли. Вот эта привычка для экономики очень вредная. Это неприятный вид инфляционных ожиданий. Люди планируют покупки в расчете на то, что цены вырастут больше, и т.д. Поэтому думаю, что 2002 год, самое удачное, чтобы впервые за последние годы наши власти выполнили твердо свой прогноз. Вот, они обещают 10-12%, по проценту в месяц инфляции в будущем году, вот, будьте любезны.
С. БУНТМАН — Виктор спрашивает: «Скажите, что у нас с неплатежами?»
А. ЛИВШИЦ Неплатежи потихоньку сокращаются, судя по официальной статистике. Это очень приятно.
С. БУНТМАН — Не будет ли повтора прежней зимы? Тоже Виктор спрашивает.
А. ЛИВШИЦ Понимаете, мы можем об этих вещах судить только по тому, что нам сообщают. Нам сообщают запасы топлива в норме. Нам сообщают, что все идет хорошо, что эшелоны с мазутом движутся на электростанции, чтобы они нормально работали. Правда, примерно то же сообщали и год назад. Поэтому я каждому пожелаю того, что желают граждане России испокон века главное, зиму пережить, а там видно будет. Так ведь говорят?
С. БУНТМАН — Ну, да. Скажите, сейчас стало известно, что у нас повысился размер золотого запаса, это могло бы повлиять на понижение цен, спрашивает Марина Ивановна?
А. ЛИВШИЦ Это практически не связано никак. Валютные запасы Центробанка предназначены для того, чтобы регулировать валютный рынок или просто грозить рынку, нависать над ним тенью громадной, или даже тратить частично эти доллары для того, чтобы поддержать стабильным валютный курс. Но с помощью резервов инфляцию не снизишь.
С. БУНТМАН — Здесь еще одна перед нами, тень или пугало стоит 2003 год, связанный с очень серьезными выплатами российских долгов. В связи с этим, бюджет у нас рациональный?
А. ЛИВШИЦ Споры об этом идут постоянно. Я недавно по роду деятельности участвовал в нескольких спорах, и, в общем, очень такое развитое мнение, и профессиональные экономисты так говорят, что вот, надо добиваться опять реструктуризации и т.д. Конечно, жалко отдавать. Ведь каждое, что отдаем по долгу, все могло бы людям перейти, правда? Отказаться платить долги невозможно взяли обязательства, задолжали, значит, надо выплачивать. Я не думаю, что реструктуризация правильный выход, потому что она не бесплатная. Рассрочки, послабления, отсрочки и прочее к вашему сведению, за каждый день надо еще платить. Такие там правила. Т.е. когда ты выходишь из этой реструктуризации, у тебя долга больше, чем до того. Уж лучше отмучиться и заплатить. Возобновление переговоров о каких-то частичных списаниях, оттяжках это все целиком и полностью связано с состоянием бюджета. Если хуже не будет, т.е. цена на нефть не уйдет за 20, тем более, за 18, то в принципе, посильно выплатить и отмучиться, наконец.
С. БУНТМАН — Вот, Филипп спрашивает: «Подорожание пассажирских перевозок это цунами или рукотворное дело? Можно ли этого как-то избежать?»
А. ЛИВШИЦ Это зависит от того, кто отвечает на вопрос. Железнодорожники точно скажут, что это цунами, потому что есть перекрестное субсидирование, и цены на пассажирские перевозки искусственно на билеты низкие изпокон веку. Приходится задирать на грузовые, а грузовые значит душить производство. И т.д. А пассажир скажет рукотворное, кто повышал-то? Я сторонник того, позиция даже банальная перед тем, как повышать что-нибудь, вот покажите, куда вы деньги деваете. Еще раз просим все слезно. Вот, надо туда, туда и туда на СМИ, на стадион, на футбол. Хотя в футбол «Локомотив» играет хорошо. Может быть, и тот, кто ездит на поезде, вот этот Филипп, если ему задать вопрос билет дороже или без «Локомотива», вот как?
С. БУНТМАН — Вот такая прозрачность. Для меня убедительно было бы ну, «Локомотиву» дам еще что-нибудь
А. ЛИВШИЦ Путь бегают и побеждают «Рому» в следующий раз.
С. БУНТМАН — А другой скажет, а давайте А как это можно, механизм? Вот нам открыли все, а как может быть решение и кем, что целесообразно или нет повышать тариф?
А. ЛИВШИЦ С железной дорогой все проще, она на 100% государственная. С частной ничего не сделаешь. Ну, частная компания продает дороже, не хочешь не бери. Логично, кто ему указ? А здесь нет ни одного частного рубля по идее, все государственное. Наверное, государству хорошо бы иметь механизм, вот это все вывернуть наизнанку, поспрошать, проверить, правда? Это настолько старая история.
С. БУНТМАН — А есть такие механизмы, например, во Франции, где государственная железная дорога?
А. ЛИВШИЦ Да, есть.
С. БУНТМАН — Спасибо! Мы ждем вас, я так думаю, к середине октября. Будет, что рассказать. Нашим гостем был Александр Лившиц, заместитель гендиректора компании «Русский алюминий».


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире